Навия. Возвращение

Елена Булганова
Навия. Возвращение

– И кстати, если хочешь разузнать кое-что о своей подруге – это тоже звонок мне.

– Что? О какой подруге?! – взревела я, вообразив, что моя Кимка снова в опасности.

– О древесной, – донеслось в ответ, потом – стремительный галоп по лестнице.

Я кинулась за ним, желая получить разъяснения, но мальчишка был ловок и скор – пока я одолела пролет, внизу уже хлопнула входная дверь.

С минуту я стояла, всем телом навалившись на перила и тяжело переводя дух, а заодно пытаясь осознать, что же это такое было. И как понимать, что я – «даже не Дея»? Вверху нарастал шум тревожных голосов, потом я услышала, как приближаются сверху по лестнице торопливые шажки, увидела пляшущие тени на стенах парадного. Следом за тенями появилась моя бабушка с длинной бледной свечой в вытянутой руке. Заметила меня и застыла столбиком:

– Данюсь! Уж я у дверей стерегла, стерегла, как только заметила, что в подъезде темнота. А потом – вроде как голоса на лестнице, ну я и пошла проверить обстановку, мало ли что…

– Бабушка, ты где свечку взяла? – спросила я. У нас в квартире их отродясь не водилось, разве что ароматические, кругленькие.

– Так с собой привезла. У нас дом уж полвека как аварийный, никогда не знаешь, где погаснет, так что мы без свечки никуда…

На последнем ее слове как раз и вспыхнул свет.

Пока мы очень медленно – бабуля запыхалась, но лифта опасалась еще больше моего – поднимались в квартиру, я искала объяснение странным словам мальчика насчет Деи. Ну понятно, он слышал от братьев легенды о девушке, которая пожертвовала собой ради своего народа, и ожидал, что я тоже буду готова умереть на месте, если так нужно для дела. Я же начала расспрашивать и уточнять, вот мальчишка и засомневался, та ли я Дея или его гнусно надули. А про подругу было совсем непонятно. Если речь шла о госпоже Нефеш – а другими подругами среди древесных варган я обзавестись не успела, – то что выросший в этом мире всадник мог о ней знать?

Уже на нашей площадке затрезвонил мобильный, и я обмерла в испуганной надежде, увидав, что это вызов от Вилли. Пробежала на ватных ногах в свою комнату и на всякий случай сразу опустилась на стул.

– Все в порядке, Дана. – Голос Вила в трубке звучал устало, но довольно. – Мы уже вернулись из Навии все втроем, то есть с Александром. Сейчас у меня дома.

– Как он?! – выкрикнула я.

– Ну, немного обгорел на солнце, а так в порядке, – обстоятельно доложил Вилли.

– Я к вам приеду!

– А вот этого не надо! – живо возразил парень. – У нас тут чисто мужская компания, на текущий момент все голодные, грязные и злые. Но это поправимо, и до наступления ночи мы планируем хорошенько отдохнуть и расслабиться.

– Бухать, что ли, будете? – фыркнула я.

– Прости, Дана, не понял?

– Неважно. Ладно, расслабляйтесь, но имейте в виду, что у меня есть кое-какая новая информация. Когда встретимся?

– Если пойдет по плану, то увидимся завтра в школе.

– Где? – не поверила я своим ушам.

– В школе, Дана. Подсказка: это то место, куда я отвез тебе с утра и где ты находилась до обеда, возможно, не совсем осмысленно.

– Совсем не осмысленно! Как будто нам с Кимкой до учебы было, пока вы пропадали неизвестно где.

– Ну вот, а завтра все уже пройдет осмысленней, поскольку мы вернулись, все в порядке.

Меня охватило горькое чувство, что на самом деле совсем не все и не в порядке. Тут вон еще один всадник нарисовался, а с ним – новые загадки и проблемы. Наверное, мне стоило быть понастойчивее и рассказать о нем Вилу или Орлику прямо сегодня. Но ладно, пусть уж нормально отдохнут сперва.

Один положительный момент в появлении юного всадника все же имелся: пока для меня существует хоть малейшая опасность, Орлик никуда не денется.

А еще через минуту я ощутила благодарность к Вилли за то, что не разрешил мне мчаться на ночь глядя в поселок. Вдруг такая усталость навалилась, что едва доплелась до кровати, рухнула плечом и головой на подушку, а ноги подтянуть с пола уже не смогла – отключилась.

Мне наконец-то удалось выспаться, утром я встала свежая и готовая к новым подвигам. Ладно, все живы, включая и еще одного всадника, но он почему-то не особо меня пугал. Может, потому, что я наверняка его вспомню, как только нормально разгляжу. Что бы там ни замышляли его братья, они явно использовали его втемную, прикрываясь какими-то высокими помыслами, и теперь это сыграет против них. Мысленно я уже перетаскивала мальчишку на нашу сторону.

Бабушка на завтрак испекла блины с пятью различными начинками: яблочной, творожной, сырной, мясной, лимонной. Попробовав все, я ощутила сильное желание вернуться в постель, но пора было выбегать из дома. В намерение Вилли и сегодня запихнуть нас на занятия я не верила, поэтому даже не стала смотреть расписание. В школьную сумку бросила лишь кошелек, телефон и первую попавшуюся книгу, может, даже не учебник. Наверняка мы просто встретимся у школы.

На школьный двор я прибежала последняя, ребята уже ждали меня у ограды в полном составе. Кимка жалась к Вилли, укрывалась от ветра за его могучей спиной. Сашка же и Орлик стояли на максимальном отдалении друг от друга, и вид у обоих был совсем невеселый…

Но я так издергалась за Сашку, что не стала церемониться, прямо с разбега бросилась ему на шею. Друг к этому явно не был готов, попятился и поскорее оторвал от себя мои руки. Но меня это не смутило.

– Ты как? – Я успела поймать его за рукав.

– Бывало лучше, – прозвучал сдержанный ответ.

– Ну, это понятно. Память восстановилась?

– Ага. – Саня скривился, понятное дело, что такую память он точно предпочел бы потерять. Потом вроде как умоляюще глянул на Вила, и тот тут же сказал:

– Ну что, двигаем в школу, до звонка пять минут.

– Зачем? – растерялась я. – Слушайте, разве вы не должны все рассказать, ну, как у Теома с сестрой и матерью прошло, к примеру? И вообще, как обстановка в Нутряном мире?

Говоря все это больше на автомате, я тревожно поглядывала на Орлика: уж очень странный у него был вид. Как будто он не с нами, а так, случайно остановился поблизости. Будто только и ждет момента, чтобы попрощаться и раствориться в снежном мареве.

– Обязательно все расскажем, – заверил Вил добреньким родительским голосом. – Только сперва легонький зачет по английскому, триста слов.

– Что? Сколько? О нет, пожалуйста! – простонала я. Англичанка обожала накидывать нам сотни слов по определенной теме, а потом устраивать по ним зачет с невероятными заданиями, вроде того чтобы узнать слово по первой и последней букве. Я в отчаянии глянула на Ким-ку, та тяжко вздохнула:

– Представляешь, англичанка мимо проходила и нас видела. А так я тоже против была.

– Но Орлик же может сделать, чтобы она…

Тут я осеклась, поймав его молниеносный взгляд. Словно не посмотрел, а хлыстом щелкнул перед моим носом. Что-то совершенно разладилось между нами. В отчаянии я опустила голову и быстро заморгала, прогоняя непрошеные слезинки, но тут Орлик все же соизволил заговорить:

– Мы до твоего появления как раз решили, что мне все же придется отмазать вас за все предыдущие недели. Но с сегодняшнего дня лавочка закрывается.

– Почему? Ты нас покидаешь? – внутренне заледенев, спросила я.

Вопрос попал в цель: теперь растерялся Орлик.

– Нет, почему? Просто теперь получается, что всем вам школу заканчивать, ребята вот хотят, чтобы почестному…

– Что-то не помню, чтобы я участвовала в обсуждении!

– Ну, мы решили, что твоя позиция и так ясна, – сказал Вилли. – Ладно, сегодня хотя бы зачет, а там посмотрим, договорились?

– На что посмотрим, на мою пару по инглишу? Как-то не хочется! Я никаких трехсот слов не знаю, а если даже знала, то забыла после… всех последних событий! – Я вовремя удержала на кончике языка упоминание о падении с высоты. – Если уж решили оканчивать школу честно, могли бы хоть предупредить!

Уф, даже в груди как-то противно меленько задрожало от обиды и раздражения. Понятно, не из-за зачета так огорчилась, просто нервы расшалились. И обидно за ребят: они думают, что главные наши беды позади, строят планы, как втягиваться обратно в нормальную жизнь, но ведь это не так. И говорить при Сашке о юном всаднике не хочется, но нужно найти момент, и поскорее, поскорее…

– Выручишь? – впервые после тяжелого разговора на поляне я обратилась напрямую к Орлику. Приготовилась к резкому отказу. Но неожиданно он ухмыльнулся по-мальчишески, от уха до уха, кивнул головой:

– Ла-адно. Все, что когда-то учила или хоть глазами пробегала – вспомнишь. Но если со словом нулевое знакомство, то извини.

– Ой, я тоже так хочу! – запрыгала на месте Кимка. – Орличек, пожа-алуйста!

Вилли с самым свирепым видом, на какой вообще был способен, подхватил свою девушку под руку и потащил к школьному зданию. Однако довольный взгляд, которым моя подруга успела через плечо обменяться с «Орличком», дал мне понять, что вопрос решен положительно. Похоже, приключение их здорово сблизило.

– Ладно, созвонимся, когда отстреляетесь, – ни к кому не обращаясь, себе под нос проговорил Орлик. – Хотя я, наверное, до вечера буду занят.

И чем-то побрякал в оттопыренных карманах куртки. Дятлов все с тем же потерянным видом поплелся следом за парочкой. Ага, расклад ясен, сдавать зачет мы идем вчетвером, а у Орлика снова какие-то непонятные дела. Но он вернется, можно пока не сходить с ума…

Звонок уже заливался вовсю, когда мы входили в раздевалку. Пришлось просто скинуть одежду грудой на просторный подоконник и гурьбой нестись в класс английского. Но по пути я все же успела поймать Кимку за руку.

– Ты не в курсе, куда это Орлик намылился?

– Ага, знаю, – пропыхтела на бегу подруга. – Они там с Ингой всяких камешков набрали, в Навии. Сейчас он поедет в Питер, пристроит их в разные места, потом всю сумму отнесет Светлане, ну и будут решать, как вообще дальше устроить ее жизнь.

 

– Понятно, – отозвалась я, тут же подумав о Сашке. – А почему на весь день едет?

– Ой, ну они же наверняка безумно дорогие, те камешки! – закатила глаза Кимка. И тут же резко тормознула шагах в десяти от класса, воспользовавшись тем, что Вилли уже исчез за дверью. – Он будет посещать всякие скупки, ювелиров, брать, сколько они там смогут наскрести хоть за один камень.

– Не проще ли зайти в крупный банк, сунуть камешки в окошко и попросить, как Орлик умеет, сразу нужную сумму? – усмехнулась я.

– Ну, знаешь, я поняла, что он хочет сделать все максимально честным способом, насколько вообще такое возможно. Ой, Богданочка!

– Что? – Я встревоженно глянула на покрасневшую Кимку.

– Я же, когда в Навии была, тоже прихватила парочку. Не подумай, просто потому, что ужасно красивые, невозможно было мимо пройти. Это ведь не воровство? А то я прямо переживаю…

– Не переживай, – сказала я. – Для Навии это действительно обычные камни, любой может их взять.

– А… – начала Кимка, но тут приоткрылась дверь, и наша англичанка поинтересовалась, сколько еще мы собираемся болтать под дверью, когда остальные уже приступили к работе.

Мы с чинным выражением на лицах одна за другой проследовали в класс.

Не припомню за всю свою школьную жизнь более приятного теста. Я понимала английскую речь без всякой головной боли и напряжения, не приходилось, как прежде, выгадывать момент, чтобы повернуться к Сашке и шепотом спросить непонятное слово. Хотя нужно было бы хоть разок повернуться, пусть знает, что у нас с ним все по-прежнему. А то вдруг строит на этот счет ужасные теории… Но дело шло так бойко, что отрываться не хотелось.

Кимка рядом со мной трудилась с таким же воодушевлением, только раз оторвалась от листа, чтобы прошептать мне на ухо:

– А у англичанки-то нашей произношение так себе… не оксфордское, словом.

Я хихикнула и поспешно прихлопнула рот рукой, а потом сразу напомнила себе, что нужно быть сдержаннее и ловить момент для серьезного разговора.

Этот момент подвернулся сразу после конца урока, когда половина класса в спешке дописывала тест. Сашка вскочил со звонком, пробормотал в пространство что-то насчет библиотеки и был таков. Я тут же вцепилась в рукав Вилли с таким нетерпением, что Кимка изумленно вздернула бровь.

– Мне нужно кое-что вам рассказать. Очень срочно. И пока Сани нет.

Вил кивнул, моментально весь как-то собрался. Подхватил наши с Кимкой рюкзаки и широко зашагал на выход. Мы устроились для разговора в пустующем классе информатики. Я вкратце рассказала им про уцелевшего всадника и передала наш с ним странный разговор на темной лестнице. Когда закончила, у Кимки вид был испуганный, у Вилли – озадаченный.

– У тебя с собой его координаты?

– Конечно. – Я вытянула из кармана бумажку с телефоном.

– Нужно с ним связаться, с этим Егором, – сказал Вил. – Возможно, он врет или был введен в заблуждение старшими всадниками. Но вдруг нет? Вдруг действительно существует некая опасность для всего народа в Таргиде? Тогда стоит узнать о ней пораньше.

– Да ну, как ты себе это представляешь? Что всадникам может грозить… – начала я, но скисла под напряженным взглядом друга. Напомнила себе, что Навия – особый мир, там возможно все.

– Меня больше волнует госпожа Нефеш, если речь шла о ней. Как думаешь, Вил, могла она как-то пересечься с теми всадниками здесь, в этом мире?

Парень только руками развел.

– Мы с тобой знаем госпожу варгану примерно в равной мере. Лично я не сильно удивился бы, побывай она даже на Луне.

– Аналогично, – вздохнула я. – Но вроде варганы не очень поддаются гипнозу всадников? Не в сговор же она с ними вступила, правда?

– Звони, – коротко посоветовал Вил.

Да, больше ничего не оставалось.

Я начала медленно набирать номер, спотыкаясь на каждой цифре. Как же я устала от приключений, никогда не думала, что это так утомительно: постоянно нести ответственность за судьбы миров. Хотелось отшвырнуть мобильник и крикнуть: «Нет, стоп, перерыв!» Но нельзя. Когда пошел вызов, я установила громкую связь.

Парень этот, Егор, ответил сразу, будто только и ждал, когда я созрею позвонить. Голос его звучал тускло и устало, похоже, бедолага места себе не находил после гибели названых братьев. Стало вдруг ужасно жаль его, и я сказала мягко:

– Привет, это Дана. В смысле Дея. Можем мы сейчас поговорить? Что там за ситуация с всадниками?

– Можем. – Он был краток. – Приезжай, я скину адрес.

– Стой, погоди! А по телефону разве нельзя рассказать хотя бы в общих чертах? Мы бы уже начали обсуждать ситуацию, пока едем к тебе, ну или ты к нам.

– Я разве говорил, что хочу что-то с кем-то обсуждать? – искренне удивился мальчишка, в трубке его голос казался ломким, еще более детским. – Приезжай одна. Имей в виду, если увижу тебя на пороге с Орликом или блишемцем, просто не открою.

Я вопросительно глянула на Вила, тот категорически мотнул головой. Ясно, это даже не обсуждается.

– Слушай, Егор, если ты так хотел наедине, то говорил бы вчера, прямо на лестнице, – перешла я в наступление. – А сейчас я уже рассказала ребятам, и меня одну никто не отпустит! Чего ты боишься-то? Если дело действительно серьезное, то нечего огород городить, а если это просто хитрость какая-то… или ты за братьев хочешь мстить, которых никто из нас и пальцем не тронул…

Но этот тип оказался крепким орешком.

– Если боишься меня, Дея, – произнес с явной усмешкой, особо выделив имя, – то возьми своего бессмертного друга, с ним приму. В общем, если решишься, набери – вышлю адрес. Время у тебя до вечера, часов с девяти я уже буду недоступен. И помни: то, о чем я предупреждал, может произойти в любой момент.

И отключился. Я растерянно глянула на ребят и едва не выронила телефон, хорошо, Кимка подхватила.

– Что делать-то?

– Так. – Вилли на пару секунд прижал ко лбу ладонь. – По идее, нужно вызванивать Орлика, ставить в известность и с ним решать.

– Ты серьезно? Да он никогда меня не отпустит, особенно с… Он с Сашкой в одном помещении меня оставил только потому, что уверен: всадники уничтожены, опасности нет. Нет, все, я решила: нужно ехать прямо сейчас!

Я гордо выпрямилась, всем видом подтверждая твердость своих намерений. В конце концов, всадники – моя зона ответственности, тут Вил меня не остановит. Кажется, он понял это, сильное волнение отразилось на его лице.

– Ты хочешь поехать одна?

Тут я заколебалась. Одной страшно, но это более безопасный вариант, чем с Сашкой.

– Вот думаю… А ты как считаешь?

– Лучше прихвати Александра, – удивил меня Вилли. – Мне кажется, парнишка был искренен и в самом деле не замышляет дурного. А вот поддержка тебе понадобится.

Тут зазвенел звонок, а я и забыла напрочь, что мы в школе и сейчас разгар учебного дня. Бросилась к двери с криком:

– Побегу Сашку уговаривать! Чувствую, непростая будет работенка, может, придется все же одной тащиться.

– Уверен, не придется, – хмыкнул Вил. – Ладно, я пока вызову машину, и будем ждать вас внизу, у раздевалок.

Я вихрем пронеслась по школьным, стремительно пустеющим коридорам. Библиотеку обнаружила закрытой и спустилась на первый этаж в буфет. Саня был там, сидел у самого дальнего стола, вернее, полулежал, откинув голову на спинку и вытянув в проход длиннющие ноги, через которые заполошно, друг за дружкой перепрыгивала стайка младшеклассников. Одинокий стакан с компотом он не глядя гонял по столу, даже странно, что еще не грохнул его. Я подошла и устроилась напротив. Успела поймать несчастный обреченный стакан на самом краю, переставила его на другой стол. Повернулась и встретила унылый Сашкин взгляд.

– Собрались куда-то? – спросил он подчеркнуто равнодушно. – Так это без меня, мне домой надо…

– Не надо, – перебила я. – Саш, это мне нужна твоя помощь, и срочно!

– Данка…

– Все! – Я выставила перед собой обе ладони. – Это не какой-то заглючивший комп, который я в спешке выдумала, чтобы мы могли с тобой обсудить наши проблемы. Которых у нас и нет, кстати.

– Ну да, за исключением…

– Ага, ты хотел меня убить, в курсе, – снова не дала ему договорить я. – Но сейчас нет времени припоминать, сколько раз за десять лет нашего знакомства мне хотелось прикончить тебя. В отличие от меня, ты находился под гипнозом, так что и обсуждать тут нечего. А вот то, что один из всадников остался жив и уже вышел со мной на связь, – это важно, да.

– Что?! – Сашка дернулся на стуле так, будто по нему электричество пропустили, вцепился руками в край стола. – И ты приходишь даже без ребят? А если я снова?..

– Спокойно, никакого снова. Он еще пацан совсем, без способностей. Но он хочет рассказать о том, что замышляли его братья. Говорит о какой-то опасности, которая нависла якобы над всем миром всадников. И согласен говорить со мной наедине или в твоем присутствии. Так что или ты со мной, или я еду одна. Потому что моя дочь тоже наполовину всадница, и я должна знать, что происходит! Так что ты решил?

– Что за вопрос, – резво подскочил на ноги повеселевший Дятлов. – Конечно, я с тобой.

Глава четвертая
Древняя угроза


Вилли и Кимка ждали на длинной скамье напротив спортзала, с озабоченными лицами держались крепко за руки. Сами уже натянули верхнюю одежду, а нашу разложили рядышком аккуратными стопками.

– Мы поедем за вами, – объявила Кимка. – Просто остановимся у поселка и будем ждать. Ну так же безопаснее! А то вдруг вы не вернетесь, что тогда прикажете делать?

Но я помотала головой:

– Нет, Ким, не стоит. Вдруг мальчишка что-то почувствует, откажется разговаривать, он и так на грани. А мне необходимо знать, какая опасность грозит всадникам. Давайте сыграем по-честному и будем надеяться на лучшее.

– Ну да, – моментально скисла Кимка. – Вилли мне так и сказал, но я думала, может, ты…

– Не волнуйтесь за нас. Мне кажется, этот Егор – неплохой мальчишка, братьев так любил… И, слушай, – я повернулась к Вилу, – Орлику ни слова, умоляю! Только уж в крайнем случае, если мы вдруг не вернемся или еще что. И в таком случае напирай на то, что я сама смылась, ты не пускал.

– Врать не научен, – бледно улыбнулся Вилли. – Если что, подеремся еще разок.

– На этот раз он с тобой драться не станет, – заверила я. – Кимка, ты проследи. Соври за него, если нужно будет.

И побледневшая подруга энергично закивала.

Машина ждала напротив школы, за рулем обнаружился тот самый молоденький шофер, который возил раньше Вилла на учебу и с нее. Обсудив все еще раз, мы решили, что будет нормально, если он отвезет нас, – Егор ведь не знает, что Сашка умеет водить, значит, в претензии быть не может. Я приободрилась: ребята хоть будут знать, где мы, как бы ни сложилось.

Пока выезжали на проспект, я успела связаться с Егором по смс, предупредила, что мы едем. В ответ пришел адрес, я подсунула его водителю, получила в ответ энергичный кивок. Всю дорогу мы с Саней держались за руки, но я заметила, что ладонь друга остается холодной и твердой – признак сильного волнения. Да я и сама волновалась, не знала, правильно ли поступила, взяв с собой Сашку. А вдруг там окажется еще один неучтенный братец и нам хана?

Дятлов попросил улыбчивого водителя остановиться у въезда в поселок. Они о чем-то пошептались, машина развернулась и уехала, а мы пешком отправились на пропускной пункт. Наши имена были в списке, дежурный охранник показал нам нужный дом в конце короткой улицы, к нему вела идеально ровная, мощенная брусчаткой дорога. Я поглубже вдохнула кусачий морозный воздух, подхватила Сашку под руку, и мы зашагали к нужному дому.

Дом, нарядный, двухэтажный, стоял за сплошным железным забором с темными окнами. У калитки – никаких следов, и Дятлову пришлось буквально силой выдирать ее из снежного захвата. Но у меня и сомнения не возникло, что дом обитаем. Мальчишка наверняка затаился за одним из окон, внимательно наблюдал – теперь, без всесильных братьев, он был уязвим и напуган. И до смерти боялся встречи с Орликом или Вилом – те его без проблем в бараний рог скрутят. Странно лишь, что не боялся Сашку. Неужели успел оценить его миролюбивый нрав?

Саня тем временем одолел дверь калитки, и мы зашли во двор. Немедленно загорелся свет над крыльцом и еще какая-то подсветка, спрятанная под крышей дома. По нечищеной дорожке мы пересекли просторный двор с беседкой и утонувшей в снегу детской площадкой. Дятлов по-хозяйски распахнул дверь дома, но меня вперед не пропустил, нырнул в нее сам. Я, конечно, не отставала.

Мальчик Егор ждал нас, застыв в дверях гостиной, неловко расставив ноги и спрятав за спину руки, весь какой-то нелепый. Свет многорожковой люстры падал на его лицо, и я моментально вспомнила, кем он был когда-то, в моей прошлой жизни. Едва не выпалила вслух имя, в последний момент прихлопнула рот ладонью – это было бы не слишком уместно. И Егор все понял, но вопроса не задал, молча попятился в глубь комнаты, пока не наткнулся на кушетку, плюхнулся на нее, а нам указал пальцем на длинный кожаный диван.

 

В этой просторной и ослепительно светлой гостиной вообще было много посадочных мест, куда больше, чем изначально задумал дизайнер. Разномастные стулья толпились вокруг овального стола небрежно, будто те, кто сидел на них, в спешке поднялись и вышли из комнаты, планируя совсем скоро вернуться. На смешной кушетке с выгнутыми боковинами с одного края сползал на пол клетчатый плед, а продавленная кожаная подушка явно указывала, что на ней Егор проводил большую часть времени. Стало пронзительно жалко этого мальчишку, стоило лишь представить, как он лежал тут в полумраке зимнего дня, вспоминая своих братьев и горюя по ним.

– В доме еще живет кто-то? – спросил Сашка сочувственно, явно подумав о том же самом.

Егор помотал головой:

– Братья перед последним уходом в Навию всех отослали – своих подружек, обслугу. Не думайте, их не гипнозом тут удерживали… ну почти.

– А госпожа Нефеш? – строго спросила я. – Где она?

– Понятия не имею.

– Так ты врал, что она у вас? Откуда вообще про нее знаешь?

– Я не врал, – ощетинился Егор. – Варгана в самом деле жила здесь пару дней, а потом сорвалась по своим делам. Я же не сказал, что она у нас в плену, верно?

– Фиг бы вам удалось пленить природного духа, – фыркнула я.

Про себя же лихорадочно соображала, что привело варгану в стан наших врагов.

– Может, давайте по порядку все обсудим, – после паузы предложил Дятлов тоном опытного дипломата и сел на диван, похлопал по нему ладонью, приглашая меня. – У нас, как я понял, на повестке два главных вопроса: что грозит всадникам и чего вы на самом деле добивались, если не убийства Даны?

Егор подобрал под себя ноги и натянул на них плед. Я диван проигнорировала, подтащила барный стул так, чтобы видеть обоих, и взгромоздилась на него.

– Я уже сказал Дее, что убивать ее никто не собирался, – с напором заговорил парнишка. – Наверное, нас с братьями нельзя было назвать хорошими ребятами, мы часто брали то, что нам не полагалось, зато очень хотелось. Но мы старались никому не причинять вреда, не опускаться до откровенного разбоя. И этот дом мы официально арендовали, не думайте. Все, чего мы желали, – это вернуться в Навию, жить в мире, к которому привыкли, в котором не были бы калеками. Место перехода мы знали – вытрясли из Захара, – и если торчали тут, то из-за Орлика в основном. Сначала его искали, потом ждали случая пообщаться и выяснить, какие у него планы. С нами он или как? Но он был поглощен своими делами, точнее, тобой, Дея.

Сашка на диване издал звук неопределенный, но очень выразительный.

– Мы уже собирались навсегда покинуть Внешний мир, когда Вадим, старший из нас, встретил в лесу госпожу Нефеш. Ну, у варган ведь свои приемы отводить глаза, обычные люди ее в упор не замечали, но Вадим-то разглядел и был страшно изумлен: древесная варгана – в этом мире! Заговорил с ней, объяснил, кто он такой. Старушка-дерево была в таком смятении, что обрадовалась уже самой возможности поговорить с людьми из своего мира.

– А что случилось-то? – привстала я. – Это как-то связано с проклятием, то есть с пророчеством, ну, ты знаешь?

Егор помотал головой, неловко поерзал:

– Нет. Это другое. Ты, Дея, вряд ли мне поверишь, но пообещай выслушать все до конца, ладно? И хотя бы попробуй вообразить, что это может быть правдой.

– Постараюсь, – пробурчала я, холодея после таких предисловий. – Кстати, госпожа Нефеш была одна или со своим личным транспортом?

Егор невесело мне улыбнулся:

– С ней был призрачный волк по кличке Руах. Еще будут проверочные вопросы?

– Нет, можешь переходить к основному повествованию.

Мальчишка еще поерзал, потом собрался, шумно выдохнул и начал говорить:

– На самом деле все началось почти тысячу лет назад, когда ты, Дея, была… была… – Он слегка покраснел и захлопал ресницами, – ну это, в положении, одним словом. Тогда блишемские лекари осмотрели тебя, а после отправились с докладом к Властителю. Они сказали, что, если повезет, сумеют спасти твою жизнь, но не жизнь ребенка. Гамелеха такой расклад совершенно не устроил. Не потому, что он мечтал обзавестись очередным миллионным младенцем, нет, просто понимал, что, даже оставшись живой, ты ускользнешь от него, что все, чего он добился терпением, добротой и лаской, будет утрачено…

Завозился Сашка, даже привстал, но я жестом попросила его не вмешиваться. Егор сейчас явно говорил с чужих слов, и теперь я верила, что здесь побывала госпожа Нефеш. Только она, моя единственная настоящая подруга в том мире, была в курсе наших с Властителем отношений. Но я все еще не понимала, что ее подтолкнуло на такие откровения.

– Властитель пригласил к себе во дворец самых древних и почитаемых варган. Дело в том, что уже тогда, тысячелетие назад, захват Хаваима Ашером был делом почти решенным. Властитель немного сдерживал агрессию ашерцев, но в целом не собирался подвергать опасности своих подданных ради заносчивых и в большинстве своем презирающих людей природных духов. Но в ту встречу он пообещал еще тысячу лет защищать Хаваим, если варганы спасут его ребенка, ну и жену, само собой. Ведь всем известно, что природные духи обладают мощной магией, но никогда и ни при каких условиях не используют ее, чтобы помочь людям, справедливо полагая, что нет смысла кормить цыплят пищей орлов. Однако на этот раз Гамелех четко дал понять, что варганам стоит разок нарушить правила ради сохранения своего круга, – и старейшины, безусловно, его услышали. Они поспешили в Хаваим и призвали трех самых умелых из своего народа. Госпожа Нефеш, конечно же, была среди них. Им четко сказали: ребенок должен выжить любой ценой, а если умрет еще в утробе матери, необходимо его воскресить. И три варганы немедленно отправились в Блишем, чтобы неотлучно дежурить при тебе.

Я вздрогнула и покрылась гусиной кожей: такими живыми вдруг стали воспоминания. Варганы, которые то и дело попадались мне на глаза во всех уголках дворца… Я ведь ничего не знала о грозившей мне и моему еще нерожденному малышу опасности, боялась лишь одного: что варганы увидят в младенце старую душу и забракуют его.

– Твоя дочь появилась на свет совершенно нежизнеспособной, – ровным голосом продолжал свой рассказ Егор. – Варганам пришлось сильно постараться, чтобы вдохнуть в нее жизнь, все равно что заставить работать сложнейший механизм, склеив его пластырем…

Все, меня повело. Хорошо, Сашка заметил, вскочил и поддержал за плечи, иначе летела бы с высоты стула на пол. Егор тоже привстал, наблюдал за мной настороженно и растерянно. Наверное, опять думает про себя, что никакая я не Дея, их Дея такой слабачкой не была.

– Продолжай, – пробормотала я.

– Но…

– Без «но». Просто я этого не знала, думала, что все в порядке, раз малышка появилась на свет живой. Только помню, как долго одна из варган держала ее на руках, а я боялась услышать, что у девочки древняя душа, но говорила себе, что это ничего, я ведь все равно ее не оставлю.

Егор невесело хмыкнул:

– Уверяю, будь в ней хоть дюжина старых душ, это варган не смутило бы. Лишь бы жила. Они ее, как пустой сосуд, до пределов заполнили своей магией.

Дятлов все еще держал меня за плечи, потому что трясло просто зверски. Мальчишка же вроде успокоился, забрался обратно на свою кушетку и продолжил:

– В общем, дело было сделано, ты получила свою малышку вполне себе розовой и крикливой. И тогда настал черед Гамелеха исполнять свои обещания. Думаю, он всю голову сломал, прикидывая, как защитить Хаваим. Ведь против чудовищ Ашера даже кентрон не особо действует, они всегда ухитрялись подтачивать все возводимые вокруг них границы. Пришлось договариваться с тогдашним правителем последнего круга, просить тысячелетней отсрочки для Хаваима. Не думаю, что это далось легко… Но и у Властителя не было пути назад, мстительный характер варган он знал не понаслышке и не мог сказать им, типа, простите, ничего не вышло, вырвите ребенка из рук матери и убейте, если вам от этого полегчает.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24 
Рейтинг@Mail.ru