Хелл. Приключения наемницы

Елена Звездная
Хелл. Приключения наемницы

– Ну, не злись, – Стилет бесстыдно издевался, – я же не виноват, что это именно у тебя два метра роста и груда железных мышц. Не, ну серьезно, Бес, будь у меня хоть часть твоих возможностей, я бы понес эту мокрую курицу сам.

Бес только зарычал в ответ, прекрасно зная, что Стилет равен ему по силе, несмотря на худощавое тело и рост чуть выше среднего, но друг всегда перекладывал на него тяжелую работу, мотивируя это отсутствием собственной груды мышц.

– Стилет, прекрати, а то меня понесешь, я, между прочим, тоже устала. – Хелл знала, что, если перепалку не остановить, все закончится мордобоем, а ждать, пока друзья перебесятся, ей не хотелось. – Лучше объясни, что вы в реке полночи делали.

– Да все из-за этой леди, – хмуро ответил Стилет, – она же визжала как бешеная, меня чуть не покусала, и даже в подвале таверны не собиралась вести себя тихо, а знаешь ли, привлекать внимание стаи злых, ищущих нас вампиров не хотелось. Пришлось пойти на кардинальные меры: в воде и температура тела меняется, и стук сердца не слышен. Над нами раз двадцать пролетали и, как видишь, не нашли.

– Мм, – Хелл задумчиво посмотрела на все еще мокрого друга, – слушай, а усыпить ее вы не догадались?

И тут же пожалела о своих словах, потому что на всем ходу врезалась в резко остановившегося Беса. Тот, не обратив внимания на дорожный инцидент, медленно обернулся, гневно глядя на невинно улыбающегося командира:

– Знаешь, Стилет, я тебя за твои гениальные идеи в следующий раз сам утоплю.

Через пять дней боевая пятерка, знаменитая «Рука Хаоса», мирно обсуждала результаты исполнения заказа.

– Итак, тысяча на Денеране, это почти один золотой в Трех Мирах. Итого мы имеем двенадцать тысяч за леди Виору, хорошо, что уже избавились от этой истерички, – вслух подсчитывал Дейв. – Сто семьдесят тысяч за сердце короля оборотней Ларроша, которое Хелли случайным, кстати, образом обнаружила в подвале вампирского замка, – при этих словах Хелл хитро улыбнулась, – и пятьдесят шесть тысяч, полученных от наследника короля Тахира, принца, то есть теперь уже короля…

– Винсента, – прервала его Алекса томным голосом и мечтательно улыбнулась. – Ах, Хелли, если бы ты только его видела, я, кажется, влюбилась впервые в жизни. Он такой юный, но уже очень опытный, мужественный и умный. Винсент будет прекрасным королем.

– Ага, влюбилась ты, как же, у тебя на каждой планете Трех Миров по вот такому любимому, – с неодобрением заметил Дейв. – Все переговоры сорвала со своей любовью, я с него за жизнь дядюшки мог бы в два раза больше содрать!

– Хватит, Дейв. – Благодушно настроенный после жареного поросенка Бес не любил, когда друзья начинали ссориться из-за денег.

Алекса показала Дейву язык и, повернувшись к Хелл, продолжила:

– У него три родинки в виде треугольничка на бедре, и должна признаться, они сводили меня с ума значительно больше, чем тот бред, который он не останавливаясь нес про мою красоту и то, как важно ему избавиться от короля. – Девушка с тоской посмотрела в окно, на развалины некогда грозного замка. – Жаль, что приходится уезжать так быстро.

Друзья только иронично улыбнулись: на каждом задании Алекса умудрялась влюбиться окончательно и бесповоротно и уже к следующему делу умудрялась влюбиться снова, совершенно забыв о прежнем воздыхателе.

– И все же, Хелл, как ты нашла сердце Ларроша? – Дейв, который прибыл с Алексой только утром, еще не знал всех подробностей, и его любопытство усиливалось с каждым брошенным на разрушенный замок взглядом.

– Да все просто, – устало ответила Хелл, – мы должны были убить посланника, когда он будет везти камень из замка вампиров Селейма, но так как посланник оказался высшим вампиром, пришлось корректировать план на ходу, сам знаешь, что в открытом бою при нападении, например в лесу, он порвал бы нас на мелкие тряпочки. Самое интересное, что «поймали» меня в ту самую ловушку, в которую три сотни лет назад бросили короля оборотней, и медальон с камнем подчинения (именно он по легенде позволял управлять оборотнями) так и лежал на шее уже давно высохшего скелета.

– По легенде? – задумчиво спросил Стилет. – Но ведь оборотни после взрыва все же разбежались из замка, значит, до этого момента их как раз заставлял служить вампирам медальон. Какой там был заказ у императора?

– Кажется, постараться убить посланника и непременно доставить медальон. – Алекса наконец очнулась от сладких воспоминаний.

– Ранин мне в глотку, – вскочил Бес, – вы представляете, какую власть император Гениона получит вместе с этим артефактом?

– Никакой, – улыбнулась Хелл и, сняв медальон с шеи, положила его на стол так, чтобы друзья в лучах солнца увидели огромную трещину, расколовшую камень. – В договоре с императором Гениона четко прописана смерть посланника и то, что мы должны доставить ему реликвию, про сохранность медальона в рабочем состоянии в контракте не написано.

– Да уж, – с хитрой усмешкой произнес Стилет, – кому бы мы ни служили, ты всегда соблюдаешь интересы императора Земли.

– Кстати, об интересах. – Дейв оторвался от бухгалтерских записей. – Заказ мы выполнили, кто сходит к вампирам за деньгами?

Третий клан Денерана, клан Торси, принимал беженцев из Селейма. Раненые вампиры прилетели под утро, многие умерли по дороге. Почти весь клан погиб в стенах замка, перебитый обозленными крестьянами. Несколько ночей чудом спасшиеся все прибывали в клановый замок Торси. Вар Аррадин, прилетевший спустя пять дней после падения клана Селейма, сидел в кабинете главы клана Торси, знаменитого Сантьяго Шерли. Он в третий раз с подробностями рассказывал о происшедшем и с каждым разом чувствовал, как растет презрение Сантьяго.

– Итого, лорд Вар, мы вынуждены констатировать тот факт, что в Селейме вампиров больше нет. Имеется ли возможность восстановить замок?

– К сожалению, нет. – Вар Аррадин устало откинулся в кресле. – Крестьяне уничтожили его, а то, что осталось, растащили по деревням для постройки сараев и амбаров.

Сантьяго Шерли передернуло от отвращения, он не понимал, как можно использовать камни тысячелетних замков для постройки свинарников и зернохранилищ. Это звучало столь кощунственно, что он не хотел верить услышанному.

Глава клана Торси поднялся и, встав лицом к окну, повернулся к Вар Аррадину спиной как к недостойному и слабейшему, что выражало крайнюю степень презрения. Вар не осуждал его поведения, он понимал, что, случись такое с кланом Торси, он не стал бы даже разговаривать с Сантьяго. И все же именно в этот момент подумал, что уязвимее всего вампиры становятся, когда презирают врага, ведь быть готовым к атаке со стороны презираемого для вампира постыдно! Знала ли Хелл об этом? Ожидала ли такой реакции, намеренно угодив в ловушку? Понимала ли, что только вызвав презрение высшего вампира, сможет подобраться к нему настолько близко, что появится возможность его убить? Этого Вар Аррадин не ведал, но уже начинал понимать, почему потерпел поражение.

В дверь постучали, вошел стражник с таким ошеломленным выражением лица, что Сантьяго Шерли даже не обратил внимания на отсутствие ритуального поклона.

– Господин, – дрожащим голосом с трудом проговорил страж, – там пришли наемники, они требуют оплаты за жизнь короля Тахира, его убили еще два дня назад.

Сантьяго Шерли несколько минут не мог выговорить ни слова, и только Вар Аррадин со стоном уронил голову на сложенные на столе руки.

– Да как они смеют являться сюда за оплатой! – Голос лорда Сантьяго зазвенел от гнева. – Я не отвечаю за опрометчивые действия главы бывшего клана Селейма!

– Ддда, – стражник с трудом попытался продолжить, – но они заявляют, что у них договор о найме, подписанный двенадцатью старейшинами, а такой договор имеет силу при обращении за расплатой в любой клан.

Сантьяго Шерли в немом изумлении посмотрел на Вар Аррадина, тот только застонал в ответ.

– Вызови главу старейшин клана Торси, пусть выплатит им всю сумму. – И уже в спину уходящему стражу Сантьяго закричал голосом, полным бессильных ярости и страха: – Не пускать их в замок! И к стенам крепости не подпускать! Заплатите больше положенного, но не пускайте в мой клановый замок! И не смейте их обижать, особенно девчонку! Чтобы слова плохого не было произнесено! И не пускать, не пускать их к замку!

Глава 2
Желание

Желание. Сильное, непреодолимое, навязчивое желание сжирало его душу. Он вышел, пошатываясь и стараясь не привлекать внимания. Улица, свет фонарей и они, такие сладкие и такие желанные. Женщины молодые и старые манили его, разжигали страсть, и он понимал, что удерживаться больше не может. Смотрел по сторонам, подыскивая ту, которая сегодня будет кричать в его руках.

Вот высокая рыжеволосая бестия, идет словно по узкой жердочке, отчаянно вихляя бедрами. Хьяр почувствовал, как пересохло в горле и руки стали липкими и потными. Он хотел эту рыжую тварь, но она была не одна, слишком опасно, слишком. Перевел взгляд на другую сторону улицы и заметил девочку лет двенадцати. Маленькая дрянь, сегодня он проучит ее, заставит умолять о пощаде. Ради такой добычи он был готов пойти даже на риск. Ему так нравились малышки, они долго умирали, и он успевал насладиться до конца. Но тут другой мужчина подошел к девочке и, взяв за руку, увел, наверное, домой. Хьяр стоял и едва не рычал от злости, если бы мужчина был один, он бы напал сзади, сломал хребет и утащил маленькую тварь, но к отцу девочки подошел прохожий, который и ушел вместе с ними. Хьяр зарычал так громко, что на него обернулось несколько прохожих, и пришлось пройти дальше, спасаясь от подозрительных взглядов. Он осматривал улицу в поисках новой жертвы и понимал, что, если не получит ее прямо сейчас, сойдет с ума. И тут он увидел, ощутил и предвкушающе улыбнулся. Каким-то шестым чувством понял, что это именно ее он будет медленно убивать сегодня ночью. Снова почувствовал себя богом и уверенно двинулся к одинокой девушке с голубыми глазами, которая быстро шла по улице, с опаской оглядываясь на прохожих.

 

Хьяр подошел и вежливо спросил:

– Прекрасная леди, что вы делаете совершенно одна в такое время суток?

Девушка сначала испуганно вздрогнула, но затем, рассмотрев дорогую одежду незнакомца и красивое доброе лицо, расслабилась:

– Я возвращаюсь домой, мой брат должен был встретить меня, но его все нет, и мне пришлось пойти самой, пока совсем не стемнело.

Он мысленно захохотал и почувствовал, как сильно хочет ее. Хотя добыча, на его взгляд, была легкой, слишком легкой, и в другое время он пожелал бы наивной дуре доброго пути, но не сейчас. Сейчас он был сверх меры возбужден.

– Позвольте мне проводить вас, – хьяр галантно поклонился, – я сочту за честь скрасить ваше одиночество.

Девушка глупо захихикала и согласно кивнула. Незнакомец взял ее за руку, и они неспешно отправились… к нему, о чем малышка и не подозревала.

Он нес какой-то бред, беззастенчиво разглядывая ее губы и шею, а она весело болтала о своей родне и глупо смеялась над его шутками. Подойдя к логову, хьяр предложил срезать путь и, когда девушка доверчиво согласилась, галантно помог переступить через бордюр и спуститься в проход. По инерции она прошла несколько шагов вперед и обернулась. Галантного кавалера уже не было. На нее, не скрывая желания, с перекошенным от страсти лицом смотрел монстр, который наводил ужас на жителей городка уже второй год, насилуя и убивая женщин любого возраста. Девушка закричала дико и отчаянно, но он знал, что ее никто не услышит – здесь начиналось его царство ужаса и смерти. Хьяр рассмеялся безумно и зло.

– Кричи, кричи громче, мне нравится, когда вы орете от ужаса…

Он придвинулся к ней, чувствуя запах ее кожи и запах ее страха. Монстр не торопился, торопиться было некуда, у него оставалась вся ночь, у нее только ночь. Хьяр схватил девушку и потащил вглубь, к тайному проходу. Нажав нужные камни у стены, втолкнул ее внутрь и обернулся, чтобы закрыть дверь.

И только сейчас осознал – она не плачет! Слез не было, просьб о пощаде тоже. Медленно, очень медленно он повернулся и посмотрел на жертву, только сейчас оценив ее глаза. Они были не голубыми, под длинными черными ресницами сияла сталь. Хелл! Он рассматривал откровенно ухмыляющуюся девушку и медленно с ужасом сознавал, что сейчас умрет. Легенды об этой твари ходили по всей вселенной. Жестокая, беспощадная, неуловимая и неотвратимая, как и проклятие, ставшее ее именем. Хелл редко действовала одна, он знал, что рядом, совсем рядом по его следу идут Алекс, Стилет, Бес и Дейв. Замер, вновь прокручивая в памяти увиденное на дороге… Алекс – та рыжая красотка. Бес… наверное, это он увел девочку, зная, что Хьяр предпочитает детей, а Дейв или Стилет, увидев, что монстр не сводит с девчонки глаз, присоединился к нему. Хьяр чувствовал себя идиотом. Столько лет он скрывался на разных планетах, только два восхитительных года провел на Бетлинке… Сотни пленительных тварей умирали в его руках, всего пара сотен, а эти уроды из правительства потратили кучу денег на покупку услуг самых известных наемников вселенной. Он посмотрел на девчонку и, зная, что пощады не будет, прохрипел изменившимся от страха голосом:

– Как?

Хелл улыбнулась насмешливо и презрительно:

– Ты не только моральный урод, ты еще и тупой, как виарский свинокрыс.

Он не хотел умирать. Смерть жертв доставляла ему удовольствие, чужая боль несла наслаждение, но он как никто другой боялся боли. Наемница знала это. Хьяр был уверен, что знала – и его догадка подтвердилась, когда в ее руке он увидел парализатор, а не знаменитые отравленные кинжалы.

– Убей, прошу. – Он умолял впервые в жизни, только сейчас поняв тех жертв, которые просили до последнего, все еще надеясь на сострадание.

Девушка покачала головой. В ее глазах не было жалости, а хьяр помнил, как она относится к насильникам.

– Смерть – слишком легкое наказание. – Хелл знала, что монстр в отчаянии станет сильнее, чем прежде. – Ты будешь подыхать на площади, под ярким солнцем, и все матери и отцы твоих жертв смогут насладиться местью. А я не откажусь от удовольствия понаблюдать за этим. – Уже падая, не в силах управлять парализованными мышцами, он услышал, как девушка вызывает по рации стражников, давая четкие и лаконичные указания по маршруту.

И теряя остатки сил, хьяр прохрипел:

– Хелл, будь ты проклята!..

Она усмехнулась:

– Проклятье проклятью не грозит.

Глава 3
Ошибка пожирателя

Хелл стояла перед огромной, окованной железом дверью под холодными струями дождя, который смывал ее слезы. Боль, сильная и почти нестерпимая, и страх сковывали сердце и тело. Она знала, что там, за этой дверью, ее ждала смерть.

Девушка всхлипнула, зажала рукой рану на боку, стараясь сдержать хлещущую кровь, и толкнула дверь.

Он ждал ее, сидя в кресле перед камином. Сухой, невредимый и довольный. Знал, что наемница придет, знал, что сил после схватки с его привратниками у нее почти не останется, но был уверен, что Хелл не отступит, слишком уж велика была цена за поражение, и она никогда не согласилась бы ее заплатить.

– Рад тебя видеть. – Изьяр в приветственном жесте поднял свой бокал с вином. – Жаль только, что ты мне весь ковер своей кровью испачкаешь. Впрочем, запах крови я люблю.

Ей хотелось ответить, сказать что-нибудь обидное, вывести его из роли хозяина положения, но девушка едва держалась на ногах, чувствуя, как сила вместе с кровью покидает ее тело. Хелл лишь устало оперлась о стену и тихо прошептала:

– Зачем ты убил ребенка?

Пожиратель посмотрел на нее с насмешкой и презрением и сделал еще один глоток тягучей красной жидкости… которая была не вином. Она понимала, чья это кровь, но вместо отчаяния и безысходности ощутила радость и прилив сил. Значит, девочка жива, слишком уж свежей была кровь для трупа. Значит, еще не все потеряно и можно попытаться в последний раз.

Хелл смотрела на Изьяра и отчаянно вспоминала детали схватки. Вот пожиратель врывается в замок, первым падает Дейв, у него вспорот живот. В бой вступают Алекса и Стилет, они были великолепной, слаженной командой, оба быстрые, резкие, с моментальной реакцией… Алекса просто отлетела метров на семнадцать и уже не поднялась, Стилет через мгновение замер с собственным кинжалом в спине, чудом увернувшись от прямого попадания в сердце. Бес опередил ее на несколько секунд и упал с подрезанным бедром, не добежав до девочки. А Хелл просто не успела, бег по галерее занял не больше сорока секунд, но за эти секунды все было кончено. Изьяр схватил девочку и скрылся в портале.

Она задержалась в замке лишь на миг, чтобы убедиться, что все члены команды останутся живы, и бросилась в погоню, игнорируя просьбы Беса и крик короля Одиара. Наемница знала, что не справится с пожирателем одна, знала, что скорее всего не доберется и до его логова, но не могла отдать ему ребенка, не могла, ведь та, которую они должны были охранять, сейчас умирала в руках Изьяра.

Хелл подкралась к логову осторожно, но привратники – трое демонов второго класса, были слишком сильными противниками. В отличие от нее они обладали ночным зрением, нечеловеческой скоростью и острыми когтями. В схватке она победила… но не выжила. Хелл понимала, что с такими ранами люди не выживают.

И все же девушка сумела подняться и, сдерживая крик боли, войти в его логово. И сейчас наемница не сводила с Изьяра взгляда. И ведь, собака, просчитал все, знал, что она пойдет за ним, знал, что будет чуть жива, когда доберется до него. Сволочь. Дерьмо дерсенга! Завтрак ранина! Стоп, нужно успокоиться. Нужно понять, как он нападет. Хелл не сводила с пожирателя глаз, но перед ее взором проносилась схватка в замке Глеон. Вот враг врывается в замок, он быстр, очень, запредельная скорость. Первым падает Дейв, у него вспорот живот, удар… удар нанесен сзади. Изьяр не останавливаясь идет вперед, теперь идет медленно. В бой вступают Алекса и Стилет, оба быстрые, резкие, с моментальной реакцией, но недостаточно быстрые. Изьяр в последнюю секунду словно размывается в воздухе и наносит два удара…Алекса отлетает и падает животом вниз, значит, удар нанесен сзади, скорее всего ногой. Но быстро, у пожирателя запредельная скорость. Стилет через мгновение замирает с собственным кинжалом в спине, кинжал до этого у него был в ножнах сзади. Бес опережает ее на несколько секунд и падает с подрезанным бедром. Падает так, словно удар нанесли сзади, скользнув мечом по спине. Она упустила что-то очень важное! Его ошибку, ошибку пожирателя.

– Молишься своим богам? – Изьяр отставил стакан и встал, плотоядно облизав губы.

Наемница понимала, что времени нет, у нее не больше секунды, он уже готов напасть. Хелл сжала израненной рукой кинжал и… вспомнила.

Противник рванулся к ней с запредельной скоростью пожирателей, которые способны перемещаться в субпространстве, она всхлипнула, собирая последние силы, и…ударила в стену позади себя. Два шага, и девушка упала на белоснежный ковер. Из стены послышались крики, дикий нечеловеческий вой, ужасающий скрежет. Хелл лежала на ковре и, глядя на извивающегося в камне Изьяра, думала, что информацию об этом свойстве субпространства обязательно нужно будет передать в управление наемников Трех Миров. Она сжала кнопку вызова на браслете, прошептала координаты и лишь после этого потеряла сознание.

– Хелл, ты психопатка с суицидальными наклонностями! – Алекса с перебинтованным плечом сидела на ее кровати.

Хелл огляделась и увидела, что находится у дворцового лекаря.

– Так всегда, – она грустно вздохнула, полностью игнорируя вытянувшиеся лица Беса и Стилета, – мечтаешь о смерти на роскошном белоснежном ковре, а просыпаешься в обществе пораженцев-инвалидов.

– Хелли, – Бес хмуро поправил повязку на ноге, – тебя сейчас прибить или когда оклемаешься?

Она повернулась, стараясь не стонать от боли, и хитро подмигнула друзьям:

– Убьете, не узнаете, как бороться с пожирателями, и так и будете инвалидами после каждого сражения!

Ей очень хотелось еще и издевательски посмеяться, но даже говорить было невыносимо больно.

– Как я выжила?

Стилет сделал такое лицо, как будто и вопроса не услышал, обиделся, похоже, Бес тоже отвернулся, Дейв лежал на кровати в углу и только загадочно улыбался в потолок.

– Да хватит вам, – сжалилась над ней Алекса, – тебя девочка спасла. Ты даже не представляешь, что этот урод с ней делал. Вскрывал артерию, набирал в бокал крови, а затем смазывал каким-то соком, кровь мгновенно останавливалась. И так пожиратели доят, пока человек не загнется. Уроды. Я вообще считаю, что их планету давно пора распылить.

– Алекса, – Дейв покачал головой, – ты или рассказывай, или не берись. В общем, девочку он даже не связал и не запер, она видела, как вы с ним разбирались, а когда ты отключилась, схватила склянку с соком и налила тебе на разорванный бок. К ярости местного лекаря, мечтавшего заполучить нечто подобное, вылила все. Зато ты, как видишь, жива и шрамов не останется.

Хелл недоверчиво посмотрела на наемника, затем, отодвинув одеяло, уставилась на свой идеальный левый бок. Ни царапин, ни шрамов, ни рваных лохмотьев мяса.

– Тахешесс, ранин подери. – Хелл застонала и села на край постели. – Если все зажило, почему так болит-то? И где ребенок, нужно хоть спасибо сказать.

Наемница поднялась и вышла из больничной палаты, набросив на плечи белоснежный халат. Она медленно шла по коридорам замка, с каждым шагом ощущая, как боль в боку сменяется покалыванием, а затем и вовсе исчезает. Хелл завязала пояс халата и вышла в сад на втором этаже замка. Как всегда, здесь слышались птичий гомон и журчание фонтана, она чувствовала, что девочка обязательно где-то тут, и только улыбнулась, увидев малышку.

– Ты совсем одна? – Хелл подошла к ребенку и села рядом.

– Тебе уже рассказали? – Девчушка грустно посмотрела на наемницу.

Хелл внимательно вгляделась в такие теперь уже взрослые глаза девятилетнего ребенка, заметила седую прядку в ее волосах и поняла, что самое ужасное ждет ее впереди.

– Нет, не сказали. Говори.

Девочка горько усмехнулась и, глядя на переливающиеся струи фонтана, тихо сказала:

– Он успел сделать меня такой же…

Хелл вздрогнула, резко поднялась и, схватив девчушку, поставила на бортик фонтана, вгляделась в ее зрачки. Наемница готова была выть от отчаяния и бессилия, она видела, что девочка уже начала превращаться, понимала, что остановить это почти невозможно. Но только почти, Хелл, пожалуй, единственная из наемников знала, что шанс есть.

– Аделика, ты мне доверишься?

Девочка удивленно посмотрела на нее. Малышка увидела первого взрослого за эти несколько страшных дней, у которого в глазах не было обреченности.

– Ты меня убьешь?

– Да. – Хелл не отвела взгляда. – И это нужно будет сделать в логове пожирателя.

 

– Хорошо, так будет лучше. Я не хочу становиться как они. – Девчушка вздрогнула, вспомнив лицо монстра.

Хелл обняла ее, стараясь не думать о том, что им предстоит:

– Если не получится, обещаю, что последний кинжал пронзит твое сердце.

Аделика кивнула, спрыгнула с бортика фонтана, и они вместе направились в комнаты, выделенные наемникам. Хелл переоделась за несколько минут, собрала аптечку, еще две минуты ей понадобились, чтобы перекусить. Девочке еду она не предлагала, видела, что теперь малышке хочется совсем другой пищи, и наемнице оставалось только надеяться, что та на нее не набросится.

– Аделика, нам пора. – Хелл затянула пояс с кинжалами.

– Не боишься? – Взгляд девочки был слишком пристальным, и наемница заметила, что в ней уже говорят предки, просыпается зов крови.

– Очень боюсь, – ответила Хелл, – но тебя не брошу, пока есть шанс.

Девочка кивнула и подала наемнице ручку. Ее хитрой усмешки Хелл не увидела. Все шло по плану, голос крови уже говорил, что так и должно быть и она все делает правильно, малышка знала, что наемница должна стать жертвой Хозяина, и приведет ее к нему именно она – пожирательница Аделика.

Едва покинули дворец, истина дошла и до Хелл, и теперь девушка не сводила с Аделики глаз, прекрасно понимая, что случайностей не бывает, и Изьяр не случайно «забыл» сок восстановителя в доступном для девочки месте, видимо, как всегда, оставил запасной вариант.

Игра со смертью продолжалась.

Логово пожирателя встретило их молчанием и ощущением надвигающейся опасности. Хелл вошла первой, Аделика осталась стоять на пороге. Наемница ступила на залитый ее засохшей кровью ковер, оглянулась на труп пожирателя в стене. Изьяр не сталкивался с преломлением пространства, он не ожидал, что смещение слоев реальности вдавит его в камень. Начальник стражи короля Одиара, видимо, долго стоял возле стены, глядя на подыхающего кровопийцу, Хелл различила следы его ботинок у стены. Наемница оглянулась на девочку и поняла, что времени совсем мало, малышка уже неотрывно следила за ней, и Хелл с ужасом видела, как в Аделике просыпаются повадки хищника. Наемница резким движением ноги откинула край ковра и облегченно вздохнула. На полу еще была видна четкая пентаграмма, значит, ритуал можно начинать незамедлительно.

– Аделика, иди ко мне, только, пожалуйста, приготовься, будет очень больно.

И застонала, услышав ответ девочки:

– Больно будет тебе, наемница. Нас ждет Хозяин.

– Подождет, – тихо ответила Хелл, открывая пояс с кинжалами.

Скорее интуитивно девушка ощутила, как смещается пространство, и поняла, что Аделика нападает. Очень резко Хелл прыгнула в сторону, падая на спину, успела перехватить вынырнувшую из субпространства девочку за шею. Юная пожирательница извивалась и призывала на помощь своих. Хелл уже видела подобное, знала, что, если позволить звучать зову, через несколько мгновений здесь появятся десятки пожирателей и уничтожат не только ее, но и город. Наемница резко швырнула малышку на холодный пол в центр пентаграммы и воткнула первый кинжал в шею. Девочка закричала, извиваясь и захлебываясь темной, почти черной кровью. Хелл, смахнув слезы, положила руку Аделики в нужный край пентаграммы и тоже проткнула кинжалом. Она старалась не плакать, потому что слезы мешали видеть, а права на ошибку у нее не было. Затем левую руку и обе ножки тоже пронзили кинжалы. Хелл уже видела, что теперь на нее смотрят полные ужаса и боли глаза человеческого ребенка – вместе с черной кровью ушел и зов крови, и контроль над разумом вновь перешел к Аделике.

Хелл взглянула на малышку, стараясь не зареветь в голос:

– Ты готова? – Девочка моргнула, Хелл взяла последний кинжал и тихо сказала: – Ты до конца жизни будешь ненавидеть меня, если все получится, но мне все равно, лишь бы ты выжила.

Последний кинжал вскрыл ее вены, и теперь наемница вливала свою кровь в ротик девочки, не обращая внимания на шум в голове и круги, поплывшие перед глазами. На грани сознания она ощутила, как замыкается реальность, как рвущиеся к ней пожиратели отбрасываются назад, затем из ран малышки потекла красная и чистая кровь. Хелл умелым движением затянула рану на руке, затем вытащила кинжалы из ручек и ножек, перевязала раны бинтом. Последний кинжал аккуратно достала из израненной шеи. Девочка не кричала, только крупные слезы катились из ее уже таких человеческих глаз. Хелл всмотрелась в рану на горле, смочила пальцы спиртом и, сдерживая страх, всунула в рану, несколько секунд безуспешно пытаясь достать черный сгусток крови, которым пожиратели обращали в свои ряды, и наконец ощутила, как что-то противное обхватило ее палец. Резко вынув руку, с омерзением стряхнула сгусток. Черное пятно крови, упав на холодный пол, начало, словно слизняк, ползти к девочке. Хелл взяла спирт и с мрачным удовлетворением вылила почти весь на эту мерзость. Шипел и извивался сгусток совсем как слизняк.

Затем наемница вновь занялась Аделикой и, только когда рана на горле была зашита и перебинтована, связалась с охраной короля.

– Я никогда не смогу вернуть вам и часть того, что вы сделали для меня и моей дочери, – с чувством проговорил король Одиар, пожимая руку Хелл, – я перечислил вознаграждение по договору на счет «Руки Хаоса», но все же именно вас мне хотелось бы поблагодарить отдельно. Прошу, не откажитесь принять мой подарок.

По знаку короля Одиара ему подали маленькую золотую шкатулку, которую тот с поклоном, выражающим крайнее почтение, вручил Хелл. Наемница так же с поклоном приняла подарок и посмотрела на стоящую у окна наверху девочку. Аделика действительно возненавидела ее за боль, которую испытала, за то ощущение могущества, которого наемница ее лишила. Хелл улыбнулась столь рано повзрослевшей малышке, прекрасно понимая, что ответной улыбки не будет.

– Благодарю, ваше величество. Мне очень жаль, что пришлось ранить ее высочество, говорить она, к сожалению, сможет не ранее чем через полгода.

Король грустно улыбнулся:

– Я знаю, что вы сделали, и знаю зачем, не нужно оправдываться, понимаю, как вы рисковали собой дважды ради Аделики. Она сейчас еще во власти яда могущества, который коснулся ее сознания, но время вернет мне моего ребенка.

Наемники кивнули, соглашаясь с его мнением, и только Хелл знала, что теперь, когда придет время править королевством Гетея, делать это будет не муж королевы Аделики, как повелевает закон, а сама королева, и она не допустит к власти даже любимого. Впрочем, малышка была умна и уже многое прошла, а значит, и правительница из нее получится отличная, возможно, для королевства это станет лучшим вариантом. Хелл последний раз посмотрела в окно. Аделика хитро улыбалась, так, словно знала, о чем думает наемница.

Только когда корабль взлетел, Хелл, удобно откинувшись в кресле второго пилота, открыла золотой ларец. На красном бархате лежали изумительные бриллиантовые серьги и столь же изысканное колье. Но было там и что-то еще. Под красной бархатной подушечкой девушка обнаружила массивный браслет из почерненного серебра. Рядом лежала свернутая в трубочку записка.

«Ты сказала, что я буду ненавидеть тебя до конца жизни, но ты ошибаешься, одна часть меня будет ненавидеть тебя и после смерти. Поэтому я и уговорила отца подарить тебе золото – знаю, как ты его презираешь! Но вторая часть меня благодарна тебе, и я всегда буду помнить, как ты сражалась за мою жизнь. Этот браслет принадлежал моей маме, его сотворили боги. Мама сказала, что он поможет тебе еще не раз. Прощай, наемница.

Ее королевское высочество, принцесса Аделия».

Хелл свернула записку и взяла браслет: несмотря на массивность, он оказался довольно легким, и девушка без труда застегнула его на левой руке. С тихим шипением браслет уменьшился и плотно обхватил запястье. Хелл не удивилась, об изделиях древних деймасов она слышала много, два раза ей приходилось сталкиваться с этой магией. Ее любимый серебряный кинжал тоже был создан древними, и сейчас, разглядывая браслет на руке, она с благодарностью думала о королеве, расставшейся с таким ценным артефактом.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28 
Рейтинг@Mail.ru