Навия. Возвращение

Елена Булганова
Навия. Возвращение

От зловещих ноток в его голосе у меня оборвалось сердце, Сашкины пальцы уже буквально впились в мои плечи, причиняя боль, но и не давая окончательно потерять самообладание.

– Слушай, давай без красочных отступлений, а? – обратился Дятлов к Егору.

Тот смущенно заерзал:

– Просто хочу, чтобы все было понятно…

– Не мешай ему, Саш, – вмешалась и я, погладив друга по руке. Я понимала, что мальчику и так нелегко говорить о том, что он знал только с чужих слов. – Что дальше, Егор?

– Дальше самое плохое, – буркнул тот. – Пришлось пообещать правителю Ашера такое, от чего тот точно не смог отказаться, но с условием, что ждать придется тысячу лет и не годом меньше. Хотя нужно понимать, что для этих чудищ подобный срок совсем не то, что для нас. Время в круге Ашер летит стремительно, люди, бежавшие туда молодыми, к примеру, от Смертной Тени, проживают от силы десять лет и умирают дряхлыми стариками, но сами ашерцы живут очень долго и ход времени как будто не замечают. Короче, Властитель пообещал, что через тысячу лет не станет защищать Хаваим, а, напротив, поможет обезвредить кого надо… в общем, сдаст с потрохами. Но хуже другое – он пообещал, что следом за Хаваимом отдаст им и круг Таргид.

– Бред! – Скинув Санину руку, я вскочила на ноги. – Гамелех никогда не пошел бы на такое!

– Почему же нет? – скривился Егор. – В Таргиде обитают не его подданные, а просто еда на ножках для Смертных Теней. С чего бы ему особо за них переживать? А тысяча лет – порядочный срок, чтобы перевести Тени на другое питание, что и было успешно сделано. Короче, в назначенный срок Хаваим пал, хотя варганы все это время тоже не сидели сложа руки, вовсю придумывали всякие хитроумные способы, чтобы себя защитить. Да только не сработало ничего. Понятно почему – Властитель выполнил свою часть договора.

– Это все вам госпожа Нефеш рассказала? – спросила я.

В голове уже крутилась спасительная мысль, что древесная варгана, ведущая такой несвойственный для своих сородичей образ жизни, попросту сошла с ума.

– Ага. Как-то она оказала важную услугу какому-то ашерскому существу, а существо было болтливым. Хотя варгана призналась, что подозрения давно были и у нее, и у других выживших. Почему не сработали никакие защитные меры, почему первыми погибли самые древние, полные магии природные духи? Из наиболее одаренных варган одна Нефеш и уцелела, за ее Руахом никто не смог угнаться. Вот только доискиваться правды было себе дороже, ведь Властитель дал приют выжившим, разрешил им селиться в Брите, а больше бедолагам и податься было некуда. Всадники-то варган особо не жалуют. Так что, может, старушка все это молча проглотила бы, если бы не узнала заодно и про вторую часть договора – про Таргид.

– Но с Таргидом все не так просто, – не утерпел Сашка. – Даже я, хоть и не из ваших мест, знаю, что всадники вполне могут дать ашерцам достойный отпор.

– Все верно, – подтвердил тусклым голосом Егор. – В одиночку Ашеру никогда не захватить наш круг. Но что, если в определенный день и час все всадники вдруг лишатся своих способностей или вообще разом уснут и никогда уже не проснутся, ни один из них?

– Ты думаешь, Ашер хочет истребить всех всадников, даже тех, которые служат ему? – спросила я каким-то чужим и равнодушным голосом.

Стыдно сказать, но я испытала облегчение оттого, что моей девочке при таком раскладе ничего не грозит.

– Разумеется! Всадники – ненадежные союзники, сегодня всадник служит Ашеру, а в следующей жизни вспомнит, что у него другие приоритеты. Зачем же оставлять кого-то в живых, делить с ними территорию, договариваться, если можно решить все разом?

Вот тут я наконец осознала ужас ситуации. Господи, ведь там Оляна, Инга, Теом! Да и просто множество людей, всадников и не только, живущих своей жизнью и не подозревающих о смертельной опасности.

– Но, убитые ашерцами, они ведь смогут вернуться в мир, ну, как это у вас происходит? – задал по существу вопрос Сашка.

Я затаила дыхание.

– Каким это образом? – Мальчишка сложился пополам, обнял колени руками. – Чтобы душа всадника вернулась в мир, он должен родиться у пары, в которой есть хоть один всадник. А если их в Навии просто не останется, этого не произойдет. Души навечно останутся… не знаю где, ведь у наших душ нет шанса отправиться дальше, пройти по Великому пути.

– Когда это может случиться? – спросила я почему-то шепотом.

Егор дернул плечом:

– Этого никто не знает, только Властитель. Мы с братьями пришли к выводу, что он изо всех сил тянул время, чтобы успеть отыскать тебя и забрать к себе в Блишем. Но теперь он знает, что ты жива и в этом мире… значит, получается, в любой момент.

Я оцепенела. Все во мне протестовало против такой правды. Гамелех говорил, что хочет позаботиться о моем народе, – и прежде говорил, и в последнюю нашу встречу! Может, он давно уже придумал, как выпутаться из неприятной ситуации, а госпожа Нефеш просто получила устаревшие сведения?

Я попыталась вскочить со стула, но Дятлов поймал меня и ладонями сверху прижал мои плечи. Вид у Сашки был чрезвычайно сосредоточенный и мрачный – это больше всего убеждало меня, что дело плохо.

– Давай, друг, по порядку теперь. После того как вы об этом узнали, что предприняли? – обратился он к Егору.

– Старая варгана рассказала нам все это в первый же вечер в нашем доме. Наверняка она была рада, что нашла хоть кого-то, с кем можно об этом говорить. Ладно, сделанного не воротишь, свой Хаваим она уже оплакала, но и среди всадников у нее полно друзей. Как быть? Предупредить их? Но бежать-то им все равно некуда, с одной стороны – Ашер, с другой – запретная черта. Она для того и выбралась в этот мир, чтобы прикинуть, нельзя ли вывести народ сюда, создать поселение во Внешнем мире, хотя понимала, что это плохой выход: всадники тут будут ущербны и одновременно всесильны, что очень скоро приведет к взрыву.

Я вздрогнула: да, могу себе представить.

– В разговоре всплыло твое имя, – коротко и сердито глянул на меня мальчишка. – От нас госпожа Нефеш узнала, что ты вернулась, что живешь неподалеку. И тогда она рассказала нам о пророчестве и о том, что почти догадалась, с кем ты должна встретиться, чтобы оно исполнилось…

Егор странно притих, уронил голову, словно вообще забыл о нашем присутствии. Мы немного подождали, потом Сашка не утерпел:

– Ну и дальше-то что?

– Ничего, – вздрогнул и словно бы очнулся Егор. – Время было позднее, мы показали варгане ее комнату и сами тоже разошлись. Но ночью братья не спали – я слышал, как они бродили по саду, потом разговаривали на кухне. Им всем уже исполнилось восемнадцать, они помнили Навию, мечтали вернуться туда, отыскать близких людей, встретить друзей по прежним жизням. И вдруг оказалось, что наш мир стоит на краю гибели. Когда на следующее утро мы снова собрались все вместе – и варгана тоже, – у них уже было готово решение.

Кажется, я делала вдох-выдох раз в минуту, да и то, если Саня тихонько встряхивал за плечи. Потому что догадывалась, что они придумали, и боялась это услышать.

– Вадим спросил госпожу Нефеш, уверена ли она, что пророчество сработает. Варгана не могла дать твердого ответа, пророчества – тема скользкая. «Но если все же исполнится, – спросил Вадим, – будет ли для нас, всадников, спасением уйти в небесный Кречет прежде, чем мы будем истреблены ашерцами? Или в любом случае это – смерть, как ни назови?» Госпожа Нефеш на этот раз не колебалась. Она сказала, что во втором случае мы спасем наши души и наш путь продолжится в ином мире, как и положено людям. Да и уход будет мгновенным и безболезненным, а ведь никто не знает, что приготовили нам чудовища Ашера. Она видела, что они творили с ее народом… Тогда братья сказали, что так тому и быть: они сделают все для того, чтобы ты оказалась в Навии и нужная встреча случилась. Госпожа варгана, подумав хорошенько, согласилась с нами. Но встал вопрос, захочешь ли ты вернуться в Навию, ведь, пока к тебе не вернулась память, она для тебя – пустой звук. А рядом Орлик стережет момент, когда ты снова станешь его Деей. Он ждал слишком долго, чтобы так сразу согласиться на общий исход с неясным результатом. Орлик поспешит увезти тебя, спрятать, сделает все, чтобы ты никогда не вернулась в Навию. Хотя, конечно, могло выйти и так, что спасение своего народа все же окажется для Орлика на первом месте… в общем, мы разошлись до обеда, чтобы еще раз все обдумать. Но потом случилось странное…

– Что еще? – содрогнулась я.

– Госпожа Нефеш была в своей комнате. Вдруг она выбежала оттуда в жутком смятении, и призрачный волк бежал за ней. Варгана сказала, что должна немедленно вернуться в Нутряной мир, и вид у нее при этом был совершенно безумный. Она то и дело страшно вскрикивала, так что мы не смогли ничего толком узнать. Напоследок оставила нам одну вещицу, ну, ту, что передал тебе блишемец.

– Магены? – вяло встрепенулась я. – Откуда они у нее?

Но Егор неопределенно повел плечами:

– Не было возможности спросить, да и не знали мы, что это за штука такая. Поняли только, что это принадлежало твоей дочери, но она не то потеряла ее, не то выбросила, и вещь вернулась к варгане. Возможно, ты вспомнишь эту вещь и тогда захочешь как можно скорее оказаться в Блишеме и повидать дочь. То есть она по умолчанию разрешила нам использовать тебя втемную.

Сашка снова сжал мои плечи, словно защищая от предательства, но я только усмехнулась. Природные духи – не люди, и глуп тот, кто будет судить их по человеческим понятиям. Госпожа Нефеш в моих глазах нисколько не упала, ведь не ради себя она старалась.

– И вы, значит, начали действовать, – предгрозовым голосом подсказал Сашка.

– Ага. Мы наблюдали за местом перехода на всякий случай. И обнаружили, что вы разбили там лагерь. Обрадовались, что все решится само собой: ты попадешь в Навию, окажешься во дворце, а варгана уверяла, что встречи с тем всадником из пророчества тебе никак не избежать – он тоже там. Но ты не перешла почему-то. Тогда мы немедленно взялись за твоих спутников, выяснили, кто они такие и какое имеют к тебе отношение. Узнали, что память о Навии к тебе уже вернулась. Братья тут же на поляне придумали новый план: ты через нелегальный проход сама мчишься в Блишем к дочке, а мы лишь страхуем, чтобы все прошло как нужно.

 

Так, Сашкины ладони сжались в кулаки, и голос, вроде спокойный, зазвучал так, что я интуитивно втянула голову в плечи. Дятлов злился редко, но уж если злился…

– А вот с этого момента очень подробно! Я-то вам на что сдался? Что вы там в меня втюхали, а?!

Егор заморгал светлыми ресницами, с трудом переключая внимание на Сашку. Я видела, что он страшно измучен, истощен морально. Едва ли, узнав о братьях, он смог хоть немного поспать, и непонятно, когда в последний раз ел. Мне очень хотелось прервать допрос, дать мальчику передышку, хоть чаем напоить. Но я понимала, что останавливать сейчас Дятлова все равно что на танк кидаться, слишком болезненная для него тема.

– Мы просто хотели подстраховаться, чтобы уж наверняка, – забормотал мальчишка. – Блишемец подтвердил то, что сказала варгана, в смысле назвал имя всадника, который живет во дворце. Мы хотели, чтобы ты пошел вместе с Деей и проследил, чтобы встреча обязательно случилась, и не один раз, а три, как нужно для совершения пророчества.

– Стоп, значит, я не должен был убивать Теома?

– Нет же, с какой стати?! Только проследить, чтобы они встретились, и поскорее!

– Вам так не терпелось умереть? – недобро хмыкнул Дятлов.

Кажется, не особо он Егору верил. Ну или просто поддерживал в себе нужный уровень кипения.

– Представь себе! – огрызнулся мальчишка. – Знаешь, не так просто сидеть и ждать, когда все… ну, закончится. Но мы не поэтому торопились. Боялись, что, пока ты будешь в Блишеме под присмотром Властителя, он как раз и даст ашерцам знак, которого они давно ждут! А что, очень удобно, и придраться не к чему! Проводил время с вновь обретенной женой и дочкой, не заметил происков врага, вот незадача!

Сашка глухо заворчал, пришлось взять его за руку, чтобы успокоить.

– Ладно, а что насчет нее? – Друг постучал пальцем по моему плечу. – Не получилось с малышом Теомом, дал он вовремя деру из дворца. Почему я должен был убить Дану?

– Да не убить же, не убить, – скороговоркой выпалил мальчик. – Дея не должна была погибнуть. Братья оставили меня здесь на случай возвращения варганы, а сами отправились в Навию. Перед этим мы попрощались, вернее, сказали друг другу, что увидимся уже в Кречете. А дальше я не знаю, что случилось, правда! Попасть в Блишем братья не могли, значит, сторожили у границ Брита. Возможно, они увидели, что сначала тот самый всадник покинул Блишем, потом – ты, и явно в другом направлении. Хотели вмешаться, перехватить тебя, у двоих там были свои кони. Но почему-то не вышло…

– Потому что меня перехватил Вилли, тот самый парень из Блишема. И Сашку тоже, когда он бросился вместе со мной.

– Ему смерти братья уж точно не желали. Они хотели спасти наш народ, но у них не вышло, – упавшим голосом закончил Егор и снова сложился пополам, словно у него невыносимо болел живот.

Хлопала где-то наверху форточка, снег залеплял стекла. И жгучая тоска навалилась на меня – еще и этих погибших ребят стало жалко до слез.

– Ты из своих братьев не спеши героев делать, – сказал Дятлов резковато, однако злости в его голосе сильно поубавилось. – Они Вилли избили, сукра грохнули. Что, нельзя было гипнозом вашим дурацким обойтись?

Егор вздохнул:

– С сукром мы недоглядели, он неожиданно появился. Вадим испугался за нас, вдруг гипноз не подействует мгновенно.

– А насчет Вилли что? – не дождавшись продолжения, спросил Дятлов.

Ответом стал тускло-удивленный взгляд.

– Он же из Блишема, сынок Властителя. Братья сперва хотели вообще его прикончить, но потом решили, что он может быть полезен.

Я сжала Сашкину руку, давая понять, что спорить нет смысла. Мы не жили в Навии все эти века, когда сукры охотились на людей и утаскивали на страшную смерть, и все это с разрешения Гамелеха.

– Мне жаль твоих братьев, – сказала я. – В любом случае жаль, тем более если они преследовали благородные цели. Наверное, даже не имею права возмущаться, что меня использовали втемную…

– А я вот очень этим возмущен! – вставил Дятлов.

Егор все так же не разгибался и на нас не смотрел. Может, в самом деле живот болит, когда он ел-то в последний раз? Я с трудом сползла со стула, преодолев сопротивление Сашкиных ладоней. Подошла к мальчику и слегка сжала его плечо:

– Совсем тебе худо? Слушай, давай ты полежишь немного, а мы чего-нибудь поесть приготовим или закажем, есть же тут рядом магазины?

Егор помотал головой, светлые пряди скользнули по его острым коленкам. Я не удержалась и провела по волосам рукой. Напрасно – он дернулся так, будто я попыталась его оскальпировать. Отпрянул к стене.

– Слушай, не злись. – Я с трудом подбирала слова. – Спасибо, что все рассказал, это важно, очень. Прости, может, ты ждешь от меня каких-то действий, но я пока не знаю, что делать. Провести меня в тот мир может только Орлик, значит, мы должны собраться вместе и все обсудить. А главное, к этому нужно подготовиться, ты же понимаешь, потому что это не так просто – умереть, – что бы за этим словом ни стояло.

Я помолчала, но ответной реакции не последовало. Да и слышит ли меня бедолага?

– Хочешь, соберемся все вместе и выработаем какой-то план действий? Может, есть и другой выход. Я, например, убеждена, что сперва мне нужно поговорить с Властителем. А вдруг за тысячелетие ситуация изменилась и Ашер давно отказался от желания захватить Таргид? Они уже выбрались в этот мир, вдруг планируют его захват? А мы разом ухлопаем всех всадников, единственных, кто может противостоять этим чудищам!

– В любой момент может стать слишком поздно, – сказал Егор, и я усомнилась, что он вообще меня слышал.

– Не станет. – Это Сашка подошел, обнял меня за плечи. – Егор, Властитель сейчас не знает точно, где находится Дана, – а вдруг она в Навии, но не спешит во дворец, решила сперва добраться до Кукушкиного Гнезда, поискать знакомых? Он не позволит Ашеру напасть на Таргид, пока не будет уверен в ее полнейшей безопасности.

Ого, есть реакция: парнишка чуть мотнул головой, вроде как согласился. Я одарила Дятлова благодарной улыбкой, а он шепнул мне на ухо:

– Черт, почему я должен надеяться на то, что этот тип из Блишема по-прежнему от тебя без ума?

В общем, нам не удалось уговорить Егора поехать с нами. Зато мы смогли запихнуть его под одеяло, и он моментально отключился. После чего Сашка включил отопление в доме, а я отыскала кухню и приготовила вполне приличный омлет, оставила его под крышкой. Накромсала салат, в двух чашках сделала заготовки для кофе и чая, осталось только воды долить. Часть посуды попрятала куда придется, – обилие чашек и тарелок кричало о том, что совсем недавно здесь жило много молодого веселого народа. Сашка, придя на кухню и с деланым восторгом оглядев плоды моих усилий, сказал, что уже позвонил водителю, тот мчит забирать нас.

Перед самым выходом я вернулась и слегка потрясла мальчика за плечо. Не дожидаясь реакции, сказала:

– Ты только съешь обязательно то, что я на кухне оставила. А вечером созвонимся.

Один голубой глаз вдруг приоткрылся, и Егор спросил:

– А ты ведь меня узнала?

– Конечно. – Я не смогла сдержать улыбку, хотя ситуация к веселью не располагала. – Наши дома в Кречете стояли по соседству. У тебя была большая и шумная семейка, будили нас поутру похлеще любых петухов. К сожалению, только ты один смог спастись, когда напали скоручейцы. Тебя звали Видан, и ты был немного моложе меня.

– Я знаю. Один из моих братьев тоже родился в Кречете, в Навию попал малышом, но меня запомнил.

– Скоро ты и сам все вспомнишь.

– А вот это вряд ли. – Он рывком сел. – Все закончится раньше, чем мне стукнет восемнадцать. Но, надеюсь, в небесном Кречете память вернется сразу.

– Да погоди ты со своим небесным Кречетом, – вздохнула я. – Давай сперва здесь поживем.

Тут Сашка потащил меня к двери со словами, что машина подана.

Глава пятая
Сложный разговор


– Что думаешь? – шепотом спросил меня Саня уже в салоне машины.

Я поежилась, согреться никак не удавалось.

– Не знаю. Хочется как можно скорее вытащить обратно в этот мир Оляну и Ингу, а Теома отправить в Блишем и сделать вид, что я не слышала эту историю и мне не нужно принимать никаких решений. Но знаю, что ничего не получится.

– Но ты же понимаешь, что я костьми лягу, но не дам тебе снова повидаться с Теомом? Даже если Орлик героически решит спасать всадников и одобрит план этих чертовых братцев!

– Санечка, – я нырнула пальцами в рукав его куртки, погладила запястье, – Орлик не примет решения в одиночку, все будет зависеть от меня. Да, сейчас мне и думать о подобном страшно, тем более что я не знаю, разделит моя дочь судьбу всадников или останется в Блишеме.

И оба варианта меня до тошноты пугают. Но это мой народ, и я должна сделать все возможное, чтобы их спасти. К счастью, возможностей у меня все же больше, чем у этих ребят. Но может оказаться…

– Прекрати! – Сашка резко освободил руки и легонько встряхнул меня за плечи. Я поймала в зеркале заинтересованный взгляд нашего водителя. – А если нет никакого небесного Кречета? Мы тоже часто говорим про царствие небесное, а многие ли на самом деле в него верят? Вы просто все умрете, глупо, преждевременно. В другом случае, даже если мир всадников погибнет, уцелеешь ты, Параклея, Орлик, все те, кого восприемники забрали в этот мир. В общем, – грозно добавил он, поскольку я помалкивала, – отныне я становлюсь твоей тенью, и я не дам тебе совершить глупость, так и знай!

Спорить не было сил, и я просто кивнула, мол, буду знать.

– Ладно, – уже спокойнее продолжал Дятлов. – Вот еще вопрос: а почему Властитель должен выполнять обещание, данное тысячу лет назад? В смысле, как человек бывалый, понимаю: он поклялся на кентроне. Но чем именно?

Вот тут я погрузилась в задумчивость. Вопрос был не праздный. Уж точно Гамелех поклялся не нашей дочерью – за такой долгий срок она вполне могла пресытиться жизнью и уйти на Сонную гору. И даже при всем своем юношеском идеализме Властитель не мог думать, что через тысячу лет мы все еще будем состоять в браке и он будет влюблен в меня по-прежнему. А хоть бы и думал, правитель Ашера такой клятвы все равно не принял бы. Но это должно было быть что-то очень важное и не теряющее своей актуальности веками.

– Может, своей жизнью? – с затаенной надеждой подсказал Сашка.

Я помотала головой:

– Нет, исключено, жизнь Гамелеха не подвластна кентрону. А чем поклялся – даже вообразить не могу.

Но тут машина тормознула у дома Вилли. Мы тепло простились с водителем, Сашка задержался, и я слышала, как он со смехом говорил что-то про ролевую игру, – наверное, на случай, если парень краем уха уловил наш разговор. Но догнал он меня у калитки с совершенно серьезным лицом. Я мешкала, опасаясь, что Орлик уже вернулся. Тогда мне придется рассказывать эту историю ему и Вилу одновременно – как бы они после такой информации снова не вызверились друг на друга.

Вилли и Кимка выбежали нас встречать на порог с такими счастливыми лицами, что мне стало совсем горько. Пахло чем-то очень вкусным.

– Орлик? – спросила я первым делом.

– Он на связь не выходил, – отчиталась моя подруга. – Наверное, все еще обрабатывает ювелиров или банки. Ой, ребятушки, как же я боялась, что он объявится и захочет узнать, где Данка! Как прошло?

– Нормально, – пробурчала я, с ногами забираясь в кресло.

Что ж такое, никак не могу согреться, хотя в доме от тепла даже окна запотели.

– А чуточку поподробнее, – попросил Вилли, подтаскивая еще одно кресло и пуфик поближе ко мне. Значит, рассказа не избежать.

– Вил, ты только не перебивай меня, ладно? – попросила я. – Нет, я знаю, это не в твоей манере, но когда ты услышишь, что он нам наговорил… Не факт, что это правда… просто выслушай до конца, ага?

Парень сосредоточенно кивнул, Кимка тут же взяла его за руку. А я начала рассказывать.

Вилли честно выдержал мой рассказ до конца, даже и не шелохнулся, только лицо все больше каменело. Убедившись, что я точно закончила, а не просто отдыхаю, сказал как отрезал:

– Это невозможно. Немыслимо. Я могу допустить, что Властитель сдал Хаваим, его падение в любом случае было вопросом времени. И варганы должны быть благодарны ему, если он отсрочил этот момент на столько веков. Но отец никогда не отдал бы Таргид, хотя бы потому, что тогда ашерцы поселятся прямо под стенами Брита, а такое и вообразить нельзя. Прости, Дана, но даже ради тебя и Параклеи он никогда не пошел бы на это.

 

– Так и я думаю, что невозможно! – воспрянула я духом. – Эти братья что-то задумали, а младшего в свои планы не посвятили. Я больше всего волнуюсь за госпожу Нефеш, потому что не верю, что она могла рассказать все это непонятно кому. Может, она умом тронулась после гибели Хаваима? Или те парни ее слова переврали?

– Вполне возможно, – угрюмо согласился Вилли. – Трудно поверить, чтобы вполне вменяемые ребята, выросшие в этом мире, решились на такой шаг, руководствуясь лишь сведениями, полученными от природного духа. И это при том, что всадники всегда ладили с варганами разве что чуточку лучше, чем с сукрами. Это мы с тобой знаем древесную варгану и доверяем ей, а они-то увидели ее в первый раз.

– Все ясно, развели нас, – бодро подскочил со своего стула Дятлов. – Пошли чай пить! Ну то есть развели младшего братца, он мне показался мальчишкой честным. Что бы там старшие ни замышляли, они за это уже заплатили. Егорку надо к рукам прибирать, пропадет ведь один.

– В любом случае мне нужно как можно скорее побывать в Блишеме и спросить Властителя насчет Таргида, был такой договор или нет, – ввернула и я свое слово. – Иначе я буду волноваться за ребят, которые сейчас в Навии. Слушай, Вил, а Теом не может взять сестру и мать с собой во дворец?

– Нет, исключено, – живо отозвался Вилли. – Властитель не допустит, чтобы всадницы вошли в его город. А с Теомом мы договорились, он пока не покинет свой дом на острове, чтобы даже случайно не встретиться с тобой. С Клеей они могут держать связь через варгана Румка, либо она навестит его…

– Что? – Я прижала руки к груди. – Господи, нет! А вдруг Клея отправится в Таргид, не предупредив отца, а в этот момент…

Сашка со спины крепко меня обнял, проговорил усталым голосом:

– Это называется, ты не веришь, что Властитель способен на такое. А сама теперь будешь дрожать каждую минуту.

– Буду, – призналась я. – Когда речь идет о твоем ребенке, поверь мне, тут логика не работает.

– Поверю на слово.

– Все равно нужно дождаться Орлика, – напомнил Вилли. – Без него попасть в Навию возможно, но крайне неприятно и затруднительно. И следует узнать, что он думает обо всем этом. Хотя я опасаюсь его реакции, не рванул бы сразу вытрясать душу из парнишки.

– Не вытрясет, он хорошо его знает.

– Знал, Дана, знал. Орлика жизнь в Навии давно научила не доверять знакомым и даже родным лицам.

– Да в курсе я!

– Ладно, давайте обедать, – предложила Кимка, глядя на меня жалостливыми глазами. – Мы, пока ждали, на нервной почве суп сварили. Французский, луковый.

Но я отказалась:

– Мне еще домой возвращаться, хороша я буду, если сперва у вас поем, а потом в бабулины руки попаду. Так я скоро в болото не пройду. Сань, проводишь?

Дятлов только хмыкнул.

– Я такси вам тогда вызову, – сказал Вилли. – Можно было бы всем вместе в город поехать, но мы тут позаниматься решили… упущенное наверстать.

– Ага, давайте, – хихикнула я.

Уф, вроде отпустило. Нет, в самом деле, все это какая-то чудовищная путаница. Погибшие всадники либо неправильно поняли госпожу Нефеш – а природные духи никогда не стремились быть понятыми людьми, – либо, что еще вероятнее, просто водили за нос доверчивого младшего брата.

Бабушка вышла встречать меня в прихожую, пригляделась, всплеснула руками:

– Заболела!

– Не, бабуль, просто устала.

– Будешь мне говорить! Я по Надюшке всегда угадывала: если глаза ввалились, значит, сама сляжет через денек-другой.

– Бабушка, ну какое отношение…

Я не договорила, оперлась обеими руками об стену, борясь с невесть откуда налетевшим головокружением.

– Так, хватай ее и тащи в постель! – за моей спиной скомандовала бабушка Дятлову, и он немедленно сгреб меня в охапку и понес в мою комнату.

– Умеет же твоя бабуля находить слова, особо приятные моему слуху, – шепнул мне Дятлов на ухо, укладывая поверх покрывала.

Тут и сама бабушка подоспела, Саню враз вытурила из комнаты, а меня как-то очень ловко раздела и засунула под одеяло. Я все ждала, когда она начнет спрашивать, что мне принести покушать, хотела сговориться только на чай и сама не заметила, как отключилась.

А когда проснулась, увидела завешенную шерстяным платком лампу на прикроватной тумбе и бабушку в кресле, приставленном вплотную к кровати. Натянув по шею плед и нацепив очки в тяжелой оправе, она что-то вязала на смешных выгнутых спицах, похожих на маленькие бумеранги. Я скосила глаза на будильник на столе за ее спиной, и меня бросило в жар от ужаса, закололо тысячью иголок под мышками и в ладонях. Комната тонула во мраке, на шторах лежал белесый отпечаток снежной ночи. Но часы показывали шесть утра, и если бабушка просидела тут всю ночь, то наверняка видела… она выглядит спокойной, но вдруг в глубоком шоке?

– Бабушка, ты зачем здесь сидишь? – срывающимся от ужаса голосом спросила я.

Она оторвалась от вязания, поправила сползшие на круглый кончик носа очки, вся аж расцвела в усталой, но радостной улыбке:

– А где ж мне быть, Данюсь, если ты занеможила? Больной да ослабший не должен просыпаться в одиночестве, такой закон у нас всегда в семье царил. Разве Надя с тобой не сидела?

– Сидела, да, – припомнила я. – То есть она просто тут спать укладывалась и за руку меня брала. А разве я заболела?

– Да нет, просто переутомилась. Но на день от школы тебя освобождаю, тут без вопросов. И чтобы весь день только отдыхала и наслаждалась жизнью, никаких, смотри мне, домашних заданий!

– Спасибо, – пробормотала я ошарашенно, до такого радикального способа лечения даже мама не доходила. – Бабушка, ты что, всю ночь так просидела? Не спала?

– Нет, какое так, отключилась среди ночи и проспала, бесстыжая, почти до утра, – сокрушенно покачала головой бабуля. – Совсем, видать, старухой стала, прежде такого со мной не случалось.

Я радостно выдохнула: Орлик свое дело хорошо знал, обо всем позаботился. И потянулась обнять бабушку:

– Никакая ты не старая, я бы никогда не смогла вот так всю ночь просидеть. Бабушка, а Саня сразу вчера ушел?

– Ну еще чего, ушел! От меня не уйдешь, пришлось ему поужинать и за тебя тоже. Поболтали мы с ним вволю, много он мне про тебя доброго рассказал. Хороший парень, – вздохнула бабушка.

– А чего ты таким грустным голосом это говоришь?

– Так мне не удалось его развеселить. Теперь вижу: не весельчак он вовсе, куда там! Кручина его терзает.

– Почему? – озадаченно спросила я, садясь по-турецки в постели.

Сашка, конечно, огорчался иногда, но в целом был парнем позитивным.

– Это тебе виднее. Наверное, боится, что не его ты выберешь, открытого да доброго, а того, кто позагадочней будет, – уклончиво ответила бабушка.

– А тебе, бабуль, кто больше нравится? – спросила я. – Санька или тот, кто позагадочней?

– А вот не скажу! – замахала она на меня руками. – Сама выбирай! Хотя лично я обоих во внучата приняла бы, жаль, что нельзя.

– Нельзя, – эхом отозвалась я, – жаль…

Тут в животе у меня явственно забурчало, и бабушка отреагировала, как на сигнал воздушной тревоги, – метнулась на кухню, на ходу приказав мне быть там ровно через три минуты. Я наскоро ополоснулась под душем, и вот мы уже сидели мирно за столом, я поглощала воздушный омлет, а бабушка перечисляла, какими приятными делами я могу заняться сегодня вместо гимназии: шопинг, прогулка, даже заезжий цирк-шапито каким-то образом затесался в список…

Но тут я услышала из своей комнаты настойчивый сигнал мобильного и помчалась туда. Мир и покой исчезли из моей души, едва я увидела, что звонит Орлик.

– Привет, – поздоровался он как-то чрезвычайно спокойно, чтобы не сказать равнодушно. – Собираешься в гимназию?

– Нет, бабушка освободила на денек, решила, что мне нужно отдохнуть, – отчиталась я, стараясь не паниковать заранее.

– Значит, разбудил? Извини.

– Нет, мы с бабулей на кухне завтракали. А ты где сейчас?

– В кафе напротив твоего дома. – Снова эти рубленые равнодушные фразы. – Думал проводить тебя до школы, но раз ты не планируешь…

– Я могу прямо сейчас выйти.

– Можешь? Тогда жду у дома. Думаю, после завтрака с бабушкой кофе отпадает, верно? Двинем в парк, там не придется шептаться плюс погода отличная.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24 
Рейтинг@Mail.ru