Да, детка, это – реальность!

Екатерина Васина
Да, детка, это – реальность!

© Васина Е.Ю., 2017

© Оформление. ООО «Издательство «Э», 2017

* * *
 
Я тот, чей взор надежду губит;
Я тот, кого никто не любит;
Я бич рабов моих земных,
Я царь познанья и свободы,
Я враг небес, я зло природы,
И, видишь, – я у ног твоих!
 
М.Ю. Лермонтов, «Демон»

Пролог

Австрия. Вена, наши дни

Мужчину Елена заметила сразу, едва тот появился у барной стойки. Сама девушка, одурев от танцев под зажигательную музыку самого различного направления, решила выпить что-нибудь бодрящее и алкогольное.

Зеленые и красные лучи выхватывали отдельные лица из полумрака, иногда начинал работать стробоскоп, и тогда движения танцоров казались дергаными, как у сломанных роботов. А еще музыка: она гремела так, что подрагивал пол под ногами. Елена продиралась сквозь одуревшую от атмосферы клуба толпу. И уже почти жалела, что решила прийти сюда. Вместо расслабления в душе поднималось раздражение.

Статный блондин с короткой стильной стрижкой стоял у барной стойки и взглядом уставшего аристократа рассматривал клубившуюся толпу. Случайно встретившись с ним глазами, Елена вдруг ощутила, как внутри нее что-то вздрогнуло. По обнаженным рукам пробежали мурашки. Мужчина выделялся среди остальных представителей своего пола. Поза, поворот головы, явно дорогая одежда. Все это Елена, любившая мужчин, заметила моментально. И когда подходила к барной стойке, уже знала, что ее мимолетная улыбка не прошла мимо его взгляда.

Начиналась игра, которую она так любила. И надеялась закончить ее утром, в постели.

– Если позволите. – Мужской голос, пробившийся сквозь грохот музыки, заставил Елену вздрогнуть и обернуться. Оказывается, блондин подошел к ней и встал рядом. Сделав знак бармену, он проговорил:

– «Узы страсти», пожалуйста, – а после вновь посмотрел на Елену, – попробуйте, рекомендую.

У него оказались потрясающе красивые темно-зеленые глаза с длинными ресницами. Встретившись с ними взглядом, Елена ощутила вдруг невероятное расположение к незнакомцу и, чуть наклонившись к нему, крикнула:

– Воспользуюсь вашей рекомендацией.

– Не пожалеете. Три вида ликера, ананасовый сок и клубника как высшая точка наслаждения, – все это блондин произнес, практически касаясь губами мочки ее уха. Отчего по спине прошла теплая приятная волна.

На последнем слове Елена невольно посмотрела на красиво очерченные губы собеседника и поняла, что в горле пересохло. Никогда еще присутствие незнакомого, пусть и привлекательного мужчины не действовало на нее так сильно.

Общаться за стойкой было невозможно, и вскоре пара переместилась в красноватый полумрак чилаута. Новый знакомый оказался милым собеседником. Как загипнотизированная, Елена послушно выпивала предлагаемые коктейли, не отрывая взгляда от бледного и чуть узкого лица, по-мужски привлекательного и волнующего. Настолько волнующего, что она, не раздумывая, приняла его приглашение прокатиться по ночной Вене. Она уже знала, что согласится на любое его предложение. Потому что такие мужчины в ее жизни не встречались. Лука с первых мгновений почему-то внушил ей доверие.

А еще невообразимую тягу. Елена с трудом сдерживала себя, чтобы не прикоснуться к мужчине или не сесть к нему на колени. Когда Лука подал ей руку у выхода из клуба, то все тело девушки пронзила молния возбуждения, она едва не застонала. На чуть подгибающихся ногах – то ли от присутствия такого мужчины, то ли от алкоголя – Елена дошла до припаркованного неподалеку шикарного автомобиля глубокого синего цвета. Еще успела ощутить слабый укол в районе затылка, а потом все исчезло.

Лука подхватил пошатнувшуюся девушку и аккуратно уложил ее на заднее сиденье. Затем, сев за руль, достал мобильник и напечатал сообщение тому, кто дал ему задание привезти заказанный объект здоровым и неповрежденным.

За две недели в некоторых городах Европы произошли единичные пропажи людей. Все – молодые девушки до тридцати лет, разной внешности, происхождения и расы. Люди, маги и вампиры. Их, конечно, пытались искать, но никто не догадался найти связь между всеми похищениями. Наверное, потому, что ничего общего у пропавших не было.

Елена была последней в цепочке похищений.

* * *

Австрия, Вена. Около трех часов ночи

В полумраке весенней ночи рыдали невидимые скрипки классической музыки и разливалась тягучая пряная страсть с ноткой горечи. Впрочем, нотку эту чувствовал лишь один из участников любовной игры, развернувшейся в стильно обставленной спальне, выдержанной в холодных голубых и серебристых тонах. Мелодия и звучавшие в полумраке женские стоны сплетались в ночную симфонию, знакомую многим, но каждый раз особенную.

Лежавший на темном паркете телефон тихо завибрировал, сообщая о ночном звонке и привлекая внимание своего хозяина, обладавшего чрезвычайно острым слухом.

Серебристая завеса балдахина вокруг необычайно широкой кровати чуть всколыхнулась, потревоженная широкоплечим зеленоглазым брюнетом с благородными правильными чертами бледного лица.

– Слушаю. – Низкий приятный голос заставил оставшуюся в одиночестве девушку на кровати вздрогнуть и чуть слышно простонать от желания продолжить любовные утехи. Увы, ее мнения здесь никто не спрашивал.

– Господин Блэк, последний объект на месте. Прибудете лично все осмотреть?

– Конечно, буду через час. – Генри повертел телефон и небрежно кинул его на кресло, представляющее собой белый мех, натянутый на гнутые стальные трубки. После чего не спеша вернулся к кровати, где среди светлого роскошного белья находилась его «жертва».

Сев на край постели, Генри задумчиво посмотрел на ту, которую встретил сегодня в ресторане. Милая темноволосая девушка лет двадцати с небольшим смутно напоминала ему другую синеглазую шатенку. Точнее – двух, но одна умерла, а вторая осталась жива, но исчезла из его жизни.

Глубоко вдохнув прохладный кондиционированный воздух, Генри протянул руку и с небрежной нежностью, таким жестом обычно гладят животных, провел по шее уснувшей девушки. Над ключицей виднелся небольшой укус. Такие же отметины можно было заметить по всему телу. Но Генри не волновался на этот счет: крови он забрал от силы полтора стакана, так что утром его временная подруга проснется лишь немного уставшей. А укусы превратятся в крохотные отметины, похожие на засосы.

Он еще займется ею, после того как съездит в лабораторию и проверит, чтобы процесс запустился. При самой мысли о том, что в случае удачи его возлюбленная вернется к нему, Генри испытывал невероятное возбуждение. Именно его сегодня сполна прочувствовала измученная случайная любовница.

Оставив девушку, господин Блэк оделся и бесшумно покинул пентхаус. Ночь распахнула перед ним теплые объятия, маня погрузиться в них. Генри любил это время суток, полное странного ожидания и запрятанных пороков.

Серебристый «Мерседес» с тихим шелестом шин и ровным гудением мотора мчался по ярко освещенным улицам Вены. Тот час, когда большинство людей уже спят, а улицы пустынны и таинственны. Даже подгулявшие туристы не нарушают той особой ауры, которая всегда привлекала Генри в этом городе.

Тайна, неуловимая и лукавая, как загадочная красавица.

Руки сжали руль. Свою красавицу он скоро вернет, обязательно.

Его уже ждали в лаборатории. Двоюродный брат Лука, занимавшийся сбором «материала», и двое ученых, которым Генри мог доверять. Хотя бы потому, что платил им немалые деньги.

– Покажите, – потребовал Старший вампир, буквально врываясь в холл здания, где он разместил свою лабораторию.

Он приказал его не беспокоить, пока не будет отобран весь материал. Лишь приказал, чтобы девушки не пострадали. Поэтому сейчас Генри с холодным любопытством осматривал просторное помещение, размещенное в подвале дома. Ярко освещенная комната с белыми стенами и полом. Она напоминала реанимационное отделение. Такие же кровати с множеством попискивающих аппаратов, тот же стерильный запах. Двадцать девушек, укрытые одноразовыми простынями, находились в медикаментозной коме. Абсолютно разные по внешности и возрасту, по социальному положению и уму.

Генри смотрел на них, а видел Элизу. Темноволосую, синеглазую, с гордой осанкой и прямым взглядом.

Он ее вернет. Чего бы это ни стоило.

– Хорошеньких выбирал, – похвастался Лука, идя рядом, пока ученые проверяли каждую девушку. – Как тебе, а?

Генри едва заметно поморщился. Про родственника он думал так: глупый, но исполнительный. Лука по вампирским меркам считался молодняком: ему не так давно исполнилось тридцать. И основную часть своей жизни он проводил в разъездах по Европе и посещениях ночных клубов самого разного пошиба. Несмотря на благородную внешность, которой славился весь клан Адвент, внутри Лука насквозь пропитался пороком.

Но зато он благоговел перед Генри и слушался его во всем.

Глупый, зато исполнительный, да.

– Хорошенькие. – Генри равнодушно отвернулся от девушек. – Спасибо, ты весьма выручил. Деньги я уже тебе перевел. И держи язык за зубами.

– Гаремчиком-то поделишься? – подмигнул Лука. Об истинной цели похищения он не знал. Считал, что его братец решил взять себе временных наложниц. Порой вампиры так развлекались с человеческими девушками, затем просили кого-нибудь из магов стереть им часть памяти и возвращали обратно. О том, что психика человека при магическом вмешательстве в нее может пострадать, они не задумывались.

– У тебя своих хватает. – Генри дернул уголком рта. Лука еще что-то говорил, потом убежал – тратить полученные деньги.

– Господин Блэк, – приблизился один из ученых к замершему вампиру. Тот перевел задумчивый взгляд на подошедшего.

 

– Наблюдайте за их состоянием, все остальные инструкции получите от Бартоса, он в курсе, что надо делать. В случае экстренных ситуаций звоните напрямую мне.

Глава первая

– Можно отметить это дело.

Александра сдернула с головы полупрозрачную шапочку, и рыжие кудри тут же радостно и дерзко вырвались на свободу. Они словно воплощали характер своей хозяйки, такой же яркой и порывистой. Сейчас она, правда, выглядела уставшей, под светло-зелеными глазами появились едва заметные синяки, а бледная кожа казалась сероватой. Хотя, возможно, во всем был виноват неприятный режущий свет лаборатории.

Или тот факт, что последнее время она спит по четыре часа в сутки. Даже для вампира этого может быть мало, если остальное время вкалывать как раб на галерах.

– Рановато, мне кажется, – она не выдержала и снова склонилась над микроскопом, чтобы убедиться – все идет как надо. Хотелось радоваться, но, будучи ученым, Алекса понимала: пока не закончатся все испытания – рано говорить об успехе.

А вот ее коллега – невысокая стильная женщина с короткими светлыми волосами – явно придерживалась другого мнения. Встав прямо под кондиционер и наслаждаясь мощным холодным потоком воздуха, она горячо заговорила по-французски:

– Дорогая, поверь моему опыту: это серьезное достижение за последние лет тридцать. Нам уже сейчас можно переходить на опыты с живыми образцами. Добровольцев я тебе организую, благо связи есть везде.

– Верю, Адель. – По-французски Алекса говорила с легким акцентом. – Нам надо будет минимум по три добровольца из каждой расы. Но знаешь, давай лучше я кое-что сделаю.

Тут девушка заговорила столь сложными научными терминами, что обычный человек вряд ли понял бы ее. Адель же явно понимала, кивала с одобрением, а под конец заявила, что Александра может стать мировым ученым, который в корне изменит существование всех трех рас. После чего еще раз предложила пойти и отметить.

– Я сейчас мечтаю о сне, – призналась Александра. Она уже стянула белый халат, оставшись в джинсах и тонкой рубашке в бело-зеленую клетку. – Реально, Адель, мы почти три месяца на пару с тобой пашем здесь. А спим почти вдвое меньше, чем требуется. Это даже для нас чересчур. Попадем потом вместе к целителям, вот смеху-то будет. Вампирши с переутомлением!

Она подошла к огромному холодильнику у стеклянных раздвижных дверей. Порывшись в нем, достала небольшую, плотно закрытую пробирку с чем-то густым и маслянистым.

– Ты серьезно? – Блондинка тоже сняла халат и подошла ближе, проводя рукой по уложенным волосам. – Александра, душа моя, мы заслужили отдых. Ты и так почти месяц сидишь на этих заменителях, у тебя даже цвет лица изменился. Нельзя так, дорогая, нам необходима свежая кровь. Мужская горячая кровь, полная адреналина и эндорфинов. К тому же я намерена выпить ее во время секса.

– Да ты прямо гурманка. – Рыжеволосая, поколебавшись, все же вернула колбу обратно в холодильник. – Окей, ты права, нам надо нормально поесть. Предлагаю клуб «Миллениум» – он тут неподалеку.

– Oui, дорогая! – обрадовалась француженка. – Честное слово, с тобой работать в разы приятнее, чем с господином Блэком. Особенно после того, как он расстался с этой девочкой… как ее… Лизой.

– Не напоминай, – попросила Алекса. Само имя Генри Блэка вызывало у нее самые негативные воспоминания, от которых хотелось передернуться и побежать в душ, чтобы смыть их с себя.

Год назад произошли события, которые Александра иначе как «голимая задница с неплохими последствиями» не называла. Под «неплохими последствиями» она подразумевала, конечно же, свое спонтанное, но весьма неплохое замужество. И то, что любимая подруга Лизавета избавилась от навязчивой любви к Старшему вампиру Генри Блэку и вполне счастливо жила с обычным парнем по имени Александр.

Да, все осталось позади, но Алекса едва не обзавелась седыми прядями. Даром что вампиры не седеют.

В плане научной карьеры все тоже складывалось неплохо. Где-то спустя полгода после отъезда господина Блэка к Алексе приехала его помощница – вампирша Адель и сообщила, что ушла от Генри.

– Он стал одержимым, – сказала она Александре. – После второго раза, когда потерял Лизавету. Все наши исследования теперь повернуты на то, чтобы воссоздать ее копию. Он постоянно встречался с какими-то шарлатанами и обсуждал варианты возвращения любимой.

– Бред!

– Вот и я так подумала, но с Генри стало невозможно разговаривать. Он вбил себе в голову, что обязан вернуть себе Лизавету. А я – ученый, ma chère, а не алхимик и не шарлатан.

– Что ты предлагаешь?

– Работать в команде, – улыбнулась блондинка, показывая безупречные зубы. – У вас отличная лаборатория, а я – неплохой специалист, как и ты. Плюс у меня много связей. У нас получится, я уверена.

Может, Адель и не была гением в области биотехнологий и генной инженерии, как Алекса, но она обладала острым аналитическим умом и действительно обширными связями. У них получился неплохой дуэт. Поэтому результаты не заставили себя ждать.

Александра прекрасно понимала, что танцует на краю пропасти: проводимые ими исследования маги считали сомнительными и даже опасными для всех рас. Прямого запрета не было, зато существовал закон, по которому запрещалось вмешиваться в естественную эволюцию любой расы. А именно этим Алекса и занималась уже несколько лет, под прикрытием работы в косметической фирме. Она собиралась изменить саму природу вируса, который когда-то дал жизнь магам и вампирам. Убрать некоторые недостатки их рас. Речь не шла о сотворении «идеального вампира», который ничего бы не боялся. Она всего лишь хотела избавить вампиров от некоторых характерных для их расы недостатков. И продлить жизнь магам.

Впрочем, занималась не только она. Ее клан Доктус давно искал решения если не по устранению, так по уменьшению недостатков их расы. Результаты выходили неплохими, рамки закона не нарушались, а Алекса чувствовала себя недовольной. В этом вопросе она была солидарна с Генри: если уж что-то менять, так кардинально.

К тому же у нее были серьезные причины балансировать на границе с запретом. С недавних пор у вампирши начались панические атаки. И виноват в них был Кирилл. Александре то и дело снились кошмары, в которых маг старел у нее на глазах, а она ничего не могла поделать. Иногда, ради разнообразия, он вдруг падал в темную бездну. И старел уже на лету. Александра пыталась прыгнуть следом, но невидимая стена ее не пускала.

Немудрено, что она стала несколько дерганой. И предложение Адель упало на благодатную почву.

* * *

Перед поездкой в клуб Адель настояла на том, чтобы переодеться и навести легкий марафет.

– Нет, нет, Александра, дорогая, мы – женщины – обязаны выглядеть хорошо всегда и везде. И не возражай. Твоя квартира далеко, но я живу рядом, к тому же у нас один размер одежды. Все, не спорь со старшими.

Александра и не спорила: жажда крови перевесила усталость и теперь приятно будоражила воображение. Дома уже третью неделю было тихо и пусто: Кирилл уехал в другой город, в командировку. Они не обсуждали, но Алекса чувствовала: ее муж отправился на Охоту. Еще один повод для того, чтобы снились кошмары.

В клуб они выехали спустя час. На машине Александры, которая заявила, что пить не хочет. Ей, пожалуйста, крови и все, она отправится домой, баиньки.

– Ограничиваешь сама себя. – Адель курила длинную тонкую сигарету, открыв окна зеленой «букашки». – Самая вкусная кровь – когда берешь ее у здорового мужчины в разгар секса.

Алекса промычала что-то неопределенное, делая вид, что по уши занята дорогой. Однако не выдержала и судорожно сглотнула, так как память услужливо подсказала, что да, француженка не врет. Когда-то Алекса не раз убеждалась в этом. Наполненная адреналином и эндорфинами кровь гораздо вкуснее. Это все равно что сравнивать гречку и, допустим, «нежную баранину с тушеным дайконом, маринованной морковью и семенами горчицы». Насытиться можно и тем, и другим, а вот получить истинное наслаждение…

– Да я как-то так, – попыталась отвертеться она. – Мужики эти. К тому же я как бы замужем. Кирилл не поймет и не оценит.

– Ах да, – Адель улыбнулась с легким оттенком снисходительности, – ты же все бредишь этим сероглазым магом. Дорогая, все же ты порой восхитительно наивна.

– В смысле? – слегка занервничала рыжая, не желая быть наивной. Она считала, что избавилась от этой черты характера уже давно. Примерно на первом курсе университета, когда пошла на свидание с бабником, любившим заключать споры на очередную девчонку. Тогда все для донжуана закончилось плачевно. На женский пол еще долго не мог смотреть.

Адель уставилась на свою сигарету, словно только что заметила ее. В резком свете проносящихся мимо ночных фонарей лицо вампирши казалось еще более бледным и утонченным. А глаза напоминали темные провалы.

– Моим первым мужем был маг, – произнесла она наконец по-русски. И французский акцент сейчас в ее речи слышен был сильнее обычного.

– Он был моей первой любовью. Взрослой любовью. Мы прожили с ним долгую счастливую жизнь. Насколько только могут быть счастливы маг и вампир. Судьба нам подарила пятьдесят совместных лет. Я так же смотрела на него, как ты смотришь на своего мужа. И любила. Безумно. Не задумываясь о будущем.

Алексе вдруг стало холодно, несмотря на теплую майскую ночь. Так что бледная кожа покрылась мурашками. Она уже поняла, к чему клонит Адель, и до боли в пальцах вцепилась в руль.

– Знаешь, как умирают маги, дожившие до старости? Я вот узнала. Они словно сгорают изнутри, вирус разрушает их организм, который к тому времени выработал все свои ресурсы. Нам проще, мы к моменту смерти теряем разум, а вот они чувствуют и понимают все. А ты сидишь, молодая и полная сил, ощущая беспомощность. В тот момент я думала, что умру следом за ним. Какая-то часть моей души скончалась.

– Замолчи, пожалуйста, – прошептала Александра, отказываясь слушать горькую правду. Сама о том не подозревая, Адель заставила пробудиться все ее ночные кошмары, которые Алекса старалась гнать поганой метлой.

Француженка примирительно коснулась ее плеча прохладной узкой ладонью:

– Без проблем, но ты ведь понимаешь, что я права? Рано или поздно, все, кто выбрал себе в спутники мага, проходят через подобные потери. Просто сумей смириться с этим фактом. Не зацикливайся на нем одном, иначе потом будет невыносимо больно.

Алекса молча дернула руль, машина свернула на тихую улочку, проехала немного и остановилась возле двухэтажного здания из темного стекла и яркой иллюминации. Перед входом в клуб образовалась небольшая очередь, медленно продвигавшаяся под бдительным оком охранников. Некоторые счастливчики проходили другим путем, без осмотра и фейсконтроля, показывая «золотую» карту VIP-гостя.

Заговорила Александра, лишь когда вышла из машины. Глубоко вдохнув прохладный воздух, с легким запахом выхлопных газов и недавно прошедшего дождя, вампирша буквально прорычала:

– А вот хрена с два я смирюсь! Либо Кирилл будет со мной, пока я жива, либо, на фиг, сама состарюсь вместе с ним и сдохну в один день и час!

– Молодость. – Адель поправила лямку черного и короткого платья с вырезом на всю спину. – Кстати, наши исследования тем и тормозятся, chérie, что ты оставляешь в вирусе две РНК-цепочки. С вампирской было бы проще работать.

– Нет! – отрезала рыжая, первой направляясь к входу. – Я тебе с самого начала говорила, что должна найти средство для продления жизни Киру.

– Конечно, Алекси. – согласилась вампирша. – А теперь прекращаем думать о работе и начинаем веселиться.

В клуб они попали без проблем и вскоре оказались возле барной стойки, рядом с танцполом, где дергались в странном ритме люди. Александра поморщилась от музыки, заставлявшей вздрагивать стаканы и тарелки. Казалось, даже стены подпрыгивают в такт. Рыжая клубы не слишком любила, предпочитая более интересное времяпровождение. Но зато здесь можно было найти идеальную «жертву».

Чем Адель уже и занималась. Заказав себе безалкогольный коктейль, Алекса облокотилась о стойку и принялась наблюдать за подругой. Та устроилась неподалеку, потягивая абсент и внимательно разглядывая танцующую толпу и столики, окружавшие танцпол. Стильная стрижка, красивое бледное лицо с огромными, умело подкрашенными глазами и алыми губами, короткое черное платье – вампирша выглядела идеально. Неудивительно, что вскоре она оказалась в компании весьма симпатичного молодого человека. Александра ухмыльнулась и отпила из бокала: знал бы этот молодой и напористый, что рядом с ним почти столетняя вампирша.

Впрочем, подумала рыжая не без сарказма, у парня есть шанс испытать все прелести секса с темпераментной и весьма опытной особой. Проснется утром с парой засосов и будет потом долго еще вспоминать хрупкую миловидную блондинку. А, так он еще и с другом. Ой, так их трое. Александра присвистнула и отвернулась, решив не смотреть на то, как Адель с легкостью очаровывает разгоряченных молодых людей.

 

Рядом кто-то остановился, и ноздри Александры едва заметно вздрогнули, улавливая запах. Мужчина лет двадцати пяти, чуть навеселе, здоровый, наполненный тестостероном аж по макушку, вот-вот расплескает. Алекса обернулась и встретилась с взглядом темных глаз.

«Ничего так, – она задумчиво укусила трубочку коктейля, чуть прищуривая зеленые глаза, – думаю, со стаканчиком кровушки расстанется без проблем. И типаж мой. Иди ко мне, котик, я голодна».

* * *

Светофор ехидно подмигнул желтым, после чего переключился на красный, сообщив, что проезд временно запрещен. Черная подержанная «Хонда» послушно остановилась, а ее водитель зевнул с легким подвыванием, после чего встряхнул головой. Спать хотелось просто невыносимо. Все же двух часов сна в течение трех суток маловато.

– Эй, открой глаза! – встревожилась сидевшая рядом сильно загорелая и коротко стриженная брюнетка с карими глазами и высокими скулами. – Чувак, нам только аварии не хватало!

– Не сплю! – огрызнулся тот. – Просто устал как собака. Сама тоже выглядишь хреново.

– Зато тебя не кусали. – Брюнетка морщилась и то и дело касалась перебинтованной левой руки. Зацепило ее уже почти в конце. А напарник не посочувствовал, а отругал. Мол, нечего отвлекаться. Даже поверженный вампир остается опасным. И нельзя к нему подходить, пока не удостоверишься, что он сдох.

– Терпи, доставим тебя к целителям и упорхнешь оттуда, как новенькая. – Водитель перевел взгляд со светофора на расположенный рядом ночной клуб, весь в иллюминации. Взгляд темно-серых глаз, от которых протянулись едва заметные лучики морщин, вдруг стал жестким. И даже чуть резкие, не лишенные привлекательности черты лица словно окаменели.

– Чуешь, Дарьяна?

– Да. Две вампирши, голодные. Агрессии нет, просто хотят перекусить.

– Ага. – Водитель, склонив светловолосую голову к плечу, едва ли не принюхивался к ночному воздуху. – Мать твою!

Он вдруг резко вывернул руль и притормозил возле тротуара. Его напарница дернулась от резкой боли и прошипела:

– Ты чего? Тебе Охоты не хватило, Кир? На хрена сдались эти две?

– Да плевал я на одну. – Кирилл всматривался в сторону освещенного входа. – Это, мать вашу, что происходит? Так, что за хрень? Вот кто-то у меня получит!

– А-а-а-а-а! – Дарьяна тоже увидела ту, которая вышла из клуба, и поджала бледные губы. Все сразу встало на свои места.

Высокая худощавая девушка в зеленом коротком платье не спеша направлялась в сторону ряда автомобилей. Ее рука удобно устроилась на локте плечистого и модно одетого парня, а рыжие кудри задорно подпрыгивали в такт шагам.

– Она – вампир, – предупредила Дарьяна, видя, как у Кирилла все сильнее сжимаются пальцы на руле, а зубы едва ли не скрипят. – Это нормально.

– Заткнись. Я сам буду решать, что нормально.

Парочка тем временем дошла до серебристой и явно дорогой машины с глухо затонированными стеклами, скрылась внутри. Кирилла на миг перекосило, потом он выругался и так газанул с места, что его напарница взвыла и схватилась за пострадавшую руку.

– Придурок ревнивый!

– О, прости. Сейчас доставим тебя в клинику.

– Побудешь со мной? – в голосе Дарьяны трепетала надежда. Тонкая рука сама собой двинулась в сторону колена парня, обтянутого джинсовой тканью. Но замерла и не решилась его коснуться.

– Извини, сегодня нет, – рассеянно отозвался Кирилл, не заметивший, как его едва не облапали. Он вообще ни о чем не мог думать, кроме как о парочке в тонированной машине. Ревность, пробудившаяся где-то глубоко в душе, тихо шипела и покачивала головой, как готовая к броску кобра.

* * *

Олег, так звали нового клубного знакомого Алексы, сразу попал под очарование рыжей и веселой девушки. Та откровенно строила глазки и с удовольствием смеялась над пошлыми шуточками. Правда, от алкоголя отказалась, заявив, что приехала на машине и не хочет бросать ее возле клуба.

– Я тоже на машине! – прокричал Олег на ухо спутнице, с удовольствием приобнимая ее за талию. Александра, хохоча в душе, проорала в ответ, что обожает автомобили, и ей немедленно предложили пойти и посмотреть на новенькую «BMW». Желая заполучить новую знакомую в личное пользование хотя бы на время, парень из кожи лез.

– Никогда такую шикарную тачку не водила, – призналась Александра уже на улице, когда они подходили к краю тротуара, вдоль которого замерли машины. Державший ее под руку парень волновал, но вовсе не в сексуальном смысле. Рыжая едва ли не облизывалась, чувствуя запах крови возбужденного знакомством мужчины. Да, Адель тысячу раз права: заменитель не приносит и десятой доли того удовольствия, которое получаешь, впиваясь клыками в человека.

Олег же, судя по всему, принимал легкую дрожь новой знакомой за возбуждение и желание продолжить знакомство в более интимной обстановке. Именно поэтому он предложил ей сгонять куда-нибудь в «укромное местечко, выпить кофе».

– На твоей тачке? – мурлыкнула Алекса, добавляя в голос пикантной хрипотцы и почти истерически хохоча про себя. Она расположилась на переднем сиденье так, что платье задралось почти до неприличия. Грубый соблазн сработал на все сто процентов: глаза у Олега уже едва не вылезали из орбит, а дышал он как разгоряченная скачкой лошадь. Руки словно сами по себе потянулись к девушке. Да, Алекса не была из клана Адвент, представители которого завораживали любого человека, но и ее природное вампирское обаяние сработало как надо.

Кусать в шею вовсе не обязательно, просто оттуда удобнее всего пить кровь. Алекса поманила вконец одуревшего от гормонов парня к себе, а когда он потянулся, обняла за шею и прикоснулась к ней губами.

Дальше все происходило быстро и, для Алексы, довольно буднично. Выпущенными клыками она прокусила кожу на шее, одновременно впрыскивая в крохотные отверстия яд. Глаза Олега, в которых метнулась паника, вдруг затуманились: сейчас он не чувствовал боли от укуса, не понимал, что происходит, и должен был забыть произошедшее с ним за последние десять минут.

Неправда, что вампиры могут забыться и выпить человека досуха. Организму достаточно двух стаканов свежей крови, чтобы насытиться на несколько дней. И через силу ни один вампир пить не станет, его банально может стошнить.

Александра оторвалась от находившегося в блаженном оцепенении парня, чувствуя, как проходит усталость, сменяясь энергией и бодростью.

– Спасибо, милок. – Похлопала она Олега по щеке. Тот продолжал смотреть в никуда и глупо улыбался. – Ты парень ничего так, наверное, только девочек не цепляй в клубах. Крови напьются и слиняют. Коварные мы, заразы.

Она выскочила из машины, пересела в свою «букашку» и поспешила домой. Хотелось в душ, потом – кофе, затем – лечь в постель, включить телевизор и тупо уставиться на какой-нибудь сериал. Все равно какой, главное почувствовать отдых, расслабиться хоть на время.

* * *

Долгожданная встреча произошла возле дома, когда Александра, оставив машину на стоянке, направлялась к подъезду и одновременно нашаривала в сумке ключи. Это была настоящая женская сумка, из тех, что внешне выглядят небольшими и компактными, а внутри у них словно черная дыра. Вот в этой самой «дыре» Алекса и пыталась отыскать ключи от домофона и квартиры, а те, как назло, уползли куда-то на самое дно, спрятались среди пудры, помады, кошелька, двух расчесок и еще кучи тех мелочей, без которых не может прожить ни одна женщина, будь то вампир, маг или человек.

Огибая песочницу, в которой кто-то забыл ведерко и поломанный самосвал, вампирша наконец нащупала ключи и потянула их наружу.

– Встать к дому передом, ко мне задом и чуть наклонись. – Зловещий шепот за спиной заставил Алексу взвиться в воздух. Резко обернувшись и замахиваясь сумкой, она… уткнулась носом в огромный и очень зловещий с виду пистолет. Сумка полетела на асфальт.

– Пиу-пиу, – раздался мужской голос, в котором сквозила насмешка, – ты убита!

Алекса прекратила таращиться на ствол, подняла взгляд чуть выше. Зеленые округлившиеся глаза встретились взглядом с темно-серыми, чуть прищуренными. Пистолет держал высокий широкоплечий парень со светлыми волосами, стянутыми на затылке в пучок. В свете фонарей поблескивал пирсинг в ушах и в брови.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru