banner
banner
banner
Академия Попаданцев

Екатерина Флат
Академия Попаданцев

Зрачки незнакомца расширились, он резко наклонился ко мне – не к лицу, чуть ниже – повел носом, делая шумный вдох, и снова отыскал мой взгляд. На тонких губах заиграла предвкушающая улыбка. От панической мысли о том, что же он собрался вкушать, я ощутила, как взмокла, покрываясь мурашками, спина. Судорожно сглотнула, неотрывно глядя в такие пугающие и в то же время завораживающие красные глаза, и тихо пискнула:

– Отпустите… пожалуйста…

Мужчина усмехнулся, но все же помог принять вертикальное положение. Впрочем, отстраняться не спешил. Продолжая поддерживать за талию, он неотрывно смотрел в мои глаза. Сердце, словно пойманное в клетку, бешено колотилось в груди. Дыхание сбилось, сделалось учащенным. Я почувствовала себя добычей, оказавшейся в лапах хищника, не съевшего меня прямо на месте только потому, что был уверен – никуда жертва не денется, а значит, с ней вполне можно поиграть. Наверное, я так бы и грохнулась в обморок, если б незнакомец вдруг не произнес:

– Будьте осторожнее. Некоторые студенты ведут себя словно дикие звери. Вас проводить до аудитории?

– А? – Нервная дрожь по-прежнему сотрясала тело, но, не услышав от мужчины никаких кровожадных предложений и слов о том, что он меня съест, я немного начала приходить в себя. – Э… спасибо, что не позволили упасть. Но я, пожалуй, смогу сама дойти.

– Вы уверены? – недоверчиво изогнув тонкую бровь, уточнил мужчина. Красивый, со светлой кожей, изящными, аристократичными, одновременно с тем хищными чертами лица и прямыми черными волосами ниже плеч. Насколько ниже, мне было не видно – они скрывались за спиной. Из-за спины же странными клубами исходил черный туман, менял очертания, колыхался, отбрасывал странные тени.

– Д-да, – заикаясь, выдавила я из последних сил, а мысленно молила: «Отпусти меня, отпусти, пожалуйста!»

– Хорошо, – улыбнулся мужчина и медленно отстранился от меня. Теплая рука, отчетливо ощутимая сквозь тонкую ткань платья, напоследок скользнула вдоль талии, после чего оставила без поддержки. Я покачнулась, но усилием воли заставила себя стоять, чтобы, не дай бог, незнакомец не вздумал продолжить оказание помощи. В красных глазах промелькнуло нечто странное, мужчина снова улыбнулся и, бросив на прощание многообещающее до ужаса «Ещё встретимся», смешался с толпой. Настолько быстро, что мне даже показалось, будто не ушел, а растворился. На одеревеневших, негнущихся ногах я поплелась вместе с уже иссякающей потихоньку толпой. В голове было на удивление пусто, а вспотевшую спину начало холодить, особенно там, где несколько мгновений назад меня касалась рука незнакомца.

До аудитории я добралась, все так же пребывая в некотором шоке после произошедшего. Тело слушалось плохо, по коже бегали перепуганные мурашки. И вовсе не имело значения, что незнакомец мне помог! Один его взгляд приводил в ужас, не говоря уже о близком присутствии и прикосновениях.

Я заторможено огляделась по сторонам. Просторный зал, чуть побольше наших университетских, вне всяких сомнений был способен уместить весь первый курс. Ряды стульев, по принципу римских аудиторий, от кафедры уходили вверх.

– Анжелика! – перекрикивая общий гомон, раздался голос нимфы откуда-то сбоку. Я повернулась, заметила машущую рукой Иввину и поторопилась к ней. Она выбрала хорошее место – не в первых рядах, но и не в последних, а как раз примерно посередине. Ещё и свободный стул для меня приберегла.

Стоило мне, запинаясь, добрести до Иввины и сесть рядом, как гвалт внезапно стих. Я завертела головой в поисках причины неожиданного молчания такой толпы народу, которая, в принципе, молчать не может. Ага! Кажется, преподаватель пришел. С его появлением двери закрылись сами собой – видимо, опоздавшим входа в аудиторию нет.

– Здравствуйте, дорогие первокурсники, – проговорил незнакомый мужчина глубоким низким голосом, разнесшимся по всему залу. Черты лица с моего места было плохо видно, поэтому я отметила лишь смуглую кожу, высокий лоб и зачесанные назад каштановые волосы. Мужчина прошел до кафедры, поднялся на возвышение и обвел довольным взглядом новобранцев. – Меня зовут Нострас Мевилийский, на первом курсе я веду основы теории стихийной магии, а также являюсь заведующим кафедры боевых магов. Итак… если вы сейчас сидите в этой аудитории, значит, вы действительно достойны!

«Хорошее начало, многообещающее», – отстраненно подумала я. Себя, увы, считать достойной ни в коей мере не могла. Ни магии, ни избранности – один только обман. А ещё нелепая трусость. Это ж надо было так перепугаться! Спрашивается, с чего? Подумаешь, незнакомец взгляды странные бросал, так он вообще-то меня спас от падения на пол. О, похоже, потихоньку начала приходить в себя.

– Поскольку многие из вас растеряны и не успели толком разобраться в происходящем, данная лекция будет посвящена краткому экскурсу в историю нашей академии и рассказу о современном её назначении. – Нострас сделал короткую паузу, чтобы обвести аудиторию взглядом, после чего вдохновлено продолжил: – Все вы давно знаете, а может быть, кто-то узнал всего пару дней назад о множестве разных миров. Случается так, что иногда житель одного мира попадает в другой. И вернуться назад уже не может – врата других миров боле не отворяются для него. Этим существам, так называемым попаданцам, остается лишь смириться с доставшейся им судьбой.

Неужели в книгах о попаданцах, которыми зачитывается большая часть моих подруг, пишут правду?!

– Всех попаданцев ожидает впереди адаптация на новом месте, а это процесс трудный и, чего уж скрывать, невероятно опасный. Раньше многие не успевали приспособиться к новым условиям и погибали. Именно в помощь им четырьмя великими магами была создана «Академия Попаданцев», – наименование из уст преподавателя прозвучало особенно гордо. – Четыре великих основателя, Васлав, Гирес, Ифтар и Колар, создали четыре факультета в соответствии со своими способностями.

Он перевел дыхание и продолжил:

– То были факультет пророков, боевых магов, целителей и травников. Как впоследствии выяснилось, пророк Васлав также увлекался темной магией. Каким образом это произошло, доподлинно неизвестно, однако наиболее распространенная легенда гласит, что однажды Ваславу было страшное видение о печальной судьбе множества миров, которое он и решил воплотить в жизнь собственноручно с помощью темной магии. Остальным магам пришлось остановить его, но, как бы там ни было, факультет темной магии и поныне является частью академии. К тому же, – преподаватель одарил студентов хитрой улыбкой, – не все темные есть зло, а наша академия – во всех смыслах нейтральна. Вы спросите, как здесь очутились, если попавший в чужой мир уже не может его покинуть и переместиться в любой другой? Всё просто, дорогие первокурсники. Академия находится вне миров. Не зря символом нашим считается многолучевая и многомерная звезда – это символическое изображение бесконечного числа миров, а в центре – Академия. Однако не стоит воспринимать мои слова буквально – никто не может назвать точное местоположение Академии, как невозможно определить центр Вселенной. Единственное, что нам известно – замок Академии находится в омывающем миры Ничто. Только это не целый мир, а всего лишь его маленькая частичка. У нас есть солнце, есть луна, осколок неба и звезды. Замок Академии окружен лесной полосой, ну а за ней начинается таинственное и опасное Ничто. Поэтому предупреждаю – ни в коем случае не покидайте границу, ходить в Ничто строго-настрого запрещено! Ибо из него невозможно вернуться назад. Полностью защищены, и, как следствие, совершенно безопасны, лишь замок и внутренний двор. Здесь вы пройдете необходимое обучение, после чего вернётесь в тот мир, в который по стечению обстоятельств попали. Уверяю, по окончании Академии вы сумеете без труда о себе позаботиться в новом мире и отыскать свою судьбу. Ведь ради чего-то вы там оказались, верно? – Нострас весело нам подмигнул.

Ну не знаю, не знаю – меня вытащили из родного мира прямо в Академию. Хотя, может, так поступают только с избранными? А все остальные присутствующие здесь – на самом деле попаданцы? Не верится! Неужели тот самоуверенный эльфийский принц, который так интересовал Иввину, тоже попаданец? Или загадочный тип, ловко поймавший меня сегодня в коридоре?

– Пожалуй, стоит добавить, что наша Академия – одна из лучших во всех известных мирах. Некоторые магически одаренные существа, не являясь попаданцами, все равно желают к нам поступить, – словно в ответ на мои мысли, продолжил лектор. – Самых одаренных мы принимаем, дабы помочь в формировании и развитии выдающегося магического таланта. Например, на третьем курсе учится всеми известный наследный эльфийский принц Раэль Тиллорский. Или первокурсник Ийрилихар диа Витан, представитель самого загадочного и опасного рода туманных демонов. Как видите, Академия настолько прославилась в мирах, что находиться в этих стенах стало очень почетно. Вы, все, кто здесь собрался, вправе считать себя особенными. И, выходя отсюда, вы будете готовы к тому, чтобы встретить новый мир.

Надеюсь, меня после Академии не планируют закинуть в какой-нибудь мир, чтобы я выполнила миссию, ради которой якобы была избрана? А впрочем, это проблемы Николетты – дольше, чем на полгода, здесь не задержусь!

– Также вам следует знать, что, благодаря расположению Академии на островке среди Ничто, вне пространства и времени, находясь здесь, никто не стареет. Каждый вернется в тот мир, откуда пришел в Академию, в тот же момент, в какой покинул мир. Не постарев ни на день, ни на час.

Далее Нострас Мевилийский поведал нам о распорядке дня, рассказал о том, где какие помещения находятся, и ещё раз напомнил о строгом запрете на прогулки за пределами Академии. Утратив к тому моменту интерес к лекции, я начала рассматривать студентов. Любопытно, кто из них оказался здесь вынужденно, а кто поступил в Академию по собственному желанию? Мой взгляд неожиданно наткнулся на встреченного вчера в пустом коридоре жутковатого типа. Он сидел в дальнем ряду, обособленно от всех остальных – близлежащие стулья не были заняты. Черный капюшон с клубами тьмы внутри по-прежнему скрывал лицо, да и было ли что-то в глубине плаща, кроме подвижной, таинственной темноты?

 

– Иввина…

– Зови меня Ив, – предложила нимфа.

– Ив, ты знаешь, кто это? – спросила я полушепотом, указывая на заинтересовавшего меня незнакомца.

– Это? – она проследила за моим взглядом и вдруг поперхнулась. – А ты не знаешь?! – поразилась Иввина, случайным вскриком привлекая к нам внимание соседей, и уже тише продолжила: – Это Савельхей ним Шагрех, Наследник Темного Властелина Айзгаллы, Единоличный Правитель Иварийских Земель и Полуночной Крепости Лакх, Вседержатель Ониксового Жезла!

– А что такое Айзгалла? – уточнила я, оглушенная списком титулов.

– Мир! Представляешь, целый мир! – с придыханием прошептала Иввина, от переизбытка эмоций вцепившись в мою руку. Видимо, титулы наследника произвели на неё не меньшее впечатление. – Когда-нибудь он взойдет на темный трон вместо отца! Савельхей такой… загадочный, постоянно ходит в плаще и скрывается под капюшоном. Говорят, он очень красив, а в глазах его клубится тьма. Выгодный, кстати, жених, но я, пожалуй, выберу кого-нибудь вроде эльфийского принца. Все-таки темный престол – штука жутковатая. Да и сам наследник… какой-то нелюдимый.

Тем временем, как оказалось, лекция закончилась. Напутственные слова преподавателя я пропустила мимо ушей, но, заметив, что все вокруг поднимаются со своих мест, мы с Иввиной тоже встали.

– Вот, видишь, как его сторонятся, – громким шепотом заметила нимфа. – Потому что опасаются. Говорят, все темные властелины очень мрачные и жестокие.

И действительно, даже теперь, когда толпа студентов хлынула к выходу из аудитории, Савельхея обходили, сохраняя некоторую дистанцию. А он и не стремился с кем-нибудь заговорить – зловеще и удивительно плавно двигался по направлению к дверям.

– Темных властелинов, конечно, можно понять, – продолжала Иввина. – Попробуй-ка удержать в узде всех своих жутких, демонических подданных. Но мы-то с тобой девушки нежные, правда? – Она смерила меня взглядом, будто оценивая степень этой самой нежности. – Так что нам бы кого-нибудь не такого… темного. Может, он и красавец, и впечатление должное производит, но все же не советую на него заглядываться. Мы тебе другого жениха подберем!

Мне оставалось только хлопать ресницами и недоумевать, каким образом от рассказа о темных властелинах мы перешли к теме женихов. Интересно, у неё на всех потенциальных кандидатов в мужья имеется досье?

– Э… наверное, пока не стоит мне жениха искать, – неуверенно возразила я. – Уж как-нибудь пока обойдусь.

– Точно? Это ты зря. Впереди, конечно, ещё шесть лет учебы, но ты бы уже присматривалась к ним, что ли. А то ведь всех самых красивых и перспективных расхватают! Останутся одни неудачники и мрачные повелители не менее мрачных земель.

– А куда мы сейчас? – спросила я, не только чтобы увести тему с опасного разговора, но и потому, что в животе заурчало. Благодаря шумному гаму этого слышно не было, но голод-то я чувствовала! Проснувшийся организм начал активно требовать завтрак и ждать ещё несколько пар не собирался.

– В буфет, конечно! – обрадовала меня Ив. – Есть нужно вовремя и правильно. Здоровое питание улучшает цвет лица. Мы обязаны выглядеть красиво всегда.

К тому моменту, как мы с Иввиной добрались до столовой, все мои мысли были только о еде. Правда, чудесное дерево все равно умудрилось раскопать совсем другие помыслы. На врученном мне листке красовалось следующее:

Основное блюдо: «Что-то сегодня жить веселее не стало»

Закуска: «Одна надежда на завтра»

Напиток: «Ага, как будто завтра что-то изменится»

Десерт: «Слушай, чудо-дерево, я хочу шоколадный пломбир!»

Совет дня: «Умейте правильно распорядиться полученными дарами»

Какими, интересно, дарами? Или это дерево юморнуло так? Мол, как же тебе, землица, повезло, в академию попаданцев загремела.

– Сто лет мне таких даров не надо, – мрачно буркнула я себе под нос.

Но не успела я отойти, как вдруг с едва слышным звоном из-под кроны ко мне спланировало небольшое зеленое семечко.

– Ого! – изумилась Иввина.

– А что это такое? – я озадаченно разглядывала полученный «презент». – Дерево мне свое семечко подарило, и я теперь могу его посадить?

Воображение тут же мне нарисовало, как по возвращению домой я свой ресторан открою. Ну а что, замечательная перспектива для отчисленной студентки. Будет у меня там волшебное дерево каждому посетителю индивидуальный набор блюд выдавать. И назову ресторан «У Анжелики». Не, как-то банально. Может, «У землицы»? Не поймут. Но толком подумать над названием я не успела, совесть дала мне нагоняй. Мол, нельзя такой чудесный дар использовать для собственного обогащения. И решили мы с совестью, что чудесное дерево на Земле размножим, нигде не будет голода, все станут сытыми колобками перекатываться.

Но Иввина спустила меня с небес на землю:

– Нет, что ты, эфельтири из семечка не вырастить. Это дерево вообще вырастить невозможно, уж поверь лесной нимфе. Их как изначально сколько-то выросло, так с тех пор новые и не появлялись. Можно только с места на место пересадить, и все.

– А смысл тогда в семенах?

– Без понятия, – Ив пожала плечами. – Я слышала только, что такое бывает очень редко, эфельтири дарит свое семечко какому-нибудь счастливчику.

– И в чем счастье? – лично я пока себя счастливей не чувствовала. Даже наоборот. Само собой, ведь в один миг лишилась и будущего ресторана, и озеленения чудесным деревом Земли.

– Да кто ж знает. Но вроде как семечко получает лишь тот, кому оно для чего-то надо. Так что тут тебе видней.

Ага, вот так вот взяла и сразу догадалась. Оставалось надеяться на неожиданное озарение.

* * *

Это самое озарение посетило меня ближе к вечеру.

Я лежала на кровати в своей комнате и скучала. Уже даже пожалела, что отказалась составить компанию Иввине, которая отправилась в общую гостиную в надежде выловить эльфийского принца. Не зная, чем себя занять, решила сходить поужинать пораньше. Вдруг бы и Нуфиуса встретила, озадачила бы его поисками для меня одежды. Едва я об этом подумала, как тут же само собой вспомнилось про семечко эфельтири.

Может, моя затея и малость отдавала наивностью и даже идиотизмом, но я решила хотя бы попытаться. Ну а что, создает же дерево еду, пусть и одежду посоздает. Мой задумчивый взгляд остановился на шкафу. И хотя сегодня этот странный предмет мебели еще ни разу не хмыкал и не дымил, близко подходить я к нему опасалась. Но с другой стороны, уж очень хотелось поскорее воплотить свой замысел.

Тихонечко подкравшись к шкафу, я прислушалась. Внутри царила тишина, но даже она казалась мне подозрительной.

Набравшись храбрости, я нарочито громко и сурово произнесла:

– Если в шкафу кто-нибудь есть, учтите, я – великая избранная, обладаю чудовищной силой и в любой момент готова ее применить!

Ответом была все та же тишина. Мне уже начало казаться, что дым и хмыканье мне чудились. Вдруг и вправду от переизбытка впечатлений галлюцинации начались. Ну а то, что Иввина со шкафом разговаривала, так мало ли, какие заскоки у лесных нимф. Может, у них такое в порядке вещей.

И окончательно себя убедив, что шкаф – это просто шкаф, я решительно распахнула дверцы.

Изумленное молчание длилось секунды две, и я заорала так, что у самой в ушах зазвенело.

Сидящий в шкафу рогатый конь задумчиво на меня покосился, аккуратно сложил газету, которую до этого читал, и тоже заорал. Причем еще громче. После чего невозмутимо дверцы шкафа закрыл.

Но громче всех заорала Иввина, вошедшая в этот момент в комнату. Похоже, она перепугалась даже больше, чем я.

– Что случилось?! Пожар?! Нападение нетопырей?! Или… о нет, – нимфа схватилась за голову, – нас уже отчислили?!

Кое-как справившись с испугом и изумлением, я пролепетала:

– У нас в шкафу конь…

– А-а, – разочарованно протянула Иввина и чуть виновато добавила: – Тебе, наверное, почудилось. Ты просто больше шкаф не открывай, ладно?

– Как это почудилось? – я даже головой замотала. – Там и вправду сидит конь!

– Не, ну второй раз обозвать – это уже перебор, – донесся из шкафа возмущенный голос. – Я – единорог, а не конь!

Иввина трагично приложила руку ко лбу и покачала головой.

– Что? – мрачно поинтересовалась я. – Мне и теперь почудилось? Ничего не хочешь объяснить?

– Только, умоляю, никому ни слова, – сдалась нимфа, подошла к шкафу и снова распахнула дверцы. – Анжелика, знакомься, это Бонифаций. Он будет жить с нами. Бонифаций, чего молчишь, хоть поздоровайся.

– Так я уже поприветствовал, – невозмутимо отозвался единорог, уже вовсю дымящий длинной трубкой.

– Так это ты орал дурниной?

– Я, – гордо отозвался Бонифаций. – Старался, между прочим.

– Старался меня напугать? – угрюмо уточнила я. Как-то не по себе было, что разговариваю с единорогом.

– Почему напугать? – озадачился он. – Ты открыла шкаф и заорала. Я вполне закономерно решил, что это у вас, людей, так принято. И издал ответный приветственный клич. Что не так? Сама виновата!

– Ив, а это обязательно, чтобы он жил с нами? – я перевела взгляд на понурую нимфу.

Та шмыгнула носом.

– Я ведь не просто лесная нимфа, понимаешь. Как бы тебе объяснить… Есть свободные нимфы, они могут покидать пределы леса и жить где угодно. А есть такие, как я, которым жизненную силу дарует только родной лес, и вдали от него просто-напросто погибнешь. Но я очень хотела попасть в академию! Очень-очень! Вот и пошла на эту хитрость. Бонифаций, – она кивнула на невозмутимо пускающего дымные колечки единорога, – он – часть моего леса. Пока он здесь, со мной, я жива. Но об этом никто не должен узнать! Ни одна живая душа! Иначе меня сразу выгонят!

– Почему? – озадачилась я. – Здесь запрещено держать домашних… эмм… лесных животных?

– Нет, дело не в этом, – Иввина покачала головой. – Проблема во мне самой. Сама посуди, как могли принять в академию попаданцев ту, которая дальше-то своего леса отходить не должна, что уж о других мирах говорить. Не таскать же везде за собой Бонифация.

– Тогда зачем ты сюда так рвалась? – я окончательно запуталась.

– Затем, что я хочу замуж! И не за какого-нибудь лешего, а за высокородного красавца!

– И толку тебе от высокородного красавца, если ты все равно к нему в мир отправиться не сможешь. Или Бонифаций будет пожизненным свадебным талисманом?

Бедный единорог аж поперхнулся дымом.

– Вовсе нет, – нимфа хихикнула, – я новоиспеченного мужа просто в свой лес утащу. Какая ему, в конце концов, разница, где нам шикарный дворец построить. Я потому так Раэлем и заинтересовалась.

– Потому что он хорошо строит дворцы?

– Потому что эльфийский принц тоже близок к природе!

– Ладно, пока вы тут вакантных строителей дворцов обсуждаете, я пойду искупнусь, – вмешался Бонифаций. И, помахивая полотенцем, он на задних ногах процокал в ванную.

Супер. Даже у укуренного единорога есть полотенце, а у меня нету.

– Так что, – Иввина невинно захлопала ресницами, – никому не расскажешь?

– Не расскажу, конечно, – я вздохнула.

Подумаешь, прожить полгода в одной комнате с единорогом. Могло быть и хуже.

– Спасибо! – нимфа весьма ощутимо стиснула меня в объятиях. – А с Бонифацием вы непременно подружитесь, я уверена! Он замечательный! Особенно, когда сидит в шкафу и не издает ни звука, – она засмеялась. – Кстати, а ты зачем шкаф-то открыла?

– Хотела с даром эфельтири поэкспериментировать. – Я взяла семечко и, подойдя поближе, задумчиво оглядела пристанище Бонифация.

Внутри не было ни полок, ни вешалок, и вдобавок оказалось жутко прокурено. Подумалось, что если моя затея и удастся, то пахнуть одежда тоже будет соответствующе. Стану как ходячая табакерка.

Не придумав ничего умнее, я просто положила семечко на шкаф. Чуда не произошло.

– Блин, не работает, – расстроилась я.

– Ну да, не работает, – судя по сомнительному взгляду Иввины на меня, она считала, что речь идет о моем здравомыслии.

– Слушай, ты же лесная нимфа и к тому же магией владеешь. Сделай что-нибудь, а? Колдуни там, мол, чудо-дерево расти и одеждою цвети.

– По-твоему, это вообще возможно?

– А разве нет? – во мне еще теплилась робкая надежда.

– Насколько я знаю, до такого применения эфельтири еще никто не додумался.

Это явно был не комплимент.

Но, похоже, к здравомыслящим Иввина не причисляла и себя, тут же с энтузиазмом добавила:

– Хотя попробовать можно!

На последовавшие ее «танцы с бубном» даже Бонифаций высунулся из ванной посмотреть. Оглядел искрящиеся в воздухе огоньки, туда-сюда скачущую и что-то бормочущую нимфу, понуро стоящую в углу меня и тихо ржущих на подоконнике светлячков. И выдал:

 

– Можно я буду делать вид, что с вами незнаком?

– Вот взял бы и помог! – сердито буркнула Иввина.

– Ага, вы мой шкаф оккупировали, а я вам еще и помогай. Где я теперь спать-то буду?

– Если все получится, то шкаф тебе матрац наколдует, – пообещала я. – Ортопедический.

Бонифаций явно заинтересовался.

– А если бы я знал это слово, оно бы значило что?

– Оно бы значило, что тебе этот матрац очень понравится, – я не стала вдаваться в подробности. – Давай уже помогай, ты же тоже вроде как лесной житель, должен в этом разбираться.

И мы втроем крепко задумались. Хотя Бонифаций явно только для вида и ради обещанного матраца. В молчании прошло минут пять примерно, и единорог констатировал:

– Как самый умный в этой комнате, ответственно заявляю, что оживить шкаф невозможно.

Дальнейшее показало, кто действительно в нашей комнате самый умный. Раскидистое растение, создавшее мне вчера платье, с укором покачало широкими листьями, допрыгало до шкафа и, дотянувшись до семечка эфельтири, полило его водой из маленькой лейки. И тут же зеленоватое свечение разлилось во все стороны. В изумленной тишине еще громче заржали светляки.

– Тоже вариант. – Бонифаций уселся на мою кровать и задымил трубкой.

Едва свечение пропало, стал виден изящный цветок на шкафу. Дверцы закрылись сами собой.

– Ну давай, – преисполненная любопытства нимфа чуть подтолкнула меня в спину.

– А что делать-то?

– Так ты ведь сама его придумала, чего у меня спрашиваешь?

– Типичная женская логика, – Бонифаций, конечно, не мог не прокомментировать, – придумать придумала, а зачем – неизвестно. Рог даю, оно не сработает.

Я решительно подошла к шкафу и по аналогии с чудо-деревом в столовой протянула вперед руки. Из-под дверок тут же вылетели зеленоватые сполохи и заскользили по пальцам. Я старательно сосредоточилась на «в чем мне ходить на занятия по магии» и ни о чем другом не думала.

– Ну и? – Иввина даже подпрыгивала от нетерпения.

Единорог явно хотел добавить что-нибудь скептическое, но не успел. Дверцы шкафа распахнулись, и из клубящегося в его недрах зеленоватого свечения в меня полетели круглые очки. Через пару мгновений вылетела мантия. Тут же догадавшись, что будет следующим, я завопила:

– Все в укрытие! – и юркнула за кровать.

Иввина спряталась за свою, а Бонифаций, похоже, счел такие метания ниже своего достоинства и даже не двинулся с места.

Вылетевшая через мгновение из шкафа метла долбанула единорога по макушке, разогнала сбившихся в кучу светлячков и умчалась в коридор, едва не снеся с петель дверь.

Под мрачными взглядами Иввины и Бонифация я лишь невинно улыбнулась.

– Главное, что работает. Просто приноровиться надо.

– Ага, удачи, – мрачно произнес единорог и едва ли не похоронным голосом добавил: – Удачи нам всем… Да и, кстати, я тут подумал, что как-нибудь без этого трудновыговариваемого матраца обойдусь. Так что не вздумай его у шкафа просить. Мало ли, что выпросишь. А академию жалко, пусть еще постоит.

– Слушай, ты бы метлу свою выловила, – обеспокоенно посоветовала Иввина. – А то, мало ли, весь жилой корпус взбудоражит.

– Как я могу ее выловить? – я чуть не взвыла. – Я же магией не владею!

– Так мы тебе поможем! Правда, Бонифаций?

– Обязательно! – Единорог снова уселся на кровать нимфы. – Я героически буду группой поддержки. Давай, землица, давай! Мы в тебя верим!

– Сделаем вот как, – предложила нимфа, – я поищу в здании, все равно тут лучше тебя ориентируюсь. А ты во дворе посмотри.

– И толку что я ее найду? – я вздохнула.

– Теоретически она должна тебя слушаться, ты ведь ее создала.

– Не я, а шкаф.

– Ну хорошо, ее создал шкаф, который создала ты. Так лучше?

– Ну, допустим, шкаф тоже не она создала, – начал Бонифаций, но Иввина перебила:

– Да какая разница? Мы время, между прочим, теряем! Вот натолкнется на метлу кто-нибудь из преподов, узнает, кто ее сделал, и все, хана!

– Убьют? – перепугалась я.

– Отчислят!

У меня мгновенно созрел план. Найти метлу, как-нибудь столкнуть ее с первым же попавшимся преподом, радостно признать свою вину и прощай, академия! И, преисполненная энтузиазмом, я поспешила на поиски улетевшей причины для отчисления.

Во дворе жилого корпуса оказалось на удивление пусто. Как будто назло. Беззаботная метла выделывала всевозможные воздушные пируэты в паре метров над мостовой и на мое появление никак не отреагировала.

Чувствуя себя, мягко говоря, глупо, я позвала:

– Эй, метла, а ну ко мне! Снижайся давай! Цып-цып-цып-цып-цып!

Злосчастное орудие дворников в ответ залихватски крутанулось вокруг своей оси и помчалось в другую сторону от меня.

– А ну стой! – Я рванула за ней.

За жилым корпусом замка мрачнел голый пустырь, а за ним темной стеной стоял лес. Я только успела заметить, как подлая метла скрылась где-то за деревьями. А вместе с ней улетучились и мои мечты об отчислении.

Я с минуту потопталась на месте, наивно надеясь, что у метлы проснется совесть, и она вернется.

– Предательница, – мрачно буркнула я.

Можно, конечно, было бы поискать в лесу, но сразу вспомнились предупреждения сегодняшнего лектора о страшно-жутком Ничто, простирающимся за пределами академии. Тяжко вздохнув, я собралась уже было возвращаться, как вдруг заметила, что я здесь не одна.

Похожая на кляксу тень молниеносно метнулась ко мне прямо из-за деревьев. И хотя некто и был человекообразный, но почему-то я не сомневалась, что это лишь видимость. Правда, все мысли были потом. Испуганно пискнув, я рванула назад, к жилому корпусу. Но сбежать не успела.

Неизвестная человекоподобная субстанция добралась до меня и схватила когтистыми подобиями пальцев за горло. Нещадно сдавив, тень булькающе прошипела:

– Умри… избранная…

Все попытки вырваться не давали результата. Напавшая на меня нечисть была просто-напросто нематериальна, я даже ее «пальцы» схватить не могла – меня будто бы сам воздух душил!

Упав на холодную землю, я уже почти отключилась, когда на тень сверху плашмя набросилась метла. Разметав моего эфемерного противника в клочья, она сама запуталась в них как в паутине. Я при всем желании не могла ей помочь, кое-как пыталась восстановить дыхание и остаться в сознании.

Да только тень шустро вновь собралась из ошметков воедино. Первым делом испепелила огненным шаром метлу и явно собралась снова накинуться на меня, но тут послышался голос Иввины:

– Лика, ты где?

Что-то злобно прошипев, мой противник метнулся обратно в лес. Но перед этим шарахнул в меня огненным шаром. Если бы не защитный кулон, то от меня бы только горстка пепла осталась. А так пламя рассыпалось искрами в полушаге от цели. Да только и сам подарок Нуфиуса оглушительно треснул и разлетелся на куски. Видимо, не выдержал такого магического удара.

– Что случилось? – ко мне подбежала обеспокоенная нимфа. – С тобой все в порядке?

Пока еще не в силах говорить, я лишь замотала головой. Нет, со мной не все в порядке! Мало того, что угодила в магическую академию, так меня теперь еще и убить хотят! Ну, Николетта, только попадись ты мне!

Глава 4

В мой сон ворвалась странная мелодия. Поскольку я только что бродила по темным коридорам замка академии в поисках дерева с растущими на нем планшетами, пробуждение в комнате оказалось слегка неожиданным. Но, в принципе, особо из предыдущей картины не выбивалось. Вокруг царила всё та же темнота, сквозь окна просачивался желтоватый лунный свет. Правда, распространялся по комнате он как-то странно – сразу падал вниз. Я с недоумением приподнялась на локте и увидела, как стелется по полу чуть мерцающая золотистая дорожка. Что это ещё такое?!

Пока я растерянно смотрела на разливающееся по полу сияние, дорожка добралась до двери и, кажется, устремилась в коридор, проползая под щелью. Снова откуда-то издалека послышалась мелодия, похожая на звенящие переливы колокольчиков. Решив, что сон продолжается и ничего страшного не случится, если я в очередной раз пройдусь по темным коридорам замка, выбралась из постели. Пройтись-то пройдусь, но вот искать дерево с планшетами ни за что не буду! На кой они мне сдались в здании без электричества? Хорошо, что сон стал чуть менее бредовым, хотя в общем и целом остается странноватым.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru