Жена в наказание, или Дракон в наследство

Берта Свон
Жена в наказание, или Дракон в наследство

Глава 1

Гарольд лорн Ортанор, наследный принц в империи драконов, занимался постельными играми. Полностью обнаженный, он лежал на постели, широко раскинув руки и ноги, а молоденькая симпатичная служанка, тоже без одежды, скакала на нем, словно на жеребце. Впрочем, именно жеребцом Гарольд себя и считал. Его член, крупный, толстый, перевитый венами, мог доставить удовольствие любой женщине, независимо от расы. Неутомимый, Гарольд за ночь способен был развлечься с четырьмя или пятью красавицами по очереди. Сейчас на нем скакала пятая. Она тяжело дышала, ее небольшая упругая грудь с ярко-розовыми сосками, колыхалась вверх и вниз, сама служанка готова была кончить с минуты на минуту. Вот по ее телу прошла судорога от возбуждения, служанка ахнула, напряглась и оросила член Гарольда своей жидкостью. Уставшая, еле живая, она на подрагивавших ногах слезла со своего господина и улеглась на кровать.

Гарольду было мало полученного наслаждения. Он так и не кончил. С членом наперевес, не стесняясь совей наготы, он поднялся с кровати и колокольчиком вызвал еще одну служанку. Игры продолжатся, но на этот раз в ванной комнате, где уже стоял подготовленный для мытья Гарольда огромный чан.

До ванной Гарольд дошел босиком, прямо по коврам на полу. Возле чана его уже ждала миловидная худосочная шатенка. Едва она увидела возбужденный член Гарольда, ее глаза расширились от изумления.

«Видимо, новенькая», – решил Гарольд и лениво приказал:

– На колени. Отсоси.

Щеки служанки окрасил стыдливый румянец, но ослушаться она не посмела: встала на колени, взяла своими небольшими ладошками ствол Гарольда, несколько секунд посомневалась и все же засунула член в рот. Небольшой, аккуратный, он не смог полностью принять в себя все орудие Гарольда. Большая часть осталась снаружи. Служанка работала язычком неумело. Но удовольствие доставляла, елозя губами по стволу, задевая языком голову и дырочку на ней. Гарольд судорожно выдохнул уже через несколько секунд.

– Ты девственница? – спросил он.

В ответ – осторожный кивок.

– Шоратранарх! – выругался Гарольд

Он был не в том состоянии, чтобы аккуратно лишить девственности эту служанку.

– Продолжай сосать, – приказал он.

Несколько секунд – и тугая струя спермы полилась ей в рот. Шатенка глотала быстро и часто, видно, боясь задохнуться. Когда она проглотила все до капли, удовлетворенный Гарольд вытащил член у нее изо рта, залез в чан по ступенькам и приказал:

– Теперь мой меня. Везде. Да аккуратно.

Как и в прошлый раз, ослушаться служанка не посмела, и ее небольшие ладошки проворно заскользили по всему телу Гарольда. Он откинулся на спинку чана, получая удовольствие и не обращая больше внимания на мывшую его шатенку. Он свое получил. Ну, почти. Теперь надо вымыться, и можно ложиться спать. На этот раз одному. Завтра рано вставать, хоть и не хочется…

«Пышная, широкобедрая, готовая угодить любовнику служанка, раскинув в разные стороны руки и ноги, страстно стонала на кровати. Полностью обнаженная, она умела получать удовольствие и доставлять его. Вот и сейчас, достаточно возбудив своего любовника, она с готовностью раздвинула ноги, впуская его в себя. Любовник двигался резко и быстро, в определенном, давно привычном ритме, не особо думая о той, кто находился под ним. Главное было самому получить как можно больше удовольствия, разрядиться перед свадьбой, чтобы не пугать многочисленных высокопоставленных гостей своей злобной усмешкой. Его член, большой и толстый, снова и снова входил в промежность служанки. Еще немного, минута, две, три. Любовник кончил, на пару секунд застыл, затем вытащил член, и сперма обильно потекла на белоснежную простыню1», – Наташа с жадностью глотала текст. Параллельно с глазами двигались челюсти, пережевывая очередную шоколадную конфету.

– Ах, – пробормотала Наташа, прожевав остатки конфеты, – какой мужчина. И орудие у него, должно быть, приличное.

Рука пошарила по блюдцу, стоявшему на подушке, ничего не нашла. И Наташе пришлось оторваться от электронной читалки, чтобы удостовериться: блюдце действительно пусто, последние конфеты съедены.

Наташа расстроенно хлюпнула носом. Вот что за день такой! Мало того, что зарплату задержали! Мало того, что Наташа вечером сильно ударилась ногой о стену. В собственной же квартире, между прочим! Так теперь и конфеты закончились!

Нога, до этого спокойно лежавшая на подушечке, дала о себе знать нытьем. Наташа не вписалась в стену, не включив свет. Ударилась так сильно, что думала, уже все, перелом, или как минимум трещина. Пришлось звать Антона, брата, чтобы вместе с ним поехать в травмпункт.

Врачиха, пожилая и невоспитанная, пока медсестра делала Наташе перевязку, ворчливо заметила, что Наташа еще молода, вон в карте указано всего двадцать пять лет, а уже такая толстая. Девяносто килограмм. И вот спрашивается, какое ей дело?! Как будто Наташа к диетологу пришла!

Антон, сидевший в кабинете и слушавший разговор, потом отказался покупать родной сестре шоколадку.

– Худеть тебе пора, – заявил этот зараза. – Это тебе уже не только я говорю.

Наташа обиженно фыркнула и объявила брату бойкот. Молча доехала до дома, молча поднялась по трем ступенькам на крыльцо, открыла дверь и дохромала до своей комнаты.

Умников развелось, блин! Хорошего человека должно быть много!

Утешая себя подобным образом, Наташа купила очередные несколько книжек о попаданках, закачала их себе в читалку и завалилась на кровать с остатками шоколадных конфет.

И вот конфеты кончились. А Наташа прочла всего полторы книги!

Расстроенно хлюпнув носом еще раз, Наташа поставила блюдце на тумбочку у кровати, положила сверху читалку, щелкнула ночником и завалилась спать.

Кровать погрузилась в полную тьму. Самое время помечтать. Ах, если бы Наташа попала на место одной из тех попаданок! Она бы точно вышла замуж за принца, стала бы богатой, знаменитой! А еще однозначно улучшила бы жизнь в том мире! Ну вот почему, почему жизнь так несправедлива?! Почему какие-то дурынды попадают в другие миры, а ей приходится сидеть в офисе пять дней в неделю, с восьми до восемнадцати? И хоть бы зарплату нормальную платили! Так нет же! Она, Наташа, еще, видите ли, молода! У нее нет опыта работы! Так с такой зарплатой того опыта и не будет!

Нет, все же хорошо было бы попасть в другой мир. Уж Наташа навела бы там шороху!

С этой мыслью она и уснула…

Глава 2

Гарольд проснулся рано утром, потянулся, довольно улыбнулся. Жизнь была прекрасна. Сейчас он позавтракает, переоденется, велит седлать коня и отправится к красавице невесте, ожидавшей его в своем дворце в нескольких часах конной езды. Там он по традиции проведет трое суток, якобы знакомясь и с Натали, и с ее родителями. А потом… Потом они с Натали принесут клятвы у алтаря во дворце Гарольда. И он, согласно договору, получит в полное владение земли и деньги молодой жены. Не сказать, что ему так уж нужны были те деньги. Но кто же отказывается от такого щедрого приданого, предложенного самими родителями невесты? Точно не практичный Гарольд.

Натали не блистала умом. Красивая пустышка, она идеально подходила на роль принцессы, способной болтать о пустяках часами. Пока она будет развлекаться с придворными, Гарольд примет власть у отца, найдет себе любовницу по душе, и все будут довольны, включая родителей невесты, не чаявших наконец-то сбыть дочь с рук. Словно залежалый товар. Впрочем, почему «словно»? Этим летом Натали исполнилось двадцать пять. Все ее ровесницы уже были замужем, у многих имелись дети. Только Натали никто не спешил брать в жены. Красивая, да. Но ведь глупая! Причем до ужаса!

И даже деньги родителей не помогали. Старших двух дочерей удалось без проблем выдать замуж – у них были и наследство, и ум, и симпатичная внешность. Младшая же отпугивала всех женихов. Гарольд слышал, что на некоторых из десятков свиданий, устраиваемых отчаявшимися родителями, она сидела с закрытым ртом. Магия. Всего лишь. Но и это ее не спасло. Подробностей Гарольд не знал, но поговаривали, что даже с таких свиданий жених сбегали, роняя тапки.

Самому Гарольду было все равно, на ком жениться. Жена станет декоративной фигурой, ничего не значащей ширмой для амбициозных планов Гарольда. А потому, когда отец предложил ему поразмыслить над подобным союзом, Гарольд ни секунды не сомневался: конечно же, он женится на Натали!

Гарольд едва ли не потер руки от открывавшихся перспектив. С приданым Натали он сможет не думать об экономии, на которой постоянно настаивал отец, еще лет двадцать. А там, возможно, дочь и свою часть наследства, надо сказать, немаленького, получит.

В общем, пока все складывалось как нельзя лучше.

Завтракал Гарольд спокойно, неспешно. Омлет, поджаренные кусочки хлеба, джем с блинчиками, компот из свежих фруктов – все отправились в организм, постоянно требовавший подпитки.

Затем личный камердинер, высокий статный Арчибальд, состоявший при Гарольде едва ли не с рождения, помог своему господину одеться, и Гарольд придирчиво оглядел себя в зеркало.

Красавец мужчина! Смазливый шатен с карими глазами, узкими губами и прямым носом. Аристократические корни легко угадывались при одном взгляде в зеркало.

«Невеста должна от радости прыгать при мысли о том, что я ее осчастливлю своим появлением», – решил Гарольд.

Темно-синий камзол и черные брюки сидели на нем идеально. Коричневые туфли на невысоком каблуке смотрелись отличным добавлением к наряду.

 

Гарольд причесался и решил, что готов к поездке.

– Натали, детка, пора вставать, – кто-то тормошил Наташу, и незнакомый голос настырно проникал в сознание. – Скоро приедет твой жених. Милая, это твой последний шанс выйти замуж. Вставай, родная, – продолжались уговоры.

«Похоже, конфеты вчера были с галлюциногеном, – решила Наташа, даже не пытаясь открыть глаза. – Какой жених? Почему последний шанс? Вот приснится же такая чушь».

– Да что ты ее уговариваешь? – послышался рядом еще один незнакомый голос. На этот раз говорил молодой мужчина. – Мам, водичкой ее. Холодненькой. Облить. Сама вскочит.

От такого предложения Наташа мгновенно распахнула глаза. Ее что?! Какой водичкой?! Изверги! Она же заболеет!

Впрочем, уже, похоже, заболела, только на голову. Потому что то, что она видела, походило или на галюники, или на розыгрыш, что-то типа съемкой скрытой камерой. Никакой реальностью здесь и не пахло.

Наташа оказалась в комнате, больше похожей на будуар Барби: розовая постель, светло-желтые стены, розовые туалетный столик и стул у окна. На самом окне – молочного цвета шторы, сейчас полностью раскрытые. На соседней стене – что-то вроде ковра с непонятными узорами. И снова розовый, светло-желтый, молочный цвета. Создавалось впечатление, что других тонов здесь просто не знали.

Возле кровати, прямо напротив Наташи находились двое: высокая статная женщина в возрасте, миловидная, с правильными чертами лица, в темно-синем платье и того же цвета чепце. И такого же роста широкоплечий детина, сейчас ухмылявшийся. В отличие от женщины, на которую был сильно похож, детина стоял в темно-зеленом наряде. Что-то вроде военной формы.

Ну вот и спрашивается, кто эти двое?! Наташа обоих видела первый раз в жизни. А они, напротив, обращались с ней как с давней знакомой. Еще и звали так непривычно: «Натали».

– Вот, – хмыкнул детина, – я ж говорил, сработает.

– Витор, – покачала головой женщина, – нельзя так обращаться с сестрой.

– Ей же на пользу, – Витор повернулся. – Я за дверью буду. Одевайтесь. Если что, мам, зови.

Хлопнула дверь.

Та, кого детина, Витор, называл матерью, повернулась в дальний угол и приказала:

– Одеть ее сиятельство.

Сразу же на свет, в буквальном смысле слова, выступили две служанки, невысокие плотные девушки, одетые в серые форменные платья, с белоснежными передниками и в чепцах.

Наташа и слова не успела сказать, как обе девушки непреклонно, но аккуратно, вытащили ее из кровати, усадили на невысокий мягкий пуфик и принялись приводить в порядок.

Чьи-то руки проворно сновали взад и вперед по телу. Наташа сидела, как деревянная кукла, молча, боясь даже рот открыть, и все еще надеялась, что ей все это снится. Потому что иначе выходил очень странный, необычный розыгрыш.

В туалет ей после сна не хотелось, поэтому ничто не мешало сидеть спокойно пытаться обдумать ситуацию.

Что она там, дурында, перед сном загадала? Попасть в другой мир? Да глупости! Не бывает такого! Не с Наташиным везением так уж точно!

Однако же что-то однозначно произошло. Понять бы еще, что именно…

Глава 3

Крас, вороной жеребец, легко шел под седоком. Гарольд скакал неспешно, не видя смысла торопиться. Да и вообще, если бы ему срочно нужно было попасть к невесте, он воспользовался бы порталом. А так… Так он подышит свежим воздухом, насладится видами природы, в конце концов, обдумает свои первые слова, с которыми обратится к Натали.

Глупышка обожала красивые слова. По многочисленным слухам и свидетельствам ей легко было навешать лапшу на уши. И Гарольд думал, думал, думал.

«Мое сердце» – вроде как рано. При первой встрече-то. «О, прекраснейшая Натали»… Можно, но на крайний случай. В конце концов, не обращаться же к ней: «Моя любимая невеста»? Дважды соврет.

В общем, подумать было над чем. И Гарольд скакал, не спеша появиться перед ясные очи невесты и ее родителей.

Но все когда-нибудь заканчивается. И поля, леса и луга, мелькавшие по обе стороны от жеребца, исчезли, когда Гарольд въехал в имение родителей Натали, герцогов Артонайских.

Род Артонайских, древний, богатый, преданный императору, был известен в империи многим. Только в этом имении хранились древние артефакты, по преданию, дарованные первому герцогу самим богом-основателем Орлоном. Только здесь находились самые сильные и выносливые кони, родезская порода, которых не стыдно было подарить императорской семье. И только герцог Артонайский, единственный из всех дворян империи, обладал титулом маршала.

В общем, как ни крути, этот род был достоин того, чтобы с ним породнилась императорская семья.

Гарольд проскакал по вымощенной небольшой круглой галькой дорожке, остановился у входа в особняк, выложенный из дорогого нортосского камня, слез с коня. Подбежавший слуга, паренек лет пятнадцати, быстро перехватил поводья и повел животное в конюшню.

Гарольд уверенно застучал каблуками туфель по мраморным ступеням.

Массивная деревянная дверь распахнулась, едва Гарольд появился на крыльце.

– Ваше высочество, – согнулся в почтительном поклоне дворецкий, небольшого роста полный седой старик в ярко-синем камзоле и такого же цвета штанах с лампасами. Острые уши выдавали в нем эльфа, а рост – гнома.

Гарольд кивнул в ответ на приветствие, зашел внутрь, огляделся: мрамор, зеркала, инкрустированная драгоценными камнями мебель. Все, как в самых богатых домах столицы. Герцоги, хоть и жили вдали от императорского дворца и столицы, предпочитали соответствовать современной моде.

– Их сиятельства ждут вас в большой гостиной. – Сразу же, словно из-под земли, возле Гарольда появился высокий нескладный паренек лет четырнадцати-пятнадцати в серой форме. Слуга, значит. – Арти, проводи его высочество.

Арти склонился перед Гарольдом в почтительном поклоне и молча повел его вглубь дома.

Полминуты, не дольше, и вот уже Арти распахивает перед Гарольдом деревянные двери, ведущие в так называемую большую гостиную – место для приема важных и высокопоставленных гостей.

Встречало Гарольда почти все семейство: родители, старший брат и сама Натали, наряженная в длинное закрытое платье, как и положено скромной девушке, желавшей выйти замуж.

Наташе начинало казаться, что жизнь наконец-то повернулась к ней лицом. Да еще каким лицом! Очень, очень миленьким! Наташа еще до конца не поняла, где находится и что, собственно, творится, но все происходившее ей нравилось. Когда бы еще ее кто-нибудь одел и накрасил! И служанки тут, похоже, настоящие, и та, что считается ее матерью, заботится о дочери.

– Натали, солнышко, – когда служанки закончили работу и отошли от полусонной Наташи, проворковала мать, – посмотри в зеркало.

Наташа посмотрела. И восхищенно ахнула. Там, в зеркале с золотой рамой, отразилась какая-то избалованная кукла, но никак не сама Наташа. Пышное платье молочного цвета идеально сидело на миловидной шатенке с голубыми глазами. Узкий лиф выгодно подчеркивал грудь между вторым и третьим размерами. У шатенки оказалась талия, что было сюрпризом для Наташи – у нее самой талия уже пару-тройку лет как отсутствовала. Пышные юбки делали платье похожим на бальное. А Наташа всегда хотела потанцевать на балу. А еще в ее волосы были вплетены ярко-красные ленты, а на лицо умело наложен макияж, делавший ее похожей на фарфоровую куклу.

– Ой, – вырвалось из нее восторженное, – это правда я?

– Ты, детка, ты, – мягко улыбнулась мать. – Поднимайся, солнышко. Ты поздно легла ночью, мы потеряли много времени, пока будили тебя. А твой жених скоро появится.

Жених. У нее, такой новой и непонятной, действительно есть жених. Ей не приснилось! И это не розыгрыш для какой-нибудь телепрограммы. Она, Наташа, покрасуется в шикарном платье перед женихом!

Ну, конечно же, она быстро поднялась со стула и не удержалась – покружилась дважды в таком чудесном платье. Жизнь однозначно начинала налаживаться!

В доме оказались широкие, хорошо освещенные коридоры и парадная лестница, сделанная из мрамора. Идти по ней было опасно, по мнению Наташи. Но при этом дух захватывало. Она, Наташа, ни разу не аристократка на Земле, величаво спускается по мраморным ступеням в теле герцогини, самой настоящей причем!

Наташа довольно спокойно восприняла факт попаданства. Она же мечтала об этом несколько лет, с тех пор как увлеклась романтическим и юмористическим фэнтези! Ах, сколько же она книг перечитала! И как хотела попасть так же, как и героини тех книг!

И вот, наконец, ее мечта исполнилась. Она – попаданка! Да не простая там спасительница мира, а настоящая герцогиня, к которой едет жених!

На Земле у Наташи не было близких, поистине родственных отношений ни с родителями, отселившими взрослых детей куда подальше, ни с братом. Так что она особо не жалела о том, что никого из них больше не увидит. Она собиралась наслаждаться жизнью в этом мире. И первый шаг уже был сделан: она, накрашенная и разодетая, шла навстречу жениху!

Глава 4

Натали в реальности оказалась намного краше, чем на портрете, присланном Гарольду. Была бы она не такой дурой, может, у них и получился бы крепкий брак. Но что есть, то есть.

– Ваше высочество, – вся четверка поднялась, едва Гарольд зашел в комнату, и отец Натали, герцог Арчибальд Артонйский обратился к Гарольду с приветствием, – мы рады видеть вас в нашем доме. Прошу, разделите с нами наш стол.

Гарольд уселся в предложенное ему кресло.

– Надеюсь, ваша дорога была легкой, ваше высочество, – улыбнулась ему мать Натали, герцогиня Арсана Артонийская.

– Благодарю, ваша светлость, – кивнул Гарольд. – Все прошло просто отлично.

Следующие несколько минут были отданы ничего не значащим вежливым фразам. При этом говорили все, кроме Натали.

Наконец, Гарольд обратился лично к ней:

– А вы, ронара2, все молчите. Позвольте узнать, почему?

– Мне запретили говорить, – мило улыбнулась та. – Матушка сказала, что я слишком глупа, и вы от меня сбежите.

Все семейство, включая старшего брата, дружно ахнуло.

– Натали, – всплеснула руками покрасневшая герцогиня, – ты все не так поняла. Я вовсе не это имела в виду.

– «А главное, молчи побольше, не позорь нас и не испугай своего жениха, это твой последний шанс выйти замуж», – процитировала, ни разу не запнувшись, все с той же улыбкой глупышка Натали.

Впрочем, глупышка ли? Теперь Гарольд начал сомневаться в ярлыке «милая дурочка», висевшем на его невесте.

– У вас хорошая память, ронара, – сделал он ей комплимент в то время, пока остальные члены семьи с возмущенным видом глотали воздух и пытались найти достойный ответ.

– Благодарю, ваше высочество, в современном мире иначе не проживешь. Надо запомнить не только комплименты, но и гадости, – сверкнула белоснежными зубами Натали.

Гарольд хмыкнул. Дурочка, значит?

– Ваша светлость, – повернулся он к отцу семейства, – можем ли мы где-нибудь пообщаться с вашей дочерью? Наедине.

– Конечно, ваше высочество, – подскочил герцог. В глаза Гарольду он старался не смотреть. – Здесь рядом свободная гостиная. Я провожу.

Они втроем вышли в коридор. Гарольд ухмылялся, не скрывая своего настроения, герцог молча алел щеками. Натали мило улыбалась.

Едва они с невестой остались наедине, Гарольд поинтересовался:

– Ронара, вы сами замуж хотите?

– Не знаю, ваше высочество, – пожала плечами Натали. – С одной стороны, было бы неплохо, может, хоть муж не станет считать меня идиоткой. С другой… Вы же меня где-нибудь запрете подальше, да? А сами будете жить при дворе?

Если бы не вбивавшееся годами в сознание воспитание, Гарольд откровенно присвистнул бы. Не идиотка. Нет. Совсем не идиотка. А тогда кто? Что вообще, во имя Бездны, происходит в этой семейке?

Никакое счастье не может длиться вечно. Эту истину Наташа усвоила еще на Земле.

Первый звоночек прозвенел, когда Наташа с новой семьей то ли обедала, то ли завтракала в обеденном зале.

Сначала вышколенные слуги в серой униформе внесли первое – горячий ароматный суп с мясом и овощами. Его семья съела молча. За первым последовали вторые блюда – мясо, тушенное с грибами, свежие овощи, сырную нарезку, два вида салатов.

– Милая, – обратилась мать к Наташе, едва слуги отошли к стене, – прошу, веди себя достойно сегодня. А главное, молчи побольше, не позорь нас и не испугай своего жениха, это твой последний шанс выйти замуж.

Наташа порадовалась, что успела проглотить грибок, который жевала за минуту до этого. Иначе точно подавилась бы им.

 

«То есть ту, в кого я попала, считают идиоткой», – сделала правильный вывод она и нехорошо про себя улыбнулась. Ну ладно, она покажет народу идиотку.

«Общаясь с людьми, изображай радушие», – учил ее земной отец. И Наташа изобразила: выщерила все свои зубы в показной ухмылке, да такой, что мать испуганно отшатнулась, и милым девичьим голоском произнесла:

– Как скажешь, маменька.

– Натали, – укоризненно произнес отец, высокий крепко сложенный брюнет с синими глазами, одетый в зеленый камзол и черные штаны, – не нужно выставлять себя хуже, чем ты есть на самом деле. Мы, твои родители, желаем тебе только добра.

«Это вы еще не знаете, насколько я хуже вашей кроткой дурочки», – ухмыльнулась про себя Наташа, вслух же покаянно произнесла:

– Прости, папенька.

Отец нахмурился, видимо, обращение ему не пришлось по вкусу, но промолчал.

Второй звоночек прозвенел, когда приехал жених, тот самый, которого с таким нетерпением ждали родители. Красавчик, конечно. Такого только на обложку глянца, чтобы девушки раскупали номер со свистом.

Наташа на Земле с принцами никогда знакома не была, допускала, что они могут быть людьми не совсем адекватными. Но этот…

Каждый раз, когда он смотрел в сторону сидевшей молча Наташи, в его взгляде равнодушие сплеталось с жаждой наживы.

И Наташа подозревала, что приданое за ней дадут нехилое. Иначе откуда такая алчность в глазах его высочества?

Когда он потребовал дать им поговорить наедине, Наташа довольно потерла руки, мысленно, конечно. Они поговорят, ох и поговорят.

– Ронара, – обратился к ней ее ненаглядный жених, едва входная дверь закрылась, – вы сами замуж хотите?

– Не знаю, ваше высочество, – пожала плечами Наташа и для разнообразия сказала полуправду. – С одной стороны, было бы неплохо, может, хоть муж не станет считать идиоткой. С другой… Вы же меня где-нибудь запрете подальше, да? А сами будете жить при дворе?

В глазах принца равнодушие сменилось изумлением. Казалось, он не ожидалось услышать подобного ответа. Хотя почему «казалось», если Наташу все здесь считают записной идиоткой?

1Берта Свон. «Жена под заказ».
2Вежливое обращение к аристократке. К мужчине – ронар.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru