Да, детка, это – реальность!

Екатерина Васина
Да, детка, это – реальность!

– Кии-ир, – протянула рыжая чуть дрожащим голосом. Вот черт, она же в первую секунду едва не перекинулась в боевую фазу. Хорошая бы получилась встреча!

– Первая вампирша, которая оказалась застрелена из игрушечного пистолета. – С этими словами Кирилл нажал на курок, и прямо в лицо Алексе полетели мыльные пузыри. Она отпрянула и расчихалась.

– Идиот! У меня аллергия на дешевый шампунь! – Девушка нащупала лежавшую на земле сумку, запустила ею в Кирилла. Увы, Охотник легко увернулся и со смехом произнес:

– Еще круче, я буду первым, кто убил вампира дешевым шампунем! Медаль мне!

– Господи, какой же ты придурок! – Александра уперлась ладонями в колени, стараясь успокоиться. Теперь вампиршу трясло уже от злости. Что за муж ей достался? Сначала пропадает почти на месяц, потом возвращается с тупыми шуточками, от которых у нее точно приключится инфаркт.

– Может, и придурок. – Кирилл протянул жене сумку, готовый, если что, увернуться. – Но видела бы ты себя. Нет, нет, не здесь, а там, возле ночного клуба. Что это за альфонс был рядом с тобой? – в голосе, кроме насмешки, прозвучало нечто, заставившее Алексу насторожиться. Ревность – это, конечно, приятно. Но ревнующий Охотник – это тот зверь, с которым лучше не играть: загрызет и не подавится.

– Мне кровь нужна была. Между прочим, я его просто чуть выпила и все. А вот Адель оттягивается там на полную катушку. Аж с тремя красавцами.

– Да мне по хрену, что там делает Адель! – взвился Кирилл, опять вспоминая того наглого типа, который обнимал его жену. Захотелось пересчитать ему зубы. И только понимание того, что Алекса и так сделала лишь то, в чем нуждалась, заставило его взять себя в руки.

Меньше всего магу хотелось сейчас ругаться. Он соскучился по клыкастой женушке, к которой привязался за год. Да что там, Кир не так давно осознал, что в присутствии Алексы чувствует себя так, словно выспался, а проснувшись, понял – впереди месяц отпуска.

Поэтому он просто подхватил на руки сердито сопевшую Алексу и понес ее к подъезду. А вампирша положила голову ему на грудь, вдыхая запахи, от которых сердце начинало биться быстрее. Темная простая футболка Кирилла пропиталась его запахом и запахом крови. Чужой. Ее уже не осталось на ткани, но обоняние вампира не проведешь. Кир был на Охоте и кого-то убил. Алекса глубоко вздохнула и постаралась не думать об этом. Она знала, с кем связывалась.

* * *

Дверь в квартиру Кирилл открыл ключом, а затем пнул ее, распахивая шире. И захлопнул локтем, погружая крохотную прихожую в темноту. В ней, наполненной домашней тишиной и ожиданием, Александра, наконец, сделала то, о чем мечтала почти месяц: поцеловала своего Охотника.

Скучала, она безумно скучала всякий раз, когда ему приходилось уезжать или уходить на дежурство. Порой Алексе казалось, что внутри нее горит пламя, которое съеживается, если Кирилла нет рядом.

А сейчас, находясь в объятиях парня, который нетерпеливо отвечал на ее требовательные поцелуи, она чувствовала, как ее внутреннее пламя разрастается, собираясь охватить их обоих. Извернувшись, Алекса обхватила Кира ногами за пояс и прижалась так, словно хотела стать с ним единым целым. Внутри все горело, требовало близости и… крови. Алекса прикусила губу выступившими клыками, чуть откидывая голову назад, чувствуя, как ее куда-то несут. Сущность вампира требовала насыщенной эндорфинами крови, удавалось сдерживаться с трудом.

– Кирилл…

– М-м-м?

– Ничего, просто… – Она вновь поймала его губы поцелуем. Просто ей хотелось произносить его имя, только и всего.

Просто чертова любовь к Охотнику…

Потом был тихий треск молнии на платье и приятный холодок покрывала, коснувшийся ее кожи. Кажется, Кирилл соскучился по своей жене не меньше, чем она по нему, и сейчас старался это показать. Вампирша извивалась под его ласками. Нетерпеливыми и чуть грубоватыми, но невероятно возбуждающими. И сама дарила их в ответ. То игриво прикусывая пальцы мужа, то короткими поцелуями спускаясь по твердому животу вниз. В такие моменты высшей наградой ей были глубокие вздохи ее Охотника.

Когда терпение Кирилла переполнилось, он плотно прижался к ней, давая сполна прочувствовать его возбуждение. После чего перевернул на живот, приподнял за бедра и вошел одним толчком, от которого Алекса вскрикнула и обернулась. Кирилл возвышался над ней, широкоплечий, с напряженными мышцами. Намотав ее волосы на кулак, потянул на себя. Алекса лишь выгнула спину, чувствуя, как он бьется где-то глубоко в ней. Так рьяно, что вампирша в какой-то момент вцепилась клыками в подушку, пропарывая тонкую ткань. И приглушенно всхлипнула от переполнявших ее чувств. Она балансировала на столь любимой ею границе наслаждения и легкой боли. Вскрикивала при каждом толчке, рукой пыталась коснуться мужского тела.

Алекса потеряла счет времени, только почувствовала в какой-то момент, как Кир содрогнулся, а затем сильно прижался разгоряченным телом к ней. Мир, наконец, взорвался огненными клочьями с привкусом крови от прокушенной губы. И вампирша словно разлетелась вместе с ним, чтобы вернуться в реальность спустя долгие мгновения наслаждения.

В распахнутое окно влетал свежий ночной ветер, откуда-то издалека слышались отголоски музыки любителей врубать на полную проигрыватель в машине. Алекса пошевелилась и обнаружила, что лежит головой на животе Кира. Попытка встать была немедленно пресечена Охотником, который чуть надавил рукой на поясницу девушки и буркнул:

– Лежать. Тьфу… – Он явно от чего-то отплевывался. Извернувшись, Алекса увидела, как маг отбрасывает от себя какой-то светлый клочок. Такие же кусочки оказались разбросаны по всей кровати.

– Вот-вот, – прокомментировал Кирилл, когда Алекса поднесла один из них к лицу. – На тебя подушек не напасешься, кусака, блин. Давай я тебе в следующий раз карандаш дам, может, заточишь? Или нет, давай подсуну в разгар страсти курицу живую? Как тебе, а? Секс, кровищ-щ-ща, хардкор!

– Придурок. – Алекса уже серьезно завозилась, пытаясь встать, но Охотник легко ее перехватил и, уронив на лопатки, навис сверху.

– Придурок соскучился. – Он легко поцеловал вампиршу в кончик носа и выпрямился. Алекса, приподнявшись на локтях, едва не облизываясь, уставилась на худощавую подтянутую фигуру мужа, чуть подсвеченную уличным фонарем.

– Но в душ я первая, – сообщила она, ощущая зуд в кончиках пальцев от желания просто коснуться Кира.

«Знаешь, как умирают маги, дожившие до старости? Они словно сгорают изнутри, вирус разрушает их организм, который к тому времени выработал все свои ресурсы. Нам проще, мы к моменту смерти теряем разум, а вот они чувствуют и понимают все. А ты сидишь, молодая и полная сил, ощущая беспомощность», – голос Адель эхом разнесся в сознании, заставив Алексу внутренне похолодеть от страха.

До сегодняшнего вечера она не задумывалась на такие темы. Стоя под холодными струями в душевой кабинке, вампирша опиралась руками и лбом о стекло, стараясь прогнать непрошеный страх. Увы, он то и дело возвращался, ледяными иголками покалывая в затылке.

Несмотря на то что с их странной свадьбы прошел год, Алексе до сих пор не верилось, что Кирилл рядом с ней. Было что-то волшебное в том, что отныне они были не просто Кирилл и просто Александра, а Кир и Алекса. Семья. Возлюбленные. Ячейка общества. Хотя порой их отношения заставляли людей вокруг крутить пальцем у виска.

Ей казалось ненормальным потерять его. Даже если до этого момента еще несколько десятков лет. Это все равно что потерять часть себя. Без которой она уже не будет живым существом, а станет лишь функционирующей особью без будущего.

– Ты чего загрустила? – поинтересовался Кир, когда вампирша вернулась в постель и залезла под одеяло. Парень мигом обхватил ее за талию и подтянул к себе, буквально обжигая холодную кожу прикосновениями. – Боже, леди, ты как лягушка!

– Ква-ква, – согласилась Алекса, правда, без особого веселья. Впрочем, Охотник, на которого после столь бурного «приветствия» и горячей ванны накатила усталость, не слишком доставал жену. Списав на то, что и она утомилась, он еще немного повозился и стал погружаться в сон.

– Кир, – голос Алексы раздался, когда парень уже почти отрубился, – а Охотники когда-нибудь отказывались от заданий?

Сон стек с парня, как темная вода. Приподнявшись на локте, Кирилл не без раздражения посмотрел на вампиршу, которая с деланым интересом разглядывала потолок.

– Зачем это тебе?

– Просто вспомнила, – Алекса глубоко вдохнула, – перед свадьбой ты говорил, что браки между Охотниками и вампирами не запрещены, но мало кто на них решается. Мол, всегда есть шанс, что твою вторую половину закажут тебе же.

– И? – прищурился парень, мигом начиная себя накручивать. Он уже знал, что Алекса ничего просто так не спрашивает. И о той его фразе она не вспоминала ни разу… до сегодняшней ночи. Неужели совесть нечиста, раз заволновалась на подобную тему?

«Надеюсь, Кир, тебе не придется ликвидировать Александру. Присматривай за надеждой клана Доктус, она гений и вполне может создать то, чего не должно существовать в природе», – слова, сказанные когда-то отцом, навсегда засели в его голове. А папочка никогда и ничего не говорил просто так.

– Что и? – Алекса перевела чуть затуманенный взгляд на мужа. – Мне просто интересно, были ли случаи, когда Охотники отказывались?

– Тебе с чего вдруг приспичило это узнать посреди ночи, после секса с любимым мужем? – уже вовсю полыхал подозрением Кирилл, у него даже голос изменился, стал более жестким.

– Потому что ты три недели пропадал на Охоте. – Алекса чуть приподнялась, глядя Киру в глаза. – Не надо так щуриться, я не дура и прекрасно была в курсе настоящей цели твоей командировки! Да от тебя сегодня разило вампирской кровью! Как будто ты в ней купался!

– Вот черт, – пробормотал Охотник, – я был уверен, что все убрал. А с какого хрена тебя прибило именно сегодня, а не, скажем, полгода назад? Я тогда вообще вернулся с продырявленным плечом.

 

– Вот именно! Меня больше твое плечо волновало. А сейчас накатило что-то. – Алекса упала обратно на подушку, почти прошептала: – Просто интересно, для кого-нибудь из вас личные чувства стали сильнее приказа?

Она вновь уставилась на потолок. Рядом послышался легкий шорох простыни, затем Кир лег рядом, не касаясь девушки. Вампирша чуть скосила взгляд и увидела, что муж так же, как и она, с величайшим интересом изучает фосфоресцирующие звездочки на потолке. Словно ищет знакомые созвездия.

– Ну… было один раз. – Тон у парня был каким-то непонятным. – Десять лет назад, в нашем городе, кстати. – Он криво усмехнулся. – Тогда среди нас такой дурдом стоял, ты бы знала! Все Управление стояло на ушах.

– Расскажи, а? – Алекса потерлась щекой о его горячее плечо, зная, что это действует на Кирилла подкупающе.

– Короче, десять лет назад была среди нас крутая Охотница. Реально крутая, я ее как-то видел. – Кир ухмыльнулся. – Она мне потом все в моих подростковых снах являлась.

– Мы будем обсуждать твои эротические фантазии или все же вернемся к делу?

– Боже, какая ты ревнивая. – Парень почесал Алексу под подбородком и продолжил: – Короче, эта Алиса была женой одного из Верховных, а еще слыла крутой Охотницей. Причем настолько крутой, что задания у нее были не чета моим. Она работала с типами вроде Генри и ему подобными. И ни разу не провалила Охоту.

– А ты бы победил Генри?

– Мы будем обсуждать мои способности или вернемся к рассказу? – отшутился Кир. – В общем, случилась там одна мутная история с одним из довольно крутых вампиров.

– С каким? – не выдержала Александра. Но натолкнулась на довольно тяжелый взгляд и пожелание не спрашивать лишнего. После чего сделала знак, что закрыла рот на замок, и вновь вся обратилась в слух.

– Короче, – Кир шутливо погрозил жене пальцем. – Не важно, кто и кого там заказал, важно, что на следующее утро на столах у всех Верховных оказались документы, доказывающие невиновность того вампира. А у ее мужа, на тот момент почти бывшего, крыша едва не стекла: оказалось, что Алиса с тем клыкастым вовсю крутила. Ну и когда ей дали задание, поступила чисто по-женски: рассказала все любовнику, помогла ему достать алиби, а сама удрала куда-то. А всем прислала видеообращение, где сообщала, что ее все достало и она удаляется подальше от всей этой гадости.

– И ее не искали?! Она ж вроде как приказ нарушила.

– Искали, – нехотя произнес Кир. – Только тут фиговина такая, что она вроде как и не виновата. Потому что тот вампир вроде как оказался невиновным, так что и приказ, получается, был незаконным. Мы же не просто убийцы, мы должны уметь анализировать. Короче, это дело замяли, а про Алису постарались забыть.

– То есть если Охотник выяснит, что его «заказ» невиновен, то он может отказаться от Охоты? Ух ты, а я не знала!

– Давай спать, а? – взмолился парень. – Это ты там у себя на работе с кремами обнималась, а я, между прочим, пахал! И меня опять могли ранить.

В этот раз первой уснула Алекса, свернувшись клубком и уткнувшись лбом Киру в плечо. А парень еще довольно долго лежал и о чем-то думал, то и дело бросая на девушку непонятные взгляды.

* * *

Адель даже порадовалась, когда Александра ушла из клуба под руку с симпатичным человеческим самцом. По мнению вампирши, ее подруга чересчур привязалась к магу. Сероглазый Кирилл, конечно, неплох внешне, но это не повод ограничивать себя. Примерно так думала трижды разведенная Адель, флиртуя с тремя парнями. Феромоны и разгоряченная кровь здоровых молодых людей дразнили воображение француженки. Ее любовник был далеко. Вспомнив о нем, об идеально мужском теле, Адель решила не выбирать из троих. А взять сразу всех.

Не домой к ней или кому-то из троих. Для подобных развлечений Адель предпочитала снимать номер в отеле. Порезвились и разбежались.

Ей нравился терпкий привкус порока во время подобных игр. Нравилось играть то в строгую госпожу, а то отдаваться на милость жадным любовникам.

Она и сама была ненасытна.

Полумрак, тени от луны на полу и стенах дорогого номера, тихие вздохи, переходящие в стоны. Разворошенная огромная постель, на которой четыре обнаженные фигуры творили нечто, на что постыдились бы смотреть даже операторы порно.

Кровь случайных любовников ей понравилась. Извиваясь между двумя мужчинами, Адель провела языком по губам, слизывая последние темные капли. Адреналин и эндорфины превращали кровь в поистине изысканное лакомство.

Какая же глупышка Александра, добровольно отказавшаяся от подобного наслаждения!

* * *

В столь поздний час в клинике было тихо и пусто. Разве что в двух палатах дрыхли поправлявшиеся маги. Пара медсестер пила чай в ординаторской и с хихиканьем обсуждала последние сплетни. Длинные коридоры были погружены в полумрак, яркий свет горел лишь в смотровой, на первом этаже. Именно сюда приезжали маги и вампиры, если вдруг им ночью требовалась помощь.

– Детка, ты меня пугаешь. – В густом голосе целителя слышались укоризненные нотки. Огромный и высокий, он напоминал Дарьяне вставшего на дыбы медведя. Впечатление усиливали просто шикарная борода и длинные, стянутые в хвост темные волосы. Сложно было поверить, что при такой угрожающей комплекции руки мужчины действовали крайне бережно и аккуратно.

– Чем я пугаю тебя, Ник? – Дарьяна равнодушно смотрела, как буквально на глазах затягивается рваная рана на руке. Было больно. Очень. До тошноты. Но Охотница даже не дергалась, лишь до крови кусала губы. Она предпочла бы, чтобы рядом был Кирилл. Он так забавно подбадривал в подобные моменты.

К физической боли можно или привыкнуть, или решить проблему с помощью обезболивающих. А что прикажете делать с душой, которую словно рвут на части?

– Поплачь, а? Эй, девочка, ты все по своему напарнику убиваешься?

– Заткнись, – посоветовала Дарьяна. Личные проблемы она предпочитала не обсуждать.

– Я-то заткнусь, – ухмыльнулся Ник, накрывая гибкими длинными пальцами почти затянувшуюся рану. Охотница едва слышно прошипела от острой боли, прошившей руку. Почему-то лечение ран часто проходило весьма болезненно.

– Вот и заткнись. И без тебя хреново.

Она не стала оставаться в клинике до утра, не любила казенную чистоту и обстановку палат. Вместо этого вызвала такси и уехала домой.

Однокомнатная квартира почти на самой окраине. Дарьяна специально выбрала этот район, где жил когда-то Кирилл. Пока год назад не переехал к рыжей сучке.

Дарьяна закрыла дверь и, не включая света, медленно съехала по стене на пол. Закрыла лицо руками. Нет, плакать не хотелось. В душе поднималась яркая злость пополам с ревностью. Стоило только представить, что Кирилл сейчас обнимает Александру, засыпает с ней в одной постели.

Господи, почему она решила, что, устроившись к нему напарником, сможет привлечь к себе его внимание? Так хоть пересекались редко. А теперь юную Охотницу колотило всякий раз, когда звонил телефон Кира. И на лице парня появлялась невольная улыбка с таким оттенком нежности, что захватывало дух от ревности.

Почему сердце Охотника покорила чертова вампирша, а не достойная его девушка?

«Ненавижу, ненавижу, ненавижу…» – слово билось в голове, отдавало в сердце. Никогда еще Охотница не была так близко к убийству невинного существа. Попадись ей Алекса в темной подворотне, и не миновать тогда несчастного случая.

Долго сидела Дарьяна в темноте. Смотрела невидящим взглядом перед собой и училась ждать.

Время – ее главный помощник.

Глава вторая

Когда будильник попытался зазвонить в семь утра, Александра выключила его, решив, что может себе позволить поспать в объятиях мужа чуть подольше. Все равно официально она находилась в отпуске и работала только в своей лаборатории. А там Адель могла и сама справиться пару-тройку часов. Да и не было у них строгих рамок рабочего дня.

Так что Алекса с чистой совестью заснула, уткнувшись носом в горячее плечо Кирилла и чувствуя его руку на своей талии. Так она безмятежно проспала почти до девяти утра, пока не зазвонил мобильник под подушкой. Тут уже проснулся Кир и взглядом убийцы уставился на несчастный телефон, который Алекса поднесла к уху. Примиряюще погладив мужа по щеке, вампирша проговорила:

– Тебе-то чего не спится?

– Ты не на работе? – удивилась Лизка и, не дожидаясь ответа, затараторила: – Алекса, поехали в Вену, а? Тут такой прикол, такой прикол! Сашку срочно дернули на какую-то крутую конференцию по… короче, что-то там с нанотехнологиями. А у меня отпуск, и он берет меня с собой.

– А я вам там на кой сдалась? – удивилась Алекса, показывая Кириллу кулак. Тот в красках изображал, как душит ее человеческую подружку. Отношения между Охотником и Лизой были не то что бы плохие, скорее, оба держали холодный нейтралитет. Кир считал подругу жены пустышкой, а та, в свою очередь, называла его не иначе как «Гоблин».

– Ну ты же знаешь Сашу! Он целыми днями будет торчать на конференции, обсуждать скучные темы, а я? Мне там три дня одной, что ли, бродить по городу? Я в Вене еще не была, а вот ты туда уже летала. Давай затусим на пару? Ну? Бли-и-ин, там же столько классных мест!

– У меня нет отпуска, – соврала вампирша.

– Ну на три дня, – заныла Лиза. Александра прямо видела, как ее подруга делает несчастный умоляющий взгляд, перед которым не мог устоять ни один мужчина. – Ну давай, а? Ты и так по уши в работе, мы почти не видимся. Возьми за свой счет или как там еще можно? Ты сама жаловалась, что у тебя уже отгулов накопилось на три отпуска. Давай, давай, давай!

Алекса вздохнула: признаваться подруге в том, что она уже в отпуске, ей не хотелось. Лиза тогда с нее не слезет. Конечно, было бы прикольно прогуляться с ней по Вене. Уж что-что, а отдыхать подруга умела на славу. Вампирша покосилась на Кирилла, оценила поднесенную к ее носу фигу и проговорила в телефон:

– Увы, дорогая, мой ненаглядный муженек вернулся и вряд ли куда-то меня отпустит в ближайшие пару недель. Да и работа сейчас такая, что об отгулах можно лишь мечтать. Так что оторвись за нас двоих.

– Задница твой Кир, – тут же заявила Лиза, а вампирша весьма ехидно покосилась на мужа, который сидел совсем близко и все прекрасно слышал.

– Сама такая, – не выдержал маг. Лизавета на мгновение замолчала, услышав вопль, а затем возмутилась:

– Ты там уши греешь? Эй, гоблин, дай пообщаться по-женски!

– Я сейчас тебя по-мужски… – начал закипать Кирилл, но Алекса закрыла ему рот ладонью и скороговоркой произнесла в трубку:

– Привези мне магнитик, хорошо? И лучше проведи время вдвоем с Сашей. На фиг я вам не пришей кобыле хвост? Тройнички не мое.

– И ты тоже задница. Ладно, пока, пойду собираться. Мы завтра утром уже вылетаем, Сашка с утра умчался на работу все оформлять и прочее.

– Удачной дороги, детки. Позвони, как вернетесь. – Алекса бросила мобильник на постель и встретилась взглядом с темно-серыми глазами.

– У тебя царапина. – Она пальцами коснулась виска парня. Кирилл перехватил ее и дернул на себя, отчего взвизгнувшая Алекса повалилась ему на грудь.

Острое, почти болезненное желание прошило вампиршу с ног до головы, так что сладко заныл низ живота и потяжелела грудь. Чувствуя, как нечто упирается ей в бедро, она поняла, что Кирилл тоже не остался равнодушным.

Завтрак пришлось ненадолго отложить. И потом готовить его вместе, так как позвонила Адель и взволнованно проговорила, что Алексе лучше в течение часа быть на работе.

– Что у вас там стряслось? – Кирилл разбивал яйца в прозрачную миску, пока Александра спешно резала овощи для салата. По утрам солнце заглядывало в окна кухни, поэтому сейчас здесь были опущены «греческие» шторы, отчего обстановка приобрела загадочный зеленоватый оттенок. Бесшумно работал кондиционер. Вампиры не сгорали от солнца, но сильно обгорали, а при жаре у них ускорялся обмен веществ и усиливалась жажда крови. Поэтому Алекса старалась, чтобы в ее квартире всегда царила прохлада.

– Ничего. – Алекса перемешала овощи, брызнула смесь масла и лимона. – Просто есть исследования и опыты, которые без меня стараются не проводить. Тебе в подробностях? Или пожалеть твой мозг? Кстати, а на той Охоте ты убивал или просто допрашивал?

– Тебе в подробностях или пожалеть твое воображение? – Кирилл присел на край кухонного стеклянного стола, проигнорировав суровый взгляд жены. – Насколько я помню, нашей негласной договоренностью было не упоминать мой основной род деятельности. Вампирка, ты же на память не жаловалась.

– Когда нельзя, но очень хочется, то можно. Я ведь не просто так спрашиваю.

– А зачем?

Алекса повздыхала красноречиво, как бы говоря: ни на что не намекаю, но мне хочется пообщаться с любимым мужем. Кирилл ждал, и его молчание заставляло слегка нервничать.

 

Вообще, если хотите постоянного адреналина, то выходите замуж за Охотника. Скучать вам точно не придется. Будете или волноваться за него, или переживать за себя. Потому что кто знает, что творится в голове у профессионального убийцы. Александра вот не знала. Но любить меньше не переставала.

– Ладно, – Кирилл переместился на свое любимое место: стул между окном и столом, – в этот раз был приказ о ликвидации. Ты же знаешь, что сошедший с ума вампир не поддается лечению.

– Согласно последним исследованиям… – начала было Алекса, но Кир перебил ее тем тоном, который появлялся у него, когда речь заходила об Охоте.

– Срать мне на исследования, вампирка. Твоя соотечественница слетела с катушек из-за того, что ее горячо любимый муж – маг, между прочим, – влюбился в себе подобную, ушел к той и заделал ей ребенка. А брошенная жена сначала убила мужа, а потом отправилась в роддом, чтобы убить и разлучницу, и ребенка, и всех, кто помогал в родах. Как думаешь, мне в тот момент были важны последние исследования или тот факт, что у меня на прицеле спятившая вампирша в двух шагах от здания с кучей детей?!

– Вот как дам скалкой! – рявкнула вдруг Алекса, и Кир замолчал, переводя дыхание. Оказывается, он почти проорал последнее предложение.

– В следующий раз не предупреждай, а просто бей с ходу. Меня иногда заносит.

– Я заметила. – Девушка поставила тарелки, разложила завтрак и села по другую сторону стола. Следовало торопливо есть, одеваться и убегать на работу, но Алекса старалась растянуть время рядом с Охотником. До сих пор ей не верилось, что они вместе. Вот и сейчас, разглядывая парня, одетого лишь в потертые джинсы и пирсинг, она вдруг ощутила, как защипало глаза. Что с ней? Неужели возможно так сильно любить? – Слушай, а вот после этих убийств, – она отхлебнула чай и поковырялась вилкой в тарелке. – Ты как-то расслабляешься? Или тебе пофиг?

– В ближайшее время, – проговорил Кирилл многообещающим тоном, – я куплю такой красивый кляп в виде шарика на кожаных ремешках. Идеальная жена – молчаливая жена. Тема закрыта.

Остаток завтрака прошел вполне мирно. После чего Алекса натянула короткий светлый сарафан и, заколов непослушные рыжие пряди повыше, заглянула в спальню.

– Ты сегодня дома?

Лежавший на постели Кир поднял взгляд от планшета.

– Я заеду на работу ненадолго, но до послезавтра у меня выходной. Так что предлагаю вечером где-нибудь посидеть.

– Я – за. И не смей бросать грязную посуду в раковине! – Алекса, будучи ярой сторонницей едва ли не стерильной чистоты в доме, нередко выходила из себя, глядя, как довольно небрежно Кир относится к быту. Охотник же пожимал плечами и заявлял, что он не понимает, какая разница, где ставить посуду: в шкафчик или рядом с раковиной. Она же все равно чистая.

Заводя машину, Алекса улыбалась: вот такие вот мелочи и составляют семейную жизнь.

Она продолжала светиться от счастья, когда спускалась в их с Адель личную лабораторию, устроенную в подвале здания. На верхних этажах располагалась косметическая фирма клана Доктус. Ее родного клана.

Единственным, кого еще посвятили в авантюру с подпольными исследованиями, был Андрей Иосифович – родной дядя Александры, в свое время воспитавший ее как родную дочь. Он же помог ускорить процесс обустройства.

На лифте, работавшем от специальных пропусков, Алекса спустилась на минус третий этаж, полностью отданный под лабораторию. Официально, если бы кто заинтересовался, здесь проводились разработки особо дорогой линии средств по уходу за кожей для вампиров. А особо недоверчивым продемонстрировали бы образцы и прочитали занудную лекцию, полную научных терминов.

Алекса умела прятать необходимое так, что оно вроде лежало на виду, но ему не придавали значения.

– Привет. – Махнула она рукой Адель, что-то быстро печатающей на компьютере. Кроме них двоих, больше здесь никто не работал.

– О, mon cher, ты сияешь! Вернулся твой сероглазый маг?

– В точку! – Алекса накинула белый халат, волосы спрятала под полупрозрачную шапочку. К чистоте в лаборатории она относилась еще более щепетильно.

– А ты как? Смотрю, тоже великолепно выглядишь.

Белокурая вампирша кокетливо взмахнула длинными и тщательно накрашенными ресницами.

– Да, ночь была великолепной, я уехала лишь под утро. Мальчики постарались на славу.

– Мальчи… кхм! – Алекса аж закашлялась от неожиданности. – Ты там оргию замутила, что ли?

– Три друга. – Вампирша мечтательно вздохнула. – Я решила, что не должна уделять кому-то из них особое внимание. Так что мы поехали в отель. Особенно милым был такой светленький, с фигурой атлета. Знаешь, он…

– Не продолжай! – замахала руками Алекса. – Все, стоп!

– Deary, ты все же ужасно закомплексована. Но мы поговорим об этом после, как-нибудь вечером, устроив милые посиделки с вином, фруктами и свежей кровью. А пока можешь ознакомиться с последними результатами ночных опытов.

Работа закипела в привычном бодром темпе. Сегодня Алекса планировала провести моделирование на компьютере.

– Александра, я серьезно, мы получили идеальный образец для того, чтобы опробовать его на живых объектах.

– Я бы провела дополнительные исследования, – пробормотала девушка, пока еще не в силах поверить в результаты. Она продолжала сидеть перед экраном и довольно тупо смотрела на цифры, диаграммы и прочие данные компьютерного моделирования. Все как надо, как они хотели. За исключением мелких шероховатостей, про которые Адель сказала, что они не играют особой роли, а сама Алекса предпочла бы их убрать.

Полгода назад современные исследования в области расшифровки человеческого генома навели Алексу на совершенно неожиданную идею. Последние исследования генотипов магов, вампиров и людей показывали, что довольно серьезную часть генома составляет так называемая «мусорная» ДНК. Она состоит из кусков, принесенных ретровирусами и бактериями за миллионы лет эволюции, «сломанных» и «спящих» генов. Ранние исследования вируса и результаты, полученные Адель, показывали, что ученые старались объяснить все различия между вампирами и магами тем, какая часть вирусной РНК встраивается в человеческий геном. И все предыдущие усилия были направлены на попытки заставить вирус внедрить полную копию своей РНК. Количество генетиков-вампиров, а тем более генетиков-людей, знающих о существовании магов и вампиров, очень невелико, поэтому исследования продвигались со скрипом.

Алекса же обратила свое внимание на эпигенетику – относительно новую научную дисциплину, согласно которой фенотип зависит не только от генов, но и от внешних условий. Последние отвечают за то, насколько сильно или вообще имеется влияние отдельных генов. Так же могут активироваться и гены из участков «мусорной» ДНК. Предыдущая работа в области генной косметологии дала Алексе задел для дальнейших исследований. И прорыв не заставил себя долго ждать. Экспрессия нервных клеток человека раствором, содержащим энзимы и феромоны, вырабатываемые организмом вампиров, позволила наблюдать некоторые признаки усиленной регенерации.

Когда Адель узнала об этих результатах, то пришла в дикий восторг. Через несколько дней она привела в лабораторию незнакомого мага, представила его как коллегу из Франции и предложила проверить воздействие излучения магов на культуры. Результаты в этот раз были не столь впечатляющими, так как было непонятно, какие фенотипические изменения можно ожидать.

Следующим этапом была попытка создать искусственный вирус. После нескольких месяцев поисков, математических экспериментов и опытов над биологическим материалом был создан удачный образец. По крайней мере, сама Алекса осталась им вполне довольная. И уже в семнадцати поколениях зараженных колоний клеточных культур кожи можно было наблюдать явные признаки вампирских клеток, и при этом не было заметно дегенерации меланоцитов.

Проблема была в том, что основной объем исследований проводился на компьютере. Опытов на клеточных культурах недостаточно, все типы клеток человека проверить невозможно, а еще нужно учитывать влияние их взаимодействия.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru