Последний храм. Темными тропами

Арт Богданов
Последний храм. Темными тропами

Глава 1 

Едва мы продавили телами голубоватую плёнку входа в инстанс, меня буквально прибило системными сообщениями. Пришлось притормозить всех и разбираться с завалом. У Дрейка та же история, но он уже тут бывал, потому с сообщениями разобрался быстро. Но я устал слушать его поучения в насмешливой интонации, потому посоветовал ему заткнуться и принялся разгребать завал сам.

Первым сообщением шла легенда Магхат-Трогтара, которую я уже слышал. Два подгорных князя, от светлых гномов и темных дворфов, решили сбросить оковы извечной ненависти и построить свой  новый город. На коренном диалекте его название и было аналогом Великого  Новгорода.  И даже законы и правила там были очень похожими. Как и взаимоотношения местных жителей.

К удивлению остальных рас у них это получилось  и, более того, они при этом значительно усилились. Остальным это не понравилось, включая богов и, в итоге, был объявлен крестовый поход, дабы проучить тех, кто решил жить в мире и терпимости, а не резать глотки и обвинять всех вокруг в своих неудачах. Город задавили всем миром, но остановится не смогли и продолжили извечную резню под довольный хохот богов, для которых каждая смерть словно глоток вина. Вышла грандиозная божественная пьянка, но князья города отреклись от предавших их богов и призвали в этот мир Безымянных. Сам город и его окрестности стал зоной, в которой больше нет власти старых богов.  Город покорился новым Владыкам, а все, кто здесь погиб, так и не обрели посмертие,  оставшись призрачными духами или наоборот бездушными  ходячими трупами. Это их новая судьба и расплата за бездействие.

Теоретически считалось, что этот инстанс можно вычистить, потому как духи и зомби при смерти получали те же штрафы, что и игроки. И потому от каждой смерти слабеют и со временем умрут окончательно. Но вот на практике они же и получали опыт от убийства игроков. А по сложности этот инстанс считался одним из самых-самых хардкорных из доступных с тридцатого уровня. Были и более жёсткие данжи, но там и вход от ста-сто пятьдесят плюс. Здесь же каждый мог испытать удачу.

Остальные сообщения оказались куда менее радужными. Так как эта зона вне власти богов, у меня отключились все плюшки от жречества в пантеоне Похвиста. Пропал доступ к благодати и стали неактивными все божественные заклинания, что давались в награду за прохождения квеста Наследника, а бар маны просел на две трети.  Радовало то, что я успел нахвататься серых заклинаний у вампиров и приоделся в шмот, что повышает мои характеристики как бойца-ассасина. Даже оружие, пара клинков крови, очень к месту.  К тому же все серые заклинания и навыки поднялись на треть и на треть же будут быстрее развиваться.

Определённой изначальной цели в этом инстансе нет и можно найти квесты на каждом шагу, которые в этой локации и можно выполнить, а так же здесь есть входы в Чистилище и уже  оттуда в Инферно и Эдем.

Так же мне как лидеру группы обещали неприятности в виде двадцатипроцентного увеличения сложности всех квестов и врагов из-за участия в моей группе серых НПС.

Я оглядел свое воинство и хмыкнул. Тут и неприятности не нужны. Без них весело.

С Дрейком все более-менее понятно. Такой же сумасбродный старик, как и я, в том же вампирском прикиде и с аурой ненависти в запасе. Он сбросил иллюзию обычного человека и теперь щеголял синими рельефными венами на бледном лице и антрацитовыми глазами без белка. Жуткое, но в чем-то даже эстетичное зрелище. Но, по сути, та ещё заноза в заднице, хоть я уже и привык к нему.

  А вот остальные не радовали. Тиус фор Даг являлся Стражем Дома и имел немало сил, но теперь стал изгнанником и что это добавило, а что порезало, нужно будет понять в процессе игры. Сам он стал намного молчаливей, чем был, хотя вампиры и в обычном состоянии не слишком велеречивы. Они выглядят как модельные мальчишки и девчонки с манерами аристократа и надменными лицами. При этом в этике и надменности могут потягаться с эльфами, но  благородство и воинскую честь ценят превыше всего. А ещё они всегда одеты с иголочки и выглядят идеально, хоть сейчас на бал в высшем обществе. Тиус же стал слегка потрёпанным и помятым, словно неделю бухал без всякой меры. Вид имел болезненный, а в глазах время от времени мелькала искра безумия. Даже его движения иногда становились ломаными  и дёрганными, что вызывало ассоциацию с сумасшествием. Жутковатое зрелище. Словно бешеный пёс под транквилизаторами. В любой момент их действие закончится и что будет дальше, не предскажет даже Ванга.

   Звенящий Ручеек во многом походила на Тиуса. Если раньше она вполне соответствовала своему имени, постоянно щебеча и двигаясь, создавая ощущение бурлящей молодости и переполненности энергией сильного и здорового тела, то сейчас она стала лишь бледной  тенью себя.  Больше отмалчивалась и на вопросы отвечала скупо, а иногда даже зло. В ее глазах часто мелькали едва сдерживаемые приступы ярости берсеркера, что пугали не меньше болезненного вида вампира-изгнанника.

  И вот с этой командой я собрался пробиться через Магхат-Трогтар, Чистилище и Инферно? Видимо, я тоже подхватил дозу психоза. Но выхода нет. Мне нужно ускоряться в прохождении квеста Наследника Последнего храма, потому как все туже сжимается ловчая сеть кланов благословлённых богами, которым этот квест и его результаты очень нужены.  И то, что фанатики из Церкви и Блюстителей веры отступятся, я сильно сомневался. Не тот у них характер. Слепая вера часто скидывала этот мир в пучину ада, но все равно каждый раз находятся те, кто делают ее своей жизнью, не желая видеть ничего другого. И спорить с ними бесполезно. Они несут добро и свет на острие штыков во имя всего человечества, даже не спросив кому это надо из всего этого человечества.  Точнее, они убивали тех, кто не разделял их жизнерадостную позицию всеобщего блага. Но тоже на благо. И во имя.

  И сейчас они очень хотят облагодетельствовать меня и моё окружение, дабы мы поняли, как заблуждаемся в своих суждениях.

– Поехали! – Коротко бросил я остальным. Настроение испортилось после потери большей части сильнейших заклинаний и вот просто руки чесались набить кому-то морду. Аура Великого Гнева Хаоса никуда не делась и послушно раскинула плащ воздуха, но уже с вкраплениями фиолетовых искр.

– Что? – Синхронно отозвались неписи, не поняв моего юмора.

– Погоди, Гагарин доморощенный. – Хохотнул рыцарь смерти. –  Ты на камень помочиться не забыл перед полётом на респ?!  Во имя традиции и рационализма. Ждать твой забег из заоблачных далей нам не выгодно.

  Вот зараза. Как всегда в своём репертуаре и как всегда гораздо опытнее меня. Убил бы давно, но ведь полезный гад, хоть и вредный.

– Рассказывай! – Тяжело вздохнул я, смирившись с очередной саркастической лекцией потрошителя. По-моему, он этим повышал свое ЧСВ и старался компенсировать ущерб, что я нанёс ему, снеся уровни. Честно говоря, я слабо представлял такого комика во главе ордена социопатов и анархистов. Тех держать нужно было в железном кулаке, убивая за малейший писк против лидера.

  Но что бы Дрейк не рассказывал о себе, он был очень адаптивной личностью в плане психологии и игру использовал для сброса стресса и плохих мыслей. И похоже меня он использовал для того же.

– Для начала закрепимся на точке. – Дрейк кивнул на оплывший булыжник размером с лошадь, по которому изредка бегали искры молний и тонкие струйки тумана.

   «Алтарь отринутых» – прочитал я всплывшее окно. «Желаете закрепиться?»

  Подтверждаю. Отступать не наш метод.

– А ты? И они? – Я кивнул в сторону неписей.

– Я лучше у тебя за спиной воскресну. А они не воскреснут вообще. Ликан точно. А изгнанника-вампира Дом не будет воскрешать. Не по чину ему. – Пожал плечами потрошитель.

– Это что они у нас одноразовые?

– Не знаю. С Изгнанниками все непросто. Редкий вид неписей. Да и локация необычная. Что тут отчебучит ЦИ с их тушками, не могу предсказать. Но да. Их лучше оберегать. Не ровен час они превратятся из помощников в геморрой группы, став нашими призраками-преследователями. И такое может быть.

– Черт! – Выругался я. Терять этих двоих мне совсем не хотелось. С одной стороны я понимал, что это лишь картинки, имитирующие поведение живых людей. С другой, имитировали они очень качественно. Да и сам человек, существо, что часто привязывается к обычным вещам. Знаю многих людей кто даёт имена своим машинам  или куклам. А уж последнее время привязанность к домашним искинам стала головной болью для психологов всех мастей.

– А что с тобой будет, если я воскресну возле камня?

– Упаду рядом, но уже без зоны защиты.

– А в роще? Что было бы там?

– То же самое. Воскрес бы рядом с рощей и без защиты. Потому такой способ не слишком популярен, если не сказать больше. Это только на первый взгляд удобно. А вот когда поймают носителя, тут и задница всем. А поймать такого хитрого всегда есть десятки способов. Это просто мне нечего уже терять. Да и в Роще меня ждёт такое, что Ад покажется Раем. Вот и избегаю.

– Так камень вроде вне компетенции богов.

– Да, но он работает только в инстансе. Выйдем, я сразу же при первой смерти отлечу в ближайшую рощу, где мне сделают очень неприятную процедуру извлечения гланд через чёрную дверь. Так  что быть у тебя за пазухой куда надёжнее. И тебя не потеряю, а то ты без меня как слепой щенок, и в лапы начальства не попаду. Не люблю ковры и потёртости на коленках. – Хохотнул Дрейк.

  Вот засранец. Но надо признать полезный засранец. Без него бы мой путь был бы куда более сложным и тернистым. Даже его чёрный юмор вполне окупается.

  Магхат-Трогтар внушал. Атмосфера не навевала чистое зло и ужас. Скорее  все было похоже на старика, что уже давно отжил свой срок, но почему-то держался за жизнь.  Коридоры у входа были обычными пещерными ходами кое-где стёсанными для удобства путника, но как-то небрежно. Чем дальше, тем больше появлялось следов аккуратного и рачительного отношения к дороге и окружающему пейзажу. Но при этом ощущения смертельной болезни только усиливались. Чернобыльская Зона отчуждения, вот какие возникали ассоциации. Все брошено впопыхах и различные мелкие детали только усугубляют атмосферу. Гнилые строительные леса и ржавый инструмент вперемешку с костями и черепами. Незаконченная резьба указательного знака на пещерной развилке или брошенная на половине тёсанная дорога в очередном коридоре.

 

  И это  только внешние признаки, что бросались в глаза. Все остальное  диктовалось на уровне ощущений и подсознания. По коридорам разносилось едва воспринимаемое ухом эхо вздохов, стонов и подвываний, да и казалось, что сама земля вибрирует тревожным гулом ожидания и боли. Вдоль стен проносились разноцветные  молнии, что угасали  на лету, распадаясь тающими искрами. Иногда с тяжёлым вздохом взрывались дымные серые султаны, что опадали на пол серой дымкой и оставляли после себя быстро тающий иней. А ещё были болотные огни, тусклые, болезненного вида светлячки, что звали за собой. Из боковых коридоров подвывали и гремели цепями, в лицо бил то жар адского пламени с запахом тухлых яиц, то  могильный холод с привкусом железа, крови и тлена.  И все это за полсотни шагов от  входа.

  На первых жителей этого места мы нарвались, едва пройдя сотню метров, и вздрагивая через каждый шаг. Даже Дрейк. Он хорохорился, но по всем признакам чувствовал себя неуютно. Он самое слабое звено цепи, как бы не гремел остальным железом. И гад, пистоли так и не вернул. И на намёки, угрозы и даже подзатыльники не реагировал. Ему все как с гуся вода.

  Мёртвый пак местных жителей вынырнул ожидаемо неожиданно. Дорогу в узком тоннеле перекрыли три мертвеца в ржавых доспехах и с таким же оружием. Даже стало слегка смешно. Люди-воины. Один из них возможно бывший танк.  Тридцатый уровень максимум и сами едва держатся на лоскутках кожи и магии. А вот группа поддержки из двух злобных духов-эльфов  доставили проблем.  Каждый из них обладал бешеной, по человеческим меркам, скоростью и мог растворятся в стене, рассыпаясь султанами дыма. При этом уже буквально через пару секунд он выныривал за спиной из стены стрелял почти в упор столь же пакостной призрачной стрелой и снова растворялся в плоти проклятого города. Хорошее начало. И минуты не прошло, а мы уже в красной зоне. Меня спасла только аура, да и рыцаря смерти тоже. Пришлось телами прикрывать неписей, ловя собой дымчатые стрелы. Я уже думал нам конец, потому как мертвяков мы снесли, даже не заметив, а вот с духами не успевали. Все наши атаки уходили в пустоту. И приходилось держать урон, не давая выбить одноразовых неписей.

   Но тут нас удивили спутники. Оба в одно  мгновение подёрнулись алой аурой и, сбив нас с ног, ринулись в атаку. На моих глазах Тиус поймал призрачного эльфа за лодыжку погрузив руку в камень. Тот верещал и извивался, а Тиус рвал его дымчатую плоть руками.  Обрывки тумана летели словно капли крови и куски плоти, растворяясь уже через метр.

  Ручеёк обернулась волчицей и на мгновение замерла. Ее болезненного вида шерсть с подпалинами и язвами вдруг вздыбилась и девушка рванулась по пустому коридору. Но в конце ее бега из стены вылетел дух эльфа, который тут же застрял в зубах волчицы. Та стала бешено вращать лобастой мордой, таская жертву словно тряпичную куклу, при этом часто помогая себе передними лапами и выбивая снопы  тумана из своей добычи.

  Мы с Дрейком замерли, не зная кого атаковать. Наши ауры искрились во тьме антрацитом и молниями, но ранить своих было куда опаснее, чем помочь. Их вид говорил, что только зацепи и получишь вместо союзника смертельного врага. Приплыли. Как бы я не оседлал лошадь, которая мне не по мастерству укрощения строптивых. А я-то ведь не робкого десятка.

  Как любой армеец, я знаю, что такое полоса препятствий и как она выматывает и тело, и душу. Длинна у них разнится, но  суть одна. Подарить незабываемые впечатления проходящему для того, чтобы истинный бой на выживание ему показался лёгкой прогулкой. Там применяли любые техники психологического внушения от грязи и влаги в трусах до огня ожогов глубоких порезов от колючки и настоящих пуль, визжащих в сантиметрах над твоим затылком.

   Все это показалось детским лепетом по сравнению с этими тремя сотнями шагов.  Инстанс давил на психику на всех уровнях и чувствах. Звуки, запахи, фантомы. Все выматывало душу  и казалось разъедало ее изнутри. Это не игра. Это симулятор выживания для мазохистов и прочих неуравновешенных.

   Всего два пака врагов по пять фрагов. Но впечатлений столько, сколько я не испытывал за всю игру. Зомби стали выше уровнем, а вот призраки обмельчали. Но легче от этого не стало. Зомби стали умнее. А ещё они воняли так, что тянуло блевать. И они ныли.

  Ненавижу нытиков. У них всегда кто-то другой виноват. И эти ныли в этой  же тональности, внушая образы  обиды. Не убивай! Я на войну пошёл, потому что мне приказал староста! Я не виновен! И чувство раскаяния обиды, отчаяния и ржавый клинок, что метит в печень. Затем эманации злобы, ведь не попал. И снова кружится карусель жалости к себе и беспричинной злобы ко всем живым. Ведь они все недостойны жить, потому как ничтожный рядовой пешка в руках богов и князей сдохла и хочет отомстить всем, что внушают ему  другое. Что можно жить иначе. Своим умом. И отвечать за свои поступки.

  Но пешек это только больше бесит. Вгоняя в ярость берсеркера. А нам с Дрейком пришлось все это принимать на себя, потому что наши спутники потухли и больше не реагировали на опасность. Точнее реагировали, но на уровне нубов-перводневок.  Минимальный набор действий на выживание.

– Перекур! – Выдохнул потрошитель и упал на перекрёстке пещер. В его центре имелся знак похожий на тот, что я наблюдал на камне воскрешения. Немного не такой и похож на гибрид иероглифа и скандинавской руны.

– Что здесь? – Я устало упал рядом. Этому мужику с кучей тараканов я доверял. И если он упал на пол и изобразил звезду на отдыхе, то значит можно. Опыт, который не пропьёшь. Кстати странно, что он не пытался, учитывая его судьбу.

  Я вдруг понял что устал. Не от данжа, а от игры. От всей этой глупости, что наблюдал месяцами. В чем  смысл? Да, игра даёт многое. Новые ощущения и горизонты. Новые вершины. Но все это так же иллюзорно, как и реальная жизнь.

  Те же боги с их всевластием. Даже с новыми технологиями они не убегут от сути вселенной. От смерти. И через время их капиталы и связи перестанут  существовать. Их по частям растянут, подобно шакалам, их замы и соратники, что ещё вчера лизали им зад. И останется у них лишь то, что они смогут забрать с собой в другой мир. Если он есть.

  И самое забавное, что бомж Вася имеет те же чувства и эмоции, что и Великий Император  Попиратель Вселенной. И пусть последний трахает Мисс Вселенную с Глазами Которым Покоряется Луна для бомжа Васи бомжиха Валя ничуть не хуже, особенно под допингом. А физиология тела всех уровняет. Черт! Не туда меня несёт!

– А ты забавный! – Вдруг раздалось над головой. – У тебя интересные мысли.

– Твою мать! – Вскинулся Дрейк хватаясь за кинжалы, но тут же спохватился и непонятно для меня всхлипнул. После чего упал на одно колено и замолк. Совсем. Вот уж не ожидал, что такое возможно.

  Я же взглянул на девчонку. Да. Хороший образ даже как-то тоскливо отметил я. Есть у меня  слабость к дриадам и эльфийкам. Пусть эта и значительно отличалась от ранее виденного. Если дриады были не просто светлыми, а лучащимися светом даже во тьме, то эта выглядела даже в чем-то серо. Бутылочного цвета глаза и столь же тёмные, с зеленоватым отливом, волосы. Красивая, как и все в игре. Но эта идеальная красота быстро приелась и в сравнении с ней Эльмиэль была богиней. Потому что была настоящей. Она и без того была красивой, но явно не нарисованной. С мелкими огрехами, присущими  живым людям.

    Я демонстративно встал, отряхнул штанины и столь же демонстративно-удивлённо кинул взгляд на соратников. От Дрейка я такого не ожидал, а рыцарь смерти лишь тихо зашипел. Я разобрал в этом шипении куплеты Сектора газа.

  Да мне все равно. Я реально устал.  Все вокруг смешалось. Кони, люди, неписи. Где правда? Где ложь? Это просто какой-то лабиринт отражений. Отражений нас  самих. И почему я должен бояться глянуть своему отражению в лицо?

  Да, по сути, тут одни кривые зеркала, но отражают они только нас. Наши грехи, желания, слабости.

  Мы долго мерились взглядами со странной дриадой.  Я откровенно хотел ее послать по эротическому маршруту. Уж больно ее взгляд был жалостлив. Одно дело жалеть неписей, но на подкорке осознавать, что ты венец вселенной и другое – видеть как машина и ее аватар жалеет тебя.

  А насколько унизительно опуститься до переругивания с пылесосом?  Нет, я конечно как и все из нас, обзывал заглючивший коммуникатор нехорошими словами, а уж последний «виндоус» и его разрабы икали всей семьёй. Но сейчас я смотрел в глаза машине и она смотрела в мои.

  Впервые плащ гнева окутывал меня плавно, постепенно напитываясь моими эмоциями.

  Дриада смотрела столь же пристально, а потом вдруг хлопнула в ладоши.

– Забавный! Поверим, чего стоишь! – И тут же пропала.

  Черт! Мне уже давно не тридцать лет и весь жизненный опыт возопил тревожным набатом. Ни одна девушка  так не скажет, не подготовив какую-то пакость.

  Не успел. Дриада взорвалась  морозным облаком, что вопреки логике обдало меня теплом. Лизнуло по щеке вполне осязаемым язычком, дохнуло в ухо горячим дыханием живого тела.

– Писец, да?!

  Разрабы те ещё юмористы. А уж программисты искинов вне конкуренции. Вокруг меня и взорвавшейся осколками льда дриады раскинулась Арктика. Соратники замерли глыбами льда. Зато со всех сторон полезла всякая нечисть.

   Как такое может быть? Дрейк же сказал что это зона отдыха…

  Твою мать… это зона покоя от всех кроме местных богов. Вот почему все так резко упали на корточки. Все кроме меня. Встречайте звезду шоу последний тупой герой.

  А в целом  плевать.

  Все, что вылезло по велению дриады не представляло реальной угрозы, и выбивалось на раз.  Это даже  сначала насмешило.  Но только сначала. Потом пришёл Кархин. Личный босс.

   Все та же  слепая морда,  которой тварь водила во все стороны в поисках меня. Чуткость и скорость у него запредельная. Если в прошлый раз я его смог утопить, то, что делать  в этот раз не представляю. Все ещё и усложнилось тем, что моя команда замерла в глыбах льда и если этот босс кого-то зацепит, то может и убить. Уровень у него в этот раз семьдесят седьмой. Не так уж и  много, но мне хватит по за глаза.

   Рыка я не выпуска до этого. Мне нужно прокачивать волчонка, а не раз за разом его терять. Все мои приключения в серых землях были таковы, что питомца сотрут и не заметят, и я сомневался, что в хардкорном данже будет проще. И в чем-то оказался прав. Духи в паках все время пытались выбить самого слабого в группе. И на данном этапе это был Дрейк. А ведь игрок куда сильнее равного по уровню питомца если у того нет особых абилок.

  Рык метнулся через зал пещеры в боковое ответвление  и Кархин огромным прыжком устремился вслед. Я развеял волчонка, но это уже было и не нужно. Тварь с размаху врезалась в силовой купол, что окружал точку отдыха. Сила удара была такова, что он сам себе снёс четверть жизни.

  Я хмыкнул. Да это же словно избивать младенца, ещё и запертого в манеже. Мне осталось только привлечь внимание  босса, разрядив в него свой дистанционный арсенал и отскочить назад за линию. Разработчики Кархина явно все очки вложили в ловкость и интуицию, а вот на интеллект им ничего не осталось, потому что тварь со всего маху влетела в другую стену барьера и снова снесла четверть жизни. Ещё два таких прыжка и он сам себя убьёт, хотя мне опыт и капает. Ведь босс то личный.

– Твою мать! – Выругался я, когда рядом снова появилась странная дриада.

– Да, не хорошо как-то получилось! – Хихикнула она в ладошку и тут же снова хлопнула.

  Вот зараза мелкая! Клинки крови врезаются в облако снежинок, в которое превратилась дриада за мгновение до этого. И серебристый перезвон задорного девичьего смеха, в котором нет и ноки обиды. Лишь шаловливость и кокетство.

– Писец, да?! – Снова в ухо жарко дохнули. И даже укусили за мочку.

  Но это все цветочки. Потому как после хлопка дриады из всех четырёх тоннелей, что вели в пещеру полезла всякая нечисть. Зомби, призраки, скелеты, духи. Они не могли пересечь барьер зоны отдыха потому обтекали его теснясь у стен. Но их было слишком много.

  Я разрядил в трущегося рядом со мной Кархина весь свой арсенал и выругался. Мне бы тоже интеллект повысить! Все мои заклинания также ударились в барьер, не принеся монстру ни единицы урона. Зато взорвавшийся рядом фаербол снёс мне пять процентов жизни. Да уж! Похоже этот босс действительно личный.

 

   Но теперь не до шуток. Заклинания на откате,  клинки в руках, и сложный выбор. Толпа зомби и призраков или уполовиненный в здоровье личный босс? Выбираю очевидное и с индейским кличем, подцепленным у Дрейка «ё тву ма», врезаюсь всем телом в мерзкую собакоподобную тушу Кархина.

– Это что за панорама? – Опешил Дрейк, едва оттаял и встал у меня за спиной.

  Я же в это время сидел напротив армии мертвецов всех рас и чинов и блаженно потягивал кофе из волшебной кружки. Эх, коньячку бы ещё туда плеснуть, но до ближайшей таверны как до Луны. Бой с Кархином вышел трудным и болезненным. Пришлось оставить все ощущения на сотне. Вытащил я бой только на клинках крови, что подрабатывали хилерами. Скорость личного босса была его основной фичей, потому пришлось сразу войти в клинч и не отпускать его до тех пор, пока он не затих под ударами клинков. То чувство боли, мерзости, брезгливости и запаха разлагающейся плоти не могло перебить ничто. Даже кофе. Настроение было такое, что уже захотелось вскрыть горло потрошителю за следующую шутку. Дрейк был далеко не дурак и видимо все понял только по одной моей позе и висящему в воздухе напряжению, потому просто сел рядом и подставил свою кружку.

  Я хмыкнул, но сыпанул ему зёрен из мешочка, что лежал у ног. Для меня это уже была седьмая чашка кофе и, наверное, не последняя. Все бафы бодрости от него уже давно за гранью откатов, но я все равно пил и смотрел на ужастик за гранью барьера.

  Дрейк присел рядом, как и я, скрестив ноги по-турецки на каменном полу. Тут нам геморрой не заработать от этого. Геморрой уже толпится вокруг зоны отдыха в огромном количестве. А два наших соратника ещё оттаивают.

– Что тут было? Пока меня не было? – Спустя время спросил потрошитель.

– А ты не видел? – Удивился я, слегка успокоившись.

  Успокоившись, но не до конца, что беспокоила Дрейка. После явления этой странной дриады и боя с Кархином со мной что-то произошло. Что-то в душе надломилось или наоборот родилось. Но в этот раз воздушный плащ ауры гнева не пропал, а так и остался нематериальной, но ощутимой волной за спиной. Странно. И пугающе. Даже меня это пугало. Хотя нет. Мне пофигу. Уже пофигу. Я просто устал.

– Нет. – Покачал головой рыцарь смерти. – Меня отрубило от локации и игры, и предложили посмотреть всякое рекламное видео, пока не кончится действие божественного дебафа.

– Божественного?! Кто эта дриада, перед которой ты колени гнул? Ты же не любишь потёртости? – Хмыкнул я.

– Это – Лирия. Аватар Безымянной Богини. Явление не столь уж редкое в этом инстансе. Но если явилась, то по тебе призрачные локации плачут. А если правильно себя поведёшь, то и могут божественные квесты обломиться. А ты все запорол. Боги не любят строптивых. – Даже слегка обиженно буркнул Дрейк.

– Она, как и Похвист, из людей? – Удивился я.

– Нет. У них особой власти нет потому это Властителям не интересно. Ею управляет ЦИ напрямую, но не более. – Пожал плечами потрошитель. – Но такие мощности делают ее очень человечной. Вот и результат.

  Да уж результат впечатлял. Пересчитать мертвецов за барьером не представлялось возможным. Все это напоминало старый боевик постапа про зомби, в котором живые мертвецы ломятся сквозь решетчатую ограду. Немного портили атмосферу духи, что раз за разом разбивались  серой дымкой о преграду. Но в целом тот ещё ужастик получался.

– Хватит филонить! – Пора за работу. – Я встал и расправил плечи, почувствовав новый плащ за спиной. Ручеёк и Тиус тоже оттаяли и стояли за спиной.

  Я жестом, так любимым Кроком Могучим, скрежетнул лезвиями клинков крови друг о друга. Предстоит знатная бойня, но это снова словно отобрать у младенца конфетку. Излишне просто. А значит стоит ожидать сумасбродную дриаду. И в этот раз я точно всажу ей в печень клинок.

  Черт что со мной происходит?! Когда я стал таким?!

Глава 2

Фарм. Давно я не занимался столь тупым и монотонным трудом в игре. Да по сути после яслей  как-то и не приходилось так прокачивать своего персонажа. Все время куда-то или от кого-то бегу. Кому-то что-то должен,  или думаю, как бы не влезть в новые долги. А сейчас даже душа отдыхает и можно посмотреть ужастик с эффектом присутствия. Этот ужастик скребся когтями по тонкой, но непреодолимой плёнке барьера места отдыха. Подвывал разными загробными голосами, звенел цепями и жутко вонял. Последнее огромный минус эффекта присутствия. Хотя, наверное, бы было странно, если бы ожившие трупы пахли ландышами.  Это бы просто порвало все шаблоны.

Мы с Дрейком уже откровенно зае… устали, от этого зомби-апокалипсиса в миниатюре. И самое смешное, что фарм был откровенно бессмысленным. Груда ржавого лута со всяким хламом вроде костей черепов обрывков свитков  в центре лагеря росла, но толку от неё совсем не было. Низкоуровневый хлам и не более. Вся эта гора мечта нуба, только что выползшего из песочницы. Мы даже уровни не подняли, потому как на одного моба нашего уровня приходился десяток совсем смешных фрагов, которые убивались о наши тушки сами. В этом случае система нас не слишком штрафовала, ведь моб убился сам, но порой под руку попадали и такие фраги и тогда опыт уходил в минус.

Мой скил мата возрос на несколько порядков и Лирия в нем занимала место наравне с гулящими женщинами и северным пушистым хищником, из которого так любят шубы гулящие и не только женщины.

Градус раздражения рос так, что плащ гнева не пропал с моих плеч ни разу.  Даже когда я спал. Наши неписи вяло реагировали на происходящее вокруг, лишь пару раз в день обретая сиюминутную активность, но при этом они походили на косу смерти. А потом снова унылые и апатичные рожици у маленького вечного костерка.

Мобы из ходячих мертвецов и призраков облепили купол и скреблись, скреблись, скреблись… Выматывая нервы и казалось конца им не будет. Начало атаки у нас  было стандартным и уже сотню раз отработанным. Я с разбегу и со щитом воздуха таряню  толпу очищая нам место. Сквозь барьер заклятия не проходили ни в одну из сторон. На моих плечах в это пространство врывался потрошитель и иногда наши неписи.

Дальше начиналось пиршество боли и смерти. Мы с Дрейком искали самых жирных мобов, игнорируя остальных. Те сами убивались . Даже смешно иногда, когда защита одежды срабатывает отбивая меч зомби и тот рикошетом рубит на две половинки соседа или у него отпадает рука. Случайный толчок плечом и они валятся как домино, обдавая меня смрадом и отрицательным опытом. Но все же даже эти нубо-мобы наносили урон и делали больно. Слабый удар ржавого меча не пробивал даже тряпичный сюртук, но синяк оставлял как и боль от удара. А когда тебя месят два десятка таких уродцев трудно не озвереть.

За сутки мы уже трижды пытались пробиться сквозь это море  плоти и призраков и трижды едва не слились. Даже единичка урона после каждого удара это много, если предстоит пробить путь сквозь море мертвецов. А ведь ещё есть криты и призраки со своими абилками. И десятки мертвяков нашего уровня, а порой и серьёзно выше.

Четыре таких урода  почти трёхметрового роста стояли в проходах. То ли орки, то ли бывшие паладины. Везде разные, но даже отсюда видно, что жутко массивные и опасные. Пока мы будем их ковырять, нас мелочь просто поглотит волной.

Прошло двое суток, а мы все так же не могли сдвинутся с места. Регулярно выходили в поле, но лишь от скуки. После похода  по горам я усвоил урок и теперь не самую маленькую часть мой сумки занимал провиант. Дрейк как опытный игрок от меня не отставал, так что мы можем тут сидеть месяц, а то и больше. Но надо ли оно нам?

Когда потрошитель вернулся в очередной раз из реала и едва открыл рот с озабоченным видом, мне пришло системное сообщений, после которого свой скил мата я прокачал ещё на порядок.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru