Litres Baner
Кошачья гордость, волчья честь

Дарья Кузнецова
Кошачья гордость, волчья честь

Огнеяра

Погода была изумительная. Я вообще люблю начало осени, а уж найти лучшее время для дальней дороги и вовсе невозможно, при условии, конечно, что удастся добраться к цели до затяжных дождей и холодов. Солнце еще греет, но нет удушающего летнего зноя, и легкий ветер ласково треплет ткань одеяний и гриву коня, – благодать!

Проще говоря, Солнцеликая еще не повернулась к миру тем местом, к которому крепится хвост, но и не сверлит пристальным взглядом. Самое время начать какое-нибудь полезное и продолжительное дело без риска в неподходящий момент привлечь внимание грозной богини. Потом будет долгая зима, а к весне можно или управиться со всеми проблемами, или поставить дело твердо и уверенно, как будто всегда так было. Солнцеликая – настоящая женщина, доверчивая и обладающая девичьей памятью, перехитрить ее не так уж трудно. Главное, делать это ласково и без грубости. А вот летом, в ее время, все должно быть тихо, мирно и размеренно, к чему очень располагают длинный день и палящее солнце. Зеленеют засеянные поля, благоденствуя, жиреет скот, пишутся письма, плетутся ковры и интриги. Даже войны к лету стараются прекратить или, по крайней мере, свести к позиционному сидению.

По той же причине, кстати, и свадьбы стараются играть осенью: чтобы к весне у молодых все устаканилось и сложилось. А еще чтобы Солнцеликая не позарилась на чужого мужика. Но это уже так, между нами, девочками, мужчинам подобные соображения без надобности.

В общем, очевидно, что другого времени для исполнения договора князья выбрать не могли. Огнегривой плевать, что княжна уже две трипты лет как просватана, и жених из политических соображений честно ждал ее все эти годы. Он, говорят, и так нечеловечески хорош, а уж если Солнцеликая прослышит, что претендентка на подходе – привет далеким предкам! Она баба с характером, мстительная и до мужиков охочая, особенно – до чужих, так что житья молодым не будет.

Жалко, я никогда не узнаю, чем думала и на что рассчитывала моя матушка, когда называла дочь в ее честь – Огнеярой.

Подобные мысли вяло ворочались в моей голове уже не один час, то сворачивая к созерцанию природы, то углубляясь в философские размышления. Конские копыта звонко цокали подковами по стертой брусчатке Старой дороги, навевая сонливость и располагая к расслабленности. Кажется, в сон клонило не только меня: над обозом вообще висела ленивая тишина, все, кто мог, – дремали. Время уже перевалило за полдень, началась вечерняя трипта.

Разделение суток на часы было придумано очень давно, оказалось удачным и до сих пор не изменилось. Время так и считают тройками и триптами – «три-по-три», – хотя мы уже пару веков назад переняли у других видов гораздо более удобную в быту десятичную систему. Три трипты: ночная, серединой приходящаяся на полночь; утренняя, до полудня; и вечерняя – послеполуденная. Трипты сейчас вообще применяют только при измерении времени и, как ни странно, в армии: очень легко, внимательно прислушавшись к речи, отличить по этому признаку опытного военного от обычного человека…

…Хотя нет, увы, как оказалось, дремали не все.

– Где твои дозорные? – вырывая меня из мирного безделья, прозвучал почти над ухом низкий голос с чувственной хрипотцой, будоражащей слух и некоторые органы, не предназначенные природой для восприятия звука.

Начинается. «Песнь о страданиях Двуединого», стих три тысячи сорок восьмой. В смысле где-то я уже что-то сказанное таким тоном слышала, и не один раз.

Я нехотя открыла глаза и скосила взгляд на пристроившегося рядом всадника.

Варс Черный Коготь. При всех его недостатках – хорош, стервец, взгляда не отвести! Глаза карие, с прищуром, черты лица – рубленые, но при этом странно гармоничные, на подбородке слева – шрам. Пепельного цвета волосы собраны в косу. А разворот плеч, а ширина грудной клетки, а руки какие, а задница – мм! Отдалась бы под ближайшим кустом, да только, боюсь, не поймет он такого душевного порыва. Волки – они в принципе довольно занудные типы, а этот еще и альфа на всю голову, особо доверенный посланник своего князя и вообще – то ли дядя ему, то ли кузен. В общем, мечтать не вредно, но держаться лучше подальше.

– А что? – поинтересовалась лениво, выдержав недлинную паузу.

– А то, что на тракте порой целые караваны пропадают, – сквозь зубы процедил волк, буравя меня взглядом.

– Какая неприятность, – грустно качнула головой и приподнялась на стременах, демонстративно пересчитывая взглядом поголовье своих девчонок. – Да нет, все на месте, спасибо за заботу, – плюхнувшись обратно в седло, улыбнулась светло и ласково, со всей доступной искренностью. Варса слегка перекосило, но выдать ответную улыбку он все-таки сумел. Улыбку, подозрительно похожую на оскал… но что взять с волка?

– Вот мне и интересно, какого… почему они все здесь? Может, ты все-таки отправишь кого-нибудь вперед, на разведку?! – угрюмо поинтересовался альфа.

– Да ладно, что девчонок гонять, – легкомысленно отмахнулась я. – Места хоженые, народу полно, что тут может случиться!

– Разбойники, например, – отрывисто проговорил он.

Ишь ты, даже зубами уже не скрипит; кажется, начал привыкать.

– Ой, замечательно, вместе развлекаться – всегда веселее, – мечтательно улыбнулась я.

– Надеюсь, воинских талантов в тебе наберется хотя бы половина от самонадеянности! – криво ухмыльнулся волк.

– Больше, гораздо больше! – радостно отозвалась я. Потом немного посерьезнела и искренне попыталась успокоить собеседника: в конце концов, он не просто так переживает, а аргументированно. Наблюдательности бы ему еще и полевого опыта побольше, цены бы не было… – Послушай, родная кровь, не нервничай, все под контролем, а княжна под моей охраной уже целую трипту лет, и пока никаких накладок не было. Я понимаю, что тебе непривычно находиться под чьим-то началом, но ты попробуй расслабиться и получить удовольствие. Вдруг понравится?

– Кошки! – взбешенно сплюнул он в дорожную пыль и сжал бока лошади так, что та, бедная, всхрапнула и присела на задние ноги, а в галоп взяла с места, прыжком.

– Волки! – Я укоризненно вздохнула и покачала головой, проводив несчастное животное взглядом. В смысле лошадь, не всадника. Хотя…

А ведь наши с ним взаимоотношения могли сложиться гораздо более мирно. Это прозвучит ужасно неоригинально, но – он первый начал рычать на меня и высказывать сомнения в моей компетентности. Прямо сразу, с порога, я даже рот открыть не успела. Окинул взглядом – как милостыней одарил, и недовольно так поинтересовался, мол, вот это и есть командир нашего отряда?

Промолчать я, конечно, не смогла; как Варс справедливо заметил, потому что кошка. Это у них принято, чтобы женщина сидела дома и детишек нянчила, а у нас порядки другие. И уж он-то, дипломат недоделанный, мог бы привыкнуть к такой особенности и, по меньшей мере, промолчать.

Слово за слово, и если бы не присутствие князя, все кончилось бы рукоприкладством. Но тот воззвал к благородству посланника и моему благоразумию (на этом месте мы с волком обменялись скептическими взглядами, полными сомнения), после чего взял с нас по обещанию. С меня – вести себя прилично, с Варса – соблюдать субординацию.

Это был второй шанс, благополучно профуканный Черным Когтем. Потому что вместо попыток наладить диалог волк начал придираться к моему стилю работы и учить меня выполнять мои же обязанности. Как я только дожила до своих лет без его рекомендаций, удивительно! И ладно бы сам был матерым воякой, я бы с радостью поучилась и переняла опыт, так ведь нет, он, как и положено альфе, по командно-дипломатической части – в самых верхах. Тактику и стратегию, конечно, изучал, да все больше по книжкам.

Я бы и это стерпела, но Варс начал цепляться к девчонкам. То оружие не так висит, то хихиканье не понравилось (еще бы понравилось, если смеялись они над ним, и он это понял), то… В общем, что поделать, мужика не на шутку разозлила необходимость подчиняться женщине и ехать под бабьей охраной. А я в свою очередь тоже уперлась всеми лапами, решила под него не подстраиваться и по максимуму получить удовольствие от ситуации. Дорога длинная, по большей части – скучная, а сегодня только первый день пути; надо как-то развлекаться. Вот и стала я общаться с ним в подобном духе, вдохновенно кося под дуру гораздо более круглую, чем наблюдается в реальности, и постоянно выводя волка из себя. Благо особенно для этого стараться не надо: он вскипает бешенством от одного взгляда. Даже странно для дипломата: чем же я ему так не угодила? Или просто Варс до сих пор с нашей породой не пересекался и не привык разговаривать с женщинами на равных?

Как бы то ни было, я искренне считаю, что я в своем праве. Если бы он оказался чуть внимательнее и умнее, понял бы, что две из девчонок – птичницы, то есть – говорящие с птицами. Они своих способностей не скрывают, Вешнелея вон вообще всю дорогу с вороном на плече едет. Мог бы сообразить, что под нашим контролем пространство гораздо более обширное, чем то, которое может охватить пара конных дозорных. Но нет ведь, бабы – по умолчанию дуры! – и должны его слушаться.

Тяжело княжне среди них будет, хоть ее и готовили к традициям чужаков с детства, и даже несколько учителей было из волков, чтобы привыкала. Только, по-моему, учителя сами прижились и освоились в новой среде гораздо качественней и основательней, чем подготовили нашу малышку. Во всяком случае, все трое прочно осели у нас, двое обзавелись семьями, а одна – ребенком невесть от кого. Что по волчьим понятиям вообще-то страшнейший позор.

Но не лезть не в свои дела я приучилась еще котенком, отлично запомнив, что за такое обычно дают по ушам, по шее, и хорошо, если хвост удается унести целиком. Поэтому только изредка развлекала Лебедяну байками из собственной бурной юности, старательно выбирая связанные с ее будущей родиной. И искренне надеялась на ум и сообразительность самой княжны, которых, к счастью, хватало.

 

Жалко мне ее. Совсем крохой лишилась матери, да и отцу по большей части не до нее: пристроил замуж и сосредоточился на дрессировке старших парней. Оно, конечно, правильно, с этими лоботрясами проблем не оберешься, а Леда на удивление тихая, но оттого еще жальче. Да и привязалась я к ней за те годы, что мы с девчонками служили в личной охране княжны.

– Зря ты с ним так, – не успела я опять погрузиться в блаженную расслабленность, как рядом прозвучал еще один мужской голос. Насмешливый и совершенно незнакомый. Логика подсказала, что это один из двух волков, сопровождавших Варса, а потом я перевела на него взгляд – и зависла.

– Зря ты с ним так, – повторил незваный собеседник, искренне улыбаясь.

– С кем? – очнулась я, с трудом отрывая взгляд от шевелюры мужчины и переводя его на лицо.

Мамин хвост! Рыжий волк! Сколько живу – ни одного такого не видела, а этот еще яркий, да кучерявый, да с веснушками!

– Слушай, а ты точно волк? – тут же задала я вопрос в лоб, не дав ему и рта раскрыть. Выглядел и пах собеседник именно как волк, но чем боги не шутят!

– Я-то волк, но прабабка, говорят, с лисом согрешила, – усмехнулся тот, не обидевшись и не удивившись вопросу. Видимо, привык уже, вряд ли я первая так отреагировала.

– Как у нее это качественно получилось, – хмыкнула я, а взгляд против воли опять перебрался на коротко остриженные волосы, даже при длине в полпальца умудрявшиеся курчавиться. Задумалась, как же я проглядела такое чудо природы, но потом сообразила, что до сих пор голову волка покрывала черная косынка, а теперь ее не было; видимо, солнце все-таки напекло. – А шерсть у тебя тоже рыжая? И все остальные волосы на теле? – заинтересовалась тут же.

Собеседник одарил меня хитрой лисьей улыбкой и предложил:

– Хочешь, покажу? И шерсть, и все остальное.

– На привале будет видно, – хмыкнула я, окидывая рыжего оценивающим взглядом. – Вежливые мальчики, кстати, приставая к девочкам, первым делом представляются.

Хм, а хорош. Физиономия, правда, менее выразительная, чем у командира, но – рослый, крепкий, плечистый, с обаятельной улыбкой. А если немного отвлечься от шокирующе-огненной масти и приглядеться повнимательней, можно отметить и типично воинскую манеру движения, и цепкий взгляд, и тяжелый упрямый подбородок, и оружейные мозоли на ладонях, расслабленно придерживающих конский повод. Впрочем, чему удивляться? Вряд ли альфа, прихвативший с собой всего пару бойцов охраны, выбрал бы каких-нибудь никчемных неумех.

– Трай Белая Звездочка.

– И где же у тебя эта звездочка? – В первый момент поперхнувшись от смеха воздухом, я сдавленно захихикала сквозь кашель. Рыжий волк из рода Белая Звездочка. А говорят, у богов нет чувства юмора!

– Как и положено, во лбу, – насмешливо фыркнул он.

– Что, серьезно – звездочка? Даже не звезда?

– Она маленькая, на звезду не тянет, – с каменной физиономией пояснил волк.

– Повезло же тебе, родная кровь, – простонала я сквозь смех.

– Не то слово, – хмыкнул он.

– Уф, уморил. – Все еще похохатывая, я тряхнула головой. – Ох и доставалось же тебе в детстве! Ладно, извини, это я уже увлеклась, – все-таки одернула себя. – А с кем я – зря, и как именно – так? – уточнила на всякий случай, хотя было очевидно, что речь шла о Варсе.

– С альфой. Он хороший человек и командир, просто редко сталкивался с вашим племенем и не знает многих тонкостей.

– Он не тонкостей не знает, а уши не моет и смотрит куда-то не туда, – насмешливо фыркнула я.

– Что показывают, на то и смотрит, – ухмыльнулся волк. – Или ты хочешь сказать, что он первый мужик, замечающий сначала грудь, а потом все остальное?

– А говоришь – командир хороший! Какой же он хороший командир, если за грудью человека не видит? – с притворной грустью протянула в ответ. Переглянувшись, мы дружно прыснули со смеху. – Нет, но даже если так, мог бы вести себя повежливей.

– Он альфа, – волк виновато развел руками. – Он привык к беспрекословному подчинению, а тут… Извини, но с первого взгляда сложно сказать, что ты опытный командир и боец.

– Ага, особенно если смотреть на грудь, – ехидно вставила я.

– В том числе, – улыбнулся мужчина. – У нас тоже встречаются женщины-воины, но это, скорее, исключение. Да и статью они, честно говоря, больше воины, чем женщины, – задумчиво хмыкнул он. – А вот таких, как ты и твои девочки, не бывает.

– Ну да, я в курсе. Они, может, и рады бы, да кто их пустит? – Я махнула рукой. – Ладно, я-то, положим, твоего командира понимаю, да только процесс это обоюдный. Или ты предлагаешь мне смиренно кивать на каждую его глупость и бежать выполнять приказы, помахивая хвостиком? – Я даже раздраженно фыркнула под конец этого монолога. – И вообще, с чего ты его защищаешь-то?

– Он мой друг, – неуверенно пожал плечами рыжий. – Да и вообще, альфа в дурном настроении – малоприятное в общении существо, а нам еще довольно долго ехать.

– Ну так и вправь для начала мозги ему, а не мне. – Я пожала плечами. – Если он друг, то прислушается.

– Вправлять мозги альфе? – иронично хмыкнул Трай. – Я еще жить хочу.

– Значит, придется страдать дальше, – заключила философски. – А подстраиваться под представления обо мне какого-то блохастого кобеля я не намерена.

– Да я в этом и не сомневался, и никогда бы о таком не попросил. Не подстраиваться, но хотя бы намеренно не провоцировать, – улыбнулся рыжий.

– А это уж как получится, – непримиримо пригрозила в ответ.

– Нам всем не понравится, если он окончательно выйдет из себя, – мужчина предпринял очередную попытку достучаться до моего благоразумия.

– Вам – не понравится, а нам как-то плевать. – Я вновь скептически фыркнула. – У нас нет инстинктов, заставляющих беспрекословно подчиняться кому-то. Или ты полагаешь, я не смогу ему ничего противопоставить в случае драки?

– Сможешь. И это-то как раз главная проблема, – тяжело вздохнул Трай, окинув меня взором и задержавшись на выглядывающих из-за плеч рукоятях клинков.

– Ладно, предлагаю закрыть эту тему, – отмахнулась я. – Она уже начинает меня раздражать вместе с твоим альфой. Так, чего доброго, ты добьешься совершенно противоположного эффекта. Лучше расскажи про своего князя.

– Что рассказать? – опешил он.

– Ну, как минимум какой он по сравнению с Варсом? Самодур еще похлеще или более вменяемый?

Волк в ответ, поперхнувшись воздухом, издал какой-то странный булькающий звук.

– А тебе зачем? – осторожно уточнил он.

– Интересно, кому мы Леду везем, – пожала плечами. – Может, ее пора срочно спасать! – предположила я, но, глянув на перекосившееся лицо рыжего, поспешила уточнить: – Не бледней ты так, я шучу, не будем мы расстраивать свадьбу. Надо же знать, как девчонку морально поддержать и правильно настроить на мероприятие. Она, конечно, тщательно готовилась, но вдруг ты какой-нибудь ценный совет сумеешь дать?

– Кхм. Где я, а где князь, – нервно кашлянул мужчина, опасливо зыркнув по сторонам. – Он человек серьезный и разумный, не любит рубить сплеча и принимать решения в спешке, так что, если княжна… – Он осекся, пытаясь подобрать слова, а я насмешливо фыркнула и ободряюще похлопала рыжего по руке.

– Не дергайся, она не будет вести себя как я, у нас воспитание разное и жизненные принципы – тоже.

– Ты меня обнадежила, – с явным облегчением улыбнулся волк и поспешно воспользовался поводом соскочить с опасной темы. – И какие же у тебя жизненные принципы?

Окинув его насмешливым взглядом, милостиво согласилась уйти в сторону от личностей князя и его родственников. Я, конечно, не самый опытный волковед, но о куда более строгой иерархии в их народе наслышана. Это у нас нравы легкомысленные, и перемывать кости князю – любимое народное развлечение, а у них отношение к альфам весьма трепетное. Такое вот видовое ограничение. Я готова поставить на кон свое жалованье за год вперед – этот рыжий в бою стоит гораздо больше, чем его высокопоставленный приятель, но в случае прямого их столкновения у Трая просто нет шансов. Альфа берет не боевыми талантами, а волей и инстинктами. Да оно и понятно, его предназначение не драться – командовать и управлять, а ведь каждый должен выполнять свою функцию. Но все равно, мне на его месте было бы обидно. Хорошо, что эти командирские таланты распространяются только на волков.

– Он всего один, – хмыкнула я. – По максимуму получать удовольствие от жизни, но по возможности эту самую жизнь беречь.

– Очень по-кошачьи, – усмехнулся собеседник.

– А то! – гордо приосанилась я. В ответ на это движение взгляд мужчины соскользнул с моего лица в глубокий вырез рубахи, но был волевым усилием возвращен обратно. – Живем один раз, и глупо тратить этот «раз» на скучные и малоприятные вещи.

– То есть, следуя данной логике, тебе нравится твоя нынешняя должность?

– Честно говоря, наскучила уже несколько лет назад, – хмыкнула, поморщившись. – Но я решила немного потерпеть, не бросать же Ледку в последний момент на произвол судьбы. Хотя чем дальше, тем более интересной обещает быть эта поездка. – Я окинула крепкую фигуру собеседника демонстративно оценивающим взглядом.

– То есть я могу рассчитывать на твою благосклонность, несравненная? – хитро улыбнулся рыжий.

– А что, очень хочется? – насмешливо сощурилась я.

– Тебе сказать честно или соврать что-нибудь приличное? – рассмеялся он.

– Посмотрим на твое поведение. – Я ответила улыбкой, кокетливо расправила складки рубашки на груди и, стрельнув глазами, добавила: – Только я женщина требовательная, так и знай!

– Я буду очень, очень стараться! – проникновенно пообещал он, патетически прижав ладонь к сердцу. На этом наше приятное общение было прервано коротким окликом «Трай!», прилетевшим от головы обоза. Рыжий бросил на меня извиняющийся взгляд и подбодрил коня, чтобы явиться пред грозные очи командира, а я проводила его задумчивым взглядом.

Хм. А, пожалуй, стоит согласиться на его предложение. Отличная возможность разнообразить впечатления дороги, да и приобрести новый интересный опыт: свести настолько близкое знакомство с кем-то из волков мне до сих пор не удавалось. Не потому, что мало пересекалась с этими парнями, а потому, что они в большинстве своем гораздо более сдержанные, и подобные предложения принимают в штыки. У них есть две крайности восприятия женщин: либо верная жена, либо шлюха. А до замужества девушка обязана блюсти невинность, иначе – страшный позор. У нас же к интимным связям относятся гораздо спокойнее; раз природа требует, зачем себя ограничивать? Но отношение к браку, кстати, приближается к волчьему: если уж решил связать себя по рукам и ногам, так тебе и надо. Кошки существа не только блудливые, но еще и ревнивые, и поэтому от постоянного партнера бегать не принято.

Это, кстати, тоже часть обязанностей охраны – отгонять от княжны всевозможных горячих ухажеров. Да что там, дома это было нашим основным занятием! Потому небось и сосватал ее князь в младенческом возрасте, чтобы уж гарантированно не упустить дочь и доставить волку невесту, вполне отвечающую его представлениям о прекрасном.

В общем, я к чему, собственно? Это ж как бедного рыжика допекло, если он мне намеки неприличные делает? Или лично для него подобное поведение в норме?

– Ну, ты, Нирь, и шустрая, – восхищенно присвистнула Листопада, придерживая коня, чтобы поравняться со мной, едущей в самом хвосте процессии. С другой стороны пристроилась ее сестра Златолета.

Близняшки – ведьмы, и в отряде отвечают за связь с домом и всякие волшебные штучки. Как это часто бывает с близнецами, обе очень одаренные в сфере тонких энергий, и, как это бывает с близнецами почти всегда, в остальном сестры отличаются кардинально. Леся очень похожа на меня, такая же любопытная, неусидчивая и ветреная, Злата же гораздо более сдержанная, молчаливая и, главное, мстительная. И стиль – что боя, что чар – у них аналогичный: первая похожа на огонь, вторая – на яд замедленного действия.

Звено у нас сложилось классическое, причем даже не боевое, а специальное, то есть – разведывательно-диверсионное. Это я при княжне уже давно и еще пара проверенных опытных женщин, а остальных девчонок подобрали всего год назад, и подобрали на диво удачно. Даже жалко, что у такой слаженной команды такое пустяковое поручение. Две ведьмы, две птичницы-стрелка, две тени (выполняющие ту же функцию, что птичницы, только ночью и другими методами), два вихря (этим красивым словом принято называть мастеров ближнего боя; собственно, мы с ними втроем изначально и составляли охрану) и я – командир – ровная трипта. На безопасности князь не экономил. И, судя по его намекам и оговоркам, после сдачи Леды мужу с рук на руки нашей теплой компании светило заманчивое деловое предложение продолжить службу в том же составе, но в другом месте.

 

И вот нас, таких красивых-талантливых, какой-то волк будет учить уму-разуму? Пф-ф!

– Зависть – низкое чувство, – наставительно изрекла я.

– Ты потом хоть расскажи, как все пройдет!

– Полагаешь, у волков это происходит как-то иначе, чем у других разумных? – ехидно поинтересовалась Злата.

– В темноте, в одежде и под одеялом. Строго в полнолуние, – без раздумий выдала ее сестра, и мы дружно захохотали.

Эдак с месяц назад кто-то из девчонок откопал в библиотеке потрясающую книгу под названием «Наставления для молодых жен», причем не старую, отпечатанную меньше полувека назад. Судя по имени автора, это был как раз волк, судя по содержанию – волк лично застал времена, когда боги ходили по земле. Мы даже устроили коллективные чтения этого опуса, благоразумно исключив из своего круга княжну, на что та дулась пол-луны. Высказывалось предложение выдать ей данный литературно-культурный шедевр в качестве пособия, но, в конце концов, было решено пожалеть и ребенка, и ее будущего мужа.

В общем, сказанное Лесей являлось выжимкой из «Наставлений», касающейся интимной части супружеской жизни.

– Вообще, я еще не сказала свое решительное «да», – насмешливо вернула девочек в реальность.

– Вот как? – тут же оживилась Леся. – То есть в случае чего у меня есть шансы? А то меня любопытство загрызет!

– Есть, есть, – не стала разочаровывать ведьму. Если я для себя уже все решила, это еще не значит, что прямо сейчас дам ответ рыжему. Надо же, чтобы хоть какая-то интрига была!

А что он нас слышал, сомнений не возникало. Все слышали, кроме княжны в карете и дрыхнущих там же теней: и у нас и у волков слишком чуткий слух, чтобы не слышать разговор, ведущийся на расстоянии пяти прыжков. Если же волк вдруг сдаст назад или переключится на любопытную Листопаду – это его личные трудности и его выбор. Я слишком себя люблю, чтобы расстраиваться из-за таких мелочей.

Об одном я сейчас жалела: что не могу заглянуть в голову Варсу и понять, что он обо мне думает. Хвост даю на отсечение, рыжика он позвал исключительно во имя сохранения морального облика отряда или хотя бы во имя сохранения какой-то его видимости.

Хм, а вот об этом я не подумала. Если Черный Коготь решит испортить мне настроение, у него ведь это получится. Волки подчиняются ему напрямую, и если он выдаст Траю какое-нибудь бредовое задание на всю ночь, тот не сумеет увильнуть. Или сумеет?

Мамин хвост, а эта поездка обещает быть гораздо более интересной, чем ожидалось изначально! Может, стоит подбить девчонок на тотализатор и сделать ставки на нашего серенького? Насколько он нуден, ревнив и завистлив?

Отдавшись подобным мыслям, я опять незаметно погрузилась в расслабленное созерцание мира и духовное воссоединение с природой. Проще говоря, задремала. А что дергаться? Дорога в самом деле спокойная, птичницы начеку, от меня только и надо, что периодически возвращаться в реальность и сверяться с местностью. Ночевки распланированы заранее мной единолично, а точнее, в тандеме с кошачьей осторожностью, которую некоторые сквернословы имеют привычку обзывать паранойей. Я могу позволить себе безалаберность на словах, максимум – в выборе собственной судьбы. Но когда отвечаешь за такую уйму народа, начиная с княжны, хочешь не хочешь – а приходится думать головой.

Наш князь прекрасно это понимает, потому он нас и выбрал. И очень жалко, что не понимает Варс. Впрочем, если человек дурак, это его личная проблема, а если он еще и необучаемый дурак… Жизненный опыт подсказывает одно: от такого стоит держаться подальше.

Ничего существенного за оставшийся от приличного дневного перегона отрезок пути не стряслось, и вечером я окончательно проснулась, чтобы объявить привал.

– Ты что, собираешься спать в лесу? – мрачно поинтересовался мой личный… ладно, пусть будет моя личная мозоль на заднице… когда девчонки свернули на опушку, выбирая дорогу для кареты. Карета у нас, к слову, великолепная: легкая, прочная, в ней совершенно не трясет, проезжает она в таких местах, где любая телега завязнет. Штучная вещь, стоит столько… в общем, у меня столько никогда не будет.

– А что, комаров боишься? Не волнуйся, у нас есть пугалки, – насмешливо ответила я, наблюдая, как девчонки сноровисто прокладывают путь в придорожных кустах, чтобы выбраться на скрытую полянку.

– Ты княжну хочешь под кустом уложить? – совсем уже недовольно процедил Варс. – Меньше часа назад проехали крупный населенный пункт, еще столько же – до следующего. Почему нельзя остановиться на постоялом дворе?!

– Княжна будет спать в карете, там комфортно. Хотя мне почему-то кажется, что ты не за нее переживаешь, а за собственную задницу. Но, извини, предложить разделить ночлег с Лебедяной не могу, придется с нами, по-простому. Попроси девчонок, может, кто согласится согреть, – насмешливо подмигнула я, спешиваясь.

– А ты, как я погляжу, себе уже грелку подобрала? – раздраженно фыркнул Черный Коготь.

– Не рычи, родная кровь. Я не люблю ревнивцев и ворчунов, – обворожительно улыбнулась, уводя коня.

– Ниря! – раздался полный страдания звонкий голос, с легкостью перекрывший тихую деловитую болтовню на полянке. – Скажи, что она не права!

– Она не права, – послушно повторила я, подходя к выбравшейся наружу княжне. – А что случилось-то?

– Белолеса не дает мне выйти из кареты! – обличительно ткнув пальцем в Белку, старшую из вихрей, сообщила наша подопечная, жалобно сложив бровки домиком.

– Ну, это ты, положим, наговариваешь, – хмыкнула я, обменявшись с обвиняемой насмешливо-понимающими взглядами. – Ты же уже вышла и стоишь перед нами.

– Хорошо, я не так выразилась. – Княжна недовольно наморщила хорошенький носик. – Шагу ступить не дает от кареты. Я ноги хочу размять! Знаешь, как надоело сидеть на месте?

– Знаю. Леда, тебе в этой карете еще ехать и ехать, привыкай, – сочувственно хмыкнула я.

– Нирь, ну я же не прошусь в седло, да в этой робе особенно и не поскачешь. – Княжна еще сильнее надулась и раздраженно потеребила подол длинного прямого платья, сшитого на волчий манер. – Но можно я… не знаю, ну хоть за водой прогуляюсь?!

– Ладно, иди с девчонками. Злата! – окликнула я самую разумную из ведьм. – Возьмите с собой княжну, пусть котелки с водой несет, вам с дровами проще будет.

Та в ответ только пожала плечами и приглашающе махнула Леде рукой. Княжна, издав восторженный писк, подхватила юбку и припустила к дожидающимся на краю поляны близняшкам.

– Тяжело ей будет с этими занудами. – Белка, повторив мои мысли, со вздохом качнула головой. – Совсем ведь девчонка еще!

– Политика, – с таким же вздохом согласилась я. – Да ладно, не могут же они все быть такими занудами. Что у них, и дети такие же?

– Я ни одного волчонка в своей жизни не встречала, – развела руками вихрь. Я посмотрела на нее задумчиво.

– Хочешь сказать, с ними что-то не так? – уточнила, хмурясь.

– В каком смысле? – вскинула та светлые брови.

– Ну, не так, как у нормальных людей. Может, они размножаются как-то иначе? Почкованием там. И появляются на свет сразу взрослыми и вот такими угрюмыми, – я медленно кивнула на трущихся в стороне волков. Белка проследила за моим взглядом, сосредоточенно покивала.

– Учитывая «Наставления»? Не удивлюсь. – Она опять медленно качнула головой. Потом мы вновь переглянулись и, пофыркивая от смеха, разошлись заниматься своими делами. Белолеса двинулась вслед за ведьмами – лишний раз проследить, чтобы княжну никто не обидел, – а я начала готовить место под кострище.

Есть у меня одна маленькая женская слабость: я люблю вкусно покушать. А учитывая, что не всегда это получается, да и «вкусно» у всех бывает разное, так сложилось, что мне пришлось научиться готовить. Я даже со временем полюбила это занятие. Правда, свои тайные наклонности стараюсь не афишировать, а то окружающие пытаются сесть на шею; но при распределении обязанностей благородно согласилась на пост штатного кашевара. Немного поупрямилась для порядка, чтобы еще больше ценили, но довольно быстро позволила себя уговорить.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru