Гендерный мозг. Современная нейробиология развенчивает миф о женском мозге

Джина Риппон
Гендерный мозг. Современная нейробиология развенчивает миф о женском мозге

Пол, гендер, пол/гендер или гендер/пол:
замечание о гендерах и полах

Нам нужно решить, что мы имеем в виду и что обсуждаем: «пол», или «гендер», или и то и другое, или ни то ни другое, или смесь того и другого. В этой книге мы говорим о половых различиях головного мозга, а также о его гендерных различиях. Но являются ли пол и гендер одним и тем же, имеет ли ваш биологический пол все те характеристики, которые определяют ваш гендер, принятый в обществе?

Допустим, у вас две Х-хромосомы или пара ХY. Определяет ли это ваше место в обществе, ту роль, которую вы играете, и выбор, который вы делаете? Многие столетия на этот вопрос отвечали «да». Вместе с оборудованием для воспроизводства себе подобных ваш биологический пол якобы предполагал и соответствующий мозг. И это определяло ваш характер, навыки, умения, пригодность для роли лидера или подчиненного. Термин «пол» мы обычно использовали и для биологических, и для социальных характеристик мужчин и женщин.

Ближе к концу двадцатого столетия, в свете феминизма, наметилась тенденция оспаривать представление о предопределенности. Все настойчивее звучало мнение о том, что в социальном контексте следует использовать исключительно термин «гендер», в отличие от «пола», который касается только биологических свойств.

Спустя всего несколько лет тонкое различие между полом и гендером стало очевиднее. Мы стали лучше разбираться в том, насколько велико влияние общества на мозг, и это значит, что нам нужен термин, отражающий это влияние. В научных кругах в качестве решения предлагают использовать выражения «пол/гендер» или «гендер/пол». Но это не прижилось и лишь изредка встречается в средствах массовой информации или в популярной литературе о мужчинах и женщинах.

Другие решения – использовать термины «пол» и «гендер» взаимозаменяемо, а возможно, чаще использовать слово «гендер», чтобы не создавать впечатления, что вы говорите исключительно о биологической характеристике. Вы никогда не увидите статью, где было бы написано «половое различие в оплате труда» или «половое неравенство в деловой сфере». Но, если речь идет о таких вопросах, ясно, что термин «гендер» связан со всеми характеристиками мужчин и женщин в том смысле, в каком раньше использовался термин «пол».

Недавно я просматривала популярные публикации Би-Би-Си для шестнадцатилетних (спешу заметить, что не для этой книги). Я обратила внимание на раздел по определению пола. Там на самом деле говорилось о наборе ХХ- или ХY-хромосом, под заголовком «Так гендер (курсив мой) младенца определяется спермой, оплодотворяющей яйцеклетку». Даже такое глубокоуважаемое учреждение, как Би-Би-Си, радостно вносит свой вклад в эту лингвистическую путаницу.

Как главная тема этой книги связана с теми терминами, которыми я буду обозначать различия в мозге (или отсутствие таковых)? Это будут «половые различия», «гендерные различия» или и те и другие? Предположим, что спор в основном идет о ключевой роли биологии, тогда я буду использовать термин «пол» и «половые различия». Если речь идет о вопросах социализации, обрушивающихся как цунами голубого и розового на новоприбывших в мир человеческих существ, я буду использовать термин «гендер» или «гендерные различия». Название книги – «Гендерный мозг» – говорит о том, что мы будем рассматривать социальные процессы, которые изменяют головной мозг.

ПОЛ – БИОЛОГИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА.

ГЕНДЕР – СОЦИАЛЬНЫЙ КОНТЕКСТ.

Проблемой может быть и использование гендерных местоимений. Если вы не знаете пол (или гендер) человека, о котором вы пишете, то, как исторически сложилось, выбираете мужской род – «он». В книге, где мы подвергаем сомнению такие исторически сложившиеся правила, так поступать явно неприемлемо. Альтернативное написание конструкции «он или она» в такой толстой книге будет раздражать. Поэтому я решила восстановить баланс и писать «она» вместо «он» там, где это возможно.

Часть первая

Глава 1
Что скрывается в ее хорошенькой головке,
или Охота начинается

Женщины… являются низшей формой человеческой эволюции и… стоят ближе к детям и дикарям, чем к взрослым цивилизованным мужчинам.

Гюстав Лебон, 1895 г.

На протяжении столетий мозг женщин взвешивали, измеряли и находили в нем то, что хотели найти. Головной мозг, составляющая часть будто бы несовершенной и недоразвитой биологии, ложился в основу любых объяснений, почему женщины занимают низшие места на эволюционной, социальной и интеллектуальной лестницах. Природа мозга женщин приводилась в качестве разумного обоснования для часто высказываемых советов о том, что «слабому полу» следует сосредоточиться на своих репродуктивных способностях и оставить мужчинам образование, власть, науку и политику.

Хотя взгляды на способности женщин и их роль в обществе менялись от века к веку, «квинтэссенция» оставалась неизменной: различия мозга у женщин и мужчин являются частью их «сущности». Эти структуры и функции мозга являются фиксированными и врожденными. Гендерные роли определялись именно этими «сущностями». Изменение такого естественного порядка вещей противоречило бы самой природе.

Эта история начинается (но, к сожалению, не заканчивается) с философа семнадцатого века Франсуа Пулена дя ла Барра, который мужественно оспорил общепринятое неравенство полов1. Пулен решил посмотреть на доказательства тому, что женщина хуже мужчины, и не принимал ничего на веру просто потому, что так было принято с начала времен (или потому, что какие-то подходящие объяснения можно было найти в Библии).

Пулен написал две книги: «Относительно равенства двух полов: физические и моральные рассуждения, из которых становится ясным, как важно уничтожить в себе предрассудки» (1673 г.) и «Об образовании женщин, с целью направления разума к наукам и манерам» (1674 г.). В них он высказал потрясающе современные взгляды на вопрос различий между полами2. Пулен даже пытался показать, что навыки женщин могут быть равны умениям мужчин. Совершенно очаровательна глава о половом равенстве, где он вдохновенно пишет о том, что шитье и вышивание требует не меньше способностей, чем физика3.

На основании данных анатомии, новой науки в то время, Пулен сделал потрясающе пророческое наблюдение: «Наши самые точные анатомические исследования не обнаружили никакой разницы между мужчинами и женщинами в этой части тела [голове]. У женщин точно такой же мозг, как у нас»4. Пулен тщательно изучал различные навыки и склонности мужчин и женщин, мальчиков и девочек и пришел к выводу, что если бы у женщин была возможность, они могли бы извлечь такую же пользу из привилегий, предоставляемых только мужчинам, например из образования и физических упражнений. Как считал Пулен, не существует доказательств какого-либо биологического дефицита, из-за которого женщинам положено занимать худшее положение в мире. «L’esprit n’a point de sexe (Разум не имеет пола)», – заявлял Пулен5.

ФЕМИНИЗМ ПРЕДСТАВЛЯЛ УГРОЗУ СУЩЕСТВУЮЩЕМУ В ОБЩЕСТВЕ УСТРОЙСТВУ.

ДАЖЕ ДАРВИН ЭТИМ ОБЕСПОКОИЛСЯ.

Выводы Пулена резко расходились с духом того времени. В его эпоху твердо закрепилась патриархальная система. Согласно идеологии, мужчины подходили для общественных ролей, а женщины – для домашних. Это убеждение определяло положение женщин, обязательное подчинение вначале отцу, потом мужу, и устанавливало, что женщина слабее любого мужчины в умственном и физическом отношении6.

После первой публикации во Франции взгляды Пулена проигнорировали. Они почти не оказали влияния на установившееся представление о низшей сущности женщины и том, что женщины не способны обучаться или участвовать в политике. (Конечно, не способны, ведь у них не было для этого возможности)[1]. Такое представление оставалось превалирующим на протяжении всего восемнадцатого столетия и вообще не считалось темой для обсуждения.

Женский вопрос

В девятнадцатом столетии в обществе появился интерес к науке. Интеллектуалы стали сравнивать связи социальных функций с биологическими процессами – подобно тому, как они рассматривались в ранних формах социального дарвинизма. Тогда поднялся «женский вопрос», и все чаще звучали требования женщин обеспечить им право на образование, владение имуществом и участие в политической жизни7.

Волна феминизма стала призывом к ученым, от которых требовались доказательства в поддержку существующего положения, а также демонстрация опасностей, которые ждали бы мир, в котором женщины получили бы власть. Опасностей не только для женщин, но и для существующего устройства общества. Даже сам Дарвин был вовлечен в обсуждение. Он беспокоился, что такие перемены могут полностью «сокрушить эволюцию» человека8. Биология определяла сущность человека, и различные «сущности» мужчин и женщин определяли их законное (и различное) место в обществе.

Взгляды, которые выражали другие ученые, демонстрировали их, мягко говоря, необъективность в вопросе. Я очень люблю одну цитату из книги Гюстава Лебона, парижанина, занимавшегося антропологией и психологией. Его главной задачей было демонстрировать низшее положение неевропейских рас, но и для женщин в его сердце нашлось особое место:

 

Нет никаких сомнений, что существуют выдающиеся женщины, превосходящие среднего мужчину, но они так же редкие, как любое уродство, как, скажем, горилла с двумя головами. Следовательно, мы можем вообще не принимать их во внимание9.

Размер мозга был одной из первых мишеней этой кампании. Следовало искать доказательства низшей природы женщин в биологии. Тот факт, что ученые исследовали только мертвый мозг, никак не сдерживал язвительные замечания о слабых умственных способностях женщин (и, конечно же, тех, кого в то время называли «цветными, преступниками и низшими классами»). Поскольку у тогдашних ученых не было прямого доступа к мозгу, вместо измерения самого органа использовали измерение головы. И снова именно Лебон горел желанием проводить подобные «исследования». Он разработал портативный «черепометр», который повсюду таскал с собой, чтобы измерять головы тех, «ментальная конституция» которых соответствовала бы (или не соответствовала) суровым требованиям для получения самостоятельности и образования. И тут мы видим еще один пример любви Лебона к сравнению с обезьяной: «Мозг огромного количества женщин гораздо ближе по размерам к мозгу горилл, чем к наиболее развитому мозгу мужчин… Их неполноценность настолько очевидна, что даже спорить с этим бессмысленно»10.

Вместимость черепа была другим общепринятым аргументом в попытке доказать связь размера мозга с интеллектом. В пустые черепа насыпали крупу или картечь и взвешивали11. В результате этих измерений посчитали, что мозг женщин был в среднем на 140 г легче мозга мужчин. Эти данные, конечно, были с энтузиазмом приняты в качестве необходимого доказательства. Очевидно, Природа наградила мужчину дополнительными 140 граммами мозгового вещества, и в этом заключался секрет их превосходных способностей, а также их права на влиятельное руководящее положение.

В ответ на эту теорию философ Джон Стюарт Милль возразил: «на этом основании высокий и внушительный мужчина должен значительно превосходить менее крупного, а слон и кит вообще должны быть во сто крат умнее человечества»12. За этим последовали расчеты, например, отношения размера мозга к размеру тела, но «правильный» ответ так и не нашелся13. Тут возникает такая вещь, как «парадокс чихуахуа»: если вы заявляете, что отношение массы мозга к массе тела является мерилом интеллекта, то чихуахуа следует назвать самой умной собакой из всех живущих на свете собак. Мы все знаем, что это не так.

Может быть, какие-то особенности строения черепа помогут получить «правильный» ответ? Именно в этот момент появилась краниология – наука, изучающая вариации форм черепа. На основании подробных измерений всех возможных углов, выпуклостей, пропорций, перпендикуляров лба и выступающих линий челюсти краниология, казалось, предложила подходящий ответ14. Особенную популярность завоевали лицевые углы. Это углы между линией, соединяющей ноздри и ухо, и линией от лба к подбородку. Большой угол наклона лба, почти совпадающего с подбородком, был показателем «ортогнатизма». Маленький острый угол, с выступающим подбородком и опущенным лбом, назывался «прогнатизмом». Краниологи придумали шкалу, начинающуюся с орангутангов и включающую в себя также центральноафриканских и европейских мужчин. На основании этой шкалы ученые сделали удовлетворяющие их выводы о том, что ортогнатизм характерен для эволюционно более развитых, высших рас. Однако подгонка женщин под эту шкалу оказалась проблемой: показатель ортогнатизма у женщин в среднем выше, чем у мужчин. К счастью, скоро все уладилось.

Немецкий анатом Александр Эккер, который сообщил о столь возмутительном наблюдении, заметил, что повышенный ортогнатизм также характерен для детей, и на этом основании женщин можно охарактеризовать как инфантильных (и, следовательно, низших) существ15. Эти предположения поддержал Джон Клеланд, который опубликовал в 1870 году тщательно составленный каталог из тридцати девяти различных измерений девяноста шести различных черепов, которые были «либо характерными для цивилизованного человека, либо нехарактерными». Там был череп «главного готтентота», несколько черепов «кретинов и идиотов», череп «жестокого испанского пирата» и даже череп одного шотландца по имени Эдмунд, казненного за убийство своей жены16. (Как говорили, этот Эдмунд был из графства Файф, и его «спровоцировали» на убийство. Однако мы не знаем, в какой именно раздел классификации попал его череп с учетом этих двух фактов: к «цивилизованным» или «нецивилизованным» черепам). Один конкретный параметр в каталоге Клеланда – отношение дуги черепа к его основанию – однозначно свидетельствовал, что взрослые особи женского пола отличаются от мужчин и от представителей «нецивилизованных» наций.

В охоте за доказательствами недоразвитости женщин было сделано все возможное (измерены все возможные черепа). В одной статье приводились результаты 5000 измерений одного и того же черепа17. Существовало, казалось, бесконечное множество вариантов измерений черепа с упором на те параметры, которые не просто показывали мужчин в наиболее выгодном свете, но также достоверно характеризовали женщин как подобных детям или представителей «низших» рас.

Однако вскоре к большой игре в измерения подключилась группа математиков из Университетского колледжа в Лондоне, которая показала, что краниология – бред18. В эту группу, в частности, входил «отец статистики» Карл Пирсон и Элис Ли, одна из первых женщин, получивших диплом Университетского колледжа. Ли придумала формулу для расчета объема черепа, который она соотносила с интеллектом. Она применила эту формулу для измерения черепов тридцати студенток Бедфордского колледжа, двадцати пяти преподавателей Университетского колледжа и (отличный ход) группы из тридцати пяти ведущих анатомов, собравшихся на конференции Анатомического общества в Дублине в 1898 году.

Результат вбил последний гвоздь в крышку гроба краниологии. Ли обнаружила, что один из самых выдающихся членов Анатомического общества обладает самой маленькой головой, а один из будущих экзаменаторов Ли, сэр Уильям Тернер, был всего лишь восьмым по этому показателю. Когда оказалось, что головы этих выдающихся мужчин попали в разряд самых маленьких, то, словно по волшебству, начали говорить, что просто смешно связывать объем черепа с интеллектом. (Особенно когда оказалось, что у некоторых студенток из Бедфорда объем черепа был больше, чем у анатомов.) Потом последовали другие похожие исследования, и в 1906-м Пирсон заявил, что размер головы не является надежным показателем интеллекта19.

Так закатилось солнце краниологии, но в очереди уже стояли многие другие желающие объяснить половые различия. Вскоре на основе краниологии появилась другая методика. Ее суть заключалась в проецировании расположения различных «областей черепа» на мозг (и снова, заметьте, без непосредственного измерения мозга). Теперь ученые перешли от картечи к шишкам и сосредоточились на поверхности черепа, исследуя выпячивания различного размера, чтобы получить доказательства, которые они считали отражением ландшафта заключенного в черепе мозга. Все это привело к появлению «науки» френологии, у истоков которой стоял немецкий психолог Франц Йозеф Галль.

Он заявил, что такие характеристики личности, как «доброжелательность», «предусмотрительность» и даже «способность производить детей», можно оценить на основании измерений соответствующих участков черепа человека20. Эта методика стала популярной благодаря немецкому врачу Иоганну Шпурцхайму, который сначала учился у Галля, а потом, после некоторых разногласий, начал собственную карьеру френолога21. Принципы этой системы заключались в том, что различный размер шишек на черепе отражал различную величину тех или иных «органов» мозга, а эти органы контролировали разные характеристики личности: воинственность, чадолюбие или осторожность. И снова, что совершенно неудивительно, более крупные шишки на мужских черепах аккуратно совпали с их наиболее выдающимися качествами.

Особую популярность френология приобрела в Соединенных Штатах. Там в некоторых кругах женщины сами с энтузиазмом приняли эти идеи. Возникло одно из первых, очень странных направлений самопомощи, где женщин побуждали «познать себя» на основании своего френологического профиля22. Одним из весьма неоднозначных результатов было заявление о том, что эта «наука» обеспечила «нам, женщинам» доказательство нашего низшего положения в иерархии – по сравнению с мужчинами, черепа которых были усыпаны другими шишками. «Нам, женщинам», следовало с облегчением признать свое место в сложившейся иерархии.

Постепенно, к середине девятнадцатого столетия, френология приобрела дурную репутацию, отчасти по причине ненадежности измерений и отсутствия систематической проверки ее теорий23. Но представление о том, что определенные психологические процессы можно связать с областями мозга, сохранилось, в некоторой степени благодаря появлению нейропсихологии, которая связала отдельные части мозга со специфическими аспектами поведения. Ученые начали изучать пациентов, пострадавших от серьезных травм тех или иных частей мозга, в надежде, что поведение этих пациентов «до и после» прольет свет на точные функции этих областей.

В середине девятнадцатого столетия французский врач Поль Брока установил связь между локализацией повреждения в левой лобной доле и речью24. Первый ключ Брока получил в результате посмертного исследования мозга пациента по имени Тан, названного так потому, что он больше ничего не мог сказать, хотя явно понимал речь. Та область, где обнаружилось повреждение, в левой части лобной доли, до сих пор называется «центром Брока».

Более существенное доказательство связи между мозгом и поведением было получено в результате зафиксированных изменений поведения некоего Финеаса Гейджа, американского железнодорожного рабочего. В 1848 году он закладывал динамит для взрыва скалы и утрамбовывал взрывчатку железным ломом. Динамит случайно сдетонировал, и лом вошел в череп Гейджа, пройдя через щеку и макушку, вырвав значительную часть лобной доли. Рабочего лечил и наблюдал врач Джон Харлоу, который потом описал свои наблюдения в двух статьях с информативными названиями: «Прохождение железного лома через голову» (1848) и «Восстановление после прохождения железного лома через голову» (1868)25. Описанные изменения поведения Гейджа – здравомыслящего и аккуратного человека до происшествия и угрюмого, импульсивного, и непредсказуемого после – интерпретировались так: лобные доли являются вместилищем «высшего интеллекта» и цивилизованного поведения. Лобные доли составляют примерно 30 % мозга человека и только 17 % у шимпанзе; это позволило предположить, что именно здесь находятся те высшие силы, которые делают нас людьми.

Далее на волне энтузиазма ученые стали строить карты мозга с точным указанием мест, где и что происходит в мозге, вместо определения когда и как. Ранние модели представляли мозг как набор специализированных частей, каждая из которых почти полностью отвечала за определенный навык. Таким образом, если вы хотели узнать, где «гнездился» тот или иной навык в мозге, вы обычно брали человека, который утратил этот навык после травмы головы. Пациенты Брока и Харлоу являются, пожалуй, самыми известными примерами. Частичная утрата речи у Тана и изменения личности Гейджа «помещали» эти аспекты человеческого поведения в лобные доли.

В поиске половых различий ученые подстраивали свои предположения о том, какие части мозга были самыми важными, к полученным данным о более крупных частях у мужчин, даже если это противоречило более ранним выводам. Например, в статье 1854 года говорится о том, что теменные доли женщин более выражены, чем у мужчин, чей мозг отличается более крупными лобными долями. На этом основании женщины получили родовое название «Homo parietalis», а мужчины – «Homo frontalis»26. Однако мода на определение теменных долей в качестве вместилища интеллекта быстро прошла. Неврологам пришлось «дать задний ход» и сообщить, что эти самые теменные доли у женщин были неправильно измерены и на самом деле у женщин более крупные лобные доли, чем ранее считалось27. Да, эту историю сложно назвать звездным часом научных исследований.

По мере приближения конца столетия заявления о низшей природе уступили место ссылкам на «комплементарную» природу альтернативных свойств женщин (как определяли, естественно, мужчины). Эта концепция происходила из философии восемнадцатого века и тех идей, которые оправдывали неодинаковое распределение прав граждан. Лонда Шибингер писала об этом так:

 

Начиная с этого момента женщины рассматривались не просто как низшие по сравнению с мужчинами, но как фундаментально отличающиеся и, следовательно, не сравнимые с мужчинами. Домашняя, заботливая женщина была просто «фоном» для публичного, рационального мужчины. А раз так, то, как полагали, у женщин есть своя роль в новом демократическом устройстве – роль матери и воспитательницы28.

«Комплементарная роль» предназначалась для женщин и обеспечивала их низшее положение (или, на самом деле, их отсутствие) в большинстве сфер влияния. Классическим примером стало горячее убеждение Жан-Жака Руссо в «одомашнивании» женщины, в ее слабой конституции и уникальных материнских качествах, которые делали ее неподходящей для любого обучения или политических занятий29. Эти взгляды отражаются в высказываниях других интеллектуалов, например антрополога Джеймса Мак-Григора Аллана, который в своем выступлении в Королевском Антропологическом обществе в 1869 году заявил:

По мыслительным способностям женщина совершенно не может сравниться с мужчиной. Но женщина компенсирована даром удивительной интуиции. Женщина (силой, схожей с полуразумом, с помощью которого животные избегают вредного и ищут то, что необходимо для их существования) мгновенно приходит к правильному мнению относительно предмета, который мужчина не может постичь иначе как в долгом и сложном процессе рассуждения30.

Помимо того, что женщина обладала лишь «животным полуразумом», ее низшая биология также оправдывала исключение из коридоров власти. Уязвимость, вызванная особенностями репродуктивной системы, подчеркивалась снова и снова. Мак-Григор Аллан, очевидно большой знаток менструаций, заявлял:

В такие периоды женщины не подходят для какого-либо серьезного умственного или физического труда. Они вялые и угнетенные, и это состояние делает их неспособными мыслить или действовать. Кажется весьма сомнительным, что их можно считать ответственными существами, пока длится кризис… Именно этой причиной может объясняться часто непоследовательное поведение женщин, их несдержанность, капризы и раздражительность… Представьте себе женщину, в такой момент обладающую властью подписывать смертный приговор сопернице или неверному любовнику!31

Поскольку было заявлено о непосредственной связи биологии и мозга, то перегрузка одного могла вызвать повреждение другого. В 1886 году Уильям Вайтерс Мур, в то время президент Британского Медицинского Общества, предупреждал об опасности чрезмерного образования женщин. Он утверждал, что так может пострадать женская репродуктивная система, женщины рискуют поддаться некоему заболеванию под названием «ученая анорексия», стать асексуальными и, следовательно, бесполезными для брака32. Хотя значение «выбора партнера», основы дарвиновской теории половой селективности, было не в моде, статус женщины в значительной степени определялся тем, за кем она была замужем. Поэтому сокращение шансов на брачном рынке было значительной угрозой социальному положению.

Столетие подходило к концу, но представление о различиях мозга стояло незыблемо, наряду с общепризнанными слабостью и уязвимостью женщин. Все это с готовностью демонстрировали героини романов того времени, «психически неуравновешенные, печальные и скучные». Все женщины, подобные героиням Шарлотты Бронте Люси Сноу и жительницам «Городка», Мэгги Талливер, описанной Джордж Элиот в романе «Мельница на Флоссе», или Кэтрин Эрншо из книги Эмили Бронте «Грозовой перевал» – все они были обречены в своих дерзких попытках изменить естественный порядок вещей33.

Рождение визуализации

В двадцатом столетии исследования мозга все так же основывались на его повреждениях. После Первой мировой войны появилось гораздо больше жертв, обеспечивших еще больше практических примеров. Однако начали появляться модели, которые основывались на предположении, что существует прямое отражение определенной мозговой структуры в определенной функции. И что можно «обратить отражение»: понять, какую функцию выполняет мозговая структура, наблюдая нарушение ее работы после физического повреждения.

Сейчас мы знаем, как различные части мозга взаимодействуют друг с другом и формируют нервные сети, которые все время соединяются и распадаются. Это значит, что почти невозможно установить прямую связь между конкретной структурой мозга и конкретной функцией. То, что отдельный навык или элемент поведения утрачивается в результате повреждения, не означает, что поврежденная часть мозга единолично контролирует утраченную функцию. К несчастью для нейробиологов (но к счастью для нас, обладателей мозга), не существует аккуратных и однозначных отношений между одним навыком и одной определенной частью мозга.

Чтобы лучше понять, как мозг реализует разное поведение, нам нужно получить доступ к здоровому мозгу и оценить, что в нем происходит в реальном времени, когда его владелец выполняет интересующее нас задание. Деятельность мозга состоит из смеси электрических и химических процессов внутри нервных клеток и между ними. У животных или во время хирургических операций на открытом мозге человека мы можем это наблюдать на уровне отдельной клетки. Но в тех исследованиях когнитивной нейробиологии, о которых мы будем говорить в этой книге, активность клеток измеряется снаружи головы. Как правило, измеряются колебания электрической активности клеток, из которых состоят нервные пути мозга, слабых магнитных полей, связанных с этими электрическими токами, или характеристик кровотока в активной части мозга. Развитие методик, которые улавливают слабые биологические сигналы, стало основой современных систем визуализации работы мозга.

Первый прорыв в измерении активности мозга произошел в 1924 году, когда немецкий психиатр Ханс Бергер придумал прикреплять к черепу маленькие металлические диски. Он обнаружил закономерности в электрической активности, которая изменялась в зависимости от состояния пациента: был ли он расслаблен, сосредоточен или выполнял конкретное задание34. Бергер показал, что сигнал, который он улавливал, имел разные частоты и амплитуды в зависимости от того, из какой части мозга он приходил и чем в это время занимался пациент. Так, альфа-волна становилась наиболее заметной, когда люди бодрствовали и были на чем-то сосредоточены, а медленная и крупная дельта-волна становилась отчетливой, когда пациенты спали. Бергер назвал свое изобретение «электроэнцефалограммой».

В КОНЦЕ XX ВЕКА ЗАЯВЛЕНИЯ О НИЗШЕЙ ПРИРОДЕ ЖЕНЩИН УСТУПИЛИ МЕСТО «КОМПЛЕМЕНТАРНЫМ» ОБЪЯСНЕНИЯМ – ЖЕНЩИНЫ ФУНКЦИОНАЛЬНО ИНЫЕ И НЕ СРАВНИМЫЕ С МУЖЧИНАМИ.

Электроэнцефалография, или ЭЭГ, – это старейшая методика визуализации активности человеческого мозга, и именно она лежит в основе всех базовых знаний о визуализации мозга в принципе. В 1932 году была изобретена многоканальная записывающая машина, и это означало, что выход электродов, закрепленных на различных частях черепа, можно преобразовать в движущиеся пометки на рулоне бумаги и исследовать изменения этих сигналов, связанные, например, со вспышками света или включаемыми звуками35. Эти изменения можно располагать на графиках с миллисекундными временными шкалами, что позволяет довольно точно измерять скорость, с которой происходят события в мозге. Но поскольку электрические сигналы искажаются при прохождении через ткани мозга, мозговые оболочки и кости черепа, ученые не всегда могли получить достоверную картину локализации изменений сигнала.

ЭЭГ оставалась основным источником информации об активности мозга здорового человека до 1970-х годов, когда была разработана позитронно-эмиссионная томография (ПЭТ). Этот метод визуализации был основан на одном физическом явлении: когда активность конкретной части мозга увеличивается, кровоток в этой части усиливается. Согласно методике ПЭТ, в кровеносную систему вводят небольшое количество радиоактивного индикатора, который показывает количество глюкозы, поглощенной из крови различными частями мозга. Это и есть показатель величины активности, происходящей в этой области36. ПЭТ стала гораздо более точным методом в отношении локализации активности мозга чем ЭЭГ, но использование радиоактивных изотопов было ограничено из этических соображений; кроме того, их не следовало применять детям и женщинам детородного возраста без необходимости, то есть с целью научных исследований.

Эту проблему решило появление в 1990-х годах функциональной магнитно-резонансной томографии (фМРТ), которая была во многом похожа на ПЭТ. Повышенная мозговая активность, связанная с увеличением потребления глюкозы, также приводила к усиленному поглощению кислорода тканями. Как и глюкоза, кислород доставляется кровью в соответствующие части мозга и там поглощается по мере необходимости. Когда активность возрастает, уровень кислорода в мозге изменяется. Повышение (или снижение) количества кислорода в крови приводит к изменению ее магнитных свойств. Если вы поместите мозг (конечно, не мозг, а голову владельца) в мощное магнитное поле, то сможете измерить эти реакции, зависимые от уровня кислорода в крови. После обработки полученных параметров результат сканирования превращается в цветовые пятна, наложенные на изображение структур, обычно в форме характерных серых и белых горизонтальных и вертикальных срезов мозга и черепа. В результате появляется некое изображение того, что происходит у нас в голове37.

1«Феминистские» идеи Пулена были якобы позаимствованы (без указания первоисточника) англичанами (например, некая «Леди» написала книгу «Защита прав женщин; или Равенство полов морально и физически доказано» (G. Burnet, 1758). Работы Пулена привлекли внимание во Франции в начале двадцатого столетия в связи с обсуждением равенства женщин. Симона де Бовуар процитировала его в своей книге «Второй пол».
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30 
Рейтинг@Mail.ru