Любовь по рецепту

Айрин Лакс
Любовь по рецепту

Глава 1. Инесса

Стучите – и вам откроют.

На мой взгляд, самое неправильное назидание из всех существующих. Потому что я стучу-стучу, стучу-стучу и скоро превращусь в самку дятла, но дверь мне никто не открывает. Я ещё раз перечитала адрес, указанный в сообщении, и сверилась с номером квартиры. Посмотрела на циферблат часов. 11:15. Я договаривалась с хозяином квартиры на 11:00. Хозяин квартиры даже не отвечал на мои телефонные звонки.

Я разозлилась: если ему не нужны квартиросъёмщики, зачем он договаривался на определённое время, чтобы показать квартиру? Я только занесла ногу в цветастом кеде, чтобы пнуть дверь, как вдруг дверь распахнулась. Я дёрнулась в сторону и подвернула ногу. Едва не упала. Но меня подхватили сильные мужские руки. Подхватили в тот момент, когда я уже смирилась с падением и даже зажмурилась от страха, потому что падать всегда больно.

– Осторожнее, девушка! – произнёс низкий мужской голос.

Я соизволила открыть глаза и упёрлась взглядом в пухлые мужские губы. Всего одного взгляда мне хватило, чтобы узнать этот чувственный, порочный изгиб губ, будто нарочно созданных для того, чтобы сводить с ума и заставлять забывать, как нужно дышать. Мужчина улыбнулся дьявольской улыбкой обольстителя. Чёрт… Я знаю этого мужчину.

Я должна пошевелиться, сказать хоть что-то или просто начать дышать, но я словно застыла на месте, разглядывая нижнюю часть лица Марка Истомина. Я прогуливаюсь взглядом по его губам и волевому подбородку, мысленно трусь щекой о его сексуальную щетину, и не решаюсь поднять взгляд выше.

Потому что точно знаю – утону. У Марка Истомина самые синие глаза из всех, что мне доводилось видеть в своей жизни. Если и существует смертельно опасные, но жутко красивые моря, то вода в них именно такого цвета. Цвета глаз Марка Истомина.

– Ты хотела меня видеть? – спросил Марк.

– Угу… Кхм… Да… По… по…

Чёрт побери! Да как же звучит это слово? Я, кажется, забыла все слова русского языка и стала ужасно косноязычной, не могу вспомнить, хоть убей. Наверное, я выражаюсь, как заика.

– По объявлению? – уточняет Марк.

Я всё-таки поднимаю взгляд и смотрю в его глаза, обрамлённые чёрными ресницами. Марк неспешно осматривает моё лицо, иронично заломив при этом смолянистую бровь. Знает, гад, насколько он хорош. Прекрасно знает и упивается сейчас моментом моего немого поражения.

Я понимаю, что уже начинаю задыхаться, поэтому глотаю воздух, и выдавливаю из себя:

– Да.

– Хорошо. Посмотришь квартиру?

– Да.

Аллилуйя! Дар речи, кажется, возвращается ко мне.

– Сама зайдёшь или занести тебя? – интересуется Марк.

– Сама зайду, – шепчу я, даже не представляя, в какой глубокий обморок я упаду, если этот бог порока и секса подхватит меня на руки.

– Хорошо, – отзывается Марк и приводит меня в вертикальное положение.

Сегодня на мне надеты джинсовые шорты и очень просторная туника, свободно болтающаяся на теле. Марк якобы проверяет, насколько устойчиво я стою, но мужские руки проворно скользят с моих локтей на талию. Марк исследует моё тело на предмет наличия талии. И судя по огоньку, вспыхнувшему в синих глазах, Марка удовлетворил результат исследований.

– Пойдём, у меня есть на что посмотреть, – кивает Марк в сторону двери и входит в квартиру вальяжной походкой.

Я стараюсь игнорировать двусмысленность его фразы и иду вслед за ним, сглатывая комок в горле. Я не уточнила, но Марк открыл дверь, будучи одетым только в просторные льняные шорты.

Марк – красавчик, нисколько не изменившийся за три года. Однажды он уже поразил меня в самое сердце. И, по всей видимости, он очень сильно зацепил моё воображение в прошлом. Потому что стоило мне увидеть Марка, как моя прежняя увлечённость им вновь всплыла на поверхность.

Глава 2. Инесса

– Квартира-студия… – слышится голос Марка впереди. – Ремонт я делал недавно, меньше полугода назад.

Я следую за Марком, как слепой котёнок. В идеальной квартире-студии сейчас царит не менее идеальный… бардак. Прямо-таки наглядная демонстрация холостяцкой жизни в квартире.

– Не успел прибраться, – пожимает плечами Марк, следя за направлением моего взгляда.

По виду Марка он не только не успел прибраться, но и ещё не проснулся, как следует. Тёмные волосы взъерошены и сексуально торчат во все стороны.

– Смущает? – спросил Марк.

Я перевела взгляд на его накачанную грудь и идеальный пресс. Шорты сидели очень низко на бёдрах, и почему-то я была уверенна, что под ними ничего нет.

«Конечно, смущает!» – подумала я, сглотнув. Но потом поняла, что Марк спрашивает о бардаке.

– Ерунда, – махнула я рукой.

– Я тоже так думаю, – заулыбался Марк.

О боже!.. Не делай этого… Нет-нет-нет! Не улыбайся!.. А-а-а-а! Уже поздно!.. Марк широко улыбается, а я, как дурочка, ловлю коварную стрелу его улыбки своим распахнутым сердцем. Сердце начинает предательски трепыхаться в груди и становится жутко волнительно. Даже ладошки вспотели. Я вытираю их незаметно о тунику и иду следом за Марком.

– Мебель, бытовая техника, всё остаётся… Кроме плазмы. Плазму я забираю…

Я посмотрела на огромный плазменный телевизор, беззвучно транслирующий музыкальные видеоклипы.

– Хорошо.

– На кухне тоже остаётся всё. Холодильник, плита с духовкой, микроволновая печь. Одним словом, всё на месте. Жить можно.

Я, чтобы успокоиться хотя бы немного, прошла в ванную комнату, но наткнулась взглядом на распахнутую дверцу шкафчика. На полке лежали презервативы. Краска опять прилила к моим щекам. Нет, это не квартира! Это сексуальная провокация. Такая же наглая, как её хозяин!..

– Ладно, мне всё понятно… Э-э-э… С какого числа сдаёте квартиру?

– Да хоть с сегодняшнего, – пожал внушительными плечами Марк. – Я уже почти здесь не живу. Всё перевёз на новую квартиру.

– Не живёте? – скептически спросила я, осмотрев бардак.

– Не живу. Так, по старой памяти заглянул.

«Заглянул и покутил!» – мысленно добавила я, но вслух ничего не сказала. Но Марк истолковал моё молчание, как недовольство, потому что спросил:

– Что-то не устраивает? Могу скинуть по цене.

Глава 3. Инесса

– Давайте, – согласилась я, возликовав.

Найти хорошую квартиру за ту цену, что просил Марк, было очень сложно. Мне просто нереально повезло, потому что я позвонила, судя по времени опубликования его объявления, самой первой и договорилась о встрече. Впрочем, я особо ни на что не надеялась. Я думала, что хозяин объявления содрал фотографии квартиры самым наглым образом у кого-то другого. К счастью, это оказалось не так.

– Тебе на длительный срок? – уточнил Марк.

– На длительный, – подтвердила я, млея от мысли, что буду часто видеть Марка.

Затрезвонил телефон Марка. Откуда-то издалека. Марк принялся переворачивать всё, ища телефон. Я сунула руку между диванных подушек и извлекла оттуда сотовый телефон.

– Держите, вот ваш телефон.

– Благодарю, – отсалютовал Марк и ответил на телефонный звонок.

– Да, Евгений Петрович. Нет, я ещё не на работе. В пробке застрял… Ага, да. Пробки – бич современности, – безбожно врал Марк, даже не краснея. – Критик? Хорошо. Всегда готов встретить. С распростёртыми, так сказать. Новое меню разработать? Хорошо. Хорошо, я подумаю. Непременно скажу. Один вопрос. Какие сроки?.. Когда?.. Так времени навалом ещё. Успеем!.. Информация проверенная?.. Хорошо. А кто? Маслова или Самойленко?.. Не они?.. Каза-а-анцев?.. Да… Нет-нет, всё будет сделано в лучшем виде. Со смаком!.. Будет сделано, Евгений Петрович. К вашему возвращению из отпуска я уже буду готов вам презентовать примерные наброски нового меню. Всего хорошего, загорайте и ни о чём не переживайте!..

Марк отключился и выматерился себе под нос, потом посмотрел на меня, извинившись:

– Прошу прощения, рабочие моменты. Сейчас опаздываю, надо бежать.

Марк потянулся и подобрал с пола мятую футболку, потом отвернулся ко мне спиной и спустил шорты. О, мой бог!.. Я не ошиблась: под шортами у Марка ничего не было. Я облизнулась на крепкую мужскую задницу, глядя, как Марк беспечно выуживает из груды барахла трусы и брюки.

Марк обернулся:

– Ты ещё здесь?

Ну вот! Он ещё и выставил меня идиоткой, подглядывающей за его переодеванием.

– Мы договорились? – спросила я.

– Если тебя всё устраивает, то договорились. Буду рад.

– Да, меня всё устраивает…

– По рукам! – шлёпнул Марк по моей ладони и подтолкнул в сторону выхода. – Когда заезжать будешь?

– А что, уже можно?.. Я не против.

– Давай сделаем так: вечером встречаемся, составляем расписку и вперёд. Одной головной болью в моей жизни станет меньше!..

Я не заметила как, но мы уже вышли из квартиры. Марк легко и быстро побежал вниз по ступенькам, не дожидаясь лифта. На лестничном пролёте он остановился и спросил:

– В квартире бардак. Вызвать клининговую компанию или приберёшь сама? А я эту сумму вычту из арендной платы.

– Согласна! – выдохнула я таким голосом, как будто Марк предлагал мне выйти за него замуж, а не разгрести свинарник, устроенный им в квартире.

Глава 4. Инесса

– Вечером позвоню! – подмигнул Марк и умчался.

Я на ватных ногах двинулась следом, лихорадочно прикидывая в уме, как одеться, вместо того, чтобы думать о том, как бы собрать сумки. Потом перевела взгляд на свои руки. Какой кошмар!.. Ногти ровные и подпиленные, но без лака и признаков салонного маникюра. Потом на улице я остановилась у зеркальной витрины, выругавшись вслух. Инесса, ну кто так одевается? Никакой изящности!..

Я позвонила подруге и записалась к ней на маникюр, спросив с надеждой:

– А твои девчата из салона мне не обновят мелирование?

– Та-а-ак, неужели будущая гроза журналистики решила привести себя в порядок? – с иронией спросила Катя.

 

– Катюх, ну, перестань! На меня просто за последний месяц столько всего навалилось!.. Ещё и хозяйка попросила квартиру освободить срочно. Вот бегаю…

– Но судя по всему, уже кое с чем разобралась, да? Если решила привести себя в божеский вид?

– Я к тебе больше не приду в салон, – пригрозила я. – Это ты иногда от нечего делать себе ногти перекрашиваешь несколько раз в день, рисуя на них картины. А мне…

– Всё-всё, Инесса! – заискивающе сказала подруга. – Жду! Девчата помогут…

Я обрадовано вздохнула и помчалась на работу. Я мечтала когда-нибудь стать настоящим журналистом и вырасти до формата собственного раздела. Пока мне доверили только писать короткие статейки, освещающие жизнь столицы в интернет-версии нашего журнала. И то не писать, а рерайтить тексты других. Ещё я вела свой блог, он пользовался хорошей популярностью. Но это было хобби. В общем, я мечтала, что однажды своего добьюсь, а пока приходилось перебиваться, чем придётся.

– Стрельцова! – гаркнул редактор, услышав мои шаги.

Прокрасться незамеченной не удалось. Кабинет редактора был расположен так, что все сотрудники офиса проходили мимо него. Кабинет был крохотный и завален бог знает чем, но редактор другого кабинета не желал, чем огорчал всех сотрудников.

– Бегу, Николай Родионович!..

– Беги! Только мимо моего кабинета не пробеги! Дело к тебе есть…

Глава 5. Инесса

Я, окрылённая надеждой, ступила в кабинет редактора.

– И кружку с чаем подай, – сказал Николай Родионович, не отрывая взгляда от монитора компьютера. – Она где-то там…

Кружка у редактора была забавная: белая с чёрными нарисованными усами. Кружка начальника волшебным образом могла исчезать прямиком из-под носа. Так что иногда весь офис стоял на ушах и искал, где она может быть. А кружка могла быть где угодно. Но если редактор «па-а-апрасил», то кружку нужно было найти. Я кинула сумочку на стул, наполовину заваленный папками. Что-то предательски выплеснулось на носок моего кеда.

– Нашла. Но в вашем чае можно утопить «Титаник»!

– Годится. Дай его сюда.

Я поставила кружку редактору на стол. Разумеется, редактор к чаю не притронулся. Кому бы в голову пришло пить остывший подслащённый чай?

– В общем, надо думать, Стрельцова, – глубокомысленно изрёк редактор. – Надо расширять горизонты. Иначе мы скоро скатимся до размера бульварной газетёнки и не сможем себе позволить держать большой штат сотрудников. Сама понимаешь, кто первый окажется у выхода?

Я кивнула. Разумеется, первой выпнут Стрельцову, то есть меня!.. Потому что Стрельцова – всё равно что «девочка на побегушках» и почти не приносит пользы журналу.

– В общем, ты, как лицо самое заинтересованное, и должна думать. Всё, иди.

– Всё? – изумилась я.

– Конечно. Самая лучшая мотивация в мире! – фыркнул редактор. – Или ты, или тебя. Свободна!..

– А… В каком направлении думать? – спросила я.

– Если бы я знал, Стрельцова!.. Так что считай, что ты попала в сказку.

Я вздохнула и вышла из кабинета редактора. Нет, сказки я любила. Но только не в той части, где нужно идти туда, не знаю куда, и принести то, не знаю, что. Хоть бы подсказал, ну! А не напирал на фантомное журналистское чутьё!..

– Чего грустишь, Инесса? – спросила секретарша Людмила, попыхивая сигареткой в открытую форточку.

– Задание дали, – вздохнула я. – Не знаю, как подступиться, и что надо для выполнения задания.

– А-а-а… – понимающе протянула Людмила. – Родионович сегодня свою кружку шесть раз за полдня терял. Жди сюрприза.

– Люда! – крикнул редактор. – Где моя кружка?

– Седьмой, – вздохнула Людмила, гася сигарету.

– На столе, – подсказала я, пробираясь на выход.

Людмила просунула голову в кабинет редактора и успела шепнуть мне:

– Не поверишь, уже пропала…

– Удачи, Люда, в поисках пропавшего сокровища.

– Угу, спасибо, и тебе… – отозвалась Людмила.

* * *

Проблем у меня – выше крыши! А я вместо того, чтобы заниматься их решением, думаю о том, что именно надеть сегодня вечером и как выглядеть лучше.

– Ещё один ногото-о-ок, – нараспев тянет Катя, ловко намазывая нежно-розовый лак на мои ноготки. – Теперь под сушилку!..

Я покорно размещаю ногти под ультрафиолетовую лапу. Пряди волос на моей голове переложены фольгой. В общем, типичная картина женского марафета.

– Признавайся, ради кого стараешься? – подмигивает Катя.

– Ни для кого.

– Уж точно не ради Вани, – не сдаётся Катя.

– Японский бог!.. Ваня!.. – восклицаю я.

А-а-а! Инесса, дурында! Только ты могла забыть о своём недо-парне, едва на горизонте появился объект моей бывшей безответной влюблённости. При виде Марка у меня все мысли вылетели из головы.

Глава 6. Инесса

– О-о-о!.. – смеётся Катя. – Рассказывай!..

– Да нечего рассказывать… Ой…

– Вспомни… – бурчит Катя, покосившись на мой телефон. Звонит сам Ваня.

– Отвечай! А я послушаю, как ты Ваню в очередной раз бортанёшь. Такой мальчик-лапочка, мне бы такого!.. Я бы его быстро научила плохому, – усмехнулась Катя, плотоядно облизнув губы. – А ты, дурочка, носом крутишь.

– Ваня хороший, – говорю я. – Но…

– Скучный, так и говори. Зато надёжный, если настроить, как надо!..

– Ладно, забирай, Катя. Вот честно!.. – в сердцах восклицаю я, но на звонок Вани всё-таки отвечаю.

– Привет, Инесса, – ласково здоровается Ваня. – Как дела?

Я вздыхаю: так и вижу его, замершего и боящегося перевести дыхание. Ну почему я такая дурочка? Почему мне нравятся мне голозадые беспардонные повара, устраивающие гадюшник в своей квартире? Нравился бы мне Ваня, жила бы как принцесса, с которой пылинки сдувают.

– Привет, Вань. Ничего, пойдёт. Едва присела. Весь день на ногах провела.

– Я тут подумал… – решительно начал Ваня. – Твою проблему легко можно решить. Ты будешь жить у меня!..

– Э-э-э-э… – говорю я, не зная, как реагировать. Интересно, как Ваня решился? Он и целоваться-то в щёку лез, краснея при этом так, как будто на солнце перегрелся. А предложить та-а-акое…

– С мамой я уже поговорил! – продолжает Ваня.

И тут мне на самом деле становится страшно за Ваню. Ваня никогда не перечил маме, директору школы. Он и жил до сих пор с ней. В пятикомнатной квартире с огромной лоджией.

– Я сказал маме, что ты просто будешь снимать у нас комнату. Но платить тебе не придётся. Я буду платить маме за тебя сам. Вот!..

Ваня замолчал. Наверное, он ждал одобрения и слов благодарности.

– Спасибо, Ваня. Ты бы меня очень выручил, но я уже нашла квартиру.

– Откажись. Я готовлю очень вкусные вафли на завтрак, – торопливо говорит Ваня.

Конечно, вкусные. Я даже не сомневаюсь. Но вафли Истомина будут в миллион раз вкуснее. Не только потому, что он шеф-повар, но из его сексуальных рук я съела бы и подгоревшую дочерна корочку хлеба. Увы…

– Не могу, я уже и часть залога внесла, – вру я. – Сегодня я принимаю ключи и буду переезжать.

– Ну вот, опять опоздал! – огорчённо говорит Ваня. – Тебе помочь с переездом?

– Не надо, Ванечка. Спасибо тебе за предложение.

Вот только не хватало, чтобы Ваня увидел Истомина, увидел слюни, которые я пускаю на Истомина, и начал закатывать сцены ревности. Очень нудные, кстати. Ваня звонил, пыхтел, громко вздыхал и фыркал, как морж в воде, или обиженно поджимал губы, если прогуливался в это время рядом.

Я, честно, не понимаю, почему он так в меня вцепился. Я познакомилась с ним на одном из предыдущих мест подработки. Ваня работал системным администратором. Как-то он меня выручил… И с тех пор вот уже почти три года носится за мной, как хвостик.

Я поболтала с Ваней ещё немного и еле-еле от него отделалась, пообещав, что доверю ему настройку компьютера на новом месте. Для Вани это было равносильно демонстрации высочайшего уровня доверия.

– Признавайся, ради кого марафет наводишь? – спросила Катя, когда с моих волос смыли излишки краски и уложили их в красивую причёску.

– Истомин, – вздохнула я.

– Истомин… – пробормотала Катя, задумавшись, и потом округлила глаза. – Случайно, это не тот, которому ты в отместку за увольнение кружку хотела помыть половой тряпкой?

– Тот самый, – подтвердила я, внезапно задумавшись. Что за напасть у мужиков такая: их кружки неприкосновенны!..

Глава 7. Инесса

С Марком Истоминым я познакомилась три с половиной года назад. Ну-у-у, как познакомилась… Я Марка видела и дышала им тот недолгий промежуток времени, пока работала на кухне ресторана «Promenade». А он, скорее всего, даже не подозревал о моём существовании. Само собой!.. Где был он – уже в то время вступивший в должность шеф-повара, и где была я – уборщица.

Да, тогда я всё свободное от учёбы время крутилась, как белка в колесе, чтобы заработать немного денег. Жить и учиться в столице мне нравилось. А столичные цены не нравились от слова совсем. Помощи от родителей ждать не приходилось. Папа благополучно ушёл из нашей жизни уже давно, а у мамы, помимо меня, осталось ещё трое детей там, в Воронеже. Короче, приходилось выкручиваться самой. Кем только я не работала!.. И посудомойщицей, и разносчиком буклетов, и дворником, и даже была «булочкой с сосиской» на открытии какого-то ресторана быстрого питания!..

В ресторан «Promenade» я устроилась благодаря большой удаче: в штате не хватало уборщицы и мне просто всунули швабру в руки в тот же день, строго спросив перед этим наличие «санитарной книжки». Санитарная книжка у меня была, а теперь была ещё и работа. В первый же день я едва не уронила свою челюсть, когда увидела среди адского пара и шума кухни его, Марка Истомина, самого настоящего дьявола на адской кухне. Потому что так прекрасно готовить и не менее прекрасно выглядеть мог только дьявол. Серьёзно.

На Марка облизывалась все женщины. Но дьяволом его называли за глаза не только из-за прекрасной внешности. Характер у Истомина был тяжёлый. Его любимой присказкой было: «На кухне я – Бог. А это… – показывал он на свои блюда. – Это мои семь дней творения».

Ну и разумеется, у Бога на кухне должно было всё идти именно так, как он того пожелает. У Истомина существовал свой список негласных правил, которые нельзя было ни в коем случае нарушать. И я совершенно случайно нарушила одно из них. Я просто помыла его кружку. Как мне объяснили уже позднее, кружку шеф-повара ни в коем случае нельзя было трогать. Мыть – тем более.

Шеф-повар не так часто пил на работе кофе. Но если он пил кофе из своей кружки, то трогать кружку было категорически запрещено. Кружка должна была стоять именно там, где оставил её шеф-повар, даже если его кружка при этом мешала всем. И ни в коем случае нельзя было мыть кружку. Истомин картинно омывал свою кружку сам, в конце рабочего дня.

Но обо всём это я узнала уже после того, как свершилось ужасное. В тот день я отпросилась, чтобы уйти пораньше: мне надо было подготовить доклад на учёбу. И нечаянно я смахнула кружку, стоящую на самом краю стола. Я успела подхватить кружку и чисто машинально вымыла её, поставив на стол, но уже ближе к середине, чтобы кто-нибудь ещё не уронил кружку.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru