Дитя Ириса. Заветы и клятвы

Екатерина Дереча
Дитя Ириса. Заветы и клятвы

Глава 1

Мне опять снились окровавленные тела и Ханна, зовущая на помощь. Ханны больше нет. Она умерла из-за меня. Это я виновата, что её схватили, что доверилась не тем. Снова и снова я полосовала кинжалом последователей Культа Лангласса, и с каждой ночью мне всё больше нравилось это делать. Я видела себя со стороны: горящие глаза, развевающиеся волосы и острый клинок в руках… чудовище, монстр, созданный в лаборатории канцлера.

– Оливия, у нас закончилась вода, – тихо произнёс Матиас, стараясь не разбудить остальных. Он склонился надо мной, сжав плечо. Наверное, я опять кричала во сне. Привычным жестом заправила за ухо непослушную прядку, глубоко вздохнула и села.

– Знаю, – выдохнула я едва слышно. Крики Ханны до сих пор стояли в ушах. – Осмотрюсь, пока все спят. Вдруг повезёт наткнуться на ручей.

Уже неделю мы шли вдоль горной гряды, которая всё никак не кончалась. Если в ближайшее время не найдём источник воды, можем застрять здесь. Запасы синтезированной пищи закончились двенадцать дней назад. Нам приходилось питаться тем, что я находила – в основном это были шишки бунии, густо разросшейся у подножья гор. Её семена сильно горчили, но хорошо утоляли голод, да и хватало надолго – одна такая шишка размером больше моей головы.

– Как нога? – он подал мне руку и помог встать.

– Почти зажила, – поморщилась, наступив на раненую ногу. Я израсходовала почти весь запас лекарств, а они могли ещё пригодиться. Потерплю немного, ничего страшного…

– Ты пойдёшь одна? – спросил он так, будто до этого я уходила с толпой телохранителей.

– Есть варианты? – я поправила задубевшую от грязи майку и проверила, на месте ли кинжал. – Ты ведь не оставишь Аманду с Робертом?

– Сколько можно, Оливия? Я устал повторять одно и то же! – он опёрся плечом на ствол дерева и скрестил руки на груди. Каждый день я видела, как Матиас всё больше ревнует Аманду. И каждый день я ревновала его к ней.

– Ну так не повторяй! – я уже отошла ото сна, и теперь злость снова нахлынула на меня. Как мне это надоело! Слушать гневные речи Матиаса, высокомерные нравоучения Аманды, нытьё Кэролайн. – Чего стоят слова, если поступки говорят о другом?

– Девочка моя, мне нужна только ты. Я присматриваю за Амандой, потому что переживаю за неё, – Матиас обнял меня и погладил по спине. – Она мне почти как сестра.

– Да ладно?! – я отодвинулась от него и заглянула в глаза. – Ты ревнуешь, Матиас, просто признай это. Ты собственник. Я могу понять твои властные порывы, но не лги хотя бы себе.

Размяв ногу, осторожно обошла место ночёвки: не столько беспокоилась за сон своих спутников, сколько не хотела объясняться с кем-либо ещё. Я устала от всеобщего недовольства. Можно подумать, у них есть выбор.

Потеребив браслет, набрала несколько цифр. Ничего. Матиас сказал, что это военный прототип коммуникатора, который ещё не ввели в эксплуатацию, и чтобы снять его, нужен код. Каждую свободную минуту я нажимала на кнопки, но браслет будто намертво прицепился.

Если бы не жара, нам не пришлось бы прижиматься к горе в поисках прохлады. Мы могли пройти в другом месте, но продираться через непролазные заросли деревьев и кустарников ещё хуже. Ни тропинок, ни просвета – сплошные стволы молодняка бетулы. Мне приходилось ломать несчастные деревца, чтобы продолжать путь.

Где-то совсем близко послышался рык. Я замерла и прислушалась: всё спокойно. Неужели показалось? Ускорила шаг и, отмахиваясь от колючих веток караганы, осторожно выглянула из-за кустов: стадо диких аксисов расположилось недалеко от берега реки. Хорошая новость – я нашла место, где можно обогнуть гору и набрать воды; плохая – почти два десятка хищных животных, не желающих оставлять такое удобное становище в ближайшие сутки.

Стараясь не шуметь, повернула обратно. Дальше не пройти: с несколькими зверями ещё можно было бы справиться, но с целым стадом… Назад мы вернуться не можем.

Решительно двинулась в обход, надеясь найти брод ниже по течению. Главное, чтобы хищники нас не учуяли, нюх у этих плотоядных что надо. В животе заурчало от голода. Я вздохнула, понимая, что не видела поблизости ни одной бунии, и побрела в сторону от горы. Шуметь не хотелось, но голод заставлял идти вперёд, проламывая путь через молодой подлесок.

Я раздвинула ветки, которые тут же сомкнулись, оцарапав мне лицо и шею, и облегчённо выдохнула. Мало того, что река действительно протекала у кромки леса, так ещё и еда нашлась. Не осмотревшись, выскочила из кустов и сделала шаг к порослям анноны, так удачно разросшейся вдоль берега.

Сорвав кожистый лист, я растёрла его между пальцами и блаженно закрыла глаза. Пряный аромат ударил в нос. Этот запах и шум говорливой речушки заставили меня унестись в прошлое.

Вот я срываю тяжёлый плод и стараюсь удержать его в руках. Затем слышу смеющийся голос Джейме: «Ты уверена, что донесёшь его до дома? В нём не меньше десяти килограммов».

Помотав головой, я выронила лист и сделала шаг назад. Память, стёртая в лаборатории, до сих пор не вернулась. Но иногда совершенно неожиданно приходили воспоминания, которые я не могла понять. Действительно ли они мои?

Что на меня нашло? Я совсем забыла, где нахожусь. Как только в памяти всплыло название дерева, сразу же бросилась рвать листочки. Повезло, что рядом не оказалось ничего, угрожающего жизни. Оглядевшись, поняла, что до сих пор стою в нескольких метрах от реки.

Разозлившись, я ударила кулаком по несчастному дереву и тут же отпрянула: один из тяжеленных фруктов упал в шаге от меня, треснув посередине. Я осторожно задрала голову, чтобы убедиться, что остальные плоды остались на ветках.

Сзади послышались крики и треск ломающихся деревьев. Забыв об ароматном и вкусном завтраке, я бросилась на шум. Оставалось надеяться, что мои «друзья» не наткнулись на стадо аксисов, а всего лишь заблудились. Если они действительно раздразнили хищников, уже поздно спешить на помощь.

Не замечая хлещущих по лицу и рукам веток, я бежала по проторённой ранее тропинке. Только бы успеть. Откуда-то слева выскочила Аманда, сбив меня с ног.

– Там! Там! ОНИ! – выкрикнула она, плюхнувшись на землю.

– Да бегу я, точнее бежала, – я рывком подняла её и понеслась в ту сторону.

Так и есть. Пока я искала дорогу и еду, эти обормоты решили пойти за мной. И надо же им было выйти из кустов именно там, где расположились хищники! Кэролайн мчалась в мою сторону, таща за собой Стивена. А вот Матиаса и Роберта я не увидела.

– Ливви-и-и! – так же истерично, как до этого Аманда, взвизгнула Кэрол. – Там! Там эти!

Да поняла уже. Оставив злополучную троицу, я в несколько прыжков преодолела оставшийся путь и изумлённо застыла. Матиас висел на дереве, а Роберт отмахивался палкой от аксиса, который умудрился пробраться через густые заросли бетулы.

На боку Роберта расплылось красное пятно. Удивительно, что ему хватило сил стоять, ведь он и так был не в самом лучшем состоянии. Матиас-герой, всё время порывающийся защищать нас, подтягивал сползающие ноги обратно на дерево. Надо же, как высоко забрался.

Схватив сломанное деревце, я ринулась на помощь Роберту. С одним аксисом можно справиться, если быть осторожной. С моих губ сорвалось рычание, когда я обнажила зубы и втянула воздух. Адреналин струился по венам, отключая страхи и мысли. Только прекрасный хищник и я.

Сделав прыжок, оттолкнула Роберта и с размаху ударила животное по морде. Аксис взвизгнул и щёлкнул пастью рядом с моим лицом. Ну что, потанцуем, красавец? Я с силой ткнула стволом бетулы в грудь хищника. Он не успел опомниться, как я уже оттолкнулась, перелетела над его головой, едва не задев огромные рога. Убить его я не смогу, но зато смогу сделать кое-что другое.

Быстро развернувшись, запрыгнула на спину оленя и намотала его длинные уши на запястья. Ну вот и всё. Я дёрнула руками, и зверь замер, покорённый и послушный моим командам. Всё-таки удивительные животные, эти аксисы. Я погладила мягкую шерсть на его шее и прижалась грудью к сильной спине. Чудесно!

– Это что сейчас было? – подала голос Кэролайн. Интересно, Матиас уже слез с дерева?

– Что было, говоришь? – я подняла голову и посмотрела на своих «друзей». – Я скажу, что это было! Я даже больше скажу! Какого чёрта вам не сиделось на месте?! Решили закончить жизнь самоубийством?!

– Лив, мы просто хотели… – вкрадчиво произнесла Аманда, прячась за спину Кэрол.

– Хотели что?! – глухо прорычала я, не дав ей договорить. Внутри меня клокотала ярость, так и хотелось прибить этих идиотов. – Вам ещё повезло, что стадо не ринулось ломать деревья! Да они теперь весь берег будут обнюхивать в поисках ваших тушек! Так сильно хотите сдохнуть?!

– Оливия, мы случайно наткнулись на них, что нам оставалось делать? – ага, Матиас таки слез с дерева. Мой герой!

– Я тоже случайно наткнулась на них, но за мной же они не погнались! – я соскочила с аксиса и похлопала его по холке. – Чего вам в безопасности-то не сиделось?

– Мы просто пошли за тобой, откуда мы знали, что так будет? – Аманда капризно сложила губы и сделала обиженный вид.

– Думать надо! – прикрикнула я. А потом ещё раз осмотрела своих спутников. – Где Роберт?

Аманда тут же перестала строить из себя оскорблённую невинность и кинулась к кустам, из которых торчали ноги Роба. Да уж, надеюсь, я ничего ему не сломала. Всё же неплохой он парень, хоть и кудрявый.

Роберт был без сознания. Я разрезала остатки его рубашки, чтобы осмотреть раны: на боку зияли глубокие следы от зубов. И что теперь делать? Метнувшись к рюкзаку, вытащила тюбик с мазью – слишком мало. Пересчитав бинты, я вздохнула и покачала головой. Похоже, парень уже нежилец.

Нам пришлось вернуться обратно к месту ночёвки и уложить Роба на относительно ровную землю. Как можно бережнее я обработала его раны, сожалея, что нет чистой воды, чтобы смыть кровь. В лагере стояла тишина. Хотя бы теперь они поймут, почему так важно слушать, что я говорю?

 

Оставив Роберта на попечение Аманды, ухаживающей за ним с таким рвением, будто он был единственным человеком на свете, я отправилась за завтраком. Без еды мы долго не протянем. Как ни странно, Кэролайн решила составить мне компанию. Наверное, они действительно боялись, что я могу оставить их тут умирать. Заманчивая идея, если подумать.

– Что ты будешь делать со… зверем? – спросила Кэрол откуда-то из-за моего плеча.

– Отправлю на свободу, как только доберёмся до реки, – ответила я, не оглядываясь. Зная, что олень легко разгрызёт любые верёвки, я стреножила его и оставила недалеко от стоянки – так он хотя бы никого не покусает. Если, конечно, никто не захочет его погладить. Хотя после утреннего происшествия вряд ли кому-то это придёт в голову.

– Но ведь на нём можно ехать. Можно сложить на него рюкзаки или Робби, – пробурчала Кэролайн.

– Думаешь? А кормить его чем будем? Вернее, кем? – я повернулась к ней и смерила девушку взглядом. – Аксисы – хищники.

– Да, но… – она подняла правый уголок губы, и её щека дёрнулась. – Тебя же он слушается.

– Он не слушается меня, а терпит, – я отвернулась и пошла дальше, еда сама себя не добудет.

Дальше мы шли в тишине, нарушаемой лишь треском сломанных деревьев и шелестом листвы под ногами. Сознание снова играло со мной, подкидывая всё новые и новые загадки. Глаза закрывались: после схватки с оленем, состояние было близким к обморочному; от нервов слегка потряхивало.

– Оливейя, почему ты медлишь? Время на исходе… – снова этот тихий голос. – Поспеши, дитя…

– Эй, Ливви? Ты чего? – Кэролайн склонилась надо мной. Я всё же ненадолго вырубилась. Потрясла головой, в которой тут же зазвенело.

– Да так, решила прилечь, отдохнуть, – вяло поморщившись, я сделала попытку встать.

– Ну так и лежи. Куда торопиться? – присев рядом со мной, она облокотилась на колено и подпёрла щеку ладонью. – Рассказывай, детка.

– Что? – подложив руку под голову, я устроилась поудобнее и следила за полётом неизвестной птицы.

– А всё. И про то, как тебе удалось оседлать то чудище, и про потерянную память, которая так и не вернулась, – она хмыкнула и подняла бровь. – Вот скажи мне, Ливви, как тебе это удаётся? И вроде не врёшь, но и правды не говоришь.

– Говорю же, не помню я ничего, – вздохнув, пробормотала я. Веки слипались, нестерпимо хотелось спать.

– Ты знала, что Ханна с Дэвидом были вместе? – внезапно спросила Кэролайн, вырвав меня из сонного состояния.

– Догадывалась… откуда ты… – я сглотнула и села, неловко подогнув раненую ногу.

– Мы дружили…

– С кем? – неуверенно спросила я, не понимая, кого она имеет в виду.

– С Ханной. Когда Эдриана не стало, я хотела умереть, – Кэрол закрыла глаза и обхватила себя руками. – Если бы не Дэйв, я бы подсела на ЭнМиЭс или выкинула какую-нибудь глупость, чтобы меня изгнали.

Я не знала, что ответить, поэтому промолчала. Высоко над нами всё так же кружила птица, рассекая крыльями небо. Запах прелой листвы, нагретой за день, приятно щекотал ноздри. Солнце стояло прямо над головой – скоро полдень. Я почти привыкла к изнуряющей жаре, но переносить её от этого легче не стало.

– Дэвид тогда поддержал меня, он всегда был рядом. Как и Ханна. Наверное, это их и сблизило. Я держалась за них, как за спасательную нить. Вместе они вытащили меня из того кошмара, – Кэролайн сжала челюсти и насупилась. Может быть, именно злость помогала ей не сойти с ума?

– Расскажешь, что такое ЭнМиЭс? – попыталась я перевести тему – непривычно было видеть Кэрол такой.

– Как что?! Гадость, которую Комитет втюхивает идиотам вроде Кайла Фостера и его дружков! Стимулятор мозга, вызывающий привыкание после первой же процедуры. Шарахнешь разок током, словишь глюки и всё, считай, пропал, – девушка вскочила на ноги. – Мы идём, или как? Есть охота до смерти.

– Оно и заметно… на кой чёрт вы потащились за мной? – я встала следом за Кэрол и, убедившись, что голова больше не кружится, пошла вперёд.

– А самой непонятно, да? Ты постоянно стонешь, что мы тебе надоели, – она оступилась и, вскрикнув, ухватилась за меня. – Вот и решили больше не отпускать тебя одну. Мало ли, свалишь в закат, а мы тут останемся.

– Угу, свалишь от вас. Захочу уйти, вы меня не догоните, – я отодвинула ветку и, услышав, как она хлестнула Кэролайн, мстительно улыбнулась. – Что у вас со Стивеном? Мне казалось, ты жаждешь воссоединиться с Эдрианом. Что ты задумала?

– Ничего такого, о чём стоило бы беспокоиться. Считай, я взяла над ним шефство, – она снова ойкнула от очередной ветки. – Может, хватит?!

– Ты о чём? – я обернулась к ней с неподдельным изумлением на лице.

С тех пор, как мы сбежали из Фильтра, многое изменилось. Стив на привалах писал что-то в своих блокнотах. Я уже простила его предательство, хоть и не забыла, а вот Аманда оказалась более злопамятной. Она оттолкнула Стивена после того, как он бросил нас в лаборатории, и перекинула свою заботу на Роберта. В последнее время Кэрол сблизилась со Стивом. Парень поддерживал её и во всём соглашался. И шли они рядышком, как старые друзья.

Голоса в голове появлялись и исчезали так же внезапно, но теперь я не переспрашивала Матиаса, когда звучал похожий на его – глубокий и знакомый. Я даже почти привыкла к нему. Он называл меня «любимой», но я точно не слышала его раньше.

– Далеко ещё идти? – пропыхтела Кэролайн.

– Я тебя не звала, сидела бы вместе с остальными в тенёчке, – я остановилась и прислушалась. – Постой здесь, я проверю, безопасно ли на берегу.

– На берегу?! – громко воскликнула девушка, и мне пришлось крепко сжать её плечи.

– Просто. Постой. Тут! – прорычала я сквозь стиснутые зубы. Не хватало ещё сорваться прямо здесь, терпение у меня всё же не безграничное.

Я отошла от Кэролайн, оставшейся стоять на месте, и выглянула из-за кустов, стараясь сильно не высовываться. После того, как мои «друзья» раздразнили аксисов, было глупо надеяться, что они ушли далеко. Наверное, теперь весь берег прочёсывают в поисках сорвавшегося обеда.

Очень тихо я сделала несколько шагов и подошла к зарослям анноны. Переспевшие плоды валялись под деревьями, но мне хотелось свежих. Взяв отломленную ветку бетулы, я ткнула одно из деревьев и отскочила. Два фрукта, размером с мою голову упали и с треском раскрылись. Я подхватила их и, еле удерживая, метнулась обратно в заросли. Одну аннону я передала подозрительно притихшей Кэролайн, а вторую обхватила двумя руками.

Ирис всемогущий, да от этого аромата можно слюной захлебнуться. Я стойко терпела, стараясь заглушить зов желудка – нужно поделить еду на всех. Услышав сзади странное чавканье, я обернулась и чуть не выронила спелый плод.

– Какого?.. Ты?! – слова смешались в голове, и единственной связной мыслью было желание как следует поколотить Кэролайн, доедающую половину фрукта.

– Вкуснотища! Почему ты раньше не приносила эти божественные ягоды, детка? – она продолжала выковыривать мякоть ножом как ни в чём не бывало.

– Кэролайн. Если ты сейчас съешь эту «божественную ягоду», то, во-первых, ты лопнешь. А во-вторых, я отправлю тебя обратно за ещё двумя такими. Одну! – я положила аннону на землю и, достав кинжал, двинулась к девушке.

Она взвизгнула и, бросив недоеденную аннону, умчалась в сторону лагеря. Умничка, сама поела, а на остальных ей плевать. Вздохнув, я потопала обратно к деревьям. Если у Кэролайн такой аппетит, что она осилила почти половину, то про остальных и говорить нечего. Придётся тащить ещё как минимум две анноны.

Мне пришлось нести плоды по очереди, сначала один, потом другой. Усевшись отдышаться, я взяла недоеденный фрукт и принялась завтракать. Всё равно через пару часов он испортится, а так и я поем, и нести меньше.

– Что я вижу?! – язвительно воскликнул Матиас, неожиданно возникший рядом со мной. И как это он так тихо подобрался, что я не заметила? – Пока мы ждём нашу смелую предводительницу с припасами, она сидит и наслаждается завтраком в гордом одиночестве.

– А что не так? – уточнила я на всякий случай. – Тебя что-то не устраивает?

– Мы там от голода умираем, а ты даже не подумала о нас! – он поднял правую бровь и сузил глаза. – Значит, тебе действительно нет до нас никакого дела?

– А должно быть? – я аккуратно подцепила нежную мякоть кинжалом и с наслаждением отправила её в рот.

– Оливия, ты невыносима! – выпалил Матиас и попытался забрать у меня остатки завтрака.

– Ну так я и не просила меня выносить! В чём проблема? Иди, карауль свою ненаглядную Аманду! – я отшвырнула аннону и вскочила на ноги. Есть перехотелось. – Или теперь, когда Роберт ранен, ты не боишься оставлять их наедине?

– При чём здесь Аманда?! – прошипел он и схватил меня за предплечья. – Ты хоть понимаешь, что мы все сейчас зависим от тебя?!

– Так тебя именно это бесит? То, что не ты главный? – я попыталась освободить руки, но Матиас крепко держал меня. Силища у него ого-го. – Вон лежит ваш завтрак, тащи его сам, раз тебе так хочется быть важным членом нашей команды. Я ткнула пальцем на валявшиеся плоды и пошла в сторону лагеря.

Ох уж эта привычка Матиаса всегда быть впереди. Представляю, как он бесится, зная, что я решаю, куда нам идти, и что делать. С другой стороны, это его проблемы. Кто виноват в том, что он оказался настолько изнеженным, что не смог приспособиться к жизни вне Фильтра. Это не на скаймобиле летать в белоснежном костюмчике, попивая синтезированный виски.

В очередной раз я ввела четырёхзначное число, пытаясь вспомнить, какие цифры уже перебрала. Чёртов браслет! Мало того, что я вынуждена идти в компании ноющих идиотов, так ещё и эта штуковина. Не думаю, что Марта ошиблась, когда сказала про датчик слежения. Вдруг за мной до сих пор следят? Браслет может отправлять сигнал в Фильтр.

Глава 2

Солнце нещадно палило, я чувствовала, что все уже на пределе – уже больше недели мы шли по лесу, и, кажется, так и не продвинулись. Куда ни взгляни, один и тот же пейзаж: крючковатые стволы деревьев впереди, горы, к которым мы не рисковали приближаться, справа от нас, и огромное жгучее солнце вверху.

Через реку мы перебрались без приключений, если не считать визга Кэролайн, чересчур нервно реагировавшей на воду, хотя та едва доставала до груди. Мы набрали достаточно воды, и её должно было хватить на несколько дней, но Аманда потратила почти всю на обработку ран Роберта. К сожалению, это ему не помогло. Кажется, он подхватил инфекцию. Стерильные пластыри и мазь закончились, и я не знала, чем помочь.

– Оливия, ты уверена, что мы не заблудились? Кажется, что мы уже проходили это место вчера. Посмотри, вон то кривое дерево я точно уже видел, – хмуро заявил Матиас, потирая подбородок.

Он постоянно критиковал всё, что я говорила, но иногда вёл себя подозрительно тихо: сидел отрешённый и безмолвный, бормотал что-то себе под нос. Нелегко ему приходилось без привычного окружения и приказов начальства.

– Какого чёрта, Матиас?! Здесь каждое второе дерево – кривое! Если знаешь, куда идти, давай, веди нас! – я уже не раз пожалела, что ввязалась в эту авантюру. Что мне мешало отправиться на поиски матери в одиночку?

– Ливви, может, красавчик лучше знает? Он ведь был в Комитете по Надзору. Какую должность ты занимал, Мэтти? Или тебе так понравилось убегать от кровожадных оленей? Ах да! Ты не убежал, а залез на дерево! – Кэрол сняла рюкзак, поставила его на землю и, сложив руки на груди, пристально уставилась на Матиаса, ехидно щуря глаза. – Так куда нам идти? Чего же ты раньше не сказал, что держишь в голове карту всей планеты?

– Перестаньте. Я уверена, Оливия знает, что делает. Правда, Лив? – Аманда помогла Роберту сесть, подложила ему под спину рюкзак и повернулась ко мне. – Ты вроде выросла здесь, или я ошибаюсь?

Вместо ответа, я лишь пожала плечами. Аманде нравилось играть разные роли: то она изображала крутую девчонку, бросаясь в авантюры, то делала вид, что самая умная, серьёзная и собранная; потом девушка вдруг становилась заботливой и милосердной. И как она сама не путается? Я бы давно перестала понимать, какая из этих ролей главная, а какая второстепенная.

– Когда мы уже найдём воду? Меня тошнит от листьев, я хочу нормальной еды! Почему нам не поймать какого-нибудь зверька? – Кэрол посмотрела на Стива, ставшего в последнее время её верным оруженосцем и союзником. – Стивви, что скажешь?

– Видишь ли, Кэролайн, по древним преданиям, эльфы не едят животных, вот Оливия и кормит нас травой, – ответил тот, вынимая из рюкзака новый карандаш.

Стивен помешался на этом лесе. Он восхищался каждым цветочком, будто не видел его уже в сотый раз за день. На каждом привале он делал заметки в блокноте и рисовал травинки и листочки, улыбаясь как ребёнок. Временами он уходил недалеко от нас и долго сидел с прикрытыми глазами, прижавшись спиной к дереву. Поначалу я беспокоилась за него, а теперь уже привыкла.

 

– Я бы сейчас не отказалась от сочного бифштекса или хотя бы жареного бекона, – мечтательно произнесла Кэрол. Ей, как и остальным, не хватало привычных удобств. Интересно, они думали, что мы отправляемся в увеселительную прогулку? – Ты таскаешь нас по этому треклятому лесу уже месяц. Я скоро сама посинею от твоих дурацких листьев! – она высунула язык и продемонстрировала всем его насыщенный лиловый цвет.

– Надеюсь, мы скоро найдём другую пищу. Потерпи, Кэролайн. Что я могу поделать, если здесь больше ничего не растёт? – шумно выдохнув, я устало потёрла лоб. Мне и самой надоело каждый день есть листья. Я мечтала найти фруктовые деревья или ягоды, но в этой части леса их не было. Нам ещё повезло, что здесь росли кордейты.

– Когда будет привал? Мои ноги уже стёрлись до костей, – она уселась на землю и принялась снимать обувь. Уже пятый раз за день.

– Кэролайн, я не думаю, что сейчас подходящее время для отдыха. Нам нужно успеть пройти как можно больше до темноты, – рассудительно заметила Аманда, проверяя бинты Роберта. Крови не было, но из-за того, что парень отказался от путешествия на самодельных носилках, рана заживала медленнее. – Роб тоже устал, но, в отличие от тебя, не жалуется.

Я посмотрела на бледного Роберта – все эти дни он продолжал идти, стиснув зубы. Упорства и смелости у него было достаточно, но хватит ли ему сил выжить и добраться до конечной цели нашего путешествия? Жаль, что он не мутант: местный воздух придал мне сил, рана на ноге зажила очень быстро, и энергия бурлила в крови. Хотелось бросить всё и убежать. Быстро и легко, как в моих снах-воспоминаниях. Я знала, что смогу мчаться быстрее ветра, но бросить так называемых «друзей» сейчас, когда завела их в чащу леса, я не могла.

– Ладно, давайте так: вы отдохните и перекусите. А я проверю, что там дальше, – я махнула в сторону гор. Там, на небольшой высоте выделялось ярко-зелёное пятно – наверняка какой-то кустарник, может, даже съедобный.

– Вдруг там опасно. Я не отпущу тебя одну, – запротестовал Матиас. Если бы я не видела его висящим на дереве в момент опасности, могла бы поверить, что он действительно сможет меня защитить.

– Я вполне могу о себе позаботиться, чего не скажешь о вас, – натянув куртку поверх майки, снова покрутила браслет, скорее уже по привычке, чем по необходимости. – Хочешь погеройствовать – оставайся и защищай периметр. Кроме тебя некому спасти бедняжку Аманду, Роберт этого сделать уже не сможет.

– Эй, вообще-то я тоже здесь! – Стив уже расчищал место для костра. Даже удивительно, что именно он из нашей компании оказался самым полезным.

– Отлично, вот есть два рыцаря… с половиной, две благородные дамы, защищайте их до последней капли крови! Я ничего не перепутала, Стив? – я сжала губы и многозначительно посмотрела на парня, снимающего ножом слой дёрна. – Или это дамы защищают рыцарей? Если прилетит дракон, можешь на нём покататься. Я вернусь к закату, не перебейте тут друг друга.

– А драконы это кто? – спросил молчавший до этого Роберт. Он уже встал и подошёл ко мне, протягивая пустую фляжку. Я прицепила её к ремню и махнула в сторону Стивена.

– Спроси у него. Стив тот ещё мастер сказки рассказывать, – буркнула я, проверяя содержимое рюкзака.

– Драконы – мифические летающие лошади, – ответила Аманда вместо Стивена, с разочарованием перебирая скудный ужин: несколько горстей игольчатых листьев кордейтов и последнюю шишку бунии.

– А лошади?

– Ты их уже видел, это они тебя покусали, – не сдержался Стивен. Потом посмотрел на меня и улыбнулся. – Оливия утверждает, что это были аксисы. Но олени – травоядные животные.

– Какая разница, как эти твари называются? Они опасны! – Матиас подошёл ко мне и заглянул в рюкзак.

– Опасны… но и прекрасны тоже, – мечтательно протянул Роберт, сжимая руку Аманды. Я согласно кивнула – как можно не заметить красоту этих удивительных созданий? – Жаль, что пришлось отпустить его.

– Убери от неё руки! – Матиас заскрежетал зубами и сжал кулаки. Я хмыкнула про себя, его чувства к Аманде братскими уж точно не назвать. – Таких, как ты, изгоняли из Фильтра!

– Ты, наверное, не заметил, но мы не в Фильтре. Так что, ты тоже изгнан, – Роберт поморщился, но заслонил собой Аманду.

– Думаешь, я поверил, что ты жертва обстоятельств?! Тебя стёрли, преступник! – Матиас угрожающе сузил глаза. Может они перебьют друг друга, и мне не придётся терзаться угрызениями совести? – Ты занимался поставками ЭнМиЭс?

– Канцлер контролировал распространение стимуляторов, ты не мог этого не знать, – Роб хотел сказать что-то ещё, но Матиас уже замахнулся и ударил его по лицу.

Несмотря на то, что был ранен, Роберт всё же устоял на ногах. Схватившись за руку Матиаса, он резко двинул ребром ладони по его горлу и, поставив подножку, завалился вместе с ним на землю. Тот уже пришёл в себя и попытался сбросить парня. Если бы не вмешалась Аманда, вряд ли Роб дожил бы до вечера: эффект неожиданности уже прошёл, так что ещё раз ударить Матиаса у него бы не вышло.

Вмешиваться я не спешила – обещание выполнила, вытащила этих придурков из Фильтра, так что могут избивать друг друга сколько хотят. Покачав головой, я смотрела, как Аманда бережно укладывает Роба на землю и ругает Матиаса.

Я бросила рюкзак и, не поворачиваясь к резко замолчавшим спутникам, двинулась в сторону гор. Наконец-то смогу побыть одна. Я бежала, вдыхая свежий воздух и ощущая, как дрожит под ногами мягкая земля, так быстро, что ветер свистел в ушах. Мне не хватало развевающихся волос для полного счастья, но они так и не отросли.

Добравшись до скал, я оглянулась на лес, пёстрым ковром устилавший низину. Нужно было раньше подняться на гору и осмотреть местность. Ловко перепрыгивая с одного камня на другой, достигла отвесной скалы и попробовала на прочность скалу – камень плотный, не крошится.

Поднимаясь по скале, я почти не задумывалась, куда поставить ногу. Показалось, что кто-то зовёт меня, но, оглянувшись, никого не заметила. Чувство, что за мной наблюдают, усиливалось, и я несколько раз чуть не сорвалась. Забравшись на широкий выступ, я легла, раскинув руки, и посмотрела на небо.

– Любимая, я так долго жду тебя… – ну вот, опять. Ждёт он меня… а самому прийти никак? – Ты найдёшь меня в Обители…

– Можно подумать, я знаю, где эта Обитель находится, – пробормотала я, потеребив браслет, и задумалась. Мне дала его Сара, но потом в лаборатории Вернео попросил не снимать его. Либо они заодно, либо это совпадение. Не слишком ли много совпадений? Матиас говорил, что нашёл меня с помощью матери.

Перед глазами снова пронеслась картина ужасной смерти Клариссы. Показательная и неправильная. Девятнадцать-сорок семь. Так звали подругу Клэр, ей присвоили этот номер вместо имени. Я ввела цифры на панели коммуникатора, и он с тихим щелчком раскрылся. Неужели получилось? Я потёрла руку. Было так странно видеть её без браслета, словно она стала обнажённой.

Только сейчас я осознала, что мои ноги свисают с выступа отвесной скалы. Подтянув их к себе, я осторожно отползла от края и изумлённо вскрикнула: здесь наверху, в десятках метров над землёй, оказались заросли крыжовенных деревьев. Бросившись к ближайшей ветке, я схватила коричневый плод, едва уместившийся в руке. С наслаждением вдыхая аромат, впилась зубами в сочную мякоть и пожалела, что не взяла рюкзак – можно было бы набрать немного ягод с собой. Я посмотрела на солнце – до наступления темноты осталось около трёх часов.

Спрятав МИКО в молодых порослях у самой скалы, я нарезала кинжалом охапку тонких прутьев. Наскоро смастерила кособокую корзинку. Не то чтобы у меня хорошо получилось, но я старалась. Набрав сладких ягод, приладила вместо крышки переплетённые побеги. Наконец-то я смогу порадовать друзей чем-то вкусненьким – пусть знают, что здесь растут не только иголки.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru