Оскверненное место

Дмитрий Арефьев
Оскверненное место

Людям свойственно пересказывать услышанные истории, добавляя что-то от себя, особенно когда речь заходит о мистических и необъяснимых явлениях. Порой мы приукрашиваем некоторые эпизоды, чтобы общая картина повествования казалась ещё более загадочной и таинственной. Вероятно, по этой причине подобные рассказы не всегда воспринимаются всерьёз.

Мне удалось поговорить с непосредственным участником описываемых событий, которые, по моему мнению, способны заставить усомниться в своих убеждениях даже самых закоренелых скептиков. Различного рода аномалии, способные причинить вред или довести до смерти, могут только подтвердить слова из последнего романа Фёдора Михайловича Достоевского: «Тут дьявол с Богом борется, а поле битвы – сердца людей».

Имена персонажей изменены.

Год 2006

Несколько лет назад здесь можно было слышать грохот приближающегося состава и монотонный голос диспетчера, предупреждающий о прибытии поезда. Взволнованные пассажиры суетились на перроне, не выпуская из рук чемоданы, слышался лай местных собак где-то на соседней улице, а из рупора на столбе – как всегда народные песни. Неподалёку пивной ларёк, около которого собрались несколько человек, коротающих время до отправления, и пара небритых мужиков – алкоголиков. Несмотря на постсоветский период, жизнь в российской глубинке била ключом.

Сейчас же от железнодорожной станции рабочего посёлка остался лишь шлагбаум, пропускающий редкий, проходящий транзитом «товарняк». Молодёжь перекочевала в крупные города, оставив в посёлке стариков, а также тех, кому жизнь мегаполиса пришлась не по вкусу. Из года в год появлялись пустые дома, которым было суждено умереть на заброшенных улицах. Один из таких домов одиноко доживал свой век на самом краю селения, где сосновый лес уже начал завоёвывать новую территорию. С обвалившейся крышей и сгнившим крыльцом, он останавливал на себе осторожный взгляд любого прохожего, в особенности местных жителей, которые, как бы ни хотели, не могли стереть из памяти историю семьи Емельяновых.

Когда молодая пара переехала в своё жилище, радости не было предела. Подаренных денег на свадьбу в придачу с собственными накоплениями хватило, чтобы через неделю после покупки молодожёны справили новоселье. Их не смутила история предыдущих хозяев дома.

– Ну и что? – ответил Сергей своему другу Никите Черепанову. – Брёвна, они и есть брёвна. А то, что Фёдор Андреевич повесился, так он это где угодно мог сделать. Мало ли что в пьяную голову прийти может?!

Вдова Фёдора Андреевича Тамара Васильевна выставила дом на продажу сразу после смерти мужа. Старушка осталась совсем одна – ни детей, ни внуков. Поэтому у местных жителей возник закономерный вопрос: «А куда же она собралась?»

– Правильно делает, – говорил кто-то из поселковых. – Теперь этот дом ей до конца дней мужа напоминать будет. Видите, как мучается! Пусть едет.

– Да куда она поедет? – отвечали другие. – Седьмой десяток пошёл. В таком возрасте не до поездок, знаете ли.

– А я думаю, это она Федьку со свету сжила.

– Будет тебе, дура! Мелешь, не знаешь чего. Больной он был. Ясно? Говорили же, что еле-еле ходит по дому. Вот и решился, чтобы не обременять жену.

– Так ехать-то теперь куда?

– Куда-куда? Много знаешь, что ли? Поди да спроси!

Споры насчёт переезда Тамары Васильевны не прекращались до тех пор, пока одним солнечным утром она не села в рейсовый автобус до города и не укатила. Навсегда.

Добротный дом достался Емельяновым – молодой супружеской паре, планировавшей растить в нём своих будущих детей. Вскоре Сергей устроился на работу в колхоз трактористом, а Вера занималась домашним хозяйством. Со временем во дворе появилась скотина, а вокруг участка вырос новенький забор. Жизнь стала налаживаться, и все уже позабыли про Тамару Васильевну и её мужа, покончившего с собой.

Понедельник

– Иду-иду! – ответила Вера на стук в дверь.

Чёрный кот Кузя при этом спрыгнул с насиженного места на стиральной машине и поспешил к порогу. Любопытный зверёк предпочитал всюду сопровождать хозяйку.

– Верочка, это я!

Вера без труда узнала обеспокоенный голос своей свекрови Ольги Ивановны. Женщина топталась на крыльце, прижав к груди старую потёртую сумку.

– Это вы, Ольга Ивановна? – всё же уточнила Вера, открывая дверь. – Входите-входите. А Серёжа ещё на работе. Вы к нему?

Женщина заглянула внутрь, удостоверившись, что в доме действительно больше никого нет.

– Нет, Верочка, я к тебе. Можно?

Обычно Ольга Ивановна не приходила просто так. Её появление могло означать либо проверку здоровья её сына, либо нравоучения по поводу того, как нужно жить с Серёженькой, чтобы он ни в чём не нуждался. Вера терпеливо принимала прихоти свекрови, и была сильно удивлена, когда Ольга Ивановна вдруг снизошла до неё. Женщина держала в руках сумку так, словно внутри было что-то очень ценное.

– Верочка, я к тебе. Хотела поговорить насчёт вчерашнего.

– Так вот оно что. Пришли извиниться? – не имея ни капли обиды, спросила Вера.

Ей было не свойственно оставлять за собой недосказанные слова и таить на людей зло.

– И это тоже, – махнула рукой Ольга Ивановна. – Прости меня за то, что я лезу в вашу жизнь, но, согласись, время идёт. Хотелось бы уже внуков увидеть.

– Я думала, мы уже всё обговорили, – фыркнула Вера.

– Конечно-конечно. Но и ты меня пойми.

Она сжала кожаную сумку ещё крепче, будто кто-то чужой вот-вот отнимет её.

– Посмотри, у Филипповых уже второй родился, а у вас с Серёженькой…

Вера отвернулась. Она прекрасно знала, что сейчас последуют уговоры пойти к знахаркам, чтобы те смогли исцелить больную невестку, затем она скажет, что Серёжа мог бы уже давно быть счастливым отцом, а после того, как весь словарный запас Ольги Ивановны иссякнет, она просто сядет на стул и будет молчать в ожидании немедленных ответных действий. Ничего подобного не произошло. На этот раз Ольга Ивановна стеснялась сказать лишнее слово. Было заметно, как она нервничает, что не могло не насторожить Веру. Ольга Ивановна уже не раз наведывалась в гости с настоятельной просьбой о пополнении семейства, чем заслужила к себе особое отношение невестки.

– Что там у вас? – спросила Вера, указав на сумку.

Кот Кузя тут же поспешил к столу, чтобы посмотреть, нет ли внутри чего-нибудь съестного. Он всегда был любителем тереться об ноги в надежде полакомиться всевозможными «вкусностями».

– Ты только пойми правильно, – предупредила Ольга Ивановна, расстёгивая старую молнию сумки, – я желаю вам только добра.

Она достала газетный свёрток, который стала аккуратно разворачивать на столе.

– Это что ещё за веник? – возмутилась Вера, увидев небольшой пучок сухой травы.

– Баба Катя сказала, что это верное средство, – оправдывалась Ольга Ивановна. – Нужно только положить его под кровать, перед тем как… Ну, ты понимаешь.

– Вот это уже перебор! – выпустила пар Вера. – Я терпела вас довольно долго, но на этот раз, вы перешли все дозволенные границы. Забирайте это! Видеть не желаю!

Ольга Ивановна, в свою очередь, решила сменить роль «хорошей свекрови» на привычную «вредную».

– Я просто хотела, как лучше, неблагодарная ты девчонка! – злобно ответила она, застёгивая молнию трясущейся рукой. – Ты не ругайся, а послушай, что тебе говорят. Потом спасибо скажешь!

Терпение Веры было большим, но не безграничным. Кузя, почувствовав назревающий скандал, вдруг оставил ноги Ольги Ивановны без внимания и ретировался в соседнюю комнату. Вера смогла совладать с нервами и старалась не повышать голос.

– Прошу, уйдите, – спокойно проговорила она, дав понять, что разговор ни к чему хорошему не приведёт.

– Хорошо, я уйду, – согласилась Ольга Ивановна, – только учти, я всё равно сделаю так, чтобы мой Серёжа был счастлив.

Не сходя с места, Вера указала на дверь:

– Выход там.

– Нахалка! – крикнула свекровь уже на пороге. – Если ты пустая, как пробка, то и нечего Серёже жизнь ломать! Какая ты хозяйка, если у тебя даже цветы все завяли! Вон, сама посмотри!

Дверь захлопнулась, поставив жирную точку в разговоре. Неприятный осадок на душе не прошёл даже тогда, когда Ольга Ивановна скрылась за дворовым забором. Проглотив комок в горле, Вера боковым зрением уловила цветочный горшок, в котором ещё вчера распустилась орхидея – подарок Сергея на день её рождения. Растение добавляло красок в уютно обустроенное гнёздышко Емельяновых, к тому же Вера тщательно ухаживала за цветком, не имея привычки забывать про поливку.

– Что за чёрт? – удивилась девушка, заметив, как последние листочки растения покинули абсолютно голый стебель.

––

Вечером, когда Сергей вернулся с работы, на столе его ждал горячий ужин. Вера молчала и не знала, как сообщить об очередной выходке его матери. Решив не откладывать разговор до утра, она села напротив и выложила всё, что произошло днём.

– Да что же это такое?! – возмутился Сергей. – Что за чертовщина тут творится?

– Ты должен с ней поговорить и объяснить, что в её помощи мы не нуждаемся! – заявила Вера. – Мы же проходили обследование. Ты здоров, я тоже! Просто так бывает! Помнишь, что врач сказал?

– Да помню я, помню!

–Не нужно бить тревогу. Всё будет хорошо.

Сергей бросил ложку в тарелку с недоеденным супом:

– Всё одно к одному. Будто сговорились.

– Ты это о чём? – поинтересовалась Вера.

Сергей пробежал взглядом по кухне, заострив внимание на навесном шкафу.

Рейтинг@Mail.ru