Месть подана, босс!

Айрин Лакс
Месть подана, босс!

Глава 4. Ксения

Марков, конечно, кое-как отёр свою красивую физиономию, но выглядел как житель придорожной канавы, напяливший на себя модные дизайнерские шмотки.

– Сколько времени? – рявкнул он, отодвигая меня в сторону.

– Девять пятнадцать, – с готовностью ответила я.

Марков виртуозно выматерился и сгрузил мне на руки своё пальто. Потом оглядел себя и ещё раз выматерился.

– Компьютер уже включен, скайп загружен. Ждём видеозвонка от деловых партнёров, – тараторила я.

– Как теперь в таком виде вести переговоры?

Марков расстроено махнул рукой и зашагал в свой кабинет. Я засеменила следом.

– Отменить встречу? – предложила я.

– Отменить? Тогда сделки в ближайшие полгода можно тоже… отменить! Давайте не стойте, сделайте что-нибудь!

Вот блин… А я надеялась, этот пижон всё отменит.

– Вы такой грязный… – начала я.

– Сам знаю! Найду – закопаю живьём! Чья машина возле офиса припаркована?

Я торопливо выбежала из кабинета и вернулась с пачкой влажных салфеток. Подтолкнула Маркова к креслу:

– Садитесь, Давид Антонович!

– Да у меня брюки насквозь мокрые! В них только в лужу садиться.

– А вы снимите!

– Вы в своём уме? Я что, по-вашему, в трусах сидеть буду?

– А что такого? Да вы не переживайте! Вас по скайпу и не видно будет… почти! В кадр попадёт только голова, плечи и грудь. Можете хоть с голой зад…

Я вовремя осеклась.

– Никто ничего не увидит.

Марков выругался и принялся расстёгивать ремень. Я повернула голову в сторону окна, чтобы не смущать босса, но боковым зрением всё видела: натренированные жилистые мужские ноги. Длинные и ровные. Белые боксеры. Так, Ксю, не пялиться, а то ещё оценишь размер спящего достоинства.

«Ну-у-у, вообще-то уже оценила», – захихикал внутренний голос. Ткань боксеров всё шикарно облепила. Есть, есть на что посмотреть и пощупать. Тьфу! Не о том ты думаешь, Ксения.

Я подтолкнула Маркова к креслу. Он машинально потрогал волосы и поморщился, увидев на ладони капли грязи.

– Можно голову помыть. Но под сушилкой за пять минут не высохнет. Так что вы просто не наклоняйте голову. Волосы тёмные, грязь тоже тёмная… – приговаривала я, оттирая лицо босса.

Он даже глаза прикрыл, чтобы не мешать процессу.

А мне пришлось тереть ту грязь, в которой я его искупала с головой. Гора грязных салфеток быстро росла. Осталось только на шее немного. Я вздохнула. Ресницы у Маркова длинные-длинные, пушистые, кверху загибаются. Подкручивает он их, что ли? И брови красивые – ровные, чёрные. Мда, природа не обделила его лицом, наоборот, прилепила с любовью ровный прямой нос, волевой подбородок и потрясающе красивые скулы. Колкая короткая щетина немного цеплялась за ткань салфеток.

– Вы мне сейчас кадык до дыр протрёте, – прохрипел Марков.

Я отстранилась, оглядывая дело рук своих: выглядит вполне прилично.

– Рубашка в пятнах, – недовольно заявил Марков, ткнув пальцем.

– Модный крап, – отозвалась я, – никто не заметит. Вы только головой сильно не трясите, чтобы грязью не сыпать. И всё пройдёт как по маслу.

Марков раскрыл рот, чтобы что-то сказать, но не успел: раздался звук входящего видеозвонка. Я потихоньку удалилась из кабинета, прикрыв за собой дверь. Села на рабочее место и принялась изображать секретаря. Ерунда, а не работа, прямо скажу… По крайней мере, пока Марков не раскрутился… Но он очень хочет. Так хочет, что готов сидеть в трусах… Где-то через час раздался входящий вызов по внутренней связи.

– В кабинет зайдите. Немедленно.

Я вошла. Марков стоял и избавлялся от последней части гардероба. Небрежно швырнул на пол рубашку и галстук, оставшись в одних трусах. Я застыла на месте. Марков был великолепно сложен. Широкие плечи, крепкая мускулистая грудь, покрытая завитками тёмных волос. Мужчина нагнулся, снимая носки. Кажется, на спине какая-то татуировка. Надо ещё раз в интернете посмотреть… Не помню, чтобы видела на его фотографиях в сети что-то подобное. Марков подобрал все свои грязные шмотки и шагнул ко мне, сгрузив всё в руки.

– В химчистку. Живо.

Я сглотнула. Одно дело видеть идеальное мужское тело на картинке и посмеиваться, что фотошопом, где надо, дорисовано. Но видеть в живую, что у Маркова все мускулы до единого нарисованы самой природой и подчёркнуты тренировками… Очень волнительно. Меня будто жаром окатило. И я застыла на месте, глядя, как он идёт обратно к креслу. Узкая талия, подтянутая крепкая задница. Ох, даже татуировку продемонстрировал: крылья во всю спину. Я разозлилась на саму себя. И на шикарного босса заодно. Крылья. Тоже мне, летун! Знаем мы, как ты летаешь!

– И ещё одно. В левом кармане брюк ключи от квартиры. Адрес я вам скажу. Вещи отвезёте в химчистку, а мне доставьте одежду.

Надо же, какое доверие.

– Все расходы на такси я компенсирую.

– Спасибо, но я на машине, – автоматически ответила я и двинулась к выходу.

Марков вдогонку бросил мне адрес своего дома. Я поспешила выполнить приказ босса, но, признаться, была недовольна. Утренняя пакость удалась, но судя по довольной физиономии Маркова, и деловые переговоры ему тоже удались. Ладно, придумаем что-нибудь ещё.

Я бездумно вышла из офиса и нажала на кнопку автомобильного брелока. Toyota согласно пиликнула. Я сгрузила грязные шмотки Маркова в багажник и захлопнула его. Внезапно почувствовала чей-то пристальный взгляд, прожигающий мне голову. Похолодев от ужаса, я вспомнила, что окна кабинета босса выходят как раз на парковку. Медленно подняла глаза. Босс открыл окно и смотрел прямо на меня. Тёмно-зелёные глаза полыхали недобрым огнём. Босс был в негодовании. Он узнал в моей тойоте машину, окатившую его грязной водой. Марков прорычал:

– Варягина! Когда вернётесь…

Больше ничего не добавил, но как-то нехорошо кивнул и захлопнул окно. Просто кивнул. Но с тем же успехом он мог провести большим пальцем по горлу.

Он кивнул. Боже… Марков же играл на позиции нападающего. Они так классно бьют головой по мячу! А вдруг… его кивок был намёком?! Мамочки… Мне как-то сразу расхотелось мстить и пакостить Маркову…

Глава 5. Ксения

Кажется, что жить мне осталось всего-ничего. Я так крепко стиснула руль машины, что боялась вырвать его к чертям. Пока стояла в очереди в химчистке, позвонила приятелю. Он выслушал меня и в ярких красках рассказал мне, какая я неумеха.

– Ксю, ну ты и дурочка! Ничего без папочки сделать не можешь!

– Тоже мне, папочка выискался. Что делать?

– Ну-у-у, – протянул Алик, – ты можешь прямо сейчас в отместку просто свалить в никуда с его вещами и ключами от квартиры. А он будет сидеть в офисе до посинения полуголым.

– Исключено, – вздохнула я, – у него наверняка куча девочек на побегушках или приятелей, готовых его выручить.

– Тогда шагом марш туда, куда он тебе приказал. И покайся, смиренно покайся перед ним! Состряпай невинное лицо… Скажи, что не смотрела по сторонам… Сильно спешила, потому что опаздывала! Вы, женщины, всегда опаздываете… Ладно, Ксю. Давай старайся там изо всех сил… И держи меня в курсе. А то я так переживаю, что скоро снова начну курить.

– Даже не вздумай! Мы вместе бросали, – пригрозила я Алику.

Ладно. Война план покажет, приободрила я себя, взяла талончик из химчистки и поехала к дому Маркова. Квартира у него была, как и следовало это ожидать, шикарная. У этого тщеславного футболиста даже была собственная стена почёта: медали, какие-то дипломы, футболки с каракулями, мячики, два каких-то кубка.

Вдруг у меня промелькнула мысль, что я сейчас нахожусь в святая святых, квартире главгада. И если бы я хотела устроить пакость вселенских размеров, лучшего момента не могло и представиться. Но потом обругала себя: это уже вышло бы за рамки. Нет, личную крепость Маркова мы не будем трогать. Тем более, что это палевно… Затрезвонил сотовый телефон.

– Варягина, – сказал босс очень тихим, но злым голосом, – вы что, вещи вручную шить отправились? Вы на время смотрели?

– Извините, Давид Антонович. Но в химчистке была очередь… И пробки.

– Живо в офис! С вещами! Ко мне сейчас на встречу приедут. А я по вашей вине сижу в одних трусах!

– Уже лечу. А что вам взять?

– Да что угодно! – рявкнул босс. Терпение у него закончилось. – У вас есть девять минут, чтобы успеть.

– Десять? – переспросила я.

– Девять. Было. Осталось всего восемь!

В трубке зазвучали равнодушные гудки. Я заметалась по квартире. Вот это задача! Вдруг возьму что-нибудь не то! Мой взгляд упал на вешалку. Так вот же оно, решение: готовые комплекты одежды, даже упакованные. Я радостно схватила первый попавшийся, сразу же вспомнив, что на Алике подобный комплект смотрелся очень стильно. А уж Алик одевался красиво и модно. Надеюсь, босс оценит мои старания и не будет сильно зверствовать!

До офиса я добралась за три минуты до окончания выделенного времени. Постучалась в кабинет босса. Послышались шаги, и щёлкнул замок. Марков едва ли не за шиворот втащил меня в кабинет.

– Вот, держите, Давид Антонович. Всё, как вы просили! А ваши вещи я заберу из химчистки завтра утром или сегодня вечером.

Я с радостным лицом протянула боссу пакет. Но он взглянул на него и ни капельки не обрадовался. Только рассвирепел ещё больше.

– Вы что мне привезли?

– Вещи, как вы просили. Вот тут даже всё подобрано по цветам.

– А на размер вы не обратили внимание? Это вещи моего младшего брата!

Гадство. Я, как дурочка, вытянула руку вперёд, прикладывая шуршащий пакет к голой груди босса. Мда… Маловат размерчик. Но можно и натянуть. При большом желании.

– Извините, но вы не уточняли, что именно и какого размера нужно взять, – обиделась я, – не хотите? Не надевайте. Вещи из химчистки можно будет забрать только вечером после семи или завтра утром.

– За что мне это наказание?! – взвыл босс.

 

«Вот именно! Правильный вопрос. За что? За то самое, красавчик», – ехидничаю я про себя. Но внешне я – сама услужливость, разворачиваюсь на выход.

– Стоять! Давайте сюда.

Босс нетерпеливо вырвал у меня из рук пакет и начал натягивать белые брюки.

– А вы бы лучше голову за это время помыли, – осторожно сказала я, – если у вас будет грязная голова, можете хоть в мантии королевской сидеть, впечатление о вас будет так себе…

– Вот спасибо, Варягина. Услужили.

Босс кое-как натянул брюки. Смотрелись они на нём комично: неприлично обтягивали всё, что надо и что не надо. Длина до середины икры открывала прекрасный вид на волосатые мужские ноги. Босс распрямился и втянул живот, пытаясь застегнуть пуговицу.

– Сильнее втягивайте, – посоветовала я.

– Заткнитесь, Варягина. Это для вас после зимы привычно втягивать живот, целлюлит, щёки и бог знает что ещё.

Какой подлец! Ноги у меня стройные и без апельсиновой корки! Я, между прочим, в спортивный зал хожу вместе с Аликом и в бассейне плаваю. Целлюлита у меня нет! Я обиделась и вышла из кабинета босса. Пусть сам справляется. Села за рабочее место и попыталась набрать текст объявления для размещения на одном из сайтов. Буквы на экране почему-то двоились, расплывались в стороны и никак не хотели складываться в слова.

– Варягина, живо сюда, – позвал меня босс.

Я мельком взглянула в его сторону. Босс стоял в дверях. Белые укороченные брюки, высокие белые носки в красную полоску, ярко-синяя футболка с воротником «качели». Выглядит, как клоун. Так тебе и надо.

– С головой надо что-то делать.

Вот и делай. Я здесь при чём? Можешь её оторвать и виртуозно чеканить, используя её вместо мяча.

– Варягина, если кто и должен губы дуть, то только я. А вы, если ещё хотите здесь работать, должны быстро придумать, что мне делать с этим рассадником грязи на голове.

Вот оно, мужское извинение за неприятные слова. Я глубоко вздохнула, присовокупила свою обиду к списку мести и встала.

– Выбор невелик: мыть или вычёсывать, – сказала я.

Босс скривился: но делать было нечего. Пришлось ему корячиться над раковиной в миниатюрной офисной кухоньке, пока я мыла ему голову средством для мытья посуды. К тому же сегодня так вовремя отключили горячую воду… Босс кое-как просушил волосы кухонным полотенцем и посмотрелся в зеркало. Потом мрачно взглянул на меня и соизволил сказать:

– Спасибо, Варягина… Не запомнил, как вас зовут.

Прекрасно. Нахамил, ещё и имя не запомнил.

– Ксения Владимировна, – напомнила я.

– Спасибо, Ксения Владимировна, – спокойнее сказал босс и внезапно добавил: – Прошу прощения за грубый тон. У меня сегодня день не задался с самого утра. Не хотел вас обидеть.

Извинение прозвучало неожиданно приятно. А если учесть, что я сама и устроила ему весёлую жизнь, для моего слуха извинение звучало как песня.

Партнёры моего босса явились немного позже назначенного времени. Марков встретил, их стоя у окна, кое-как накинув маленький пиджак на свои внушительные плечи. Я в этот момент ставила на стол поднос с тремя чашечками кофе: для босса и его двух гостей. Марков шагнул навстречу своим гостям и, пожав им руки, собрался садиться. Раздался треск. Скорее всего, это разошлись по шву тесные брюки на крепкой заднице Маркова. Звук получился… жутко неприличный.

Я всей кожей ощутила недовольный взгляд босса и поспешила ретироваться. Как по мне, пакостей для одного дня было более чем достаточно. Поэтому я поджала хвост и сидела тише воды ниже травы. Но даже такое поведение не спасло меня от гнева босса. Только-только партнёры покинули его кабинет, как он вышел следом за ними и присел на край моего стола.

– Веселитесь, Варягина?

– Работаю, Давид Антонович, – смиренно отозвалась я, делая вид, что меня нисколечко не волнует близость мужского тела.

– Вот и работайте. Открывайте сайт объявлений о трудоустройстве…

Босс перехватил мой недоуменный взгляд и хлопнул рукой меня по плечу.

– Открывайте-открывайте. Или вы даже это сделать не в состоянии?

Похолодев, я щёлкнула по кнопке браузера.

– О, как… Получается, надо же. Разместите объявление о вакансии секретаря.

– А как же я?

Нет, я не планировала задерживаться на этой должности. Но осознавать, что тебя выперли в первые же два дня, всё равно неприятно. Причём с работы, которую можно охарактеризовать как «не бей лежачего».

– А вы, Ксения Владимировна… Будем считать, что вы не прошли испытательный срок. Но сегодня ещё работайте, Ксения Владимировна, не буду вам мешать. Заодно можете своё объявление о поиске другого места работы разместить. Разрешаю вам воспользоваться рабочим компьютером в личных целях.

Босс поднялся со своего места и прошествовал к выходу, сверкая белыми трусами, виднеющимися в прорехе из-за разошедшегося шва на заднице.

– Завтра можно уже не выходить?

Наверное, я задала вопрос очень жалким голосом. Потому что босс развернулся, осмотрел меня пристально и милостиво разрешил:

– Останетесь до тех пор, пока не найдётся вам замена.

Глава 6. Ксения

Нет, дорогой Давид Антонович, так быстро я не собираюсь прощаться с вами. Поэтому на следующий день я усердно тружусь в поте лица. С самым кротким видом обзваниваю откликнувшихся на размещённое объявление. Выбираю тех, о ком по звуку голоса сложилось впечатление как о самых тупых или жеманных девицах. Сплавить таких будет гораздо проще.

Босс удивлённо поглядывает на меня. Наверняка ждёт очередной пакости или чего-нибудь невразумительного. Но сегодня я не собираюсь его радовать и работаю как самый прилежный секретарь. Комар носа не подточит. Босс спрашивает, пристально глядя на меня, когда я ставлю перед ним на стол чашку кофе:

– Удивительно. Даже не споткнётесь, разлив при этом кофе?

Я мило улыбаюсь:

– Почему я должна спотыкаться?

– Вчера у меня о вас сложилось не самое лучшее мнение, – прямо говорит босс.

И, честно говоря, хотя бы за это его можно начать уважать: говорит, как есть, не ходит вокруг да около.

– У всех бывают неудачные дни, – отвечаю я, – вчера не только у вас день не задался с самого утра.

Босс улыбается.

– У вас тоже какие-то уроды испортили машину?

Уроды… Надо же, как ласково! Я изумлённо округлила глаза:

– А что случилось с вашей машиной?

– Какая-то шпана все дверные ручки и выхлопную трубу монтажной пеной залепила.

– Хулиганы, – согласилась я, – их не нашли?

– Увы, нет. Во дворе дома установлены камеры видеонаблюдения, но с такого расстояния не удалось разглядеть подробностей. Кажется, двое пацанов… Один совсем мелкий.

Я внутренне похолодела: я и не знала, что двор оснащён видеокамерами. Сейчас я поняла, как мне повезло. И огромная толстовка тоже пришлась очень кстати: мои выдающиеся прелести под ней было незаметно. По крайней мере, с камер наблюдения.

– Что-то случилось, Ксения? Вы в лице переменились, – встревожился босс.

– Я просто представила, если бы меня с самого утра ждал подобный сюрприз. Не знаю, что бы я делала.

– К счастью, это просто мелкая пакость, ничего серьёзного, – улыбнулся Марков.

Сама того не замечая, я ответила на его улыбку. Как же сложно противостоять его обаянию! А ведь Марков даже не прилагает к этому никаких усилий. Он не лезет вон из кожи, пытаясь произвести впечатление, и ведёт себя так естественно, что начинаешь проникаться к нему симпатией… Вот только этого мне не хватало!

– А у вас что?

…о чём он спрашивает? Чёрт, загляделась, оторвалась от реальности.

– Вы, Ксения, сказали, что у вас тоже день не задался с самого утра.

– А-а-а, вы про это… Честно, по сравнению с вашими приключениями, мои покажутся просто досадными мелочами.

Босс улыбнулся. Опять. Слишком часто он улыбается и рассматривает меня. Не голодным взором, но с живым интересом. Ага, вот и в декольте заглянул, но потом вернулся к разглядыванию моего лица.

– И всё-таки?

– Фен перегорел, не могла сделать укладку, чулки любимые порвались, – сочинила я на ходу неприятности, которых не было.

– Но укладка всё же на ваших волосах вчера была, – возразил босс.

Внимательный! Даже причёску заметил.

– Конечно, была! Пришлось перевернуть всю кладовку, чтобы найти старый фен. Простой, но добротный, рабочая лошадка. Я не могла себе позволить прийти на работу в небрежном виде.

Я немного помолчала, потом потупила взор и подняла глазки, виновато посмотрев на босса:

– Опаздывала, поэтому неслась, как сумасшедшая, не глядя по сторонам. Извините, пожалуйста. Не хотела вас обливать грязью.

Кажется, я перестаралась с актёрским мастерством, потому что босс подался вперёд и пристально посмотрел на меня.

– Ваше лицо мне знакомо. Мы с вами раньше нигде не пересекались?

– Исключено, – отрезаю я, – спортом я не интересуюсь. И вас бы я точно запомнила.

– Как и я вас, – машинально отвечает босс.

Я решаю: обмен любезностями затянулся, а мне ещё нужно продолжать корчить из себя «секретаря года». Я выхожу из кабинета босса, интересуясь:

– На какое время назначить собеседования?

Хочется, чтобы босс махнул рукой: да что вы, Ксения, все недоразумения улажены, оставайтесь. Да, это было бы идеально. Для меня. Но Марков задумывается и выдаёт:

– Пригласите на утро, введите в курс дела, ознакомьте с перечнем обязанностей. Отсейте тех, у кого недостаточный опыт работы… Надеюсь, вы с этим справитесь?

Марков откидывается на спинку кресла, раскачиваясь в нём.

– Конечно, – улыбаясь я, представила, как при очередном раскачивании босс не рассчитывает силу и опрокидывается на пол вместе с креслом. Было бы чудесно! Может, подкрутить что-нибудь в этом кресле?

– Отлично! Тогда утром отсеиваете самых неподходящих, а с оставшимися я сам поговорю.

Гад. Босс отправляет меня восвояси. А я уверена, что придётся изучить его кресло поближе. Непременно!

Если босс думает, что он от меня так просто избавится, то придётся его разочаровать. Никуда я не собираюсь уходить. До тех пор, пока не исполню задуманное. Поэтому я обзваниваю кандидаток и назначаю им время собеседования.

Конечно, я выполню прямой указ босса. Но только по-своему…

Глава 7. Давид

В моей жизни бывали разные неприятности. И величина досады от того, что они случались именно со мной, тоже бывала разной. От лёгкого раздражения, что по какой-то причине не сумел купить ту самую машину, до отчаянной злобы из-за новой травмы, приведшей к завершению спортивной карьеры. Но сегодняшний день побил все рекорды. Казалось бы, ничего серьёзного. Каждый день с другими людьми случается нечто подобное. Случается, но с другими. И не всё разом.

А сегодня у меня сложилось ощущение, что кто-то усердно трясёт мешок с неприятностями над моей головой. Одну за другой. Мда… А ещё эта неумёха! Кто её вообще принял на работу? Не помню, чтобы я проводил с ней собеседование. Но утром она сидела с таким невозмутимым лицом и так наивно хлопала глазами оленёнка Бэмби. И лопотала… Предыдущая секретарша позвонила, пригласила на собеседование, потом кто-то с важным видом ткнул её носом туда и туда, якобы посмотрел на то, как она хорошо справляется, и милостиво махнул рукой – остаёшься. Даже бумажку с распечатанным приказом и моей подписью показала. Да мало ли, что я подписываю? После тридцатой бумажки перестаёшь обращать внимание на текст.

Самое интересное, что в тот судьбоносный день, когда Оленёнка приняли на работу, меня не было, как и в несколько предыдущих дней. По описанию новенькой, с ней говорила то ли юристка, то ли бухгалтер. Но те посмотрели на меня удивлённо, только юристка сказала, что помнит, как новенькая приходила, но якобы уже всё было решено. Хрен пойми, что творится.

Что-то тут нечисто. Кто-то ведёт грязную игру. Другую мадам я бы выпнул в два счёта. А эту оставил. Стало любопытно… И пусть подвох я чувствую всей своей кожей, но у Оленёнка такие честные глаза, когда она смотрит мне в лицо, что я начал сомневаться, а не мерещится ли мне всякое?

Но поглядывая за ней же со стороны, думаю: нет, не мерещится. Какая-то она нестабильная. То дура дурой, глупость которой достигает вселенских размеров, то быстро и ловко выполняет все поручения. Нет, всё-таки что-то здесь нечисто. Хотя, вполне может быть, что всё устроено стараниями предыдущей секретарши. Ткнула пальцем в первое попавшееся объявление, пригласила эту девушку, навешала ей лапши на уши, состряпала все бумаги. И свалила. Сука.

Ладно, по сравнению с предыдущей, Оленёнка ещё можно потерпеть. Наверное. Что за нахрен? Прицепилось прозвище… Или всё-таки нет. Ещё не решил. Нет, что-то меня в ней настораживает. И лицо показалось смутно знакомым. Я с ней трахался? Не помню. Девок всегда было много.

 

Даже когда сошёлся с Лизонькой Светлицкой. Поначалу всё было многообещающе: яркая пара, совершенно непересекающиеся интересы. В отношениях нет ничего хуже дрязг на почве перекрёстных интересов в карьере. У нас было не так. Я гонял мячи по полю, а она корчила мордашку перед камерами. Так глупо и тупо, что сериалы с её участием смотреть было невозможно. Как-то глянул одну серию, потом полдня тянуло проблеваться и расхотелось трахаться с благоверной ровно на сутки. Потом заставил себя выкинуть впечатления из головы и, кажется, ещё куда ни шло. Но иногда вот эти идиотские рожицы, словно у мартышки, всё равно проскальзывали в её мимике. Бр-р…

Ну, и дебил ты, Марков. Сам же выбрал жену актрису, натуру творческую и увлекающуюся. Настолько увлекающуюся, что закрутить интрижку с партнёром по сцене для неё было вполне естественно. Да и я тоже не носил свой член в неприкасаемом чехле. Свободные отношения, главное, имущество общее не заводить. Но с этим у Светлицкой проблем не было. Богатенькая семейка. Светлицкая и сама могла заниматься всем, чем угодно, но захотела корчить рожицы. Да и похрен, пусть бы и дальше корчила. Всё равно наши отношения быстро потеряли новизну и остроту ощущений, но удобно, да. Очень удобно… Главное, не светить своими трусами перед камерами, как мы оба решили по молчаливому согласию.

Разойтись в итоге всё равно пришлось, потому что Светлицкая, по её словам, встретила ту самую настоящую любовь, а не её суррогат. В общем, Лизонька с счастливым лицом и восьмой неделей беременности понеслась в новую жизнь. Флаг ей в руки…

– Марков! – гаркнул прямо в ухо Савелий Смирный, мой приятель.

– Не ори, Савва! – поморщился я.

– А по-другому ты меня не слышишь, – усмехнулся друг и махнул официантке, чтобы та принесла ещё выпивки. – Ты начал слишком много думать, – продолжал друг, уставившись на меня.

Теперь точно не отстанет.

– Да так, новая секретарша напрягает, – нехотя сказал я.

– Ха! Так они для того и нужны. Чтобы сначала напрягать, – подмигнул друг, – а потом расслаблять.

– Не, не то… Мне кажется, я её где-то видел, но не могу вспомнить.

– Не помнишь, пялил тёлку или нет? Записывать надо. Я тебе всегда говорю.

Савва помахал перед моим лицом своим смартфоном.

– Всех тёлок не запомнишь, – продолжил учить меня уму-разуму друг, – но если всё записано и сфотографировано… Залез, поискал по имени, посмотрел на фоточку… Всё, соска, тут ты уже была, иди дальше!

– Прекрати тыкать в меня своей мемориальной доской. Я эту доску тебе на кладбище потом установлю, чтобы все знали великого Савелия Смирного, поимевшего… Какая у тебя сотня пошла?

– Рано подводить итоги года, – скромно заявил приятель и добавил, – хочешь, я у себя посмотрю? Может быть, я её трахал? Как зовут?

– Да пошёл ты, – отмахнулся я.

– С чего это вдруг? Сам же знаешь, некоторые тёлки как переходящее знамя. С одним потрахалась, потом к другому перепрыгнула. Соскам похрен, им лишь бы засветиться около знаменитостей.

Я засомневался.

– Имя говори, я уже загрузил файл со списком.

– Варягина, – нехотя вымолвил я.

– Врагу не сдаётся наш гордый Варяг, – фальшиво пропел Савва и уткнулся в свой смартфон.

Ожидание затянулось.

– Ну?

– Не гони волну! – огрызнулся приятель. – У меня база данных необъятная… Варягина… Оп! Есть Варягина.

Я не поверил своим ушам. И испытал какое-то необъяснимое разочарование. Я, конечно, допускал мысль, что новенькая и могла пересекаться со мной раньше, но почему-то очень не хотелось знать, что Савва оприходовал Бэмби. Бля, вот опять…

– У меня и фотка есть… Ничего такая, да, – послышался голос приятеля, – губёшки рабочие, сразу видно.

После слов приятеля раздражение проняло меня аж до самой глотки.

– Ну, покажи, что там у тебя? – нетерпеливо вырвал у Саввы телефон.

– Поосторожнее, Марков. Я бы тебе и сам дал посмотреть…

Я посмотрел на экран. Вгляделся в фото девушки: чёрные смоляные волосы, узенький нос, явно вылепленный умелой рукой пластического хирурга, пухлые губы.

– Варягина Марина. Отчества не записывал, – протянул Савва.

Я облегчённо выдохнул: нет, не она.

– Да не она это. У меня Варягина Ксения работает. И лицо не такое совсем.

– Значит, её у меня ещё не было, – разочарованно сказал Савва, – покажи хоть, а?

Он оживился, глаза заблестели.

– Иди на хрен, Савва.

– А чё? Жалко, что ли?

– Я же не ты. Фотоархив не веду.

– Да не обязательно фотоархив вести. Сейчас я сам всё пробью!

Савва ухмыльнулся и начал тыкать по экрану смартфона.

– Сейчас мы найдём фотки твоей секретарши… Какая-нибудь социальная сеть…

– Перестань.

– А что «перестань»? Мне очень интересно стало, что там за краля новая…

Вид довольной физиономии Саввы раздражал неимоверно. Еще больше взбесили его следующие слова:

– Если она ничего, и ты не хочешь напрягаться, я сам могу напрячься как следует.

Савву нельзя было назвать красавчиком. Ну, рожа у него была так себе, нос сломанный, с горбинкой. Но девушки на него вешались, как будто он был мёдом – а они пчёлами. Непринуждённая болтовня, образ рубахи-парня, парочка фокусов… Короче, подкатывать Савва умел. Говоря «фокусы», я на самом деле имею в виду именно это. Савва освоил всего два: появление цветного платочка в пустом кулаке и вытаскивание из-за уха красотки… Нет, не монетки. А колечка. Тьфу. Эти смазливые мартышки таяли, когда Савва с самым серьёзным видом вытаскивал тоненькое колечко и надевал его на пальчик.

Подкат действовал безукоризненно. Несмотря на огромное количество тех, на ком он его применял. Мне кажется, все эти «соски», как он их называл, уже должны были пустить слух среди себе подобных о Савве и его колечке. Но вопреки всему щелчок пальцами у уха девицы, колечко в руках Саввы – всё, тушка готова быть оприходованной.

А теперь этот чемпион ныряет в глубины интернета, как дайвер, чтобы разыскать Варягину Ксению. Чёрт. Надо было самому догадаться сделать это раньше. Ведь если у Саввы дрогнет, нет, блядь, не сердце. Если его член приветливо махнёт на фото девушки, всё… Савва остановится только когда занесёт её в свою обширную базу данных. И когда же он своё орудие труда сотрёт под самый корень?

– Да тут смотреть не на что! – возмутился Савва. – Вообще ни хрена непонятно. Фотка древняя, какой-то коллектив… И где эта сучка, а?

Я посмотрел на экран: да-а-а, фото с университетских времён, что ли? Куча выпускников с дипломами в руках.

– Да хрен знает, где эта Варягина. Я её и сам не узнаю среди всех этих рож… И не хочется. Ладно, забей. Я её всё равно собираюсь увольнять.

– А чё так? Плохо заставляет напрягаться? – заржал приятель. – Ну, если на неё у тебя не напрягается, то у меня точно не встанет.

Вот же засранец кривоносый. Но даже хорошо, что он пришёл к таким выводам. А то хрен его знает… Припрётся в контору и будет показывать Оленёнку свои дешёвые фокусы за три копейки. Савва отложил телефон и начал пристально сканировать помещение клуба. Искал жертву. Правильно, ищи…

Варягину я каким-то образом сразу узнал, пусть у неё причёска была совсем другая и цвет волос, но эти оленьи глазки… Меня заело, как пластинку. Короче, Бэмби я узнал сразу… Так что пусть Савва отвалит в сторону, а я пошарю по её страничке в социальной сети чуть позже. Может быть, что-то удастся узнать.

И знаете, что? Удалось. Но мне это не понравилось. Не-е-т, мне очень сильно это не понравилось!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru