Мой город 4: история их жизни

Дмитрий Георгиевич Боррони
Мой город 4: история их жизни

Часть I

Глава 1
Происшествие

Статья корреспондента журнала «МОЛОДЕЖЬ ПРОТИВ»

…«Их нельзя обвинить в том, что они добровольно стали употреблять наркотик. Это произошло из-за доктора Льва Давидовича Зенькова. Работавшего в той же самой больнице, врачом-урологом. Он ненамеренно дал Жанне наркотический препарат «…», который еще не прошел должной проверки. Этот препарат относиться к «АПИОИДНАМ» – наркотическим средствам. Доктор Зеньков это знал, и все-таки он дал препарат Жанне Дмитриевне Бредягиной. Очевидно, он соучастник мафиозной структуры, занимающиеся распространением наркотических средств в массы».

Читая эту статью, Глав редактор журнала «МОЛОДЕЖЬ ПРОТИВ». Вадим Николаевич Раппопорт, не знал, что и делать? Ему было жалко этих девочек, и статья как она надеялся, должна была быть лишь о них. О них и ни о ком больше. Но здесь еще замешана медицина. И непросто замешана, ее в этой статье обвиняют в том, что доктора целенаправленно избавляются от людей. Сажая их на апиоиды.

Прочтя статью, отложил лист А4; на котором была написана эта статья в два листа, спросил:

– Скажите Вероника Васильевна, откуда у Вас такие сведения о докторе Зенькове?

– Мне рассказал об этом Лена. – сообщила Вероника Васильевна, своему начальнику. – Она также рассказала об этом представителем власти.

– И что они?

– Они арестовали доктора Зенькова.

– Это точно?

– Позвоните в девятое отделение милиции, они подтвердят.

– Хорошо. – облегченно вздохнул Вадим Николаевич, и взяв статью, написал на ней свою резолюцию, и пообещал. – Ваша статья будет опубликовано в сентябрьском номере. – затем он сказал. – Как раз к учебному году.

– Хорошо. – облегченно ответила Вероника Васильевна. – Буду ждать.

Вероника Васильевна вышла из кабинета глав редактора, и направилась на свое рабочее место. Она была довольна всем. И тем, что взяла интервью, и тем, что Вадим Николаевич Раппопорт одобрил ее детище. Скоро это интервью будет опубликована. Все узнают об этой страшной истории. Истории, которая могла произойти в любом городе мира. В любой стране земного шара. Наркотика – это бич общество, и почти каждый на этой планете хотя бы раз нюхнул Кокаин или укололся. Каждый человек хочет по-настоящему расслабиться, и только он – наркотик, дает им этот шанс. Некоторые фригидны к нему, а некоторые садятся на иглу. Садятся, и не могут с нее слезть. Они рады бы, да ломка сильна, и чтобы ее прекратить, лишь один способ остается для них – уколоться. Страшно, не правда ли?

Но вернемся к Веронике Васильевны. Где она? А вот и она, выходит из издательства, спускается по ступенькам, идет к машине. Рабочий день для нее завершился. Теперь отдых.

Она села в свою машину, синий ПОРШ. Сняла ручника, и повернув ключ зажигание, надавила на педаль газа, и машина понеслась по дорогам Москвы. Сегодня рабочий день закончен. Можно и отдохнуть. Впрочем, какой тут отдых? Когда работать надо. Борин Николаевич позаботился об этом. Он попросту рассказал народу сказку о лучшей жизни, те поверили, а остались с фигой. Инфляция – бич общество и всей экономики в целом. Пирамида «МММ», ваучеризация. Людям лапшу на уши повесили, а те и рады. Рады что КПСС скинуло в прошлое, а как жить дальше? Никто не подумал. Нам вместо денег поставили кресла перед нашими телевизорами, и стали крутить сериалы, показывая, как за границей живиться. Умные улетели за границу, а дураки, и их большинство, остались. Остались веря байкам Бориса Николаевича о лучшей жизни. Что ж, вот она – лучшая жизнь, дождались. Теперь лишь преступность процветает, понаехали иноземцы, Россию купили, а мы – русские люди, стали у них рабами. Один известный политик сказала: – Русская диаспора умирает. Нужно ее обновить. Обновить немцами, американцами, африканцами, азиатами, и прочие. – Этот политик уже давно умер, но идея ее воплотилась в жизнь. Русские люди вымирают, остаются только иноземцы. Сколько в истории России есть примеров борьбы русских с иноземцами. А сейчас? Я помню одну рекламу. Пьют русские пиво, и им противно. А стоит подойти змей Горынычу, и предложить им свое пойло, то все в порядке, он друг. Можно и иностранное пойло выпить, лишь бы тот третьим оказался. Враг, не враг, все равно. Лишь бы попьянствовать, а там и за сто грамм и Россию продам. К счастью, эту рекламу пиво сняли, но память о ней будет прибывать в нашем сознание вечно. Вот такая Россия, вот такая страна. Кто ее поймет, тот откроет русскую душу, и наконец поймет, почему на Руси так жить хорошо? И кому в ней жить лучше?

Но оставим эти размышления, и вернемся к Веронике Васильевне. Ее машина остановилась у каково-то кафе, коих в те времена начало девяностых годов двадцатого века, было в излишестве. Она купила какой-то пирожок, и взяла чашку чая. Сев за столик она принялась трапезничать, как вдруг, к ней подсел какой-то мужчина кавказкой национальности, и спросив, у Вероники Васильевне, что такая красивая девушка одна? Получив ответ, что она зашла сюда лишь перекусить, услышала от мужчины вопрос, который опешил ее.

– Вы сегодня были В больнице у этой наркоманки? Вы взяли у нее интервью, хотите его опубликовать?

Ошарашенная этим вопросом, она отложила пирожок в сторону, и поставив чай на стол, спросила:

– А в чем собственно дело?

Мужчина сказал:

– Я бы не стал публиковать эту статью. В ней нет ни капли правды.

Женщина иронически усмехнулась:

– Не капли правды? – сказала она. – А две девочки, которые сели на иглу из-за врачей, это тоже неправда по-Вашему, и клуб, и Андрей. – она сделав паузу, добавила. – Все это реально.

– Что ж. – согласился мужчина. – Я не отрицаю, что эти две девочки наркоманки. Но где они брали наркотики, вопрос?

– Вы утверждаете, что они лгут?

– Да что спросишь с наркоманов та? У них реальность – это игла.

– А кто их посадил на иглу?

– Сами сели. – отпарил злобно мужчина. Он вытащил из кармана куртки конверт, и протянув его женщине, сказал. – Это помощь Вашей редакции, но статья не выйдет.

Женщина встала изо стола, и неистова выкрикнула.

– Подавитесь Вы и Вам подобные этими деньгами. Статья выйдет. В ней будет правда с реальными именами, а кому не нравится, пусть напишут опровержение если посмеют.

Мужчина убрал конверт в карман куртки конверт с деньками, и сказал:

– Значит нет?

– Значит нет.

– Хорошо. – недовольно пробурчал мужчина, а затем пригрозил. – Не пожалейте.

Мужчина резко встал, и ушел, а Вероника Васильевна направилась к своей машине. Когда она к ней подходила, ее авто, неожиданно взорвалось. Затем кто-то на сотовый ей позвонил, и чей-то голос сказал:

– С тобой будет то же самое, сука.

Затем в телефонной труппке она услышала длинные гудки, и увидела как к месту происшествие подъехала милицейская машина. Вероника Васильевна подошла к месту происшествие, а милиционер в звании младшего лейтенанта спросил:

– Ваша машина?

– Да какая машина. – сказала раздосадованная женщина, и иронически усмехнувшись, пошутила. – Ее даже на металлолом не сдашь.

– И все-таки, эта Ваша машина?

– Моя.

Тогда он представился:

– Младший лейтенант Дорожный. – затем он попросил. – Ваши документы, и документы на машину.

– Шутите? – улыбнулась Вероника Васильевна. – какие тут документы на машину? Они были в бардачке авто, а оно как видите сгорела.

– Разберемся. – сказал младший сержант. Он вызвал по рации следственную группу, а сам сказал женщине. – Пройдите к полицейской машине.

Женщина подошла к полицейской машине, и младший лейтенант подошел следом. Он спросил:

– Как Вас зовут?

– Меня зовут Вероника Васильевна.

– Очень приятно. – ответил младший лейтенант Дорожный. Затем он спросил. – Скажите, у Вас нет врагов?

– Нет. – ответила Вероника Васильевна. – У меня на работе хороший коллектив, и…

– Скажите, – неожиданно перебил ее Дорожный. – а кем Вы работаете?

– Я журналистка.

– О чем пишете?

– Обо всем.

– А точнее?

– Сейчас я пишу о наркотиках.

– Ясно.

Тут Вероника Васильевна вспомнила, что она только что разговаривала с человеком, который предлагал ей деньги за то, чтобы ее статья не вышла в свет.

– Знаете, – сказала она. – я только что разговаривала с каким-то чеченцем или вроде того. – затем она сказала. – Он угрожал мне.

– Вы можете описать этого человека?

– Конечно.

– Тогда прошу Вас дождаться следовательной группы, и проехать с ними для создания портрета подозреваемого.

– Хорошо.

Вскоре приехала следовательная группа. Они взяв показание у очевидцев, поехали в отделение, и Вероника Васильевна вместе с ними.

Один из милиционеров в чине капитана, сказал:

– У Вас опасная работа.

– Да. – согласилась Вероника Васильевна. – Журналистика – это опасная профессия.

– Что Вас побудило заняться журналистикой?

– Люблю правду. – ответила она. – А журналистика, эта такая же милиция, только без погон.

– Это верно. – согласился милиционер. – Милиция не может обойтись без журналистики, а журналистика без милиции. Мы друг другу плечо ставим, поддерживаем друг друга, а иногда одно расследование ведем.

– Это так. – согласилась Вероника Васильевна. – Журналистика и милиция, это одно целое. – затем она спросила, а следователь, предполагая, что она хотела попросить, спросил:

– Вы сигарету хотите?

– Нет. – ответила та, а затем спросила. – Позвонить можно?

Следователь спросил с усмешкой:

– Он что, не сгорел.

Вероника Васильевна пояснила.

– Он всегда при мне, в моей сумочке.

– Жаль, что за документами Вы так не следите, – упрекнул ее следователь. – как за своим телефоном. – затем он добавил. – Что ж, звоните.

Вероника Васильевна вытащила из сумочки висевшую у нее на плече, сотовый, и набрав номер, позвонила своей сестре, Екатерине Васильевне.

 

– Алло, это я. Как дела?

Глава 2
Семья Головократовых

Итак, в первой главе этого повествования Вы узнали о том, что произошло с Вероникой Васильевной. Да, она была предупреждена о том, чтобы не печатать статью в журнале «МОЛОДЕЖЬ ПРОТИВ». Но Вероника Васильевна не согласилась. В результате она лишилась своего транспортного средства, и ей пришлось ехать в отделение милиции, чтобы дать необходимые показания. Но оставим на время Веронику Васильевну, и посмотрим, кому она звонила пока ехала в милицейский участок.

Итак, начнем с того, что познакомимся с одной семьей живший недалеко от Москвы. Между самой Москвой и Рязанью. В городе основанном в 1140–1160 г. Вообще о Коломне можно сказать много, а написать еще больше. Но чтобы не написать, все уже написано в интернете, в книгах по истории. Сейчас Коломна занимает одну из вознесших исторических мест в России. Оттуда можно отправиться в Рязань, Зарайск, Озеры. Там есть и Коломенский кремль. В центре города есть большой парк, «ПАРК МИРА», и этот город единственный в московской области, где есть трамвайные пути, и знаменитый Голутвинский круг.

Вот немножко и рассказав об этом древнем городе, мы отправимся на одну из улиц Коломны, где в своем личном доме жила семья на улице Лоза, семья Головократов. Аврора Петровна, Мария Вениаминовна, и Петр Романович.

Эта была дружная семья со своими проблемами. Они жили в одноэтажном деревянном доме. Небольшой участок, и собака. Собака Джек. Ему уже было около двенадцати лет. Перламутровый кавказец.

Теперь о самих жителей этого дома. Начнем с Петра Романовича Голоовократова. Это был мужчина лет сорока пяти. Яркий брюнет с карими глазами. Он был неширок в плечах, но спортивного телосложение. Работал он в Государственном социально-гуманитарном университете. Лектор юридического факультета.

Мария Вениаминовна Головократов. Молодая женщина. Высокая брюнетка, с зелеными глазами. Она работала в школе № 12, учителем математике.

Аврора Петровна Головократова. Маленькая девочка лет пяти. Она еще даже не училась в школе, а ходила в детский сад № 46 «ОРЛЕНОК»

Сейчас, когда я пишу эти строки, Мария Вениаминовна Головократова шла на коломенский почтамт, номер 140410, что находится на улице Добролюбова.

Сегодня хороший день, светит солнце, и хотя на небе были грозовые облака и дул прохладный ветерок, настроение у Марии Вениаминовны было приподнятым. Все хорошо было этим днем. Сегодня она отправит письмо. Письмо своей сестре Курящей Эльвире Илларионовне. Та проживала в Америке, куда уехала после того, как Михаил Сергеевич Горбачев пришел к власти, и стал проводить свою знаменитую перестройку. Которая закончилась крахом всей коммунистической системы СССР. Впрочем, это совсем иная история. Сейчас же когда Мария Вениаминовна получила письмо от своей сестры, она хотела побыстрее его прочесть. Дело в том, что уже год она не получала писем, новостей от своей сестры. И вот наконец. Долгожданное письмо ждало ее на почте. А вот и почта. Она вошла внутрь, и встав в очередь, достала из висевшей у нее на плече, сумочке, паспорт и извещение. А вот и очередь подошла. Женщина подола почтальонше, немолодой женщине свой паспорт и извещение. Та открыв паспорт, и посмотрев в извещение, сравнила имя и адрес, сказав:

– Мария Вениаминовна, сейчас я посмотрю. – почтальонша, взяв извещение в руки, встав со стула, направилась к стеллажам, на которых лежали груда писем. Найдя нужное, она вернулась на свое рабочее место, и оформив выдачу заказного как оказалась письма, отдала его вместе с паспортом, Мария Вениаминовна Головократов, сказала. – Это все.

Мария Вениаминовна быстро вышла из почтового отделение, и положив паспорт и письмо в сумочку, и повесив ее на плечо, направилась домой. Но тут она неожиданно поняла, что уже вечерело, и пора было идти в детский сад, забрать Алису. Она никогда не забывала забрать свою дочь, Алису из детсада, но сегодняшнее событие, письмо, которое она ждала уже целый год, спутала ей все планы. Она забыла о своей дочери, и полетела на почту. Потом она конечно ругала сама себя за то, что забыла про свою дочь, но она действительно про нее забыла, и когда пришла в детсад, та грустно сидела на полу, и играла в какую-то куклу.

– Я пришла. – сказала Мария, когда увидела свою девочку на полу. – Идем домой.

Девочка, посмотрев на мать укорным взглядом, пробурчала:

– Почему так поздно? Я домой хочу, а тебя нет.

Мания подошла к дочери, и сев около нее накалены, сказала:

– Сегодня я получила письмо от тети Эльвире. – сказала она своей дочери, а затем, словно оправдываясь перед ней своей доченькой, добавила. – Я просто не смогла приди вовремя. Почта закрывается раньше.

Алиса насупившись, возразила:

– Нет, ты про меня просто забыла.

Марии не было что сказать. Ведь по сути, так оно и есть, она про нее забыла. А Алиса почувствовала это. Ведь известно, что дети понимают и чувствуют лучше, чем взрослые. Та обняла свою дочь, и заплакала. Ей было стыдно, что так получилось, что она забыла о ней, о своей дочери. А Алиса спросила:

– Почему ты плачешь?

– Я люблю тебя, больше всего на свете. – сказав эти слова, она посмотрела на дочь, и сказала. – Идем домой, я тебе письмо прочитаю.

Вскоре Мария и Алиса были дома. Приготовив ужин, Мария села на диван, возле своей дочери, и взяв письмо, которое уже лежала на диване, начала его читать.

Письмо

– Здравствуй сестра. Извини что долго не писала тебе. У меня все хорошо. Живу сейчас я в Голливуде. Работаю в сфере кинематографии. Ты знаешь, что я по образованию стилист-костюмер. Так что теперь я одеваю знаменитостей, и придаю им надлежащий вид. Сама знаешь, макияж – это первое дело для женщин, а здесь еще и мужчин гримировать приходиться. Кино бизнес, что такого, если актеров гримировать? Да, еще. Недавно мне предложили роль в одном из сериалов, в пилотной серии. Ах да, ты наверное не знаешь? Пилотная серия – это первая серия сериала первого сезона. Так что теперь я снимаюсь в сериале. К сожалению его не покажут в России. Так что ты меня в телевизоре не увидишь.

Теперь про меня. Я женилась. У меня трое детей, и я снова на сносях. Правда я только узнала об этом. Срок небольшой, всего шесть недель. Так что можешь меня поздравить.

Теперь о тебе Мария. Я смотрю телевизор, и вижу по CNN, что в России одни убийства и голод. Как ты там с твоим образованием? Небось никто и на работу не берет. Везде сокращения. Так что нечего там тебе делать, бери свои шмотки, и ко мне. Если не насовсем, то погостить. Почувствуешь жизнь! Отдохнешь! В конверте ты найдешь мое приглашение в Америку. Приезжай. Буду ждать.

Твоя сестра, Эльвира

Прочтя это письмо, Мария отложила его в сторону, и встав с дивана, подошла к окну. Она долго смотрела в окно, на улицу, и о чем-то думала. Никто не знает, о чем думала Мария в этот момент своей жизни. Но можно предположить, о чем она думала.

«Моя сестра, счастливая! Она живет там, за границей. Снимается в кино. Получает большие деньги. А тут? Работаешь на износ, а тебе зарплату не платят. Сидишь тут совсем голодная, не знаешь как дочь прокормить, а еще и за детсад заплати. Что за жизнь? Мука, и только. В конце-то концов я тоже хочу быть счастлива. Вот он, шанс. Шанс уехать из этой страны навсегда. Уехать и забыть, что она существует. Впрочем, это только желание. Кто знает? Как оно там, за границей? Русских там точно не жалуют. Эльвира. Что Эльвира? Эльвира уехала еще в восемьдесят шестом. Ей повезло. Тогда заграница боролась с СССР, и приветствовала тех, кто к ним эмигрировал. А сейчас? Кто меня там ждет? Сестра. Только она и ждет. А как же моя работа? Моя семья? Я что? Ее здесь должна оставить? Петр не поедет, я это точно знаю».

Она вернулась к дивану, и сев на него, взяла конверт, и извлекла из него приглашения Эльвиры на трех лиц. На нее, ее мужа, и на ее дочь. Затем она увидела в конверте еще одну бумажку. Она извлекла ее из конверта, и отложив его в сторону, развернула ее, и прочла следующее.

– Приезжайте всей семьей. Если нет денег на билеты, я их оплачу. Также все расходы по визе. Жду. Если не сможете приехать, сообщите мне в письме. Обратный адрес на обороте листка.

Эльвира

Мария отложила письмо в сторону, и посмотрев на дочь, сказала:

– Пойдем поужинаем.

Алиса неожиданно спросила:

– А что? Тетя Эльвира приглашает нас в гости?

– Да. – подтвердила мама. – Приглашает.

– Мама, а где эта Америка?

– Далеко.

– Дальше чем мой детский садик?

– Гораздо дальше.

Они подошли к столу, и сели ужинать, как вдруг, к дому подъехала машина, и из нее вышел какой-то мужчина. Мария посмотрев в окно, сказала Алисе:

– Наш папа приехал.

Алиса вскочила со стула, и побежав к двери, встречать папу, громко кричала:

– Папа приехал! Папа приехал!

В дом вошел мужчина. Он был устал. Его лицо было похоже на выжитой лимон. Его ноги вот-вот, да и подкоситься, а он сам плюхнуться в кровать, и заснет крепким сном. В левой руке он держал кейс.

– ФУ, – выпалил он вытирая пот с лица. – сегодня был ужасный день.

Мария поинтересовалась:

– Что случилось? – а затем ласково прибавила. – Дорогой.

Мужчина поставил кейс на пол и сказал:

– Сегодня у нас был семинар. – сказав эти слова он пояснил. – Студенты… – он сделав паузу, добавил, как бы упрекая их в чем-то. – хорошие дети. – затем он сказал. – Мы – преподаватели – их деканы, рассказывали им об учебе в нашем университете, говорили обо всех прелестях учебы, и кем они станут по окончании нашего учебного заведение, – он сделав паузу, продолжил. – а они лишь смеются, и говорят, словно издеваясь над нами – преподавателями, говоря. – Кем мы станем? Это понятно. А вот как диплом красный получить, вопрос. Наверное в зубы дать надо или в лапу, кто как сумеет. Да и учиться не стоит, оплати и бери диплом. Все равно, если написано «учился платно», то никто на работу не возьмет. Только свое дело открывать, и то денег куча нужна. Так что не говорите нам об учебе, скажите сколько диплом стоит? – Петр Романович, сделав паузу, сняв куртку и повесив ее на вешалку, сказал. – Обидно. Мы им знание хотим дать, а они только о деньгах толкуют, да и как побыстрей дипломироваться. – он снова сделав паузу, сказал. – Обидно.

Выслушав своего мужа, Мария посмотрев в его глаза, сказала:

– Забудьте обо всем. Нечего говорить о том, что будет. – она подвела его к окну, и сказала. – посмотрите в окно, что Вы видите? Пустую улицу. На ней никого нет и не может быть. Она только для нас, и не для кого больше. – затем она снова посмотрела на Петра, и сказала. – Забудьте о том что Вы слышали в университете. Новое время, новые перемены. Кто знает, что будет в будущем с этой страной? Возможно она поймет, что так жить нельзя, а возможно по вязнет в коррупции. – Кто знает? – она тяжело вздохнула. – Что будет в будущем с этой страной?

– Нас. – тотчас же отпарил Петр. – Это касается всех нас, тех кто живет в этой стране.

– Вы не правы. – ответила Мария. – Это касается лишь правительство. – затем она уточнила. – Этой, как ее, партии «ЕДИНАЯ РОССИЯ», Бориса Николаевича, и его, новоиспеченную команду. – она сделав паузу, добавила. – Вот увидите, Россия погрязнет в коррупции.

Петру Романовичу нечего было ответить. Он как и большинство граждан России в то нелегкое время вступили в партию «ЕДИНАЯ РОССИЯ», это тогда было модно и престижно. КПСС пал, а новая власть лишь одна. Вот и вступали в нее кто попало. Лишь бы в грязь лицом не упасть. Удержаться на плаву, и остаться на своем месте, при своих зеленых. Ведь бизнес процветал, коррупция росла. Появились первые официальные лихие ребята, а девчата вообще…

– Что Вы хотите этим сказать?

Тут Мария сказала:

– Сегодня я получила письмо от моей сестры, Эльвиры. – затем она уточнила. – Та, которая живет сейчас в Америке.

Петр Романович посмотрев на жену безразличным, взглядом, и усмехнувшись, спросил:

– Что ей надо?

Увидев на лице мужа иронию, Мария защищая свою сестру, сказала:

– Она моя сестра, и ирония тут неуместна.

– Как же? – усмехнулся Петр. – Неуместно? – затем он сказал. – Сама уехала в эту свою Америку, и про свою семью сразу забыла. Нечего сказать, сестра называется. Просто сволочь, да и только.

– Она моя сестра. – снова повторила Мария.

– И что, что сестра? – усмехнулся он. – Она там. А Мы здесь.

– Это говорит в Вас обида. – поспешила сказать Мария. – Я понимаю, что при нынешней ситуации в стране здесь нечего делать.

 

Петр поспешил заявить:

– Я этого не говорил.

– Не говорили. – сказала Мария. – Но Вы думаете об этом. Думаете всегда, я знаю.

– Откуда? – удивился он. – Откуда вы это взяли?

– Из нашего с Вами разговора. – сказала Мария. – Я что, не вижу? Вам грустно и невыносимо смотреть на то, что сейчас происходит в России?

– Да. – согласился Петр, и тяжело вздохнув, добавил. – Грустно. – затем он сказал. – Россия на пороге кризиса. Еще немножко, и она не выйдет из него в ближайшее время.

– Так пусть же она будет несчастна. – сказала Мария. – Пусть же ее рвут на части эти политики-бюрократы. «Мы-то здесь при чем?» – затем она сказал. – Эльвира приглашает нас всей семьей к себе, в Америку на постоянное место жительство. – затем она сказала. – Поехали в Америку. Там все будет по-иному.

– Что именно, по-иному?

– Откроем свое дело, повысим свою квалификацию. Ведь я юридический окончила, а работаю в школе, преподаю русский и литературу. – затем она сказала. – А Вы? Вы дипломированный человек, закончивший юридический факультет МГИМО, вынужден преподавать. Работать за гроши в этой стране. А в Америке возможно частная практика.

– Здесь тоже возможна частная практика.

– Здесь возможно, что за эту практику меня вдовой оставят.

– А там, в Америке, что, не так?

– Там есть настоящий закон. – ответила Мария. – А здесь – нет. Только закон силы и пуль, и больше ничего.

– Может так оно и есть. – согласился Петр. – В этой стране нет закона. Конституцию, – усмехнулся он. – и то поменяли. – затем он бросил. – Что там говорить? Живем как… – он не закончил фразу, но Мария поняла его сразу. Она спросила:

– Согласен поехать с нами в Америку?

– Согласен, – он тяжело вздохнул. – но это невозможно.

– Почему?

– Денег на билет нет.

– Это не беда – сказала Мария. – Эльвира все оплатит. – затем, он посмотрев на Алису, добавил. – Но я это делаю только ради Алисы. – он сделав паузу, добавил. – Там, в Оксфорде, она получит высшее образование, и никто не ткнет в нее пальцем, и не скажет, что она выучилась за деньги.

Петр задумчиво сказал:

– Ну, если Эльвира оплатит.

Тут Алиса видя, что на нее не обращают никакого внимание, подбежала к отцу, с криком:

– Папа-папа! – она подбежала к отцу, и тот взяв ее на руки, спросил:

– Где тут мой карапузик, где моя дочь?

В ответ та крикнула:

– Я здесь! Я здесь!

Мария легонько улыбнувшись, сказала своей дочери:

– Мы едим в Америку. – затем она спросила. – Ты хочешь к тете Эльвире?

– Хочу. – прозвучал ее громкий голосок. – Хочу к тете Эльвире.

Тогда давайте собираться. – затем она обратилась к Петру. – Когда в посольство поедим?

– Завтра. – ответил тот. – Все завтра. – он поставил Алису на пол, и спросил у нее. – Мама что-нибудь приготовила на ужин?

– Приготовила.

– Тогда давайте пойдемте ужинать. – сказал он, затем добавил. – Я голоден как волк.

– Ай! – воскликнула маленькая Алиса. – Волк!

– Это такое выражение. – поспешила сказать Мария с укором смотря на своего мужа. – Волка нет, это лишь выражение.

Алиса успокоившись пошла вместе с отцом за стол, и в этот момент зазвонил телефон.

– Я сейчас. – сказала Мария, и подойдя к сумочке. Извлекла из нее сотовый, нажала кнопку ответа вызова. – Алло.

Петр посмотрел на Марию, и спросил:

– Кто это?

– Вероника. – ответила Мария вполголоса.

– Что ей нужно?

Мария пожала плечами.

Петр и Алиса направились на кухню, а Мария ответила звонивший ей Вероники:

– Приветик! Как дела?

– У меня проблема.

– Что случилось?

– Мою машину взорвали. – ответила Виктория. – затем она пояснила. – Я сейчас пишу о наркотиках, и кто-то хочет чтобы статья не вышла в свет.

– Я поняла. Помощь нужна?

– Да.

– Что от меня требуется?

– Приехали сейчас ко мне, сможешь?

– Ты в Москве?

– Да, в Москве.

– А я в Коломне.

– Значит не приедешь?

– Только завтра.

– Хорошо. – ответила Виктория. – Я буду ждать.

– А где Вы сейчас?

– Машине, еду в милицию, давать показание.

– Будьте осторожна Виктория. В милиции сидят такие же люди как и везде.

– Я поняла. Завтра жду.

– Буду к десяти.

– Отлично. До завтра.

– До завтра.

Разговор был закончен. Мария отключила сотовый, и положа его на стоявший неподалеку стол, пошла на кухню, к семье.

– Что ей было надо? – спросил Петр. – Она вспоминает о нас лишь когда ей трудно.

– Она попала в историю. – садясь за стол сказала Мария. – У нее взорвали машину, покушались на ее жизнь.

– Вот черт! – выругавшись Петр бросил ложку в тарелку супа, и разбрызгав его, сказал. – Что за женщина? Вспоминает только когда ей нужна помощь, а о том, как мы живем, никогда не интересуется. – ругался он. – Все только просят, никогда не дают. – затем он поинтересовался. – Что она хочет?

Мария начав трапезничать, сказала:

– Она хочет чтобы я приехала к ней.

– Приехала? – удивился Петр. – Зачем?

– Не знаю. – призналась она. – Об этом она умолчала.

– Наверное будет просить деньги. – не довольствовал Петр. – Как будто бы у нас их полно.

– Я не думаю, что ей деньги надо.

– Тогда что?

Мария пожала плечами.

– Не знаю.

– Мама! – дала свой голос Алиса. – Кто такая Виктория?

– Эта моя подруга. – объяснила своей дочери ее мать. – Она попала в беду, – пояснила она. – и теперь ей нужна моя помощь.

Алиса спросила:

– Значит мы не поедим к тете Эльвире?

– Почему ты так думаешь?

– Но ты же завтра уедешь в Москву. – сказала Алиса.

– И что?

– Значит к тете Эльвире мы не поедем.

– Какая глупость? – удивилась Мария. – Конечно Мы поедим к тете Эльвире. – затем она пояснила. – Но нам еще надо получить визу. – затем она объяснила. – Эта такая бумажка, по которой мы сможем улететь в Америку. И потом, надо еще билеты купить, а тебе паспорт сделать. На все это надо кучу времени, а Москва, на день, не больше.

– Да. – добавил ее отец. – На все это надо время.

Алиса воскликнула:

– Когда же я увижу тетю Эльвиру?

– Скоро. – заверила ее мама. – Очень скоро. Вот только документы будут готовы, и все, купим билеты, и полетим к тете Эльвире.

Алиса продолжила трапезничать, а Мария сказала Петру:

– Скорей бы все это кончилось.

– Это Вы о чем?

– Просто, – тяжело вздохнула Мария. – Все надоело. – она сделав паузу, добавила. Вся эта гребенная жизнь, надоела. Мне тоже хочется пожить по-человечески, а не думать каждый день, где взять деньги чтобы продукты хотя бы купить. Я не говорю уж о том, что уже второй год не могу себе новое платье купить, хожу он, в старых обносках, а так хочется чувствовать себя женщиной.

– Это говорит в Вас чувство обиды. – сказал Петр. – Но не отчаивайтесь. – сказал он подбодряющей интонацией. – Вот уедим в штаты, и все забуриться. Устроимся на работу, станем жить по-новому. Я открою свое дело – юридическую контору. Буду консультировать клиентов. – он сделав паузу, добавил. – Вы тоже можете начать практику. Ведь юридический факультет что-то уж значит?

– Все это лишь слова. – возразила Мария. – Сладкие мечты, и ничего боле. – она сделав грустную паузу, добавила. – Жизнь – это совсем иная штука. Никто не знает, как примет нас Америка? Ведь русские в Америке – это кошмар! Помнишь Жанну, ту, что уехала в штаты прошлой весной. Я получила от нее письмо, так она пишет, что там для русских нет достойной работы, только дворником на улицу, и это с высшим экономическим образованием. Не знаю, устроилась она сейчас по специальности, но когда я получила от нее письмо, она писала, что она устроилась в какой-то дом, к некой Джессике, домработницей. А как сейчас, не знаю?

Петр заметил:

– Но у нее нет родственников за границей.

– Это верно. – согласилась Мария, и тихим шепотом добавила. – Родственников нет.

– Вот видите, – подбодрял Марию Петр. – У нее родственников нет, а у нас есть. Может у нас и получиться. – подбодрял Марию Петр. – А если нет, то и расстраиваться не надо. В конце-то концов и в России место где-нибудь найдется.

Мария иронично усмехнулась. Он продолжил трапезничать, а после пошли смотреть телевизор.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26 
Рейтинг@Mail.ru