Доктор Кто. Пиратская планета

Дуглас Адамс
Доктор Кто. Пиратская планета

Douglas Adams, James Goss

DOCTOR WHO: THE PIRATE PLANET

© Completely Unexpected Productions Limited.

This novelisation copyright © James Goss 2017.

Doctor Who is a BBC Wales production for BBC One. Executive producers; Steven Moffat and Brian Michin. Sound of the Underground by Brian Thomas Higgins, Niara Scarlett and Miranda Eleanor De Fonbrune Cooper. Xenomania Songs Ltd (NS) and Warner/Chappell Music Ltd (PRS). All rights on behalf of Xenomania Songs Ltd and itself administered by Warner/Chappell Music Ltd. All rights on behalf of Xenomania Songs Ltd administered by Warner/Chappell Music Publishing Ltd. First published in 2017 by BBC Books, an imprint of Ebury Publishing. Ebury Publishing is part of the Penguin Random House group of companies. BBC Wordmark and Logo are trade marks of the British Broadcasting Corporation and are used under licence. BBC logo © BBC 1996.

© А. Осипов, перевод на русский язык, 2017

© ООО «Издательство АСТ», 2018

* * *

Новеллизация основана на первых сценарных набросках Дугласа Адамса.

Так что, скорее всего, это совсем не то, чего вы ожидаете.

Часть первая

«Полный вперед – нас ждет заря нового Золотого Века Процветания!»


Глава первая. Небо в алмазах

В тот день шел дождь из алмазов, но всем было плевать. Люди Занака просто раскрыли золотые зонтики и продолжили жить своей жизнью, состоявшей, по большей части, из прогулок по улицам, и без того усыпанным изумрудами и рубинами. Вверх никто не смотрел. Никому не хотелось взглянуть на дождь из драгоценных камней или, паче чаяния, получить одним из них в глаз. Но истинная причина заключалась не в этом. Если живешь в столице Занака и поднимаешь взгляд вверх, волей-неволей видишь гору. А гору видеть никто не хотел. Так что пока алмазы стучали по выложенным сусальным золотом зонтам, жители Занака занимались своими делами и упорно смотрели только перед собой.

Гору венчала Цитадель. Необычное здание – хаотичная мешанина древнего камня и горелого металла, выглядевшая так, будто в гору с размаху воткнулся звездный крейсер. Что любопытно, именно это когда-то и случилось.

Сердцем Цитадели была комната под названием Мостик. И как раз сейчас на Мостике очень хотели видеть мистера Фибули. Однако мистер Фибули никак не шел.

Мистер Фибули сидел, скорчившись в шкафу, и протирал очки грязной тряпкой. Правда, от этого становилось только хуже. Какое бы событие ни случилось в жизни мистера Фибули, от этого неизменно становилось только хуже. У ног его лежала кипа бумаг. Вчера ночью он засиделся допоздна за расчисткой рабочих завалов, пока стол его не сделался девственно-чист. Придя сегодня утром раньше всех, он обнаружил, что стол снова завален: документы, меморандумы, контр-меморандумы, циркуляры и даже почтовый спам, заверявший, что некий давно забытый друг на далекой планете разжился долей в алмазных копях. Это последнее письмо мистер Фибули нашел настолько абсурдным, что чуть не расхохотался. Он стоял, глядя на него, и пытался пошевелить уголками рта. Те, впрочем, шевелиться отказывались – что вверх, что вниз. Мистер Фибули вымел из головы все мысли о куче бумаг на столе и сосредоточился на этом беспардонном образчике рекламной макулатуры. Вопиющая ирония! Да как это письмо вообще сюда попало? На мгновение мистер Фибули задумался, уж не Капитан ли самолично его подсунул. Нет, быть того не может.

Он, наконец, отложил письмо и занялся просеиванием неумолимой кучи бумаг. Рапорты с автоматизированных шахт, диагностика оборудования, набор Стандартных Приказов о Выплате Отступных Жертвам Того Самого. Эти мистер Фибули завизировал первыми. То Самое становилось все голоднее.

Наконец мистер Фибули добрался до последней папки у себя на столе. Это было краткое резюме по Дополнительному Перемещению Личного Состава Вследствие Маневров. Он открыл его, поморщился при виде суммы и поспешно закрыл. На сей раз кто-то зашел слишком далеко.

Что побудило его забраться в шкаф, он точно не знал. Возможно, притаившаяся в папке ошеломительная сумма. А может, кто-то зашел к нему в кабинет, ухмыльнулся и уронил на стол еще дюжину папок. Мистер Фибули не был уверен почему, но в шкаф все равно залез.

Лучше ему от этого не стало. Какое-то мгновение он сидел там, свернувшись в клубочек и чувствуя себя почти в безопасности, но тут, к его ужасу, кто-то пропихнул под дверь еще несколько папок. Они знают, что он здесь. Рано или поздно за ним непременно придут – когда Капитан вконец устанет его вызывать. В панике мистер Фибули смотрел, как под дверь одна за другой заползают папки, и пытался отпихнуть их подальше ногами. Откуда в мире столько бумажной работы? Мы же, в конце концов, вроде как пираты…

Доктор в данный момент тоже прятался в шкафу. У Древнего Повелителя Галлифрея и владельца бесконечно огромной машины времени шкаф тоже был очень большой – но это все равно был шкаф. Кроме того, Доктор кое-что искал, а от поисков он всегда делался угрюмым.

Ключ Времени, возможно, и был самым могущественным предметом во Вселенной, но Доктор находил его до крайности скучным. Да, это был последний осколок предыдущей Вселенной; да, он был в состоянии восстановить равновесие между добром и злом в текущей ее версии, но… но, слушайте, неужели было непременно нужно, чтобы он состоял из шести деталей?

Доктору дали задание собрать Ключ Времени. Сделал это Страж – светящаяся белая фигура, если и не являющаяся в строгом смысле слова богом, то охотно его подменяющая, когда тот оказывается занят. Пока что Доктору удалось найти один фрагмент из шести, и он решил, что с него, пожалуй, хватит.

Шесть чертовых фрагментов. Он все время возвращался к ним мыслями. Да ему собственную шляпу и ту отыскать нелегко – а тут, видите ли, целых шесть деталей одной вещи! Тут нужны самоотдача, сосредоточенность и еще уйма всяких качеств, которых Доктору, если между нами, недоставало.

Нет, он вполне понимал, почему Ключу Времени непременно надо было выйти ограниченным тиражом и в формате «собери сам». В конце концов, если ты самый могущественный артефакт во Вселенной и будешь валяться где ни попадя, кто угодно сможет наложить на тебя лапу. Хорошо, поделить предмет на несколько частей было не такой уж плохой идеей. Но, я вас умоляю, двух было бы более чем достаточно!

– Привет, сдается мне, вторая половина Ключа Времени находится у вас? Можно одолжить ее на вечерок?

– А зачем это? Уж не захватить ли власть над миром вы хотите?

– Да не то чтобы…

Ладно, два ломтика – это, пожалуй, слишком сурово. Но уж четырьмя-то причинно-следственная природа бытия точно бы обошлась. А вот охотиться на шесть – это уже форменное безобразие. Это как собирать реально крутой паззл с мыслью, что в любой момент недостающий кусочек неба может оказаться в руках Черного Стража.

Черный Страж – это, если что, такой зловещий персонаж, поставивший себе целью жизни творить всевозможное зло. А поскольку он выступал совладельцем Ключа на таймшерной основе пополам с Белым Стражем, то теоретически мог собрать его самостоятельно, реши он вдруг, что дела во Вселенной идут как-то слишком уж хорошо. На практике, впрочем, такой необходимости никогда не возникало. Вселенная периодически разваливалась совершенно по собственному почину, так что должность Черного Стража можно было благополучно считать синекурой, и занимающих ее лиц в нынешние времена встречалось не слишком много. Доктор даже питал бы слабость к Черному Стражу, если бы тот, за отсутствием более увлекательных занятий, не проявлял такого живого интереса к попыткам Доктора собрать Ключ и не ставил ему палки в колеса со всем бюрократическим рвением менеджера среднего звена из Британской Радиовещательной Корпорации (или попросту Би-Би-Си).

Следующая проблема с Ключом Времени заключалась в том, что отдельные его фрагменты имели свойство маскироваться буквально подо что угодно. Доктор как следует об этом поразмыслил. Вообще-то получилось даже довольно увлекательно. Чем бы могли быть эти шесть деталей, а?

Скажем, Африканский континент – это было бы забавно; им придется потом купить новый.

Букингемский дворец? Тоже обхохочешься, но придется как-то договариваться с Лиз.

ТАРДИС? Обломитесь.

Сам Доктор. Ого. Трудная задачка.

На самом деле Доктора не оставляло нехорошее предчувствие, что фантазии у фрагментов Ключа будет примерно столько же, сколько у собравшегося на маскарад шестилетки. Первый же из них полностью оправдал его пессимизм. В своем естественном состоянии любой фрагмент Ключа Времени выглядел как драгоценный камень. Так вот, первый обнаружился в стеклянной витрине, хитроумно замаскированный под драгоценный камень.

Доктора откровенно пугала перспектива носиться по всей Вселенной и постепенно превращать свою машину времени в лавку бижутерии, набитую стразами, кулонами и прочей дребеденью – от этой мысли его сердца начинали неуклонно стремиться подальше в обувь. Будет так неудобно, если придется приглашать к себе людей… Что само по себе маловероятно, учитывая последнюю связанную с Ключом проблему.

А последняя связанная с Ключом проблема выглядела как выданный Стражем Доктору новый спутник. Если бы кто-нибудь удосужился спросить самого Доктора, он бы предъявил целый список необходимых для спутника качеств:

– человеческой (или хотя бы околочеловеческой) расы;

– глупый и героический (в случае мужского пола);

– наивный и сногсшибательный (в случае женского);

– хорошее чувство юмора;

– любит долгие прогулки по сельской и пересеченной местности;

– способен отличить один конец чайника от другого;

– бесшабашный (понятия не имею, что это значит, но когда увижу, точно узнаю);

– патологически неспособный задавать вопросы;

 

– крепкие лодыжки.

Еще Доктор непременно бы подчеркнул, что идеальный спутник у него вообще-то уже есть – робот-собака по имени К-9. Он давал Доктору жульничать в шахматы и выдыхался на крутых подъемах. Впрочем, скакать по горам в компании К-9 в ближайшее время никто не собирался, что само по себе было сущим благословением – особенно теперь, когда Доктору вот-вот должно было стукнуть семьсот пятьдесят.

Но нет, Страж не собирался принимать во внимание ни пожеланий Доктора, ни наличия у него прелестной робото-псины. Вместо этого ему выдали другую Повелительницу времени, леди Романадворатрелундар, веселья от которой до сих пор было примерно как от хорошо одетого телефонного справочника.

Леди Романадворатрелундар только что выпустилась из Галлифрейской Академии Времени, а значит, жизнь с нею представляла собой сплошной головокружительный вираж пустой болтовни про выпускные экзамены, или как у них там это называется на нынешней неделе.

Вместо того чтобы смеяться его шуткам (Доктор особенно ценил способных на это спутников), леди просто смотрела на Доктора с удивлением, которое можно было в лучшем случае описать как сдержанно-вежливое. Иногда она делала такое легкое движение уголками губ, подразумевавшее, что он, видимо, только что вывалился из рождественской хлопушки. Выражение ее лица было, пожалуй, полной противоположностью наивности. Да, в свое время Доктору случалось путешествовать в компании ящериц с куда более веселым и легкомысленным складом натуры.

Со времени прибытия леди Романадворатрелундар Доктору как-то навязчиво стали бросаться в глаза всякие пыльные уголки ТАРДИС – и он счел это совершенно нечестным. Дело ведь совсем не в том, что он какой-то неаккуратный – просто в жизни есть и более важные вещи. Однажды он даже вызвал уборщицу, которая сгинула где-то внутри ТАРДИС вместе с ведром и тряпкой, и никто ее больше никогда не видел. Доктор временами даже начинал беспокоиться о ее судьбе – в конце концов, ей платили на почасовой основе.

Кроме того, повелительница Времени леди Романадворатрелундар, кажется, имела прямое подключение к термостату: в ТАРДИС стало как-то явно холодно. Его собственный дом в течение стольких лет вдруг утратил некую долю уюта. Даже некогда столь жизнерадостное жужжание будки сменилось куда менее уверенным «гммммм».

Чего в ее обширных интерьерах не было, так это сарая, поэтому в настоящий момент Доктор предпочел укрыться в Лимбе. Среди совершенно черных стен этой комнаты жило странное эхо, но благодаря штепсельному трехсекционному обогревателю она была мила и укромна. В теории Комната Лимба обеспечивала точку устойчивой недействительности, в которой можно хранить фрагменты Ключа Времени. Правда сейчас в ней хранились в основном несколько недопитых кружек чаю и кипа кроссвордов из «Таймс».

Предыдущая инкарнация Доктора была франтоватым седовласым джентльменом, имевшим пристрастие к плащам и бархатам. Будущая станет щеголять в белом льне, чудесным образом сохраняющем незапятнанность в любых обстоятельствах. Но этот Доктор, четвертый своего имени, горделиво обсыпался крошками и плевал на условности. Каждое утро он подступал к гардеробу, будто хотел ему за что-то отомстить. Какая разница, что на тебе надето, думал он. Физиономия Доктора всегда сияла лукавой добротой, словно он собирался отмочить шутку о ком-то, кто вам сильно не нравится. Он не был человеком планов, заговоров или миссий. Нет, он просто просыпался себе поутру, хватал шарф и отправлялся как следует похохотать над мирозданием. И вот сейчас он прятался у себя в логове на пару с К-9 и полировал первый фрагмент ключа вышеуказанным шарфом.

– Ну, вот, К-9, – объявил он, поднимая фрагмент к свету. – Еще пять таких же, и можно будет клеить стикер «дело сделано».

Собака-робот с сомнением обдумала это замечание.

– Запрос к Хозяину: в моих хранилищах памяти нет записей относительно этого объекта.

– Ни разу не бойскаут, а, малыш? – Доктор наградил К-9 скорбной улыбкой.

– Скаут? – Робот фыркнул.

Со времени прибытия леди Романадворатрелундар он что-то взял моду постоянно фыркать. Возможно, у него открылась аллергия.

– В военной терминологии, скаут или разведчик высылается вперед основного подразделения. Запрос: какое отношение это имеет к поставкам канцелярских принадлежностей?

– Вот именно! – твердо ответил Доктор и вышел из комнаты.

На другом конце времен старая королева моргнула. На это ушло больше времени, чем ожидалось.

– Тебя тут не должно быть! – Голос ее был надтреснут: еще бы, если всю жизнь так орать…

– Но я здесь, – низким голосом сообщил силуэт из тени.

– Как? – взревела она, когда силуэт шагнул ближе. – Тебя не может быть.

Вопреки обыкновению силуэт пожал плечами и одарил ее довольно жуткой улыбкой.

– Нет-нет, не вставай, – сказал он. – Нам много чего нужно обсудить…

Глава вторая. Мертвые планеты

Давайте поговорим о планетах. Раз уж эта книга про них, вот вам сразу четыре. Все очень разные, но судьба у них, как ни печально, одинаковая.

Темезис Бета назначили целью одной долгой и многотрудной космической миссии. Капсула с Темезис Альфы была крайне примитивной – эдакая оптимистичная жестяная кювета, как-то умудрившаяся покинуть родной мир, проделать впечатляющий путь и взгромоздиться на орбиту соседней планеты.

Команда вела тщательные наблюдения за вращавшейся внизу планетой. Сесть на нее они не могли, но, в конце концов, это была, можно сказать, самая заря космонавтики. Поскольку иллюминаторов у посудины не имелось, серия внешних камер и радаров обеспечивала им достаточно комплексную картину данных. В один прекрасный день их народ вернется и сумеет сюда приземлиться. Но не сейчас – сейчас они собирались вернуться домой на остатках топлива и ожидали, что их встретят как героев.

Самым выдающимся их открытием был поднимавшийся с поверхности Беты радиосигнал. Нечленораздельный, элементарный – но все равно при мысли, что кто-то там, внизу, направляет им какие-то сообщения, у них все брови полезли на лоб. Экипаж возвращался домой с вестью, что где-то еще во Вселенной есть разумная жизнь, и она дружелюбна.

После долгого, утомительного, но триумфального полета экипаж вышел на орбиту вокруг Темезис Альфы. С которой что-то было не так… Капризное «пинг-пинг-пинг» бортового компьютера рывком вытряхнуло команду из мечтаний о бесконечном горячем душе, перемежавшемся подписанием контрактов на книги и выступлениями в телевизионных ток-шоу.

Приборы выдавали поразительные, невероятные показания. Настолько обескураживающие, что капитан немедленно включил одну из внешних камер.

Которая немедленно подтвердила оглушенным и как-то в одночасье обреченным обитателям космического корыта ужасную истину.

Темезис Альфы на месте больше не было.

На Калуфраксе ничего не произошло. Вообще-то там никогда ничего не происходило. Немножко подождило, но так, для проформы. С эволюционной точки зрения, Калуфракс торчал на остановке и ждал автобуса. Если планеты вообще могут вяло ошиваться на задворках, ожидая от жизни предложений получше, то Калуфракс именно этим и занимался. Облака болтались по небу, словно там кто-то праздно крутил большим пальцами. Ледники ползли своей дорогой, кряхтя: «А смысл?». Такие формы жизни, как Калуфракс, эволюционируют, в основном бесцельно цепляясь к скалам. Рано или поздно надо будет отрастить себе хорду, конечно… но только не сегодня.

Нет, определенно не сегодня.

Говорят, что от комитетов хорошего ждать бесполезно, но и из этого правила непременно сыщется исключение. Вот на Шакунтале, например, при помощи комитета сумели выяснить смысл жизни. Как ни удивительно, с предложением выступил политик. Выдал его, можно сказать, на-гора, экспромтом, когда пытался избежать ответа на какой-то другой трудный вопрос.

– Чрезвычайно рад, что вы меня об этом спросили. Хороший вопрос, просто прекрасный вопрос, – в своем обычном духе начал он. – Но я в свою очередь задам вам еще лучший…

Даже и на этом этапе все пока оставалось в русле того, чего люди обычно ожидают от политиков – но тут-то колесо и соскочило с колеи.

– А еще лучший вопрос будет таков: в чем смысл жизни? Зачем мы здесь, кроме как затем, чтобы как-то заполнить пробел между рождением и смертью? Можно сидеть тут, звать друг друга по именам, смотреть, как все последовательно катится в тартарары, и винить в том других людей, а можно… ну, как бы взять и выяснить, зачем оно все нужно. А потом отмотать назад и попробовать понять, правда ли надо строить все эти дороги и дома и еще черт знает что.

Как ни странно, идея принялась. Кто-то тут же предложил построить компьютер, но политик чувствовал себя в ударе и идею зашикал.

– Ага, а дальше будет тендерный отбор, договор на материально-техническое обеспечение, расползание границ проекта и, наконец, стадия взаимных обвинений, когда чертова штуковина окажется запоздалой, неработающей и годной разве что в утиль. Нет уж, давайте договорим все до конца.

Именно это жители Шакунталы и сделали. Школы и больницы, конечно, продолжали работать, но практически все остальные сформировали «Комитет Чего» (частично затем, чтобы необходимость давать названия не отвлекала их от дела, а частично потому, что как раз это они, в конце концов, и собирались выяснить). Государства по собственной инициативе распределились по разным субкомитетам, чтобы основательно обдумать такие темы, как «Почему мы заводим детей?», «Имеет ли смысл смерть?» и «Зачем нам ногти на ногах?».

Вся планета ударилась в говорильню. Они действительно все очень основательно обговорили и, вновь собравшись вместе, пришли к некоему согласию.

– Ого, – сказали они и расплылись в осторожных улыбках.

А потом небеса Шакунталы померкли.

Флот честно искал Бандрагин V. Они прочесали весь квадрант, потратили почти все резервы и потеряли в процессе немало отличных кораблей. Но сейчас они определенно были там, где надо, – они добрались до Бандрагина V.

Флот настаивал, что явился сюда вовсе не потому, что планета богата. Это заботило их в самую последнюю очередь. Каждый обнаруженный улион будет, вне всяких сомнений, помещен в надежный трастовый фонд в лучших интересах жителей Бандрагина V. Интересы планет они всегда принимали близко к сердцу, и вообще визит был прежде всего миротворческой миссией.

Собственно, так они и сказали, прямым текстом, в отлично составленной речи, которую начали передавать по трансляции, стоило им войти в пределы Солнечной системы. Правда, в конце было несколько незначительных угроз насчет того, что случится с планетой, если их абсолютно мирная (и очень хорошо вооруженная) миссия встретит хотя бы символическое сопротивление, но в целом экипаж твердо стоял на своем: они здесь исключительно ради блага Бандрагина V.

Так что проблема была только одна.

Бандрагин V пропал.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24 
Рейтинг@Mail.ru