Чертова тройка

Денис Владимирович Лунгу
Чертова тройка

Молодая медсестра сидела возле старенькой женщины и в одной руке сжимала и разжимала пустышку тонометра. Когда рукав аппарата надулся до определенного состояния, то цокнув, она разблокировав другой рукой телефон – заинтересована отвечала на смс в социальных сетях.

– Милочка, – обратилась к медсестре лежащая женщина на кровати. – Вы так и не сказали, где Машенька, почему она не пришла?

– Патрисия Аркадьевна! – она нехотя ответила ей и поставила акцент на ее отчество, продолжив переписку с молодым человеком. – Приболела, я ее заменяю, и вам говорила об этом, или у вас и с памятью проблемы?

– Ну вы мне толком ничего не сказали…

– А я дважды не повторяю! – махнув головой как змея, она убрала телефон и сняла с нее рукав.

– Давление у меня как? – встревоженно поинтересовалась Патрисия. – В норме?

– Отличное у вас давление, хоть сейчас на пробежку!

– Вы издеваетесь? – рассерженно произнесла Патрисия и еле сдерживая слезы.

– Извините, – медсестра вспомнила, что хозяйка квартиры не в состояние передвигаться, но сказанные слова уже задели ее. – Я хотела вас поддержать шуткой…

– Я двадцать лет уже не могу ходить! – заверещала Патрисия. – Двадцать лет! Пошла вон шутница!

– А деньги? – возмущенно спросила медсестра, нагло смотря на нее. – Мои заработанные за сегодня.

– На! – она швырнула в нее несколько смятых купюр. Медсестра не двинувшись с места, принялась расправлять деньги. – Проваливай!

– Здесь не хватает полтинника! – недоверчиво произнесла медсестра глядя на смутившеюся женщину. – Полтинника, ферштейн!?

– Да на возьми сотку! – Патрисия со всего размаху ударила кулаком промеж глаз медсестре. – Ферштейн?!

– Больная что-ли? – медсестра отскочила после удара. Она схватилась за нос руками. По губам потекла кровь.

– Подойди ближе! – зарычала на нее Патрисия и, прорезая воздух, махала рукой, чтобы достать до нее. – Еще дам, у меня много такой валюты! Да подойди же, дрянь такая!

– Старая, тебе лечиться нужно! – истерично выпалив, она нервно собирала свою сумку и побежала обуваться, чтобы выбежать из квартиры.

– Я сейчас тебя вылечу, сейчас… – не удержав равновесия, Патрисия упала с кровати и ударилась лицом о пол.

Медсестра невольно застыла и задумалась: «вдруг она умерла, или еще живая? А если живая, то нужно вызвать скорую и списать всё на ее маразм, ведь подруга говорила об этом, что она может чудить, а если мертва, то можно не вызывать и просто уйти…».

Робкими и небольшими шагами она приближалась к ней, чтобы проверить ее пульс. Подходя ближе, она наступила на осколок от кружки, который до падения Патрисии еще стоял на письменном столике. Неожиданно она ощутила захват на своей ноге, взгляд моментально переместился.

– Дрянь! – завопила Патрисия. – Я ветеран войны, как ты смеешь произносить эти слова! Убью!

– Отстань! – закричала медсестра с диким ужасом оглядывая ее и пробуя вырваться. – Отпусти!

На лице пожилой женщины, из лобовой части торчал кусок керамики. Кровь струилась и медленно стекала в шипящий рот.

– Я тебе забыла оплатить! – подтягиваясь к ней, разъяренно кричала женщина.

– Да оставь себе, старая маразматичка! – безумно произнося, медсестра ударила несколько раз ее по вцепившимся рукам и вырываясь ринулась из квартиры, не захлопнув дверь.

Спускаясь по лестнице, она заметила, что Патрисия не перестала ползти в ее сторону и что-то яростно кричала. На мгновение она остановилась, вглядываясь, как старая женщина из-за всех сил волочет своё дряблое тело на одних руках. Когда медсестра услышала шевеление замочной скважины соседей, то поторопилась удалиться.

***

Ну и вымоталась же я с этим переездом. Благо свой отпуск не весь потратила и остается еще недельку другую на отдых. Главное не пустить его на расстановку мебели и вещей…

– Мама! – восторженно окликнул меня сын. – Это последний пакет!

– Славка, – недоверчиво произнесла, но добро прищурив глаза, взяла у него пакет и спросила. – Точно?

– Конечно! – он радостно запрыгал вокруг меня.

– Ну тогда разбирай вещи, – улыбнулась я и указала на комнату. – Вон там твоя!

– Хорошо, – направляясь туда, он обернулся и спросил. – А мы успеем сегодня?

– Что успеем? – нахмурив брови и облокотившись о дверь, поинтересовалась у него.

– Мама! – обидчиво произнес он. – Как что, желание загадать!

– Родной прости, совсем замоталась, тебе же сегодня шесть исполнилось! – я кинулась обнимать и целовать до тех пор, пока он не начал вырываться из моих объятий.

– Бе… – спустив рукав кофты, он принялся обтирать своё лицо. – Всего обслюнявила, мама!

– Да ладно тебе выдумывать! – радостно засмеялась я. – Всего-то пару любящих поцелуев матери и только!

– Десятки, сотни, бе! – не переставая вытирать лицо, говорил он.

– Врунишка. – показав ему язык, я вышла из комнаты и направилась на балкон, чтобы посмотреть, где поблизости находятся магазины.

Почему-то когда смотрела квартиру, то не придала значению, что балкон разделен на трех хозяев. Нужно уточнить у риэлтора, почему он не указал этот момент. Еще окно почему-то не открывается, хоть и ремонт свежий. Да и фиг с этим окном, позже попробую открыть.

– Мама! – сзади с объятиями налетел Славка. – Я кушать хочу!

– Уже бегу в магазин! – растерявшись, ответила при виде павильона во дворе. – Подождешь меня дома?

– Я с тобой хочу, – расстроенно выдал он.

– Милый, я быстренько одна схожу. – погладив по голове и поцеловала его в голову. – Туда и обратно!

– Ну ладно, – вздохнул он. – Только быстро!

– Уже лечу! – добро заверив его, что он улыбнулся и направилась к дверям на выход.

Да уж, раньше думала, что единственный минус этого дома, что пятиэтажка и взяли на последнем этаже, но нет. Оказывается еще и раздельный балкон на троих, вот не задача. На крайний случай договорюсь о ремонте и сделаю плотное ограждение друг от друга.

Рейтинг@Mail.ru