Цепь жизни

Елена Юрьевна Демченко
Цепь жизни

Анг почувствовал какую-то возню, движение между ладоней. Собственно, эта непонятная возня и привела его в чувство. Он попробовал открыть глаза. Чуть-чуть. И сквозь слепящий свет бешеного голубого солнца, лишь слегка пригашенный ресницами, разглядел упитанную чешуйчатую тушку, устроившуюся у него на груди. Ладони, грязные, обожжённые, но всё же целые, свои, родные, плотно держали зверушку, не давая ей скатиться или уползти. Псевдоножки твари перекатывались по округлому телу, щекоча кожу. Хвост, извиваясь, бил по рукавам и голым запястьям, оставляя на них сероватые полосы.

У Анга дёрнулась нижняя губа. Ожидая боль, постарался осторожно пошевелить пальцами. Боли не было. Зато тварь, ощутив намёк на движение, замерла и уставилась на человека красными глазками. С каждой секундой они разгорались всё ярче и ярче. Свет потёк из них, выплеснулся тающими струйками.

Анг моргнул, и солнце прыгнуло ближе к изломанной линии далёких гор. Вот дьявол! Кажется, он отключился на несколько часов. И чувство такое, что именно тварь поспособствовала тому. Ввела в транс. Чем?? Взглядом?!…

Тянущее ощущение в затылке, кисловатый привкус во рту… Вот и объяснение. Яд. Или наркотик. Не смертельный по счастью. Но почему он не ощутил укуса? Наверное, яд проникает через кожу.

«Что происходит? Что происходит?? Что происходит???»

Мысль забилась в голове.

«Где я? Почему в руках эта тварь? Зачем??…

Нога ноет левая. Над ботинком запеклась кровь. Вывих? Или перелом?.. Плохо. А, впрочем… Я ж чувствую! Значит, не парализован. Значит, могу двигаться…»

И солнце снова рывком переместилось на несколько градусов.

«Анг. Я – Анг. Анг Север… Технический сотрудник Федеральной Службы Космической Разведки. Подразделения… Какого подразделения? А хрен его… Тьфу!»

Анг сплюнул, вернее, попытался избавиться от песка во рту. Тварь тут же замерла и опять уставилась на него.

«Господи, нет!!»

Солнце скакнуло за горизонт. Бархатные сумерки обволокли прохладой измученное дневным жаром тело. Приятно. Но ненадолго. Скоро ледяная ночь выморозит остатки тепла, и, если терморегулятор комбинезона повреждён, тогда затрясёт, наполнит паникой ужас холодной смерти. Впрочем, даже исправная термосистема не особо-то согреет тело. Градусов десять-двенадцать. Жарко не будет, точно. Но хоть что-то.

«Надо встать. Я должен встать. Я могу…»

Тускло светятся красным глаза-бусинки. Василиск Крейга, вдруг вспомнил Анг название твари. Ядовитая, малоизученная, найденная профессором лондонского университета Яном Крейгом. (Ныне покойным!) И действительно василиск способен парализовать взглядом. И выдохом паров каких-то там веществ. Анг силился вспомнить, что же о василисках им сообщили на инструктаже? Много чего. И о василисках, и о прочей нечисти, населяющей миры их сектора исследований. Разумных существ нет, зато желающих полакомиться гостями-пришельцами – сколько угодно, причём не озабоченных нравственными сомнениями о разумности последних.

«Не смотреть! Не смотреть на эту гадину!.. Почему я держу её?! Зачем??»

Скорее всего, заползла сама, пока он, контуженный взрывом, валялся на песке без сознания. И сколько она собирается тут сидеть? Почему не уползает? Ждёт, пока жертва сама не отбудет в «страну Марльборо»? … Чем питаются василиски? Может, мертвечиной?!… Фу! Лучше не думать.

Руки затекли.

А что ей уползать? Ей хорошо, в отличие от Анга.

Анг. Ангелус. Родители изощрились, конечно, дав ему имя демона Тьмы. Хотели, наверное, наделить сына мистической силой, неуязвимостью. А на деле получилось… Что? Ха! Всё наоборот получилось, но об этом знает только он сам.

В бригаде о его отваге ходили легенды, бесстрашие граничило с безрассудством. Он лез в самое пекло, в самую гущу сражения, если таковое случалось в разведке. Миры разные, существа… не всегда дружелюбные и адекватные.

И Анг всегда первым ступал на очередную неисследованную землю. И никто, ни одна живая душа не догадывалась, что первопричина тому… страх. Да, страх! Патологический, всеобъемлющий именно он наполнял адреналином тело, которое Анг безжалостно бросал навстречу опасности, ибо ненавидел себя, свой страх, считал пороком, ущербностью, с которой боролся всю сознательную жизнь.

…Тянут, тянут, вливаются в сознание текучие красные глазки. Анг застонал от досады, когда почувствовал вдруг, как от холода потекла по ногам боль. Когда заледенеет спина… А под ним что-то жесткое и очень неудобное. Вещмешок? Какая разница? Удержит ли тело тепло? Сколько длится ночь на Триаде- I? Часов двадцать? Да, двадцать часов. Каких-то двадцать часов продержаться до начала пылающего дня и постараться не сгореть дотла под голубым солнцем.

Рейтинг@Mail.ru