Litres Baner
Неправильная любовь

Дарья Кова
Неправильная любовь

Глава 1

– Дженнифер, ты готова выступить с докладом? – профессор, поправив очки с толстенными линзами, прожигал меня взглядом.

Мистер Робинсон тот еще псих, помешанный на юриспруденции. Если ты, о, Боги, не сможешь наизусть отчеканить Декларацию о независимости, то ждет тебя кара небесная. А он, как профессиональная ищейка, всегда найдет того, кто не готов к лекциям, кто не сделал доклад. И я, столь щепетильная к учебе девушка, всегда выполняющая домашнее задание и рефераты, вдруг по совершенной глупости не подготовила доклад. Тот самый, который он меня лично и еще нескольких студентов просил сделать. Дура. Безмозглая идиотка.

Портить отношения с самым уважаемым профессором университета себе дороже. Он может с легкостью устроить «перевоспитание» нерадивой студентки. Поговорит с деканом, и твое бесплатное обучение станет платным.

Безмолвно хлопая ресницами, уже хотела рыдать. Что вразумительное ответить, так и не находила.

– Мистер Робинсон, – поднял руку Даниэль. – Дженнифер должна была готовить доклад на завтра. Сегодня выступаю я.

Профессор посмотрел на моего одногруппника с прищуром и легкой ухмылкой. Я же не верила своим ушам. Он меня защищает! Всегда ведь думала, что у него ко мне нет никаких чувств. Значит, все-таки есть.

Кареглазый брюнет с голливудской улыбкой, покорил своей холодностью половину нашей университетской группы. Другая половина сходила с ума по Майклу – его негласному врагу.

– Да, мистер Робинсон! Сегодня делаем доклад я и Даниэль, – вдруг вклинился в беседу Майкл.

Я совсем растерялась. Оба красавца вступились за меня… Оба. А ведь я в одинокие субботние вечера частенько грезила о них. И не о каждом в отдельности, а об обоих одновременно.

Был у меня ранее секс втроем. Утоляла свое любопытство… Но сейчас все по-другому. Я влюбилась. Влюбилась в обоих одновременно. Не хочу выбирать, хочу быть с ними обоими… Но что-то мне всегда подсказывало, что это не более, чем мечта. Наиболее злейших врагов сложно представить. В чем причины их противостояния никто толком и не знает. Ходят лишь слухи, что один отбил у другого девушку. Кто именно, когда – все сплошные домысли.

Но именно сейчас я вдруг подумала, что, может, шанс все-таки есть… Может, я смогу… влюбить обоих в себя. Может, они согласятся на такие отношения. Хотя какие-такие «отношения» могут быть, я пока даже не представляю. Меня лишь тянет к обоим, словно магнитом.

– Ого! – воскликнул мистер Робинсон. – Если и Даниэль, и Майкл говорят одно и то же, значит, я действительно ошибся. Даниэль к доске! – усмехнувшись, указал пальцем направление.

Мой любимый брюнет, взяв в руки стопку бумаг, пошел уверенной походкой к доске. Глядя на него с восхищением и любовью, видела перед глазами, как мы целуемся. Так же грезили о нем и еще несколько девушек в группе. Он же всегда был холоден к любым проявлениям интереса к своей персоне.

А вот Майкл был совсем другим. Всегда в центре внимания девушек. За этой толпой воздыхательниц я и не смела думать, что у меня есть реальный шанс. Призрачный – да. А вот реальный… Ну разумеется – нет.

Лед тронулся, господа! Оба красавца сейчас прямым и очень жирным намеком дали всем понять, что я им нравлюсь. Сердце, душу и самолюбие сей факт очень грел. Облизнув губы, смотрела на Даниэла, иногда бросая взгляд на Майкла. Черт побери, какие красавцы! Как же хочется замутить с ними! Аж коленки трясутся!

Но как? Как их «направить» в нужное мне русло? Они ведь, скорее всего, такое даже не потерпят, ни то, что смогут принять. Нервно перебирая в голове варианты, вместо того, чтобы слушать доклад Даниэла, под конец его монолога уже знала, что сделаю!

– Мисс Торлнтон, у вас есть вопросы? – с усмешкой произнес профессор.

Да… Он меня поймал. Мало того, что не подготовилась, так еще и не слушала чужой доклад. Но не признаваться же, что грезила о двух красавцах.

– Нет, мистер Робинсон, доклад был полный и не требует уточнения, – лучезарно улыбнувшись, произнесла.

– Хорошо. А что вам особенно понравилось в докладе? – кажется, профессор нашел «новую игрушку».

Есть у него дурацкая привычка выбирать себе на лекциях «жертву», которую он планомерно достает. Одну девушку трогал за плечо, проходя мимо. Был бы другой человек, она бы уже давно пожаловалась декану за харассмент. Но Робинсон так проводил «свой психологический эксперимент». Хотя, кто его знает, может, таким способом сублимировал свои потайные желания… Другую спрашивал на каждой лекции. Третью постоянно вызывал к доске. В любом случае, никто особо не желал попадать под «его горячую руку и острый язык».

Проклиная себя за то, что даже в треть уха не слушала Даниэла, а мечтала о том, как трогаю его торс, хотела провалиться под землю. Дважды дура! Может, мне стоит думать об учебе, а не о мальчиках…

Противная трель звонка, которая так раздражала слух, сейчас оказалась по-настоящему спасением. Я, не сдерживая эмоций на лице, выдохнула.

– Сегодня вам повезло, Джессика, но завтра я проштудирую вас по всей теме! Готовьтесь! – сказал напоследок профессор и, сделав пометки, в журнале, покинул аудиторию.

Я же не верила своему счастью. Действительно повезло! Изучали новую тему, а под конец он вдруг сам вспомнил про то, что давал задания подготовить доклады.

Пересекаясь взглядом с Даниэлом, посмотрела на Майкла, который вдруг подошел ко мне.

– Похоже тебе нужно помочь с докладом? – посмотрел красивый блондин в глаза.

– Да! Было бы неплохо! – ответила ему с улыбкой.

– Может, после универа пойдем в библиотеку? – подмигнул мне.

– Согласна! – подскочив со своего стула, схватила сумку. – А еще лучше, если бы вы с Даниэлом мне оба помогли! – облизнув губы, посмотрела пристально в глаза.

– С Даниэлом? – прищурившись, произнес.

Подойдя к темноволосому красавцу, сгорала от стыда, что так сильно навязываюсь. Но шанс у меня всего один. В другой раз «подкатить» так просто и не получится. Он всегда такой равнодушный ко всем, вдруг проявил симпатию. Это категорически нельзя упускать!

– Даниэль, ты не мог бы мне помочь?! – даже не спросила, а потребовала от него.

– Чем помочь? – бросил на меня равнодушный взгляд, хотя готова поклясться, минуту назад он прожигал меня глазами.

– С докладом! – замахала ресницами.

Пупсик, скажи да! Черт подери, мне и так тяжело! Мало того, что подкатываю, так еще и грежу не только о сексе втроем, но и об отношениях с двумя парнями одновременно!

– Ну я не знаю, – замялся.

Но ведь не сказал «нет», значит, шанс все еще есть!

– Ребят, – обратилась к ним двоим. – Давайте после универа зайдем в кафе, а там и решим, как вы мне будете помогать! – сама не верила, что такое сказала.

– Я не против! – Майкл посмотрел с вызовом на Даниэла.

Тот взглянул на нас обоих исподлобья. Я даже на секунду подумала, что он ни то, что не согласится, а просто пошлет нас обоих.

– Хорошо, – бросив на меня эротичный взгляд, произнес.

Походу, мальчики решили соревноваться… А ведь у меня совсем другие планы. Мне нужно, чтобы они дружили, не соперничали. Но ничего, вода камень точит. Мы еще посмотрим, смогу ли я обоих заарканить. Если даже сегодня утром у меня не было сумрачной надежды, то сейчас она где-то в отголосках подсознания уже затеплилась…

Глава 2

Еще одна лекция тянулась улиткой. Я считала секунды до ее завершения. Но радовало, что у нас была философия, и преподаватель всегда настолько увлечен своим предметом, что не замечает ничего вокруг, только лишь зачитывает со своего конспекта монотонный «речитатив».

Долгожданный звонок прозвенел ровно тогда, когда я выстроила в голове чудный план по соблазнению двух красавцев. Только вот как только каждый из них поднялся со своего стула, я поняла – все это лишь мои влажные мечты, не более. Два совершенно разных молодых мужчины, которые уже долгое время друг друга на дух не переносят. Я вряд ли стану для них связующим звеном, скорее, наоборот. Еще одним «яблоком» раздора. Но унывать не стоит! Говорят же, хороший настрой – половина успеха. Главное верить в свои силы. А уверенности мне не занимать!

– Ну что пойдем? – вдруг первым после лекций подошел ко мне Даниэль.

Я почему-то думала, что из них двоих большую активность в моем покорении будет проявлять Майкл. Но такой милый горячий брюнет приятно удивил!

– Конечно! – улыбнулась ему, закидывая в сумку тетрадь и ручку.

К нам сразу же подошел Майкл, недобро взглянув на Даниэля. Я же решила приступить к реализации плана, а именно – первым делом попытаться этих двоих немного примирить.

– Недалеко отсюда есть мое любимое кафе. Давайте зайдем туда и перекусим. Очень хочется есть.

Парни, ничего не ответив, одновременно кивнули. Я же самодовольно и немного самоуверенно, взяв сумку, пошла, ведя ребят за собой. А как только мы вышли за территорию университета, схватила обоих за руки.

– У меня всегда были трудности с историей. В докладе нужно рассказать о Томасе Джефферсоне. О том, как создавал текст декларации о независимости, – изобразила «дурочку».

Парни ведь априори считают девушек глупыми пустышками, цель которых только украшать этот мир. Не думаю, что у этих двоих какое-то отличное от общепризнанного мужчинами мнения.

– Я бы не сказал, что только Томас Джефферсон самолично готовил ее текст. В подготовке текста принимали участие члены комитета пяти колоний: Нью-Йорка, Пенсильвании, Массачусетса, Коннектикута и Вирджинии, – вдруг решил меня учить уму разуму Даниэль.

– Да, но основной вклад все же внес Томас Джефферсон из Вирджинии, третий президент США, – сжав мою руку чуть крепче, «оказал поддержку» Майкл. – Джексон, – обратился он к Даниэлю. – Ты цепляешься к мелочам.

– Шенкс, если ты хочешь помочь подготовить доклад Дженнифер, то нужно учитывать все «мелочи», – горячий брюнет, явно, недолюбливал харизматичного блондина.

 

– Ладно, не ссорьтесь. Давайте лучше поедим! – заскочила первой в кафе. – Я жутко голодна.

Два парня – сосредоточия индивидуальности – шли за мной как напыщенные павлины, делая визуально плечи шире, чем они есть на самом деле. Хотя у обоих фигуры что надо, но они все равно хотели казаться еще лучше, чем есть. Выглядело все как «битва за самку». И это не входило в мой план! Оба по классической теории языка телодвижений Алана Пиза как будто не замечали друг друга, а если и давали встречные реплики, то обязательно конфликтные. Центром же их внимания была я. Да, приятно. Но в таком случае это лишь конкуренция, а не желание угодить мне обоими. Я ведь так хочу, чтобы они оба удовлетворяли мои желания, а не кто-то один…

Но поймут ли они меня? Примут ли? Или навесят порочащий ярлык распущенной девицы?

– Я буду ДВА обычных панкейка, ОДИН розовый, побольше клинового сиропа и чашку американо, – сказала подошедшей официантке, которая, кажется, работает с самого открытия кафе в 60-х годах XX века.

Ее вечные истории, как она мечтала покорить Голливуд, но так и не выехала из родного пригорода Сакраменто, всегда веселили народ. Только мне было как-то грустно. Вся ее жизнь прошла в просторах этого типично американского кафе, увешанного фотографиями золотой эпохи Голливуда. А мечты так и остались мечтами. Ни о каком позитивном изменении в жизни даже речи не ведется, не говоря уже о «росте». Стабильность, загнивание, беспросвет.

Небольшая зарплата, на которую она часто жалуется, когда доливает кофе, выуживая жалостью к себе побольше чаевых. И одинокая старость… Грустно, обидно и не хочется повторения у себя подобной истории. А ведь, по рассказам Оливии, у нее есть диплом адвоката. Начала она карьеру юриста, но из-за серьезной ошибки, которую допустила, работая помощником прокурора в деле какого-то мафиози, ей был закрыт путь в правовое поле. Поэтому она в поисках заработка устроилась в первое попавшееся кафе, мечтая о славе и деньгах. Хотя, быть может, все ее истории не более чем «маркетинг». Кто знает… Но то, что она когда-то тоже хотела стать юристом, почему-то заставляет меня искать с ней параллели. Поэтому схожей судьбы мне ой как не хочется. И ее образ, хотя и такой забавный для многих, для меня же скорее депрессивный.

– Мне то же самое, – добавил свой заказ Даниэль.

– И мне, – вторил Майкл.

Радуясь, что мальчики не заметили в заказе столь жирный намек на мои мечты, нервно посматривала на них из-под ресниц. Мало кто поймет такие отношения в нашем очень религиозном городе. В Сакраменто каждый второй баптист, и одновременно два мужчины у женщины более чем осуждаются. Поэтому мои предыдущие опыты я искала не где-то, а в Сан-Франциско. Два города, расстояние между которыми около сотни миль, живут совершенно разной жизнью. Сакраменто чопорная столица штата Калифорния, Сан-Франциско же живой, яркий и немного «развратный» уголок родной земли.

Оливия через пару минут принесла поднос, на котором стоял чайник с кофе и три тарелки с панкейками, сдобренными клиновым сиропом. Взглянув на свой заказ, Даниэль нахмурился. Он понял… Во всяком случае, даже если и не понял, что я конкретно имела ввиду, то невольные ассоциации ему, явно, не понравились.

Посему выстроенный в голове план с каждым мгновением выглядел все менее реальным. Как? Как я могу им предложить не просто секс втроем, а отношения. Ведь люблю и того, и другого. Не могу выбрать! Не в силах! И не хочу, чтобы они выбирали за меня. Хочу обоих!

– Мое любимое блюдо! – облизнувшись, произнесла.

– Попробуем, – вскинул бровью Майкл, тоже, по всей видимости, раскусивший «символ».

Из них двоих именно Майкл, как мне кажется, больше поддается уговорам… Именно он должен согласиться. А вот с Даниэлем все обстоит куда сложнее. Он консерватор. Типичный человек старой закалки. Может, это и привлекает в нем. Он, как кремень, не поддается на провокации. Но именно это и может стать камнем преткновения.

– А это вкусно! – эротично откусив первый кусочек, Даниэль смотрел в мои глаза.

Я же терялась. Терялась от безудержной тяги как к одному, так и к другому. Мои мысли и чувства были только о них. На секунду закрыв глаза, видела, как они оба целуют меня одновременно. Голова закружилась, дыхание прервалось, пульс застучал в ушах.

Страх, что своей напористостью и нестандартным предложением могу отпугнуть их обоих, усилился. Не каждый мужчина готов делить свою женщину с другим. Обычно это происходит только в качестве сексуальных экспериментов. И редко такое бывает с теми, у кого серьезные, а уж тем более длительные отношения.

– Джен, я так понимаю, ты сюда нас пригласила, чтобы понять, кто тебе все же больше нравится. Я или Даниэль? – вдруг нахмурившись, спросил Майкл.

Мой горячий блондин смотрел прямо в глаза, ожидая ответа. Я же молчала, словно набрала в рот воды. Что ответить? Нет, ребят, я вас пригласила, чтобы убедить со мной встречаться вас обоих.

– Да, Дженнифер. Думаю, стоит расставить все точки над «i», – согласился Даниэль.

Перекинув взгляд на него, не знала, что ответить. Невозможно это произнести вслух без подготовки почвы. Еще утром я ни на секунду не задумывалась, что у меня есть даже крошечный шанс на их обоих, то сейчас до жути хотела, чтобы все срослось гладко.

– Мальчики, вы мне оба нравитесь, – пожала плечами.

В голове эта фраза прозвучала куда скромнее, чем в реальности. Закусив губу, наблюдала за обоими. И через пару мгновений поняла… Никто из них не собирается отказываться от «добычи». А это уже, наверное, плюс. Гораздо хуже было бы, если бы они оба встали из-за стола и покинули кафе под свое грубое причитание напускных миссионеров.

– Ну что, давай тогда ты будешь общаться с обоими и через неделю сделаешь выбор, – коснулся моей руки Майкл и меня, словно прожгло током.

Даниэль же тоже не упустил шанса и погладил другую мою руку. Посматривая то на одного, то на другого, стала обрастать крыльями. Кажется, у меня все получится… Мальчики, могут согласиться! Только как убедить их всего за неделю… Да и смогу ли сдержаться, не чувствуя их ласк целых семь дней?!

Глава 3

– Ты что думаешь, у тебя есть шанс? – усмехнулся Даниэль, глядя на Майкла. – Дженнифер девушка серьезная, и отношения с таким, который залез почти к каждой девчонке в универе под юбку, вряд ли ей нужны.

– Что ты хочешь этим сказать?! – сразу «закипел» мой любимый блондин.

– А то, что тебе лучше уйти! – прошипел обожаемый мной брюнет.

Нет, не нужно! Мальчики, не ссорьтесь! Моей любви хватит на вас обоих… Наверное…

Слова застряли во рту. Они звучали очень неприлично. Да и слишком много свидетелей вокруг.

– Пожалуйста, не надо ругаться! Тише! – взглядом окинула кафе, давая понять, что мы не одни.

Оба «огнедышащих» вулкана умолкли. Но, кажется, эта буря будет только усиливаться. Хуже всего то, что я и сама не знаю, как мне относиться к подобному. Оба парня ревнуют. Обычно такие факты очень льстят девушкам. Только вот мне не нужна их война, мне нужен… мир.

– Ты права. Мы же не дикари, – вскинул бровью Даниэль. – Драться мы не будем, есть более цивилизованные способы доказать тебе то, что я достоин тебя больше.

Кажется, моего брюнета, такого обычно спокойного и безразличного, подзадорила сама ситуация. Есть, наверное, в каждом мужчине дух соперничества. Глядя с толикой презрения на Даниэля, Майкл растянул губы в самодовольной ухмылке. Нет… Парни точно двигаются не в том направлении, куда мне нужно. И как же их направить?!

– У меня идея! Давайте на выходных съездим в Сан-Франциско! К моей подруге Марианне!

– Ты хочешь кого-то из нас ей подогнать? – прищурил глаза Майкл.

– Нет! Она замуж вышла совсем недавно. Просто мы почти полгода не виделись, все никак не получалось встретиться. А тут она очень просила приехать. У них огромный шикарный дом в самом фешенебельном районе Сан-Франциско. И было бы классно нам всем вместе съездить. Как думаете? – облизнув губы, кидала взор то на одного, то на другого.

Какие же, черт их дери, красавцы. Ну почему они не могут прочитать мои пошлые мыли и без слов понять желания?! Приходится домкратом поднимать их тяжеленную груду предрассудков, среди которых нет места МЖМ.

– Я с удовольствием поеду с тобой, Дженнифер! – взяв меня за руку, произнес Даниэль. – Можем на моей машине поехать.

– У тебя седан. В загородные поездки лучше внедорожник. Поедем на моей! – уверенно вклинился в его монолог Майкл.

Даниэль прожег его взглядом… А они как старые супруги, так и норовят поругаться. Еле сдерживая улыбку, покачала головой.

– Я же просила не ссориться! Поедем тогда на моей! – усмехнулась.

Да, малолитражка не особо годится для загородной езды, но мы же едем не в поле или в лес, а в Сан-Франциско.

Доедая свои панкейки, радовалась, что первый пункт моего плана по покорению двух красавцев уже выполнен и с минимальными потерями. На выходные теперь все расписано, осталось перед преподом исправиться. Он меня обязательно завтра спросит «от» и «до», и ждет меня кара небесная, если я снова опростоволошусь.

После кафе мы отправились в библиотеку, и ребята, к моей радости, совсем перестали ссориться. Может, причина в том, что они «свыклись» с тем, что мы гуляем втроем, может, и в том, что в библиотеке особо не поспоришь. Да и смысла не было. У нас одна общая задача. Нужно «глупую» и забывчивую девицу подготовить к сдаче доклада.

Пролистывая груды книг о биографии Томаса Джефферсона, через два часа я уже хотела сбежать по-тихому. Но такие старательные и ответственные парни, которые находили в других книгах интересные и познавательные факты о его жизни, заставляли сидеть на попе ровно. Закончив с пометками еще через полчаса, поблагодарила обоих за помощь.

– Я тебя провожу! – подскочил со своего стула Даниэль, нарушив тишину в библиотеке громким голосом.

– Я тоже! – автоматом встал Майкл.

– Эй! Потише! Вы в библиотеке! – произнес натуральный ботан, похожий на профессора Робинсона, только на 30 лет моложе.

Встав из-за стола, гордо посмотрела на обоих своих поклонников. Ребята на крючке! И то, что им приходится соревноваться, скорее всего, еще больше подстегивает азарт. Как там говорят, запретный плод сладок?! Вот это он и есть…

– Вы оба меня проводите! – вскинула бровь, с точностью зная, что скажут они мне.

– Ладно, – изображая безразличие, произнес Майкл.

– Хорошо, – ответил Даниэль.

О, мальчики… Да вы попали! Не только я с ума по вам схожу, но и вы от меня… Главное, чтобы вы поняли, что делиться на самом деле очень приятно…

* * *

Я живу в третьем корпусе студенческой общаги. А ребята – во втором. В моем здании разместились девочки четвертого и пятого курсов. В их же здании – строго мальчики. Гендерное деление – вот залог успешной учебы. Так, наверное, думают представители наблюдательного комитета университета. Впрочем, они, скорее всего, правы. Потому что большую часть времени, отведенного на учебу, как девушки, так и парни думают лишь об одном… Как бы найти себе объект для «спаривания». Я же разительно отличалась от остальных. И не тем, что, якобы вела рутинный образ жизни. А лишь тем, что не афишировала свои любовные похождения. Ни к чему связывать учебу и любовь. Только вот в моих правилах возникло разительное исключение. Мало того, что давняя страсть к двум парням все же вырвалась наружу, так еще и не пытаюсь скрывать, что начала с ними отношения.

Для большинства все можно завуалировать дружбой, френдзоной. Для моих же соседок по комнате Аманды и Киры – «скрытая» страсть к двум красавцам далеко не тайна за семью печатями. Знают меня как облупленную. Да и похвастаться очень уж хочется!

Но, если Кире еще можно доверить секрет, то Аманда то еще «помело». На завтра половина универа будет знать о том, что у нас все сдвинулось с мертвой точки.

Идя к общежитию, не решалась брать за руки ребят. Как, впрочем, и они не особо заявляли о своих правах. По левую руку от меня шел Даниэль, по правую – Майкл. Доведя меня до входа в корпус, попрощавшись со мной, сразу же разбрелись в разные стороны, выбирая как можно более далекие друг от друга пути. Глядя в спину то одного, то другого, не теряла надежды. Выходные… На них-то я их точно разведу!

* * *

– Дженнифер, ты готова выступить с докладом? – профессор, поправив очки с толстенными линзами, прожигал меня взглядом, задавая вопрос сразу же после начала лекции.

– Да, мистер Робинсон! – гордо встала и, держа в руках ворох бумаг, пошла к трибуне с микрофоном.

Если студент делает доклад, то обязательно со всем пафосом, какой только можно. В этом весь наш профессор. Его предмет главный, и не пытайся даже спорить. Он утопит тебя в потоке аргументов.

 

– Томас Джефферсон, третий президент Соединенных Штатов Америки. Родом он из Вирджинии…

Пятнадцать минут моего скучного монолога, который изредка прерывался на то, чтобы перелистнуть страницу, закончился. Кажется, никто и не слушал, каждый занимался своим делом. Кто-то ковырял в носу, кто-то переписывал конспекты, кто-то пилил ноготки. Слушали же меня только трое. Профессор Робинсон, Даниэль и Майкл. Последние двое не отрывали от меня глаз, заставляя сердечко учащать пульс.

– Отлично, мисс Торлнтон! Высший балл! – закивал он. – Видимо, помощь мистера Шенкса и мистера Джексона оказалась вам весьма кстати, – усмехнулся, и по аудитории прокатилась волна смеха.

Стоя на трибуне, скованная тисками ужаса, что все всё знают, боялась пошевелиться. А через секунду, тряхнув волосами, вернулась к своему столу. Страшно… Стыдно… Неужели все и правда поняли или это лишь неуместный юмор профессора, который любит ляпнуть что ни попадя. Очень не хочется получить клеймо распутной студентки, которая спит с двумя парнями сразу. От такой молвы не долго и до того, что родители могут узнать правду о пристрастиях их дочку. И вот чего-чего, но этого мне точно не хотелось бы!

Даниэль поднял руку.

– Профессор, вы на что-то намекаете? Почему вы сейчас унизили Дженнифер? Да, мы с Майклом помогли ей с докладом, но это разве запрещено? Неужели? А когда я помогал с рефератами и докладами другим одногруппникам, это не считаете? Или только помощь Дженнифер у вас вызвала смех?

Мистер Робинсон спустил с переносицы на кончик носа свои внушительные очки.

– Извини, Дженнифер. Я был не прав, – вдруг выдал совершенно немыслимую для себя фразу. – А ты, Даниэль, меня приятно удивил! Есть в вашей группе настоящие мужчины, способные заступиться за девушку! Похвально.

Майкл заерзал на стуле. Видимо, и он желал показать «товар лицом». Но, упустив шанс высказаться первым, понимал, что вклинить свое слово, наверное, уже будет не так круто…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12 
Рейтинг@Mail.ru