Шум дождя

Дмитрий Владиславович Федоров
Шум дождя

Часть первая. Черная кошка в темной комнате

.

– Ситуация из ряда вон выходящая, – директор Хейли отмерял комнату шагами, нервно сжимая руки за спиной. – И, – он запнулся и перевел взгляд с покрывшегося пунцовыми пятнами начальника службы безопасности Вольдемара Вельского, на побледневшую Анну Викторовну, главу медицинского центра, – в некоторых организациях, как, оказалось, царит полный бардак! – Громко чертыхнувшись, он несколько раз указательным пальцем тыкнул в их сторону, словно пытаясь проковырять дыру в прохудившейся стене дома и, с трудом сдержавшись, махнул рукой. Присутствующие на совещании главы ведомств, имеющих непосредственное отношение к промышленным базам, расположенным по всей системе, дружно зашумели. – Но, сейчас не время искать виновных, – он поднял руку вверх, останавливая гул, – в срочном порядке нужно выработать план дальнейших действий. Вельский, – он посмотрел на начальника службы безопасности и криво улыбнулся, – доложите нам, голубчик, о положении дел на Эльбрусе.

Вельский вскочил со своего места и, по старой армейской привычке, отдернув пиджак, повернул голову в сторону директора. Его ввалившиеся щеки, выдавали хроническую усталость, резко очерчивая выдающиеся скулы.

– Информация, – четко отрапортовал Вельский, – по-прежнему поступает самая противоречивая. Как вы все уже знаете, неделю назад пропала связь с базой Эльбрус на Титане. Мониторинговые службы не сразу подняли тревогу, так как потеря связи со спутниками Сатурна вполне рядовое происшествие, на фоне нередких магнитных бурь и сложной радиационной обстановки и просто из-за их удаленности. Как правило, связь восстанавливалась в течение нескольких суток. Я знаю, что это слабое оправдание, но хочу уточнить, что орбитальные группировки спутников связи и слежения на орбите спутников системы не доукомплектованы на пятьдесят процентов, чем и вызваны задержки в восстановлении устойчивой связи с базами компании. Однако спустя семьдесят два часа после восстановления полного контроля над орбитальной группировкой Сатурна, база Эльбрус на связь не вышла. Не вышла на связь она и спустя три дня, отведенные на уточнение ситуации путем визуального контакта с базой отрядом «Каскад» – низкоорбитальных спутников слежения. На всех частотах царит полное молчание.

– Что с контролем жизнеобеспечения базы? – глухо спросил директор.

– По-прежнему, – коротко ответил Вельский и повернулся к остальным присутствующим за столом, – прошу вас взглянуть на ваши терминалы. На них выведена вся актуальная информация, имеющаяся на данный момент. Службы объективного контроля докладывают о штатной работе систем энергообеспечения базы. Станции связи успешно опрошены, компьютерные сервера доступны и выдают информацию о ситуации на базе в режиме онлайн. Вся эта информация обнадеживает в том плане, что мы можем исключить любые версии о техногенной или экологической катастрофе.

– А системы видеонаблюдения? – перебил его директор, – я так и не услышал вразумительного ответа.

– Видеонаблюдение, – Вельский замялся, – отсутствует. Все камеры выключены, хотя видеосервера исправны.

– Как это возможно, – директор вздернул бровь, и нервно постучал костяшками пальцев по столу, – саботаж внутри базы?

– Будем выяснять, – уклончиво ответил Вельский, – еще рано судить о ситуации на станции. Не достает объективных данных, – пояснил он, – пока приходится работать с крохами информации, искать совпадения в похожих происшествиях и на основании этого делать предварительные заключения.

– Необходимо срочно подготовить пресс-релиз, чтобы успокоить власти и акционеров, – подал голос пресс-секретарь концерна.

– Конечно, – Хейли махнул ладонью, словно отгоняя надоевшую мошку, – займитесь. – Он задумался и повернулся к директору медицинского центра. – Анна Викторовна. Ваш центр занимается освидетельствованием работников, отправляющихся на поселение за пределы Земли, – может, вы нас просветите? Насколько я знаю, контроль состояния колонистов осуществляется круглосуточно?

– Совершенно верно, мистер Хейли, но, – ответила Анна, собравшись с силами. Механически поправив темные кудри и, взглянув прямо в глаза директору, она выдохнула одним разом:

– Все параметры контроля состояния людей находятся на нулевой отметке.

– Что это значит, – спросил директор, чувствуя, как немеют корни волос.

– Это значит, – тихо ответила Анна, – что все индивидуальные модули контроля почти одновременно дали сбой. А это практически невозможно, учитывая, что на базе находится сотня людей. Либо, – она села и закрыла лицо руками, боясь произнести вслух то, что и так было всем понятно.

– Достаточно, – ответил директор и посмотрел на едва сдерживающую слезы Анну, мысленно обругав себя. – Этого еще не хватало, – Хейли обвел зал воспаленными от напряжения глазами, – потеря колонии на краю системы это катастрофа. Правительство перетряхнет все организации имеющие отношение к добыче ресурсов на спутниках дальних планет. Нам не раз угрожали заморозкой всех работ за пределами кольца. А теперь есть жирный повод воткнуть раскаленную арматуру нам в …одно место, – поправился он, заметив, как присутствующие вжались в кресла.

– Временная потеря Эльбруса не так критична, как кажется. Месяц – два, – осмелился подать голос Вильгельм Эбенхаузен, финансовый директор концерна. – Эльбрус недавно открытая база, до сих пор не вышедшая на промышленную мощность и, по сути, в данный момент работающая в убыток. Балласт, – он снял и протер линзы очков в толстой оправе, – многообещающий на длинной дистанции проект, но на сегодняшний день, объективный балласт, – пробубнил он, не поднимая глаз. Вот остановка всех баз Сатурна, даже на месяц, обернется дефолтом компании. Думаю на этом в данный момент необходимо сосредоточить внимание.

Рейтинг@Mail.ru