Кто ты?

Лев Молот
Кто ты?

Еще через полчаса силы интеллектуалов начали сдавать. Занятый раскопками, я не заметил, как остался копать один. Остальные археологи уже сидели неподалеку и смотрели на меня усталыми глазами.

Я воткнул лопату в землю, облокотился на ручку и с улыбкой посмотрел на своих друзей-путешественников. У нас еще не успел завязаться разговор на тему физической выносливости команды и товарищеской взаимовыручки, как за спиной раздался женский голос:

– Вы не поверите!

К нам шагала единственная девушка из нашей компании вместе со своим бойфрендом.

– Мы только что из леса, и атмосфера там ну очень своеобразная. Знаете, как будто на вас кто-то смотрит, что ли. Сделайте перерыв – пойдемте, посмотрим? – поведала она нам.

«А молодец парень, – подумал я. – Не стал надеяться, что в компании кто-то будет, а сразу приехал с подругой, чтобы устроить «своеобразные атмосферы» наедине в лесах, где никто не увидит». Зависть к нему не дала места злости. Все остальные участники нашей научной экспедиции тоже дружно ухмыльнулись – по всей видимости, такие же мысли появились у всех.

До небольшой рощи было рукой подать, всего каких-то минут десять-пятнадцать пешком. Мои новые друзья, обрадовавшись, что можно пока не работать, утвердительно кивнули паре в знак согласия и поднялись со своих мест. Я тоже оставил лопату и пошел вместе с ними.

Как только мы зашли в лес, первое, что я заметил, было отсутствие света. Нет, конечно, фонарики включать не приходилось, но все же для яркого солнечного дня здесь было достаточно темно. Объяснение в виде того, что лес был смешанный и деревья стояли очень плотно друг к другу, было недостаточным для меня. Здесь ведь не тайга, в конце концов.

– Действительно, атмосферное место, – сказал вслух Дима. Ему никто не ответил. Вероятнее всего потому, что чувство, о котором нам рассказала девушка, начало передаваться всем остальным. Появлялась какая-то необъяснимая, взявшаяся как будто из ниоткуда неуверенность. Начинало действительно казаться, что кто-то не просто наблюдает за тобой издалека, а стоит вплотную и смотрит на тебя практически в упор.

Второе, что меня поразило, это резко наступившая вдруг тишина, которая накрыла нас, как только мы прошли несколько шагов вглубь рощи. Не было слышно ни птиц, ни шума деревьев, ничего такого, что служило бы доказательством того, что мы находимся в лесу. Как будто ты находишься не в лесу, а в наглухо закрытом от всех помещении.

– Ух, ничего себе! – громко воскликнул вдруг в этой тишине здоровяк Леша. От неожиданности мы все вздрогнули и, обернувшись, посмотрели на него. Тот только что споткнулся о какую-то каменную глыбу и теперь на корточках внимательно рассматривал ее.

Мы все подошли к виновнику нарушения тишины. Тот между тем уже спешно убирал место вокруг себя, выдирая сорняки и откидывая ветки. Издалека мне показалось сначала, что это кусок одной цельной плиты или каменной глыбы, но по факту это был просто один из крупных камней, коих было здесь большое количество разных размеров.

Я вдруг заметил, что у каждого из нашей компании стало меняться выражение лица. В прямом смысле слова у них начали округляться глаза и вытягиваться лица. Однако все по-прежнему молчали. И в этой тишине от отсутствия человеческой речи и вообще каких-либо звуков в лесу становилось по-настоящему жутко.

– Кто-нибудь сможет объяснить мне научно-популярным языком, что происходит? – решил нарушить я тягостное безмолвие.

Несколько человек подняли на меня удивленные глаза.

– Древнеславянское захоронение, – медленно и вполголоса сказал Дима. И, помолчав, добавил: – Век девятый где-то.

* * *

Среди любых профессий и направлений деятельности есть свои махинаторы. Ими становятся даже такие, казалось бы, умные и правильные ученые мужи, с которыми поехал я. Наш «профессор» тут же сфотографировал место, провел видеосъемку и отправил материалы в свой университет. На следующий день, сразу же после полудня, Дима обрадовал нас всех, что можно приступить к раскопкам и, дескать, никаких проблем не возникнет.

Решено было разделиться. Часть людей должна была уйти на раскопки в лес, а часть – продолжить раскопки в поле. Удивительно, но, несмотря на появление нового интересного места, раскапывать могилу желающих не нашлось. Все стояли и смотрели на Диму, который должен был выбрать того, кто пойдет туда в принудительном порядке.

– Я пойду, вызываюсь добровольно! – громко сказал я, расплываясь в широкой улыбке. Присутствующие слабо подавили вздох облегчения. Ведь уже снижается вероятность, что выберут кого-то из них.

– Ну, хорошо. Больше двух там вряд ли понадобится… – задумчиво сказал Дима. И посмотрел вопросительно на того, кто и нашел эту могилу.

– Ладно, я понял. Сам нашел, сам и раскапывай, – пробасил громким протяжным голосом Алексей.

Получилось так, что со мной пошел тот, кто высокомернее всех смотрел на меня в компании. Он смерил меня взглядом с ног до головы и кивнул головой, имея в виду то ли подтверждение обреченности ситуации, то ли любезное приглашение идти вместе с ним. Я засмеялся и кивнул головой в ответ.

Прибыв на место, мы огородили место захоронения и приступили к работе.

* * *

Вы когда-нибудь раскапывали захоронение человека?

Я уверен, что это можно отнести к такому интимному таинству, как и вскрытие тела в морге. И в том, и в другом случае лучше всего относиться к этому как к обычной такой рутинной работе, ничем не отличающейся от ухода за своим садом или уборки в своем доме.

Мы действовали аккуратно лопатками и кисточками, и через несколько часов кропотливой работы в земле нам открылся загадочный и таинственный вид того, что ранее было живым человеком. Рядом с останками, а также как будто вперемежку с ними, лежали какие-то вещи. Кое-что смог опознать даже я, склонившись над ними.

Рейтинг@Mail.ru