Футбол пермского периода

Арнольд Михайлович Эпштейн
Футбол пермского периода

"Амкар" был вынужден жить иначе – находить неготовых футболистов и делать их готовыми.

… Дарко Бодул приехал в Пермь из шотландского «Данди Юнайтед», с треском вылетевшего в том сезоне из своей премьер-лиги – турнира, в котором у футболистов после матчей сильнее всего болят локти. Он забил за свой несчастный клуб всего один гол и пребывал в твердой уверенности, что его карьеру уже не реанимировать.

Лет десять тому назад Бодул считался восходящей звездой. За воспитанником венского клуба «Ферст» охотились скауты многих европейских клубов, в том числе и «Баварии». Но он выбрал Голландию – страну, ставшую прекрасным футбольным трамплином для множества звезд. И, когда вскоре Дарко перешел из скромного «Херенвена» в «Аякс», это выглядело лишь стартом его блестящей карьеры…

Но за великий амстердамский клуб Бодул провел лишь один матч. Он часто и с удовольствием вспоминал те времена, когда знаменитый Деннис Бергкамп, отвечавший в «Аяксе» за подготовку форвардов, уделял ему на тренировках особое внимание и вообще делал все, чтобы развить лучшие качества Бодула – технику и умение играть головой. Но потом что-то пошло не так.

Хотя – к чему тут это "что-то". Мы много общались, и, если бы я решил воспроизвести тут его рассказы об амстердамских похождениях, в которых вместе с Дарко принимал участие довольно известный сербский футболист Миралем Сулеймани (парни снимали одну квартиру на двоих), продажная привлекательность этой книги могла бы немного вырасти. Но мы будем все же о футболе.

Из амстердамской сказки Бодул отправился в австрийский «Штурм», а оттуда – в датский «Оденсе», на родину знаменитого сказочника Андерсена, Но жизнь самого Дарко уже стала прозаичной, клубы, за которые он играл, становились все скромнее, но забивал Бодул все равно все реже. В "Данди Юнайтед" он уже не перешел – правильнее сказать, что туда он уже просто докатился.

Ну и какие, скажите на милость, были аргументы в пользу того, что этот футболист расцветет под вечно низким уральским небом?

Однако он ожил здесь практически сразу. Дарко забил красивый – и победный – мяч в своем первом же домашнем матче за "Амкар", что подарило Перми всегда особенно желанный скальп екатеринбургского соседа.

С этим голом была связана одна нетривиальная история.

Накануне матча я написал у себя в блоге:

"И всё-таки, хочется надеяться, один дополнительный козырь у «Амкара» будет. Это – сугубо предположение, но делиться им на фарт всё равно не хочу. Поэтому, просто оставлю здесь две цифры: 52 и 57. В Екатеринбурге стопудово не расшифруют, а если все срастется, мое осознание собственной крутизны и глубокой футбольной компетентности вырастет до восьмидесятого уровня".

И после матча не без удовольствием объяснил, что имел в виду.

"Это не номера футболистов и даже не минуты, когда должно было произойти что-то ужасное для «Урала». Одно из этих чисел является суммой порядковых номеров букв имени, а другое – фамилии футболиста Дарко Бодула. Не верите – пересчитайте сами: Д – это пять, А – единичка и так далее…"

Раазумеется, после того, как Дарко узнал об этом прогнозе, мы стали лучшими друзьями.

Он совершенно не скрывал, что ему по душе немного другой футбол, чем тот, в который играют в России – душа воспитанника "Аякса" по-прежнему просила полета и творчества. И поначалу тренерам и одноклубникам Дарко не раз приходилось ее немножко приструнивать: сообщество свободных художников – это все же не про "Амкар". Но довольно быстро Дарко начал получать удовольствие от другого – от того, что он является частью команды и может приносить ей пользу. Раньше, говорил, у него такого никогда не было.

А индивидуальность его при этом никуда не делась. Дарко сам нашел в Перми парикмахера, который сумел найти подход к его колоритной мушкетерской шевелюре. И однажды получил от болельщиков необычный подарок – почти настоящую японскую катану. Потому, что она – круче, чем шпага или рапира, которые ему, может, и были бы больше к лицу. Да и для соперника опаснее.

"Трех мушкетеров" Дарко, кстати, не читал. И хоть что-то вспомнил про этих бравых ребят с большим трудом. Но главный их принцип – "один за всех, все за одного" – усвоил. И был поэтому в "Амкаре" не только заметным игроком, но и полезным.

… Еще одним футболистом, которому в Перми помогли перезагрузить свою, казалось бы, безнадежно загубленную карьеру, стал защитник Александр Милькович.

Когда он переходил в "Амкар" этот серб был не так и молод – незадолго до этого Мильковичу исполнилось двадцать шесть. Сашу воспитал «Партизан», с которым он дважды завоевывал золото национального первенства и играл в еврокубках. Выступал он и за молодежную сборную своей страны.

А потом Мильковича продали в португальскую «Брагу». Для клуба это было очень неплохой сделкой, но для молодого сербского игрока она чуть не обернулась крахом карьеры. Как и для тренера "Амкара" Андрея Каряки. Кстати, он уезжал в свое время в "Бенфику" в статусе звезды, но проявить себя там не сумел.

Вообще, если составять рейтинг стран, где футболисты из славянских стран чувствуют себя наиболее комфортно и раскрываются максимально полно, то гостеприимная солнечная Португалия будет находиться в нем, наверное, далеко-далеко не на первых строчках.

Вот и Милькович проявить себя в "Браге" не сумел – после смены тренера и прихода в команду большой группы новых футболистов Александр угодил в глухой запас. И, в конце концов, был отправлен в Хорватию, где год играл в скромнейшем РНК «Сплит». «Рабочем Ногометном Клубе», если расшифровать. Хотя рабочий пролетарский футбол – явно не уровень игрока, которого еще недавно оценивали в миллион евро. А это немало для крайнего защитника.

Да и вообще, сербский футболист в хорватском клубе – это не самая типичная история. А сербский футболист в городе Сплите – одном из главных центров местного шовинизма и криминала – вдвойне, если не втройне. Александр – не такой открытый человек, как Дарко, хотя друг с другом серб и хорват общались много и говорили на все темы. И он, конечно, не стал бы делиться тем, что думал и испытывал на территории недавнего злейшего врага своей страны. Но агент Мильковича рассказывал о том, что без особой необходимости Саша старался из дома не выходить. Вы же, мол, знаете, сколько вокруг бывает дебилов. Особенно – вокруг известных людей, одним из которых являлся футболист местной команды.

Такие эпопеи не могут не влиять на психику, и поначалу Милькович смотрел на все в "Амкаре" немножко с опаской – в том числе и на футбольном поле. В "Амкаре" от крайних защитников требуется активно поддерживать атаки, а Саша старался не рисковать. Тренерам стоило усилий убедить его в том, что он ничем не рискует, если пойдет вперед – случись контратака соперника по его флангу, виноватым будет не Саша, а тот из его одноклубников, который не подстрахует.

Это, кстати, и к пресловутой "автобусной" теме отношение имеет. Те, кто упрекали "Амкар" за пристрастие к оборонительным схемам, никак не замечали того, насколько часто ходили вперед наши защитники. Мастерства порой не хватало – да, но сама схема вполне позволяла игрокам обороны проявлять себя у ворот соперника. Тот же Милькович, например, вообще мог стать одним из лучших бомбардиров команды – столько моментов у него возникало после стремительных рывков по флангу. Мне кажется, что, несмотря на все усилия тренеров и одноклубников, он так и не сумел обрести утраченную в предыдущих командах и странах уверенность в своих силах.

… А вот кто был наделен этим качеством сполна – так это Секу Конде, первый и пока единственный гвинеец в российском футболе. Это качество, помноженное на совершенно неожиданные для африканских игроков трудолюбие и обучаемость, сделали его, пожалуй, одним из самых прогрессировавших людей в команде. Но, при этом, очень трудно представить себе, что путь, который он проделал в Перми, Секу мог бы совершить в каком-то другом месте.

… Я постоянно получаю письма из Африки, в которых сообщается, что очередной мой однофамилец попал в страшную автокатастрофу где-то в Того или Камеруне, и еще один адвокат с английским именем и звучной местной фамилией предлагает за совсем небольшие деньги помочь мне получить многомиллионное наследство усопшего. Блин, если верить почте, они же просто мрут как мухи, и у каждого столько бабла!..

Нигерийский спам – это одна из моих любимых тем. Она необъятная – начиная с подобных наивных попыток и вплоть до удивительной разводки, в которой предлагается собрать деньги на возвращение с орбиты некоего космонавта Абака Тунде (в конце 80-х он действительно готовился к чему-то в нашем Звездном Городке, но ни в какой космос так и не улетел) и не имеющего с тех пор возможности получить зарплату. Пишут, что вернется, мол, получит лавэ и со всеми с лихвой рассчитается.

Подобными письмами завалены и мейлбоксы футбольных клубов. Африканские кудесники кожаного мяча просят денег, чтобы приехать на просмотр, агенты игроков предлагают за скромное вознаграждение организовать трансфер любой местной звезды…

Честно говоря, с трудом представляю себе клубных функционеров, которые не отправляют эти письма в корзину, что называется, в одно касание. Но в мире, оказывается, еще остался один город и один клуб, где к письмам из Африки относятся серьезно. Это – Луцк и это – «Волынь». По крайней мере, папа гвинейского футболиста Секу Конде в свое время разослал рассказ о своем сыне во все известные ему клубы земного шара, а ответ получил только с Украины. Хотя, кто знает: возможно, ему и написали-то, что называется, тоже по приколу. Ведь денег на билеты он не просил. Хочешь приехать – ну валяй, хлопчик, посмотрим уж на тебя, так и быть.

Но, как бы то ни было, а с этого визита в Луцк в жизни Секу Конде началась новая страница.

На Украине он дал немало интервью, и зачастую рассказывал в них совершенно взаимоисключающие вещи. К тому же тамошние журналисты не очень-то хорошо знают африканские реалии, что влияло на качество перевода и уровень понимания. Например, по словам Секу, ему постоянно помогал родной брат, который жил то в одном, то в другом украинском городе. Но для африканцев «brother» – это не столько родственник, сколько брателло. Соплеменник, корефан, а то и просто чувак с тем же цветом кожи. И это – только одна из многочисленных нестыковок, с которыми еще предстоит разобраться биографам Конде. В каких-то интервью с его слов вообще было написано, что в Гвинее он закончил институт…

 

Судя по всему, его украинским трудоустройством занималось пол-Африки. Причем, довольно успешно – он все время попадал в разные команды, вот только проявить себя никак не мог. «Волыни» Конде не глянулся, в харьковский «Металлист» не пробился, в «Днепре» играл только за дубль, а донецкому "Олимпику", похоже, было все равно, кто там у него в составе – там в то время больше играли не в футбол, а на ставках.

И вот этот кадр приехал в Пермь. Тогда про него говорили, что он может сыграть как в центре обороны, так и в центре нападения, и я никак не мог предположить,что игроку, не имеющему ни опыта, ни школы, доверят место в обороне "Амкара".Но его стали учить именно на защитника. Если бы дело происходило не в "Амкаре", я мог бы подумать про этот трансфер что-нибудь не то…

Но это был именно "Амкар". И через несколько месяцев после трансфера очередной ноунейм стал игроком основного состава клуба российской премьер-лиги. А вскоре и всеобщим любимцем – фотография Секу Конде, стоящего на коленях в пургу перед началом матча ЦСКА – "Амкар" оказалась самым настоящим хитом.

Секу, конечно, привозил, и не раз. Но в команде относились к нему настолько добродушно, что эти промахи не создавали вокруг него никакого напряжения. Будь иначе – ошибок наверняка было бы больше, и это едва ли пошло бы команде на пользу. А все ведь прекрасно видели, какой он старательный и самоотверженный.

У Секу в "Амкаре" было немало геройских эпизодов, но мне особенно запомнилась его игра против "Локо" в апреле 2017-го, когда мы в гостях уступали два мяча, а потом свели игру к ничьей – 3:3. В перепачканной футболке, готовый ради команды сколько угодно времени проводить хоть на пятой точке, хоть на любой другой, он пахал на поле, извините, как на плантации. А потом его грубейшая тактическая ошибка привела к голу. И требовалась-то от него в том эпизоде самая малость – просто надо было сделать буквально пару ленивых шагов вперед и оставить игрока "Локо" в глубоком офсайде.

Нетрудно представить, какие у него на душе кошки скребли, или кто там этим занимается в его родной Гвинее. Но уже через минуту Секу в отчаянном, может и безрассудном, но удачном подкате в своей штрафной выбил мяч из-под ног соперника. И полкоманды тут же поздравило его с этим подвигом.

Наверное, в другом коллективе Секу не пошел бы в этот безумный подкат, ведь за две подряд результативные ошибки, вдобавок совершенные перед самым перерывом, в раздевалке и огрести можно. Но в «Амкаре» принято поддерживать друг друга, а не устраивать темные…

Конде любили и в команде и в клубе. Меня, например, он потряс тем, что 9 мая, когда команда отправилась на традиционное возложение венков к Вечному огню, выяснилось, что Секу очень неплохо знает историю второй мировой. Причем он пересказал мне ее на своем смешном, но почти всегда понятном русском языке с наших, правильных позиций.

– История была моим любимым предметом в школе, и я очень много читал дополнительно, – объяснил он. – Так что про войну знал много еще в Гвинее. Раньше на Украине и сейчас в России с большим интересом узнаю что-то новое о тех событиях…

Глава 4

Сезон 2016/17, от которого в Перми ждали больших мучений, но который вместо этого пролетел буквально на одном дыхании, "Амкар" начал в Казани.

"Рубин" провел тем летом мощнейшую, с точки зрения финансовых вложений, трансферную компанию. То, что там творилось, можно было сравнить по размаху разве что с памятной махачкалинской эпопеей начала десятилетия. Но, если в "Анжи" приехали звезды с мировыми именами, и команда, пусть ненадолго, но действительно оказалась в центре внимания, то "Рубин" выглядел со стороны уж совсем нелепо.

Сейчас, когда казанцев за ту широкую гулянку отстранили от еврокубков, а в самом клубе не осталось никого из ее участников, это уже ясно абсолютно всем. Но тогда иллюзий насчет "Рубина" было довольно много. И мне до сих пор немного жаль, что слово "тузансуырткыч", которое я тогда использовал в паре текстов – это пылесос на татарском языке – не укоренилось в нашей спортивной журналистике. Звучит-то как красиво, вслушайтесь: тузансуырткыч. Песня, а не термин!

Казанские болельщики, конечно, за иронию и печальные предсказания меня заклеймили. Но это был очень простой прогноз, честно говоря – то, что у них ничего не получится. Где-то за 1,15, если говорить букмекерским языком. Когда люди, привыкшие во всем чувствовать себя хозяевами жизни, приходят с этими представлениями в футбол, у них редко выходит что-то путное. Я знаю одну замечательную историю, как однажды почти всемогущий Рамзан Кадыров пожаловался своим помощникам: "Ну как же так – я все могу, мне все по карману, но почему же я ничего не могу выиграть в футболе?"

Ну вот такая это специфическая сфера деятельности, Рамзан Ахматович. В которой без денег, конечно, никуда, но где деньги – это все равно далеко не главная составляющая успеха. "Амкар" подтверждал эту простую истину не раз.

В том матче букмекеры давали на победу хозяев довольно высокий коэффициент 1,75. В переводе на русский язык, это означало, что они не очень-то верят в казанское чудо. Несмотря на всю эту шумиху вокруг "Рубина" и колоссальные кадровые проблемы "Амкара".

В результате действительно получилась примерно равная игра и вполне справедливая ничья. Хозяева вышли на этот матч в пафосной форме с позолоченным отливом, но если что и блестело в этот вечер, то разве что нули на табло казанского стадиона.

… К тому сезону "Амкар" подготовил новую тактическую схему – с пятью защитниками. Или с тремя. Но – центральными. Или все же с пятью. Но в линию. Кому как нравится. Сейчас этой расстановкой уже никого не удивить – так играет примерно половина команд лиги. А впервые Гаджиев применил ее с "Крыльями" еще в 2004-м году, и тогда в чемпионате России это было маленькой тактической революцией. Причем тогда Гаджи Муслимовичу очень не нравилось, когда говорили о пяти защитниках – мы же в три играем, говорил он. Хотя перед стартовым свистком всегда было видно, что в линию выстраивается пятерка игроков обороны "Крыльев".

Впрочем, если говорить по существу, это не имеет никакого значения. Можно и с четырьмя защитниками за центр поля не перейти. Важно не число защитников, а то, какие задания получают игроки на поле, и то, какой футбол они способны показывать. По статистике, между прочим, результативность команд совершенно не зависит от того, сколько номинальных защитников они выставляют. Да и те же "Крылья" в 2004-м стали одной из самых результативных команд турнира, забив по ходу дела даже больше тогдашнего чемпиона – "Локомотива".

При этом, всегда было интересно наблюдать, насколько легко у Гаджиева футболисты меняют амплуа, а команды прямо по ходу матчей переходят от одной схемы к другой. Вот, например, Петар Занев, которого в Перми знали как родного. Кажется, прирожденный крайний защитник – с отличной скоростью, готовый бороздить свою бровку от первого мгновенья до последнего, с хорошей фланговой подачей. Но после перехода на новую схему ему не раз приходилось играть в центре обороны. И он выглядел там столь же органично, как и на фланге.

Во втором туре "Амкар" обыграл на своем поле "Анжи". Главный тренер гостей Павел Врба тогда признал: «ему показалось», что состояние амкаровцев было «несколько лучше» , чем у соперников. Ничего себе, несколько! Какое-то время игра, проходившая в невыносимую жару, была более-менее равной, но уже в середине второго тайма гости выглядели так, что, казалось, им уже все равно, чем закончится игра – скорее бы под кондеры в раздевалку.

А у "Амкара" запас сил был колоссальным. Что и подтвердил Николай Зайцев – защитник, кстати. На исходе матча он забил очень красивый гол, элегантно переправив мяч в сетку чуть ли не пяткой. Хотя по логике к этому времени и по такой погоде уже должен был бы еле ноги волочить.

Откуда он берется, этот запас? У него по определению может быть только один источник – тренировочный процесс. И практически каждая игра позволяла оценить ежедневную черновую работу футболистов и тренеров "Амкара".

Пройдет какое-то время, и в один день в семьях двух игроков команды случится пополнение – у Паши Комолова и Коли Зайцева. Тортики от пацанов в столовой, добрые слова от одноклубников… А я отсчитал девять месяцев назад и получилось, что это был как раз тот день, когда "Амкар" вернулся со сборов.

– Смотри, а получается, что слабенько вас гоняли, – поделился я своими расчетами с автором чудо-гола в ворота "Анжи".

– Нас гоняли… – Коля сделал паузу, чтобы слово прозвучало наиболее веско. – Нас гоняли правильно!

По части формулировок он вообще большой молодец. И это брошеное вскользь слово очень запомнилось. В самом же деле: мы часто говорим – "мало" или "много", "плохо" или "хорошо", и так далее. А оценивать-то надо иначе – правильно или нет.

Коля это все испытал на себе. Ему не занимать не только остроумия и позитива, но и самокритичности. И поэтому ему было легко говорить о том, что тактика – это как бы не для него. За ошибки такого рода тренеры пихали Зайцеву, пожалуй, больше, чем кому бы то ни было еще. А одна история вообще стала в команде чуть ли не хитом. "Амкару" предстояла игра со "Спартаком", и всю неделю на теоретических занятиях речь шла об одном и том же – какие передачи в штрафную соперника делает Роман Широков и как должны действовать центральные защитники. И что же? Первый гол "Амкар" пропустил уже на десятой минуте, и все произошло именно так, как предупреждали. Я тогда еще не работал в Перми, игроков знал не очень хорошо, но один кадр из трансляции запомнился – футболист "Амкара" бредет к центру поля с совершенно убитым лицом.

Это и был Зайцев. Только он знает, каких усилий ему стоило научиться играть правильно. Ну, и тренерам, конечно, пришлось постараться. Но в итоге "всадник без головы", которого до этого отличали самоотверженность и неплохая игра головой, превратился в разностороннего защитника.

Помню прекрасную фразу Вадима Евсеева, отвечавшего в тренерском штабе "Амкара" за оборону: "Теперь хотя бы можно не волноваться, когда мяч у Зайцева. Осталось с ним поработать, чтобы не волноваться, когда мяч у соперника".

И они работали. "Амкар" был примерно десятым клубом в бесшабашной карьере Зайцева, но стал главным. Коля, да и практически все футболисты, не очень-то любили эту кропотливую работу над организацией обороны, но постепенно научились выполнять ее уж если не совсем безукоризненно, то, по крайней мере, в целом правильно. И однажды он выдал мне в интервью великую фразу: "Да если бы я косячил столько, сколько можно Серхио Рамосу, Муслимыч уже давно отправил бы меня в отпуск в Новороссийск".

… "Амкар" – команда, а не клуб – вообще был устроен именно что правильно. По уму, по совести, по средствам. И, когда ему никто не мешал жить, пока у него была возможность для творчества и самовыражения, он мог победить любую проблему и любого соперника.

Первая половина сезона 2016/17 получилась для Перми просто триумфальной. В августе команда, от которой никто не ждал никаких подвигов, провела четыре матча на "ноль" и вышла на второе место в таблице. Потом, правда, мы получили три в Питере, но тянуться за лидерами команда все равно продолжила. А на своем поле "Амкар" не пропускал и не проигрывал аж до апреля будущего года.

Эта серия стала заметной не только в России, но и в Европе. И по самому факту, а главное – по авторству. Ладно, если бы такой результат показал кто-то из грандов -им-то по статусу положено громить всех подряд и никого не подпускать к своей штрафной. В конце ноября я составил список самых непробиваемых команд континента и обнаружилось, что за исключением «Амкара» в него попали всего два клуба, которые не относятся к категории топов. При этом абсолютно все эти команды забивали значительно больше «Амкара» и теоретически могли не париться относительно одного-другого лишнего пропущенного мяча.

И вот – в компании с "Баварией" и "Порту", "Галатасараем" и "Бенфикой", "Атлетико" и ПСВ оказался какой-то совершенно неизвестный клуб и юный голкипер Alexandr Selikhov. Восьмого мая 2016 года футболист "Урала" Спартак Гогниев поразил его ворота – и с тех пор Саша в Перми больше не пропускал. Девять матчей за "Амкар", а потом и приезжая сюда в составе "Спартака". С учетом реалий сегодняшнего дня эту серию смело можно назвать бессрочной и неповторимой.

В чем же была сила Сели?

 

Мне кажется, в первую очередь – в каком-то особом спокойствии и хладнокровии. Я вот не припомню его ни смеющимся взахлеб, ни выходящим из себя, ни вообще демонстрирующим какие-то сильные эмоции. Глупо, конечено, утверждать, что это – непременные составляющие мастерства, но вот Саша выглядел абсолютно цельной натурой.

Как-то мы смотрели с ним матч Евро, в котором Криштиану не забил пенальти австрийцам.

– Смотри, а мне кажется, он как-то не был сконцентрирован – то в одну сторону посмотрел перед ударом, то в другую, – отважился я высказаться на профессиональную тему.

– Да-да, точно, я это тоже заметил, – с видимым удовольствием подхватил он. И добавил: – Вот как бы научиться вообще ни на что не отвлекаться…

То, что "Амкару" едва ли удастся задержать Селихова надолго, стало понятно еще за много месяцев до его трансфера в "Спартак". К сожалению, реалии современного футбола таковы,что пропасть между топ-клубами и всеми прочими только растет, и как-то препятствовать этому сбору сливок практически нереально. С другой стороны, у бедных клубов тоже есть шанс отщипнуть кусочек от этого огромного пирога. Для этого всего-то и надо – воспитать звезду и выгодно ее продать.

Правда, последнее относится все же больше не к России. Для наших клубов, сидящих на бюджетной игле, трансферы такого рода никак не являются вопросами выживания. К чему заботиться о доходной части бюджета, если она, худо-бедно, все равно будет наполнена?

Совершенно в другой системе координат находился "Амкар". Для нас трансферы Селихова, а также большой группы других футболистов, принесших клубу серьезные деньги – это реально были вопросы жизни и смерти. С нашими-то финансировыми возможностями и перспективами. Жизнь просто заставила клуб вести трансферную политику грамотно и рачительно. И научила этому. Знаете, о-о-очень интересно, как выглядел бы "Амкар" в турнире, все участники которого имели бы уж если не равные, то хотя бы сопоставимые возможности для комплектования.

Трансфер Александра Селихова в "Спартак" – это была идеальная, безукоризненная для "Амкара" история. Если проводить аналогии с теннисом, то получилась комбинация, когда после каждого удара мяч ложился именно в ту точку корта, куда и должен был попадать. Вот просто тютелька в тютельку, уж простите за такое выражение.

Сам футболист прекрасно работал и играл и вообще делал все, чтобы расти и развиваться – раз. Тренер вратарей Владимир Сычев вкладывал в своего подопечного всю душу и абсолютно точно знал, как вести его к новым вершинам – два. Руководители клуба заблаговременно продлили с ним контракт, но в то же время, заверили, что препятствовать переходу не будут, благодаря чему футболист мог не отвлекаться на всякие посторонние мысли – три.

Не обошлось на этом трансферном торте и без пиаровской вишенки. Ситуация сложилась так, что она оказалась крайне необходимой. Может, без нее и всего торта бы не было.

Селихова были бы непрочь заполучить "Спартак" и "Зенит". Питерский клуб, выбиравший между Селиховым и Андреем Луневым, явно играл на понижение трансферной стоимости нашего игрока. Например, устами Геннадия Сергеевича Орлова, сказавшего в интервью, что Саша не талантливее тогдашнего основного вратаря "Зенита" Лодыгина, пропускавшего одну бабочку за другой.

С этим надо было что-то делать. Тогда и родилась эта муля, которую увлеченно подхватила вся страна – якобы Селихов переходит в "Лацио".

Клуб был выбран не с потолка. Во-первых, в тот момент у римского клуба действительно возникли проблемы с вратарями. А во-вторых, некий албанский агент Шкумбин, представлявший интересы кого-то из игроков "Амкара", сотрудничал и с "Лацио", в котором его клиенты выходили на поле, а соотечественники занимали серьезные посты в клубе.Короче, все выглядело настолько правдоподобно, что в "Лацио" вообще должны были бы задуматься о том, не сделать ли эту сказку былью.

Не возникло проблем и с распространением этой "новости". В голове было несколько вариантов, как это сделать, но тут возникла ситуация, когда, что называется, на ловца и зверь. Незадолго до этого "Амкаром" заинтересовалась редакция одного далеко не топового итальянского сайта. Конечно, мы для них были экзотикой, не больше, Но почему нет – время от времени мы делились с коллегами всякими новостями и историями, которые могли бы быть им интересны. Например, рассказ о том, как у "Амкара" появились красно-черные цвета "Милана", собрал чуть ли не рекордное для этого сайта число просмотров. В свою очередь, и мы с удовольствием переводили эти тексты на русский – болельщикам "Амкара", не привыкшим к новостям такого рода, интерес с Апеннин был явно приятен. А почему нет? Извините, но девяносто процентов инфоповодов в современном мире появляются на свет приблизтельно так же…

Короче, во время очередного сеанса связи, оказалось достаточным просто произнести одно слово – "Лацио".И уже через несколько часов ни в Италии, ни в России не осталось ни одного СМИ, которое бы не опубликовало эту новость. Да, и еще Сашу Селихова надо было предупредить, чтобы он не забивал себе голову ненужной информацией. Хотя все эти "бонджорно", звучавшие от лингвистически подкованных одноклубников, наверняка все равно немного раздражали…

Я думаю, что если бы это был не "Амкар", в "Спартаке" могли бы и не среагировать. Все-таки там работают люди искушенные. Но от нас, простых уральских ребят, в столичном клубе ничего подобного не ждали. И в результате трансфер состоялся в рекордно короткие сроки. Еще продолжалась осенне-зимняя стадия чемпионата, Саша еще штамповал один пермский сухарик за другим, а "Спартак" уже перевел на счета "Амкара" первый транш. История вообще получилась уникальная – Селихов сыграл за красно-черных против красно-белых, уже фактически будучи спартаковцем.

Рейтинг@Mail.ru