Litres Baner
Месть подана, босс!

Айрин Лакс
Месть подана, босс!

Глава 8. Ксения

Я назначила собеседования на утро. Маленькое уточнение: немногим раньше начала рабочего дня. И придя на работу раньше обычного, я вижу картину маслом: на диванчиках в коридоре с томным видом разной степени расположилось около десятка девиц. Внешность у всех разная, но выглядят все они так, будто собрались проходить кастинг на конкурс красоты.

Операция по устранению конкуренток начинается. Я захожу в подсобное помещение, где уборщица хранит все свои веники, швабры и прочее. Облачаюсь в рабочий халат и с самым невозмутимым видом прохожусь со шваброй мимо девиц. Я активно машу инструментом налево и направо. Прошу цыпочек поднять свои лабутены. Одна из девиц, рыжая, делает вид, что не слышит, но как только тряпка тыкается в носок туфельки, поднимает ножки, брезгливо поджимая губы. Ты-то, милая, и свалишь отсюда первой, злорадствую я. Потом я отставляю швабру, прислоняю её к стене и снимаю жёлтые перчатки, расстёгиваю халат, представая перед претендентками в типичном офисном прикиде, и спрашиваю:

– Вы все на собеседование?

– Да-а-а, – тянут вразнобой девицы, недоумённо поглядывая на меня.

А я, не давая им опомниться, спрашиваю:

– Со шваброй все обращаться умеют?

– Что?

– Девушка, мы пришли на собеседование, на должность секретаря, – разлепляет свои губёхи рыжая.

– Всё правильно, – лучезарно улыбаюсь я, – сейчас на должности секретаря работаю я. А вы претендуете на эту же самую должность. Значит, будете выполнять тот же самый перечень обязанностей. Приходится и шваброй поработать. У нас молодая, активно развивающаяся компания, только выходящая на рынок. А в стране кризис как-никак. Давиду Антоновичу пришлось сократить штат работников на треть, теперь секретарь занимается ещё и уборкой. Разумеется, не за бесплатно. Плюс три процента к окладу.

– Что-о-о? – рыжая хлопает наращенными ресницами так часто, что я начинаю опасаться, как бы из-за интенсивных взмахов не сдуло вон ту анорексичную блондинку.

Рыжая подскакивает и цокает к выходу. За ней тянутся ещё двое. Анорексичка в том числе.

Минус три. Одним ударом. Неплохое начало.

А вот оставшихся девиц перспектива уборки не напугала. Или они надеялись, что, построив боссу глазки, избавятся от швабры?

«Ладно, работаем-работаем. Не даём этим курочкам передохнуть. Вертим их, словно на гриле», – подбодрила я себя и вплыла царственной походкой в приёмную, махнув рукой за собой.

Я попросила девушек встать у одной стены и оглядела их задумчивым взглядом. Кое-кто занервничал, заподозрив неладное. Я вздохнула и ткнула карандашом в сторону высокой брюнетки:

– Извините, но вы нам не подходите. По росту. Босс предпочитает миниатюрных девушек.

Брюнетка скривилась: она и без высокого каблука была ростом явно выше метра восьмидесяти. Передёрнув плечами, девушка вышла.

– И вы, – ткнула я карандашом в её русоволосую соседку. Русоволосая лишь немногим уступала брюнетке в росте.

Ещё минус две. Осталось всего пять.

– Итак, девушки… Ещё один немаловажный момент. Как вы знаете, ваш будущий босс – не рядовой бизнесмен, а лицо широко известное. Секретарь должен сопровождать шефа в деловых поездках, потому внешний вид и параметры очень важны. Вы – лицо компании.

Я приосанилась, поставив руку на талию, грудь колесом. Да-да, курочки. Мне есть чем похвастаться.

– У Давида Антоновича, как у всякого очень известного человека, попросту говоря – звезды, есть свои особые требования. Поэтому все, кто не являются счастливыми обладательницами третьего размера груди, могут быть свободны.

Одна девица фыркнула и, гордо вскинув голову, ушла, неся впереди себя свои маленькие сисечки размером с кулачок.

– Натуральный третий размер груди, – подчеркнула я, – Марков предпочитает естественность во всём.

От стены отлепилась ещё одна мадам и прошествовала за дверь. Остались всего три финалистки. Судя по всему, крепкие орешки. Ничем их не проймёшь. Или просто тупые и уверенные в своей неотразимости. И наверняка у них для этого есть свои причины. Даже у меня при взгляде на губищи той девицы, что стоит посередине, в голове появляются неприличные мыслишки. Чего уж говорить о мужчинах, повёрнутых на своих причиндалах!

Я начала бойко тараторить, перечисляя основные обязанности секретаря, и поглядывала на время: вот-вот начнут собираться остальные работники офиса, нужно разделываться с этими курицами как можно быстрее.

– Всё понятно? – улыбаясь, спросила я.

– Да-да-да, – закивали, словно китайские болванчики.

– Отлично, совсем скоро начнётся рабочий день. И как только босс появится в стенах офиса, он лично проведёт с вами собеседование.

Девицы приосанились. Крайняя слева достала смартфон и начала усердно дуть губки, разглядывая себя через фронтальную камеру. Я с самым невозмутимым видом принялась щёлкать пальцами по клавиатуре, не обращая внимания на девиц. Все они, как одна, пребывали в состоянии радостного предвкушения встречи с моим боссом.

Марков Давид Антонович – бывшая звезда футбола, обладатель кругленького счёта в банке и частый гость на страницах модного глянца… И пусть всё это было два с половиной года назад, пусть карьера спортсмена уже в прошлом, но как ни крути, Марков – лакомый кусочек, недавно развёдшийся со своей супругой. Раньше сладкая парочка всюду появлялась вместе, а фанатки Маркова только и могли, что утирать мокрое от слёз лицо своими не менее мокрыми трусиками. Потому что Маркова интересовала только его супруга, довольно знаменитая дамочка, молодая восходящая звезда тупых ситкомов. Ну, да ладно… Бог с ними, с Марковыми. Факт в том, что сейчас босс разведён и ищет себе новую секретутку…

Ой, секретаршу. И эти девицы страстно желают ею стать. Думаю, они были бы согласны и на секретутку, и на секрешлюшку. Это заметно по их коротким юбкам, которые с натяжкой, с о-о-очень большой натяжкой можно принять за офисные. С такой большой натяжкой, что крайняя ко мне мадам вообще, по-моему, сидит оголённой задницей на кожаном диванчике.

Короче говоря, мне эти охотницы за горячим телом Маркова как кость поперёк горла. Потому что я тут присутствую с другой целью, более возвышенной и благородной. Ну, ничего, сейчас я избавлюсь от этих куриц!

– Ах да, совсем забыла, девушки! – якобы спохватилась я, но намеренно на этих куриц не смотрела, знай себе набирала текст делового письма, глядя лишь на монитор. – Вы же понимаете, что Марков – человек очень занятой. Иногда рабочий день может и затянуться, перевалить далеко за заветные восемнадцать ноль-ноль… Если того потребуется, вы должны будете сопровождать Маркова и в нерабочее время. Кроме того, как правая рука босса, вы просто обязаны позаботиться о его хорошем расположении духа и приложить для его поддержания все усилия.

На этом момент я картинно изогнула левую бровь, как учил меня Алик, и пристально посмотрела на девушек. Поверх монитора. Девицы понимающе улыбнулись: уж что-что, а поддерживать они были готовы хоть сейчас.

– Я думаю, Давид Антонович и сам вас просветит на эту тему. Но он попросил меня, чтобы я доходчиво разъяснила вам некоторые моменты. Он занятой человек и не хочет тратить ни минуты свободного времени на тех, кто не готов принять его… особенности.

Девицы навострили ушки, а я спокойно сообщила:

– Никакой защиты.

– Что? – одна из девиц жалобно захлопала ресничками.

– Да, – с нажимом произнесла я, – вообще никакой. Ни презервативов, ни таблеток. Только естественная контрацепция. Цикл высчитывать умеете? Если не умеете, я вас научу. Но всё же будьте готовы поддерживать моральное состояние Давида Антоновича вне зависимости от дня цикла. Его это, откровенно говоря, совершенно не интересует.

Цок-цок-цок…

Ещё минус одна. Оставшиеся две переглянулись с довольным видом. Но глаза не улыбались. О нет, эти две самки богомола уже были готовы сожрать друг друга!

Я шагнула к офисному кулеру и нацедила себе воды в стаканчик.

– По поводу последствий… можете не переживать. Давид Антонович обеспечивает всех.

Я картинно погладила свой усердно надутый живот с довольной улыбкой.

– Чего-о-о? – возмутилась блондинка.

– Я же сказала, никакой защиты… Давид Антонович – активный участник движения демографического роста.

Есть! Ещё минус одна… Я расстроено поглядела вслед уходящей девушке и даже высунула голову в коридор:

– Девушка, подождите! Вы не одна, мы с девочками все дружим…

– Что значит, дружим? – холодно поинтересовалась оставшаяся девушка. Брюнетка с холодными змеиными глазами.

– Дружим, – подтвердила я, – Давид Антонович не бросает ни одну из подопечных на произвол судьбы. Все детки будут устроены в одни ясли. Мы поддерживаем друг друга, общаемся, делимся опытом… Содержание у всех одинаковое.

– Одинаковое? То есть, я буду не одна такая?

– Разумеется, нет. Давид Антонович одинаково хорошо относится ко всем. Сейчас он выкупил многоквартирный дом, и как только закончится внутренняя отделка, переселит всех в однокомнатные квартиры.

– Однокомнатные? – брезгливо поморщилась девица.

– Однокомнатные, – просмаковала я, – тридцать квадратных метров и ежемесячное пособие в тридцать пять тысяч рублей… Не включая расходы на питание. Но об этом всегда можно договориться. Попросить, как следует.

– Ну, уж нет. За еду я ещё не сосала, – фыркнула девушка, оставаясь на месте.

– А что поделаешь? Кризис в стране, жить как-то надо, – пожала я плечами и демонстративно уткнулась в зеркальце, поправляя помаду.

– А вас, кстати, как зовут? Меня – Ксения. Надо бы познакомиться. Скорее всего, через несколько месяцев мы будем соседками по комнате. Сейчас под наши нужды арендован второй этаж пансионата… Дом-то ещё не отремонтирован. Соседка Катя уже почти два года… ждёт. Одна из самых стареньких…

Брюнетка не выдержала и возмущённо фыркнула, скорчив напоследок недовольную рожу и пробормотав что-то вроде: «Дешёвка!»

 

Вот и иди! Туда тебе и дорога, может, пристроишь свой рабочий ротик в другое место и насосёшь на новый айфончик. Я расплылась в довольной улыбке и откинулась в кресле, блаженно зажмурившись. Всё шло как по маслу!

Глава 9. Давид

Разумеется, при Савве я не стал елозить носом по экрану смартфона. Изучил страничку потом, когда завалился под утро домой, с головой, гудящей от выпивки, и мыслью о том, что Бэмби, как ни крути, побывала у меня в квартире. Почему у меня складывается ощущение, что мы роем носами землю, ища информацию друг о друге? Мне кажется, что она на одно очко опережает меня, а до конца тайма осталось очень мало времени. Но ещё можно успеть забить решающий гол. Если рвануть изо всех сил и влупить по мячу.

На самом деле, страничка социальной сети Варягиной Ксении Владимировны выглядела так, словно её основательно почистили совсем недавно. Ничего не значащие цитатки и картинки, всего одна фотография и дата рождения. Но я и без того знаю, что ей недавно исполнилось двадцать шесть лет.

Страничку, она, может быть, и основательно подчистила. С неведомой мне целью, но вот лайки от друзей подтереть она не смогла бы. Если только не попросить «разлайкай меня обратно, пожалуйста».

И выяснил я это совершенно случайно. Просто ткнул на красивую фотокарточку с цитаткой, и палец, соскользнув, открыл список тех, кому это фото понравилось. Автоматически прокрутил список из двадцати человек. Имена и аватарки незнакомые. Все. За исключением одной.

Анны Самохиной.

Чтобы быть уверенным на сто процентов, я ткнул на её аватарку и перешёл на страничку. Ну, точно, она. Анна Самохина, моя бывшая секретарша, подложившая мне огромную жирную свинью. Сука сливала информацию конкурентам. Сдавала им наших поставщиков, не забыв шепнуть, какую цену мы хотели выставить на аукционе. Естественно, вооружившись этой информацией, конкуренты предлагали свою цену, но выставляли её чуточку ниже. Са-а-мую малость, на рубль или два. Но в больших объёмах закупок этот самый, сука, рубль играл решающую цену. Естественно, как только я узнал, кто так славно трудился, что за последнее время удалось выиграть всего несколько тендеров, я сразу же уволил эту наглую суку. Которая ещё и попыталась построить мне глазки. Как будто секс с ней может стоить для меня дороже, чем полугодовая прибыль.

Наверное, Савва бы как следует нашпиговал эту заразу перед тем, как уволить. А я её просто уволил с соответствующей записью, по инициативе работодателя. Мне кажется, этого было достаточно.

Каким образом эта Анна Самохина была связана с Ксенией Варягиной? А хер их знает… Но прокрутил список фотографий Анны. Длиннющий такой список. И увидел на одной из них не только Самохину, но и Варягину. В обнимочку на каком-то празднике. Варягину почти не узнать в этой тощей рыжеватой девушке со смешным треугольным колпаком на голове. Конечно, можно изменить внешность, можно набрать недостающие на мой взгляд, килограммы… Сейчас-то у Варягиной всё как надо: волнующе колыхается в глубоком декольте и приятно обтягивается юбочкой… Опять же, цвет волос и причёска совсем другие. Но свои оленьи глазки Варягина не додумалась себе изменить!

Мда… Похоже, что эти две сучки – приятельницы. Как минимум. Хотя… Вгляделся в старое фото. Нет, похоже, что не просто приятельницы. Было какое-то сходство, едва уловимое. Нет, не приятельницы, хуже. Родственницы! Вот тебе и Оленёнок Бэмби с трогательной влажной поволокой в карих глазах и кристально-честным выражением!

Сучка. Ну, ты и сучка, Варягина. Или Самохина? Не получилось и дальше сидеть на двух стульях самой, впихнула на место свою родственницу. И Варягина, скорее всего, будет заниматься тем же самым, что и Самохина. А что? Почта корпоративная, переписку видно, все входящие и исходящие коммерческие предложения регистрирует она. Вот же сучка… Ну, ничего, Варягина, долго ты не продержишься! Я тебя уволю уже завтра, выпну в два счёта. Не успеешь даже кресло секретаря нагреть своей аппетитной задницей!

А задница у неё было что надо… К сожалению. Или к счастью? Член упорно настаивал, что к счастью. И не только задница, но и всё остальное. Такое миниатюрное, но вместе с тем кругленькое и сочное, что захотелось её как следует покусать перед тем, как трахнуть. Я был зол.

«Уволить!» – вопил разум.

«Поиграть!» – возразило оскорблённое самолюбие.

«Трахнуть!» – настаивал член.

Да хрен с тобой, Варягина! Можно и всё сразу. Я устрою тебе весёлую жизнь!

Глава 10. Ксения

– Чему вы так радуетесь, Ксения Владимировна?

Голос прогремел совсем рядом так внезапно, что я подпрыгнула в кресле. Сердце едва не выскочило из груди. Кто же так подкрадывается? Босс застыл в дверном проёме, разглядывая меня.

– Доброе утро, Давид Антонович, – улыбнулась я.

– У вас, видимо, это утро чересчур доброе, – вальяжно протянул босс, – так прыгаете от радости. Только из блузки выпрыгивать явно не стоит.

Я перевела взгляд вниз: теперь понятно, почему босс меня так рассматривал. Я подпрыгнула на кресле и так резко привела себя в вертикальное положение, что пуговица на блузке не выдержала волнительного вздоха. Боссу открывался шикарный вид на круглые полушария. Я автоматически провела рукой: пуговки не было. Оторвалась, что ли?

– Потом будете себя осматривать и ощупывать, Ксения Владимировна. Может быть, объясните, почему из здания со скоростью света вылетают девицы? Последняя едва не сбила меня с ног с криком «Дешёвка!»

Босс прошёлся до двери своего кабинета, ткнув в его сторону пальцем:

– Кофе. Сейчас же.

Сел в своё кресло и снова прикрикнул:

– Кофе, Ксения! Поживее! Я не успел позавтракать.

Пришлось плеснуть боссу кофе из кофемашины и сколоть края блузки канцелярской булавкой, чтобы не светить боссу в глаза своей грудью. По идее он должен только поглядывать в глубокое декольте издали и отвлекаться от рабочего процесса, но выставлять всё своё добро на полное обозрение я не собиралась.

– Так почему все сбежали, Ксения Владимировна? Что вы такого успели им рассказать?

– Понятия не имею, Давид Антонович. Показала офис, ознакомила со списком обязанностей, озвучила оклад…

– Мда? И что, по вашему наблюдению, могло не устроить претенденток? – откинулся в кресле босс, пристально глядя мне в лицо.

Не верит. Как пить дать, не верит. Я поправила булавочку, якобы плохо державшую края блузки, собралась с мыслями.

– Если вас на самом деле интересует мнение человека, которого вы хотите уволить… – начала я.

– Давайте без лишних сантиментов, Ксения. Факты таковы, что кроме вас я других претенденток не видел…

«И не увидишь, – подумала я, – до тех пор, пока я не решу, что месть удалась…»

– Вполне естественное желание посмотреть на остальных. Ведь я вас ещё не уволил. Так? А если будете исполнять все свои обязанности и покажете себя с хорошей стороны, и не уволю. Так что давайте, выкладывайте все свои соображения…

– А многих девушек вы успели увидеть? – улыбнулась я.

– Допустим, последних двух.

– И что непонятного? Они посчитали оклад недостаточно большим, даже с учётом премии. Одну из них не устроило офисное помещение. Не соответствует их представлениям об офисе успешной компании.

Босс недовольно поджал губы и огляделся.

– А вы как считаете, Ксения?

– Здесь, конечно, не двадцатый этаж небоскрёба с панорамными окнами до самого пола, – начала я, – но довольно мило.

– Мило? – переспросил босс. – Стоит поискать другое помещение?

– Зачем? Я скажу вам своё мнение. Арендная плата за этот офис вполне приемлемая. Офис соответствует запросам компании вашего уровня. Возможно, в будущем, когда штат сотрудников будет увеличен, а компания заявит о себе как о крупном участнике портала закупок, можно подумать о переезде в более презентабельное место. На данном этапе это нерентабельная идея, не имеющая никакого смысла. Если только для вас не важнее утереть нос случайному человеку и поставить во главе всего бесполезный понт.

Я поняла, что чуть-чуть перегнула палку, стушевалась и добавила:

– Простите.

– Самое разумное, что я слышал от вас за эти несколько дней. Ладно. Ваше мнение, как ни странно, совпадает с моим. Вот как мы поступим…

Я затаила дыхание, глубоко вздохнув. Так глубоко, что булавка вот-вот обещала сорваться.

– Идите работать.

Я кивнула и поспешила покинуть его кабинет, но босс окликнул меня у самой двери:

– Ксения?

Я обернулась:

– Вы остаётесь.

Босс расплылся в довольной улыбке. Я мило улыбнулась в ответ и закрыла дверь с той стороны.

Ха, мужчины. Поглядел, куда надо, и поплыл… Всё-таки вовремя оторвалась пуговка. Спасибо Алику, настоявшему на тесной блузке, в которой даже дышать тяжело.

Глава 11. Давид

Всё-таки я решил оставить Бэмби в штате. Временно. Разумеется, глаз я с неё не спущу. Пронырливая какая! Уверен, что девиц сплавила именно она. Понятия не имею, что она им рассказывала, но выбегали эти курицы из здания жутко недовольные и злые. Забытая в коридоре швабра наводила меня на кое-какие размышления. Может быть, Ксения додумалась напугать девиц обязанностями ещё и уборщицы? Разумеется, она милым голосочком сказала, что просто неосторожно разлила воду и вытерла безобразие сама, не дожидаясь прихода уборщицы. Но мне кажется, что всё было не так. Наверняка напела, что им надо ещё и шваброй махать! Дикость какая… И кто в это мог поверить? Кто-кто? Вот те, которые выбежали, как раз и поверили. Хотя… По их лицам, неосвещённым зачатками разума, было понятно, что они поверят во что угодно. Лишь бы за это хорошо заплатили.

Оставить-то я её оставил, но как сделать так, чтобы эта любопытная особа не смогла совать нос куда не следует? И как бы предотвратить слив информации? Никак! Пока она тут работает – никак. Мда, задача не из лёгких… Проще всего уволить. Но мы же не ищем лёгких путей. Придётся танцевать с бубном, держать переговоры с поставщиками в строжайшем секрете, а выставлять цену на торги будем в самый последний момент непосредственно по моей указке. И перераспределить поток электронной переписки. Давно пора было это сделать. И неразберихи будет гораздо меньше. Компот – отдельно, а мухи – отдельно.

Офис занялся перераспределением, от поступающих звонков и уточняющих вопросов к вечеру голова разболелась так, будто в неё с размаху влепили бутсой. И пусть рабочий день уже окончился, перевалив за восемнадцать ноль-ноль, передо мной ещё стояла гора вопросов. А всё эта Варягина, будь она неладна! Засланец в юбке!

Кстати, если она засланец, и Самохина её ввела в курс дела, почему Ксения не приносит Бенджамина? Не люблю целый день торчать в офисе, но если случается задерживаться, мне лучше думается, если на столе стоит Бенджамин. Самохина хоть и наглым образом сливала конфиденциальную информацию, но знала одно: если я задерживаюсь в офисе после пяти часов вечера, значит, Бенджамин должен быть у меня на столе. А сейчас где он? Его нет!

– Ксения Владимировна! – позвал я.

Никакой реакции. Уже ушла, что ли? И не предупредила?

– Ксения Владимировна! – позвал я гораздо громче.

Раздался перестук каблучков…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru