Преисподняя «Астра-1»

Максим Гаусс
Преисподняя «Астра-1»

Огонь все исправит

Огонь все излечит

Знай, умирая, что станет легче…

Morguenstern” Машина смерти.

Глава 1. Турнир.

В центре старой площадки, построенной ещё в Советском Союзе, находился длинный бетонный парапет, сплошь усыпанный мелким щебнем, пылью, обломками штукатурки и другим строительным мусором, вперемешку с недавно выпавшим снегом. Парапет, длиной около пятнадцати метров и высотой не более метра, позволял использовать его как вполне сносное укрытие.

Левее него, в десятке метров, доживало последние годы старое глиняное здание, с почти обрушившимся чердаком. Напротив, размещалось ещё одно ветхое сооружение – распилочный цех, не так давно покинутый последними, ещё не до конца спившимися рабочими. Его состояние, как и других, также оставляло желать лучшего.

По периметру цех окружали многочисленные мелкие производственные постройки. Казалось бы, эта территория была абсолютно безлюдной и не заслуживала хоть какого-нибудь интереса, но поверьте, это заблуждение.

Где-то за серым холмом раздался негромкий треск ломаемых кустов. Через минуту показался и его источник. На поляну выскочила тройка людей с оружием в руках, облаченных в белые маскировочные костюмы. Каждый прикрывал спину товарища, перемещались они быстро, осторожно и слаженно, изредка подавая друг другу знаки руками. Действовали они умело, ни на секунду не теряя окружающее пространство из вида.

Добравшись до лесопилки, один остался у парапета, а двое других отправились ко второму контрольно-пропускному пункту. У всех троих на спинах отчетливо различимы зеленые метки, верный признак того, что это бойцы “Аллигатора”. Они быстро пересекли площадку и скрылись за группой заснеженных кустов на севере. Оставшийся человек, осторожно, постоянно осматриваясь, вошел в глиняное здание. В течении десяти минут не было абсолютно никакого движения, лишь где-то в районе водокачки звучала стрекотня винтовок.

В восьмикратном прицеле показалась фигура ещё одного человека, одетого в такой же белый маскировочный костюм, как и у тех, что прошли здесь ранее. На спине у него отчетливо различалась метка в виде двух черных скрещённых ножей. В руках же он держал маркер последней модели GromX520”. Человек медленно перемещался между укрытиями, то и дело, посматривая на экран КПК. Голова была скрыта капюшоном, поэтому лица его я не увидел. Мне было плевать, кто находился сейчас у меня в прицеле. Это – противник, однозначно, метка на спине говорит сама за себя. И хотя по правилам нам не сообщили, сколько команд участвует, я приблизительно догадывался о количестве участников. Задержав дыхание, я начал отсчитывать последние мгновения. На лбу, уже в который раз, выступил холодный пот. Мышца на указательном пальце была готова сократиться по молниеносной команде. Ещё немного и у меня будет первый “фраг”, но не тут, то было. Меня банально опередили.

Человек в маскировочном комбинезоне, видимо заметив противника, дернулся в сторону парапета, но не успел сделать и трех шагов. За его спиной раздались хлопки, а на белой ткани униформы показались красные пятна. Человек выронил ствол и упал. От неожиданности я едва не вдавил курок своей винтовки. Из глиняной постройки выскочил затаившийся “Аллигатор” и тут же открыл беспорядочную стрельбу по чердаку постройки. Но невидимый противник, поразивший свою жертву, словно испарился. Площадка была чиста, и лишь посреди неподвижно лежал человек. Второй, опустившись на колено, стоял рядом, водя стволом винтовки из стороны в сторону. Сделав пару коротких, бесполезных очередей, он хотел вернуться обратно в сарай, но именно в этот момент его грудь попала в мой прицел.

В целом, крыша, на которой я находился, вовсе не была идеальным местом для наблюдения за местностью, просто мне элементарно не хватило времени добежать до назначенного места. Свой КПК я выронил ещё возле первого контрольно-пропускного пункта, застигнутый врасплох неизвестно откуда взявшимся “Черным Мстителем”. Открыв по мне огонь сразу из двух стволов, он тем самым оставил меня не только без связи, но и без карты вообще. Повезло, что я вовремя среагировал. Скатившись по снегу в какую-то канаву и съехав на пятой точке вниз с холма, я бросился бежать. Быстро перегруппировавшись, я успел нырнуть за росший под холмом куст снежного терновника. “Мститель” похоже, искать меня не особо торопился. Пролежав под кустом ещё с пару минут, я осторожно пополз к росшей в пятидесяти метрах небольшой группе заснеженных деревьев. Миновав рощу, я и наткнулся на эту лесопилку. Быстро взобравшись по старой лестнице, при этом неосторожно набрав за шиворот холодного и противного снега. На крыше-то я и решил приостановиться и оглядеть прилегающую территорию.

После короткой очереди хлопков снизу, оттуда больше никаких звуков не доносилось. Похоже, неуловимый противник сбежал, не посчитав нужным доделать начатую работу.

С неба снова посыпал густой, мокрый снег, с каждой минутой становясь все плотнее. С одной стороны положительный эффект – скрывал от посторонних глаз, с другой отрицательный – у меня в руках был снайперский маркер, что при такой погоде сводило меткость стрельбы на минимум. Покинуть крышу было бы разумнее всего, так как отыскать меня среди сугробов снега было очень не просто, а вот на крыше меня вполне мог найти какой-нибудь любитель укромных мест. Но тут-то все и началось, все-таки заставив меня начать решительные действия. Стоило мне нажать на курок, как человек в прицеле, за долю секунды до выстрела, резко дернулся в сторону, и красный шар пролетел над его плечом. Быстрой рысью, противник проскочил мимо распилочного цеха и скатился в глубокую снежную канаву. В следующую секунду из кустов, высунулся ствол, а затем в мою сторону устремилось полдесятка желтых шаров. Разлетелась во все стороны трухлявая, давно рассохшаяся древесина, измазанная желтой краской. Я снова поймал в прицел кусты и трижды вдавил курок. Шары накрыли куст по касательной. Через пару секунд оттуда высунулась рука с рваными красными отметинами. Следом показалась и голова. Ещё одна красная метка была в районе шеи. Но в следующую секунду на его груди появилось ещё пара пятен. Он упал.

Черт! Стрелял не я. Значит, здесь все ещё находился тот самый невидимка. С десяток секунд я соображал, предпринимая очередное решение. Оставался только один выход – покинуть место снайпера. Едва я решился оставить крышу, как в мой затылок уперлось что-то твердое и холодное.

– Оп! – тихо произнес хриплый голос позади меня.

От неожиданности я резко дернулся, ударившись головой о трухлявую балку.

– Спокойно. Не суетись, – голос прозвучал чуть громче, но не менее настойчиво.

Я молчал. Дуло маркера медленно поползло по моему затылку. Вообще-то так запрещёно. Близкий контакт – не менее пяти метров. А тут…

– Ха, ха да ладно, Макс, свои! – неожиданно рассмеялся обладатель голоса, и, ухватив меня за плечо, резко развернул.

Передо мной оказалось лицо Андрея Мазура, облаченное в защитную маску. У него, как и у меня был белый комбинезон, с красными полосами на спине. Это являлось отличительным признаком того, что мы из одной команды. В руке он держал ствол какой-то новой модели, недавно вышедший в продажу. Андрюха любовно называл его “малыш феликс”. Его магазин был доверху засыпан красными шарами. И как я сразу не догадался, ведь только маркеры нашей группы были заряжены красной краской, а я ещё волновался по поводу таинственного невидимки, которым оказался мой товарищ.

– Ты как тут оказался? – удивленно спросил я.

– Черные загнали. А затем, в поле, на “Аллигаторов” наткнулся. Вот меня и занесло на лесопилку. – Андрюха достал из кармана свой КПК, удовлетворенно хмыкнул, и убрал обратно. – Четверо ещё. А тебя как сюда занесло? Ты ж на водокачку должен был отправиться.

– И я на “Мстителя” наткнулся. Да ещё на какого – с двумя стволами!

– Шутишь? Да с двумя стволами попробуй-ка, прицелься! Это ж для замкнутых коридоров и тесных пространств самое то. – Андрюха достал сигарету и, чиркнув зажигалкой, закурил.

В группе “Мстителей” каждый раз был новый, совершенно непредсказуемый состав. В прошлый раз у них был минер, который умудрился самодельными растяжками, вывести из игры сразу восемнадцать человек, и это без единого выстрела. До этого был специалист по маскировке, который расставил патрули так, что все тропы перекрыли и половину команд срезали ещё на разметке позиций. На этот раз безумец с двумя стволами в руках, хотя по идее такой тип вооружения вообще не имеет места в подобных играх.

Где-то неподалеку послышался плотный треск. КПК пикнул и тут же выдал цифру три. Рядом мигало две цветные метки – значит, в игре остались лишь две группы.

– О, как! – заметил Андрей, поспешно затушил сигарету и выглянул в пролом стены. Однако, вопреки ожиданиям, ничего там не увидел и быстро заскучал.

Через минуту снег повалил ещё сильнее. Настало самое благоприятное время отправляться на водокачку, где мне, изначально, и положено было находиться. Андрюха уже спустился вниз, когда я краем глаза увидел в окне промелькнувшее белое, с темными отметинами, размытое пятно. Я подал знак и махнул рукой Андрею, изобразив наличие одной единицы противника. Тот мгновенно сообразил, в чем дело, опустил маску и бросился в сторону. Я тихо снял с плеча винтовку. Осторожно присел на колено. Откуда-то снизу раздался скрежет. Внезапно пол подо мной провалился с резким характерным хрустом. Поднялись клубы пыли. Посыпались куски глины, соломы и опилок. Я зацепился рукой за рассохшуюся балку и кое-как уперся ногами в заднюю стену, тем самым увернувшись от падения плашмя, повиснув в неестественной позе. Рядом со мной разлетелась в стороны черными брызгами пейнтбольная краска. Отпустив балку, я отпрыгнул в сторону, ударившись плечом о дверной косяк, при этом выронив винтовку. Она с лязгом рухнула куда-то вниз. Сбоку, из соседней комнаты, послышался хриплый смех. В проломе, среди клубов пыли, показался человек.

 

Пинком отправив в его сторону старый картонный ящик с опилками, я бросился на четвереньках по направлению к ближайшему окну. По балкам и стенам снова защелкала краска. Поднявшись на ноги, ударом локтя проломил внешнюю, наспех поставленную тут когда-то стенку из тонкого гнилого шифера. Под тяжестью моего тела она сорвалась с креплений и с грохотом обвалилась, подняв клубы пыли. Выкатившись на крышу, я спрыгнул на дощатую пристройку, а оттуда на землю. В два прыжка добрался до “Т-образного” парапета и подхватил винтовку, поверженного ранее Андрюхой “Мстителя”. Тот с недовольным лицом лежал на замерзшей земле, не без интереса глядя на мои действия.

С крыши, за мной по пятам спрыгнул преследующий меня противник. Я узнал его. Это был тот самый не стандартный "Черный", с двумя стволами в руках, который оставил меня без КПК. Рукоятки его винтовок были сконструированы особым образом, что позволяло ему с легкостью управляться сразу обеими, без потери подвижности. Он весь был засыпан желтыми опилками – похоже, ящик достиг цели. Противник был в ярости, судя по его глазам, которые были хорошо видны через полупрозрачную защитную маску. Не раздумывая, я дернулся в сторону, откатившись за парапет. Он тут же открыл стрельбу. Защелкали по парапету рвущиеся шары с краской. Расстояние мизерное – не более пятнадцати метров. Я выставил наружу ствол и нажал курок. Снова раздался смех. Черные шары полетели с другой стороны. Один шар угодил мне в колено, другой в правое плечо. А затем… Настала тишина. Стрельба прекратилась.

Я выглянул наружу и с облегчением выдохнул: “Мститель” стоял в центре, держа обе руки за спиной, а стволы лежали на заснеженном парапете. Согласно правилам, в игре можно было победить либо, пометив противника не менее трех раз, либо нанести одно смертельное попадание в шею, грудь или голову, либо заставив его сдаться. Близкие огневые контакты, как и рукопашные, были запрещёны. Андрюха стоял позади него, держа его на прицеле.

– Да твою ж налево! Сдаюсь, сдаюсь, – с досадой пробурчал пленный.

– Цел? – окликнул меня напарник, не сводя глаз с противника.

– Почти, – кивнул я, отряхиваясь от налипшего снега.

Андрюха усмехнулся и убрал ствол. КПК пискнул. На дисплее высветилась цифра два. Это означало, что противников не осталось, тем самым говоря о победе нашей команды. Напарник вытащил из рюкзака сигнальную ракетницу, поднял вверх и выстрелил. Яркий красный шар, взлетевший в серое зимнее небо, свидетельствовал о том, что пейнтбольная игра на восточной локации завершилась в пользу нашей команды

“Red Devil”. И словно в подтверждение, по заснеженной местности прокатился усиленный электроникой голос координатора: – А вот и окончание матча! Отличная работа, парни. Команда “Дьяволов” победила. Что ж, борьба была непростой. Всем участникам, собраться на третьем контрольно-пропускном пункте. Повторяю, на третьем КПП. Всем спасибо, на сегодня игры закончены!

После этих слов, все поверженные участники, наконец, получили возможность подняться с холодной земли и двинуться к КПП. Правила обязывали помеченных краской оставаться на месте либо до окончания боя в месте стычки, либо до прибытия спасателей. Последние же, как правило, не особо торопились.

– Вот это дело! Вот это я понимаю – постреляли! – фыркнул Андрюха, закидывая рюкзак на спину.

– Эй, дьяволы! Хорошая работа! – окликнул нас один из меченых.

– Удача на вашей стороне.

– Спасибо! Парни, в следующий раз вам повезет!

– Ну что, Макс, двигаем на КПП? Домой хочу ужасно. Сейчас бы кружку горячего шоколада, гамбургер и спать, – мечтательно произнес Андрюха. – Трое суток почти без сна!

– Поддерживаю! – устало зевнул я.

И действительно, прошло уже почти три дня, как начался грандиозный пейнтбольный матч. Это было масштабное и долгожданное событие, на подготовку которого ушел не один месяц. Всего здесь участвовало более тридцати команд, не только из России, но и из стран всего бывшего СССР. Даже американцы решили принять участие и тоже не поленились приехать на турнир.

Сегодня восточная локация была наша, но оставался ещё последний бой между шестью лучшими командами, однако он был назначен лишь на конец следующего месяца, ведь это мероприятие требовало максимальной подготовки, как от организаторов, так и от участников.

До КПП добрались минут за десять, благо теперь не приходилось с осторожностью ползать среди снежных сугробов, дабы не угодить под прицел противника. Сюда со всех сторон собирались участники, практически все раскрашенные яркой, разноцветной краской. Некоторые были в отвратительном настроении, другие наоборот подшучивали и делились впечатлениями. Даже по самым грубым подсчетам, я с уверенностью мог сказать, что тут собралось около двухсот человек. А может и больше.

После короткого, но утомительного и скучного брифинга в центральном ангаре, мы, наконец, собрали наши вещи, и отправились к автостоянке. Уже через час, довольные, но вымотанные до предела – мчали домой.

Глава 2. Странный профессор

На следующий день я проснулся, и со стоном, едва ли не сполз со своей кровати. Все тело жутко болело, что впрочем, было неудивительно, после таких-то экстремальных каникул. Казалось бы, ещё чуть-чуть и ноги сами по себе отвалятся. С трудом усевшись на кровати, я почувствовал, что стало чуть легче. А судя по завываниям желудка, я удостоверился, что ещё и серьезно голоден. Недовольно пробурчав что-то бессвязное себе под нос, вспомнил, что Маринка уже давно уехала на практику, поэтому последние две недели, я готовил себе сам завтрак, обед и ужин.

Маринкой звали мою соседку по квартире, с которой мы ее вместе и снимали. Вот почему когда ее нет, она так нужна и наоборот? Закон подлых недоразумений, не иначе. Однако сидеть и думать о том, что кто-нибудь сжалится, приедет и покормит бедного студента – было глупо.

Добравшись до кухни, я поставил чайник на печку, предвкушая ароматный утренний кофе. Благо этот продукт у меня не заканчивался никогда. Да, кофе был растворимый гранулированный, но меня и это вполне устраивало.

Выглянув в окно, я счел, что погода вполне хороша для середины ноября в Москве. Я жил в двухкомнатной квартире, на одиннадцатом этаже, что позволяло мне всегда быть в курсе погоды за окном. Грязно-белое снежное полотно простиралось до самого горизонта, а осеннее солнце уже начало слегка разогревать висевшие под окном сосульки. Однако наличия нещадного мороза я не заметил, равно как и сильного ветра тоже.

Засвистел чайник, словно напоминая о желании насладиться свежим, ароматным, высыпанным из банки кофе. В холодильнике было почти пусто, что навело меня на мысль запастись продуктами. Желательно сегодня. Кофе пришлось пить лишь с найденными в шкафу уже далеко не свежими пончиками. Впрочем, у студентов все не как у людей, так что мне не привыкать. Да и не все ли равно, что употреблять, когда донимает голод? Одинаково вкусна и красная икра и позавчерашний бутерброд.

На глаза попалось висящее на стене расписание учебных занятий прошлого семестра, с моими собственными пометками. Я учился на пятом курсе, и уже заканчивал учебу, готовясь, стать многообещающим специалистом по экстремальному туризму.

Посмотрел на часы и занервничал. Мне необходимо было собираться в университет. Сегодняшний день на календаре был помечен красной меткой, что было для меня важно. Ещё несколько месяцев назад нам сообщили, что из Украины приезжает какой-то известный профессор, якобы для того, чтобы набрать группу практикантов. Хотя больше считали, что он приезжает искать себе спонсоров, а вовсе не для практических занятий с бестолковыми студентами. О профессоре, в общем-то, никто ничего плохого не говорил, но большая часть преподавателей относилась к нему, мягко говоря, небрежно. Он, по многочисленным слухам, занимался какими-то исследованиями в Советском Союзе, а также поисками сверхъестественного по всей Европе, сначала в горах Норвегии, затем в восточной Германии, а в середине двухтысячных вернулся в Россию.

Нам сообщили, что это отличная возможность набраться опыта, как говориться в полевых условиях. Но вдруг, за несколько дней до приезда, профессор уклончиво дал понять, что никого набирать не будет, а лишь представит результаты своей работы и ответит на определенное количество вопросов. Разумеется, после такого заявления желающих несколько поубавилось.

Покончив с кофе и отправив оставшиеся пончики в мусорное ведро, я отправился на поиски чистой одежды. Как же мы все-таки зависим от наших девушек, даже неприлично как-то получается. Хотя почему-то об этом вспоминаешь только тогда, когда тебе чего-то не хватает с их стороны, вплоть до самого обыкновенного завтрака. Но с другой стороны, есть ведь праздник восьмое марта, время радовать девушек и радоваться самому. Я, как и большинство других парней, считал, что этого дня им вполне достаточно, а точнее – я просто никогда не задумывался по этому поводу. О, да простит женская половина человечества мое кощунство. Из-за этого же, кстати, постоянно устраивала дискуссии Маринка, пораженная такой обидной участью. Я частенько бывал козлом, придурком и скотиной. С ее слов разумеется.

Одежду я нашел и довольно быстро, учитывая царивший в моей комнате полный бедлам. Наскоро одевшись, я захватил мобильник, и отправился вниз по лестнице. По дороге меня подобрал мой сокурсник Дмитрий, который следовал в университет с той же целью что и я. Парень был заядлым бабником и гулякой. Он уже закончил службу на военной кафедре, и в знак этого мажорный отчим подарил ему новенький внедорожник “Nissan X-Trail”. Именно на нем Димка с друзьями и рассекал по городу в поисках экземпляров прекрасного пола. Но это происходило в обычное, не учебное время и преимущественно по ночам.

Через двадцать минут мы уже искали место на университетской парковке, что было далеко не так просто, как могло показаться с первого взгляда. Парковка была битком забита транспортом всевозможного типа. В принципе тут всегда так, событие не из ряда вон выходящее. Но сегодня особенно – просто не протолкнуться! Бесцеремонно въехав на свободное место какого-то преподавателя, Димка наигранно удивленно фыркнул: – Ух, ты! Как будто для нас оставили!

Едва пробравшись через главные университетские входные двери, я рот открыл от удивления. Весь большой холл и центральное фойе битком были забиты студентами разных курсов, журналистами, преподавателями, да и просто любопытными прохожими. Буквально яблоку негде было упасть. Охрана университета бестолково топталась по коридорам, с трудом сохраняя спокойствие.

В самом начале огромного фойе, стояла небольшая сцена, на которой уже красовалась вся необходимая аудио и проекционная техника, а также груда блестящих ящиков с другим оборудованием. Там же, на сцене, находилась толпа каких-то рабочих в белых халатах. Они то и дело перебегали от одного ящика к другому, перетаскивали кабеля и коробки. Что они там рассматривали, отсюда было не видно, да нас, собственно это не особо и волновало. Всему свое время, как нас учили. Похоже, профессор прибыл сюда не один, а в составе своей археологической группы. Это ещё, интересно, зачем?!

Быстро отыскав своих, я уже хотел было выдать пару шуток по поводу всего этого человеческого муравейника, но вовремя удержался.

Серега с усердием доедал купленный где-то в университетской столовой разваливающийся на части гамбургер. Андрей что-то упорно доказывал какому-то ботанику из соседней группы, жестикулируя руками и постоянно толкая того в плечо. Ботаник же в свою очередь явно нервничал, изредка что-то невнятно бормотал, но, похоже, претензии изъявлять не торопился. Паша и Антон, братья-близнецы, тупо рассматривали окружающих, иногда о чем-то переговариваясь.

– Эй, народ. Как оно? – обратился я к сокурсникам.

– Сойдет, – кое-как промычал Серега, едва справляясь с едой. – Сам-то как?

Я кивнул, и хотел было уже рассказать про активно проведенные выходные, но тут как раз ботаник, которого прессовал Андрей, не выдержал и истерично, с кулаками бросился на противника. Тот легко оттолкнул его в сторону, отчего ботаник комично растянулся на полу, растолкав группу девчонок с физмата. Получив от одной из них смачную затрещину, ботаник совсем скис, позеленел от распиравшей его злости, затем кое-как поднялся и, вытирая сопли, бросился к выходу, по пути подбирая книги.

Толпа на входе немного поредела, стараясь пробраться поближе к центральной сцене. Многие даже не знали о последнем сообщении от профессора, а потому старались подобраться поближе, в ожидании какого-нибудь бесплатного чуда.

– Андрюха, ты опять за свое? – спросил я, пожимая ему руку.

– Не, ну а что? Эти дятлы, юмора совсем не понимают.

 

– Твой специфичный юмор не каждый поймет! Ты в курсе, что им твои методы разъяснения не совсем понятны?

– Угу. Но мне до лампочки. – Андрюха весело ухмыльнулся, а затем обратился к Сереге. – Серый, дай укусить, а?

– Нет!

– Жмот! – фыркнул Андрей, а увидев группу девчонок с третьего курса, тут же переключился, забыв о гамбургере. – О! Я сейчас!

– Бабник!

– Да если бы. Это он хорохорится! – улыбнулся подошедший Дмитрий, с книгой в руках.

Мимо, умело лавируя между людьми, прошествовал высокий человек в темно-синем парадном костюме, едва заметно прихрамывая и опираясь на блестящую хромированную трость. На вид ему было около шестидесяти, но его физическая форма была в весьма неплохом состоянии.

Он незаметно быстро, но оценивающе посмотрел на нас бесцветными глазами, окинул с ног до головы взглядом, ухмыльнулся и прошествовал дальше по коридору. Следом за ним проскочила пара тощих лаборантов с кипами бумаги. Похоже, на его появление никто не обратил особого внимания. Да и я сам, если бы просто не смотрел в ту же сторону, даже и не заметил бы его.

– Макс! Что будешь делать после этого семинара? – Серега оказался совсем рядом, неожиданно хлопнув меня по плечу.

– Да в торговый центр собирался. Надо бы продуктов закупить. Маринка уехала, причем надолго, ну а я остался на собственном обеспечении.

– Ну, ясно. Да, это дело нужное. А вечером?

– А что, есть какие-нибудь предложения?

– А то! Наши ребята, с Кутузовского, пати планируют. Давай к нам? Андрюху тоже зови.

– Почему бы и нет? – хотя идея мне не особо понравилась, торчать дома я не собирался. Да и ребят с Кутузовского, если честно, я не особо жаловал – любили они дешевым алкоголем побаловаться. Крепким. И не всегда качественным.

– Отлично!

Шум и гул нарастал, люди все прибывали и прибывали, вот только помещёние не становилось больше. Наконец, через двадцать минут на сцену поднялся ректор университета, и быстро потребовав тишины, терпеливо дождался ее становления. Затем, поприветствовав собравшихся, пригласил на сцену долгожданного таинственного гостя. Им и оказался тот самый человек, встретившийся нам в коридоре. Он довольно шустро взобрался на сцену, и сухо покашляв, подошел к микрофону.

– Ну, привет! – крикнул кто-то из толпы раньше времени, явно пытаясь пошутить.

– И вам того же, – с некоторым акцентом прокряхтел пожилой человек, на удивление хорошо расслышав шуточное обращение. – Меня зовут Вильгельм Штрасс. Да, да я частично немец по происхождению, но родился и большую часть жизни провел в Советском Союзе. Но, надеюсь, расизмом здесь никто не страдает, нет?

Толпа студентов и преподавателей рассеянно заулыбалась, а профессор невозмутимо продолжил.

– Сегодня я здесь, чтобы рассказать вам о том, чем я занимаюсь вот уже почти сорок лет. Прошу учесть, если не все будет понятно, я обязательно отвечу на ваши вопросы после нашей беседы. Именно после беседы.

Далее последовала нудная и не особо интересная болтовня о своих достижениях и находках. Он рассказывал о туннелях, разрушенных катакомбах, руинах, брошенных зданиях древности, закрытых и законсервированных объектах. Рассказывал про исследования в разных точках мира. Поначалу было интересно, однако всем быстро наскучило, ибо все было довольно монотонно и однообразно. В течении первого получаса большая часть студентов свалила по своим делам, и лишь немногие все ещё пытались проявлять интерес.

В конце концов, прозвучала долгожданная фраза:

– Вот, пожалуй, и все, что я хотел вам рассказать. Я, конечно, понимаю, археология и спелеология в вашем университете не первостепенное направление, но все-таки. Я уверен, найдутся те, кому мои работы будут интересны. Знаю, все рассказанное сейчас – туманно и несколько запутанно, но это лишь в общих чертах. А вот в моем учебнике…

Далее мы перестали слушать, разочарованно удалившись от сцены. Да, не того мы ожидали. Совсем не того. Мало того, что это светило науки не захотело набирать себе студентов. Он даже не оставил университету подарка. Обычно, гости ВУЗа оставляют что-либо в центральном музее, будь то остатки памятника, осколки античной посуды, древнего оружия или доспехов. Ну, или что-нибудь из офисной техники или исследовательской аппаратуры для университетских лабораторий – в качестве подарка. Этот же вообще ничего не оставил, хотя его лаборанты демонстрировали довольно интересное содержимое серебряных ящиков.

Закончив болтать, профессор, сухо улыбнувшись, чуть надменно пожал руку нашему ректору и неторопливо удалился со сцены.

– А сколько ожиданий-то было… – нечто схожее слышалось со всех сторон.

– Да уж, не того я ожидал. Как-то скучно совсем. – Серега махнул рукой в сторону едва видневшейся сцены. – Ну, раз все закончилось… У кого какие планы на сегодня?

– В Магдак бы, – мечтательно протянул Андрюха, вспоминая, что уже давно не прочь перекусить.

– Макс, там Михаил Алексеевич обещал к выходным новые комбинезоны привезти на склад. Ну, так сказать, поюзать. – вспомнил Дима. – Посмотрим, вдруг уже привез?

– Михаил? А, тот, что экипировкой занимается… Ну, как вариант, – отозвался я, поглядывая на часы и спешно соображая, когда же собираться за продуктами ехать?

– Тогда подождем, пока вся эта толпа рассосется, а потом поедем, перекусим и на склад. Все равно раньше со стоянки не выберемся.

Андрюха, бесцеремонно устроился на лавке, собираясь вздремнуть. Ночь он провел явно не в кровати, да и вообще не у себя дома. Даже, несмотря на тяжело прошедший турнир и дикую усталость. Наверное, опять на энергетики подсел.

Ещё минут двадцать, и мероприятие выступления профессора сошло на нет, а оставшаяся толпа зрителей, вяло разошлась по своим делам. Проходя мимо нашей, откровенно скучающей группы, старый профессор вдруг остановился и с интересом уставился на задремавшего на лавке Андрея. Точнее даже не на него, а на книгу в его руках. Книга о Московском метрополитене, которую тот, забавы ради, отобрал у кого-то из ботаников первого курса.

– Здравствуйте молодые люди, – произнес он, подойдя ближе. Его голос был сухим, но сильным и резким, совершенно не соответствующим старому человеку.

– И вам доброго дня, – оторопев, произнес я, толкая локтем Андрюху в бок.

Парень от неожиданности подскочил, и выронил книгу, которую профессор неожиданно ловко поймал.

– Я смотрю, вы интересуетесь Московским метро? – заинтересованно рассматривая книгу, произнес профессор. – Интересно?

– Да, не то чтобы… Ещё не читал толком, – растерявшись, соврал Андрей, только сейчас заметив, что именно он одержал в руках.

– Хм, тайны Московского метрополитена? Занятно. А знаете, там ведь тоже есть достаточно тайн… Весьма опасных!

– Да какие там тайны? Всем все давным-давно известно, – фыркнул Дмитрий, небрежно махнув рукой.

– Вот не скажите. Там есть много чего не предназначенного для простых глаз. Я в середине восьмидесятых бывал там. Причем на секретном, закрытом строящемся объекте. Возможно, он ещё и сейчас засекречен. Вам это интересно?

– Пожалуй, что да. Мы экстремалы, занимаемся активным спортом. Ну, горы, пещёры, катакомбы, брошенные здания. Понимаете? – осторожно, подбирая слова, произнес Серега.

– Разумеется. Любители посетить места, где когда-то активно присутствовал человек? Ну, что тут сказать? Хорошее занятие, правда, опасное.

– Активный спорт, – поправил я. – А что до метро, так вы, наверное, про легендарное “Метро – 2”?

– Что, простите?

– “Метро- 2”! Ну, знаете, под основным Московским метрополитеном есть ещё одно – засекреченное. Метро с целой сетью правительственных бункеров, складов, шахт и туннелей. Разных закрытых полигонов, секретных лабораторий и бункеров.

– Надо же, – криво улыбнулся старик. – Интересно, интересно. Продолжайте.

– Это все сказки, – фыркнул вмешавшийся Андрей.

– Сказки? Ну, не скажите. Вы-то откуда знаете?

– Диггеры рассказывали! Те, что ходят по необитаемым туннелям метро. Брошенным катакомбам, законсервированным станциям.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru