Шестьдесят дорог к счастью. Сборник рассказов

Аркадий Неминов
Шестьдесят дорог к счастью. Сборник рассказов

Кино, вино и домино…

Я сидел в кресле и смотрел по телевизору одну из моих любимых мосфильмовских картин «Зимний вечер в Гаграх». Я наслаждался игрой актеров, а мои мысли перенесли меня на три десятилетия назад, в мою молодость, когда я впервые переступил порог самой большой киностудии в Европе.

Для меня, большого любителя кино, Мосфильм представлялся тогда этаким волшебным островом в безбрежном океане повседневности, дивным райским местом, где творятся чудеса…

На студию я попал совершенно случайно – так часто бывает в жизни. Я работал тогда сменным мастером на станкозаводе, и моя предсказуемая и понятная жизнь текла размеренно и спокойно. Но появление на моем участке новичка – молодого парнишки, работавшего раньше на… Мосфильме(!) – изменило мою жизнь самым кардинальным образом!

Это была моя судьба! Я кожей чувствовал, что нащупал свое место, ведь там меня ожидала безумно интересная работа, чего так не доставало мне на заводе с его бесконечной монотонностью и рутиной…

И мои ожидания вполне оправдались! Вскоре я уже свыкся с бесконечной суматохой, которую привносили в наш цех декораторы, художники по картинам, ассистенты режиссеров, операторы, среди которых были люди с очень известными фамилиями.

Народ в нашем цеху был самый разный, и, несмотря на близость к «самому главному из искусств», ничто человеческое ему было не чуждо. Об одной такой «киношной» истории, главными действующими лицами которой были заведующая инструментальным складом тетя Паша и фрезеровщик Николаев, я и хочу рассказать.

Тетя Паша была очень шумной, скандальной и мстительной особой пенсионного возраста. Она никогда не была замужем и, видимо, давно смирившись с участью старой девы, махнула на себя рукой. Довольно полная, с вечной одышкой, она редко показывалась в цеху и почти безвылазно сидела в своей вотчине, где чувствовала себя абсолютной и полновластной хозяйкой. Но ее хрипловатый резкий голос, срывающийся на крик, можно было слышать почти каждый день. И это означало одно: какому-то несчастному срочно понадобился инструмент!

Тетю Пашу, мягко говоря, недолюбливали и побаивались ее острого язычка, с которого слетали далеко не парламентские выражения. Даже сам начальник цеха Олег Николаевич предпочитал не иметь дела с конфликтной кладовщицей. Но особенно невзлюбила тетя Паша Серегу Николаева – веселого крепыша, бывшего моряка и забияку, который никогда не упускал случая над ней посмеяться.

В общем, эта «сладкая парочка» стоила друг друга, тем более, они оба частенько «закладывали за воротник». И если тетя Паша делала это втихую, закрывшись в своей берлоге, то фрезеровщик выпивал почти открыто, ничего и никого не боясь, поскольку не без основания считал себя «непревзойденным мастером фрезерного дела».

Серега был женатым человеком, и его жена Люся тоже работала на Мосфильме в бутафорском цеху. Чего только не было на этой «студийной кухне», где «готовились» различные части «человеческого тела» – бутафорские руки, ноги, носы, уши, глаза. Даже в витрине при входе в этот удивительный цех-музей были помещены латексные маски – слепки с лиц некоторых действующих популярных актеров!

И вот как-то раз Серега притащил в цех… один из бутафорских безымянных пальцев мужской руки, которые были изготовлены по заказу для съемок очередного фильма. Фрезеровщик ходил и всем показывал принесенный супругой «сувенир», совершенно не отличимый от настоящего. Смеха ради, он даже нацепил на него собственное обручальное кольцо!

Кто-то из рабочих посмеивался, кто-то укоризненно качал головой, но Николаев, в котором мальчишество еще било ключом, продолжал зубоскалить. Наконец, кому-то в шутку взбрело в голову надоумить весельчака показать палец кладовщице. Серега тут же загорелся этой идеей. Заговорщицки подмигнув собравшимся у кладовой зрителям, которые из-за этого отложили даже любимое домино, и, зажав в руке наполовину сточенную фрезу, он настойчиво постучал в закрытую дверь «инструменталки».

– Чего еще! – злобно рявкнула тетя Паша. – У меня обед!

– Еще десять минут, теть Паш! Имею право! Мне только фрезу поменять!

Послышалось кряхтение, и ее всклокоченная голова высунулась из окошечка в двери:

– Опять ты, Николаев! Ну, чего тебе неймется? – ее мутные глазки красноречиво говорили о том, что ее обед начался с «аперитива». Она повертела в руках Серегину фрезу и выдала категорично:

– Эти на верхней полке лежат! Не полезу!

– Да вы не беспокойтесь, я знаю, где они находятся, – невинным голосом проговорил Серега, – сам достану!

– Вот зараза! – прошипела кладовщица, но дверь открыла. Ссорится с фрезеровщиком именно сейчас в ее планы, видимо, не входило.

Серега проник в помещение, и какое-то время за дверью ничего, кроме обычного глухого ворчания тети Паши, слышно не было. Затем послышался ее громкий недовольный голос:

– Ну, ты скоро там, Николаев?

– Да, всё достал!

– Тогда проваливай скорее, дай спокойно пожрать!

– Сейчас, сейчас, только проверю, как заточена!

– Ты что, издеваешься, сучонок? Да у меня весь инструмент, как бритва острый! – по голосу кладовщицы чувствовалось, что Серега задел ее за живое.

– Дерьмо у вас, а не инструмент, тетя Паша! Готов на бутылку вашей любимой зубровки поспорить, что эта фреза тупая!

– Сам ты тупой, щенок паршивый, ступай отсель, пока я тебе башку этой самой фрезой не отпилила! – не на шутку завелась тетя Паша.

– Зачем башку, когда можно на пальце, например, испытать. Вот смотрите, я сейчас чиркну по пальцу режущей кромкой, и ничего не будет! – невозмутимо продолжал Серега доводить кладовщицу. – Алле гоп, готово!

– Э-эй, ты чего творишь? – завопила не своим голосом тетя Паша. – Ой, батюшки светы! Помогите, люди добрые! Что же это твори-и-ится?!

Послышалась какая-то возня, затем неясный шорох, потом звон разбитой стеклянной посуды и… звук падения чего-то мягкого и грузного. Наступила гробовая тишина. Приоткрылась дверь, и показалось бледная Серегина физиономия:

– Братцы, она кажется… того, дубу дала! – произнес он побелевшими губами.

Наступила немая сцена. Затем на склад забежали двое его товарищей, которые первыми очнулись от оцепенения, и сразу же раздался громкий голос одного из них:

– Да жива она, жива, слава богу! Без сознания только!

Подошедший на шум начальник цеха сразу оценил обстановку. Он тут же вызвал медсестру, которая уже через несколько минут привела тетю Пашу в чувство. Тетя Паша, сидя на полу, крутила головой и ничего не понимала. Рядом с ней лежал злополучный бутафорский палец и разбитый граненый стакан.

Начальник поднял один из осколков и понюхал. Потом заметил бутафорский палец и посмотрел на Серегу, который все это время стоял с низко опущенной головой:

– Твоих рук дело?

Серега обреченно кивнул.

– Так я и знал! Пиши заявление по собственному желанию.

– Олег Николаевич, да я больше никогда, клянусь мамой… – Серега был готов расплакаться. Куда только девалась его бравада.

– А каково было бы твоей маме, если бы ее сына на работе хватила «кондрашка» из-за какого-нибудь олуха? – спокойно спросил Олег Николаевич и подошел к Сереге вплотную: – А ну-ка дыхни!

Фрезеровщик снова опустил голову и неловко дунул куда-то в сторону.

– Опять выпивший? Я же тебя один раз предупреждал! Всё, разговор окончен! Точка!..

Олег Николаевич повернулся к тете Паше:

– А вам, уважаемая Прасковья Васильевна, впредь также будет наука! И еще: заканчивайте-ка и вы с горячительным, пока не поздно. Считайте эти мои слова первым и последним предупреждением!..

С уходом Сереги Николаева присмирела и тетя Паша – после случая с бутафорским пальцем больше никто и никогда не слышал ее грозного рыка.

Так закончилась эта трагикомическая история…

…Я сидел у телевизора, с удовольствием следил за игрой любимых актеров, и меня обуревало чувство гордости за то, что в создании этого и множества других отечественных фильмов, есть частица и моего труда. И еще мне было немного грустно, что к этому волшебству я уже не имею никакого отношения…

Закономерная случайность

Часы на стене пробили два раза. Я тяжело вздохнул и перевернулся на другой бок. В голову упорно лезли мысли, которые никак не давали мне заснуть. Вот всегда так: стоит Наташе укатить в свою командировку, как на меня тут же свинцовым грузом наваливается проклятая ревность. Нет, за два с половиной года совместной жизни моя жена не дала мне ни малейшего повода заподозрить ее в измене. Скорее наоборот – все её подруги чуть ли не хором завидовали нашему «удивительно гармоничному союзу», ведь мы «так здорово смотримся вместе»!

Вот только почему я не нахожу себе места? Что это – такое болезненно-извращенное чувство собственности, которое обостряется всякий раз, когда собственность слишком отдаляется от владельца?

Я сел на кровати, обхватив колени руками. Надо что-то делать, или за эту неделю бессонных ночей я элементарно сойду с ума! Я скосил глаза на глупые ходики на стене, беззаботно отстукивающие время. Как жаль, что на дворе глубокая ночь, и не с кем посоветоваться… А, может быть, это со мной что-то не так? Может, мне давным-давно пора лечиться в каком-нибудь «нервном» санатории?..

Кстати, это хорошая мысль! Ведь должны же существовать ночные психологические консультации, или, как их там – телефоны доверия? Найдя в Интернете телефон искомой службы, сразу же позвонил:

– Алло, служба доверия?

– Слушаю вас! – раздался из трубки приятный женский голос. – Чем могу вам помочь в столь позднее время?

– Понимаете, девушка, моя жена уехала в командировку, и мне немного одиноко…

– Понятно, вам, вероятно, нужен секс по телефону? – поспешила оборвать меня собеседница.

– Вовсе нет! У меня совсем другая проблема: я почти уверен, что жена мне изменяет!

– Что значит, почти уверен? – заинтересовалась девушка. – У вас есть основания так думать?

 

– В том-то то и дело, что нет! Это на уровне шестого чувства, понимаете? Как только она уезжает надолго, я уже не сомневаюсь, что происходит адюльтер! И ничего с этим не могу поделать! У меня бессонница, в голову лезут разные мысли, а перед глазами встают почти реальные картинки ее измен. Я, наверное, схожу с ума! Что мне делать???

Трубка какое-то время молчала, и лишь легкое дыхание на том конце провода выдавало присутствие телефонного психолога. Наконец, девушка произнесла:

– Ваш случай, действительно, интересный и… трудный! Но я постараюсь вам помочь! Подобное мы будем лечить подобным!

– Это как? Самому, что ли, в командировки ездить? Так у меня нет такой возможности.

– Командировки здесь ни при чем! Не хотелось бы давать вам провокационные советы – я ведь не Григорий Остер, а вы не ребенок, чтобы воспринимать их буквально, но, все же, рискну: вам самому нужно завести знакомство с особой противоположного пола. Это поможет вам отвлечься и посмотреть на ваши отношения с супругой другими глазами. Иногда это срабатывает!

– Вы хотите сказать, чтобы излечиться от ревности, нужно изменить самому?! Что за бред? Я люблю свою жену, и никто другой мне не нужен!

– Я говорила всего лишь о знакомстве, но, если этот вариант вас не устраивает, извините! – огорчилась моя собеседница. – Желаю душевного спокойствия и мудрости! – сказала она и отключилась.

Я еще долго слушал короткие гудки, тупо глядя в трубку. Вот это да! Что за психологи пошли нынче, чему только их в институтах учат?

Я выключил свет, накрылся с головой и снова постарался уснуть. Но уже через несколько минут понял: заснуть сегодня без какого-либо допинга мне точно не удастся! Позвонить Вальке, что ли? Он, все-таки, врач-терапевт, может, подскажет, что в таких случаях лучше всего предпринять.

Мой товарищ, с которым мы дружим еще со школы, всегда любил поспать. Валька не был женат и вел свободный образ жизни. Он мог придти домой очень поздно, мог вообще не ночевать у себя, мог привести очередную подружку, и я сильно сомневался, что в этот поздний час он подойдет к телефону. Но мне повезло: на девятый или десятый гудок трубку, наконец, сняли:

– Валь, извини, если разбудил! Но это очень важно! – виновато затараторил я, не давая опомниться сонному приятелю.

– Кто это говорит? Откуда у вас мой номер? – донесся из трубки… недовольный женский голос.

– Извините, – смутился я, – позовите, пожалуйста, Валю.

Ну, конечно же – этот увалень притащил к себе какую-то полоумную девицу, которая спросонья отвечает на чужие звонки, а сам дрыхнет без задних ног!

– Ну, я – Валя! Что вы хотели сказать? Говорите же, я слушаю! – проговорила незнакомка, уже заметно волнуясь.

«Ни фига себе! – пронеслось в мозгу. – Похоже, я ошибся номером и по удивительному совпадению попал на девушку с таким же именем! Как неудобно получилось…»

И тут мне на ум пришла безумная идея, навеянная недавней беседой с психологом…

– Вы так и будете молчать? – собеседница начала терять терпение. – Всё, я вешаю трубку!

– Подождите, это касается вашего… мужа…– неожиданно для себя брякнул я.

– Моего мужа? Вот как… Интересно… – проговорила Валя дрогнувшим голосом. – Что с ним?

– Ваш муж… понимаете, в общем, он…

– Ну, что, он? Что вы мычите?

– Этот человек… э-э-э…

– Виктор! – подсказала Валя.

– Вот именно, Виктор! Вы только не волнуйтесь, он жив и здоров! Просто… он… вам изменяет!

– Даже так?! – напряженно произнесла она. – А вы откуда знаете, и вообще, кто вы такой? Мы разве знакомы?

– Меня зовут Саша, я работаю вместе с Витей. И он мне много о вас рассказывал…

– Саша? Что-то не припомню, чтобы муж мне говорил о каком-нибудь Саше из своего отдела… Это всё, что вы хотели мне сообщить?

– Я недавно работаю, но с Витей мы уже успели подружиться… Он о вас всегда отзывался очень хорошо. Настолько, что я… в вас заочно влюбился! Именно поэтому невольно и обратился к вам на «ты», когда вы взяли трубку. Я ведь в душе давно вас так называю…

– Но вы же меня никогда не видели!

– Ошибаетесь! Виктор в телефоне вас показывал!

– Хм, допустим. И зачем же вы мне позвонили? Чтобы сообщить то, о чем я и так давно догадывалась?

– Не только! Валя, давайте с вами… встретимся, а? – выпалил я и сам удивился собственной наглости. Но было уже поздно! Как я буду выпутываться из этой ситуации, если вдруг Валя согласится, я не представлял! Хотя, конечно, вероятность этого ничтожна…

– Я согласна! – вдруг объявила она твердым голосом. – Давайте встретимся, Саша, хотя бы для того, чтобы вы мне рассказали, с кем изменяет мне мой муженек! Итак, завтра в семь вечера в кафе «Виктория»! Знаете, где это?

– Да, я приду! – прошелестел я и положил трубку.

Всё, дело сделано, и будь что будет! Я выключил свет, закрыл глаза и тут же провалился в беспокойный и тревожный сон.

На следующий день, придя чуть раньше назначенного времени, я топтался у входа в кафе с букетом цветов в руке и никак не мог решиться переступить его порог. И дело было даже не в том, что я не знал Валю в лицо и сомневался, что отыщу ее среди других посетителей. Меня вдруг обуял страх, который я не испытывал еще со времен института, когда пришел на первое свидание с девушкой из параллельной группы!

– Ну, вы идете уже, молодой человек? – недовольно произнесла за моей спиной какая-то пожилая тетка, порывавшаяся протиснуться мимо меня в кафе. – Вот истукан, прости господи! – прошипела она и, проходя, пихнула меня большой авоськой.

И, действительно, какого черта? Я решительно вошел в зал с тремя рядами столиков, освещенный приглушенным голубоватым светом. Играла тихая приятная музыка. Небольшое уютное заведение было заполнено не более чем наполовину. Я огляделся. Мне нужно было выбрать свободный столик где-нибудь ближе к выходу, чтобы Валя сразу смогла меня вычислить по букету.

– Саша! – вдруг окликнули меня откуда-то сбоку. Я повернулся на голос и… буквально застыл на месте: за столиком у окна сидела почти точная копия… моей собственной жены! Отличие было лишь в прическе – Наташа всегда предпочитала длинные волосы. – Это вы мне звонили насчет Виктора?

– Да, это я звонил! – я подошел к худенькой стройной светловолосой девушке с короткой стрижкой, перед которой стояла чашка кофе. Черты ее лица, большие серые глаза, аккуратный носик, открытые уши с изящными сережками – все напоминало мне мою супругу! Даже ее голос, немного приглушенный и хрипловатый вчера, сегодня показался мне удивительно знакомым! Я не мог оправиться от шока. Меня охватило чувство, что я вернулся на три года назад, когда впервые увидел свою Наташу.

– Я освободилась сегодня немного раньше, поэтому пришла загодя. – Она с интересом меня разглядывала. – Я заказала себе кофе. А вы что будете пить?

За окном уже давно стемнело, а мы с Валей продолжали сидеть, находя всё новые и новые темы для разговора. Удивительное дело, но меня не покидало ощущение, будто я давным-давно знаю эту молодую женщину. Она тоже, казалось, прониклась ко мне необъяснимым доверием. Валя рассказывала о своей семейной жизни, о том, как тяжело порой ей приходится, как страдает она от отсутствия детей – у них с мужем так называемая «биологическая несовместимость», когда совершенно здоровые в физическом плане люди не могут иметь детей друг от друга. Возможно, также и по этой причине в их семье уже давно возник разлад. А частые командировки супруга, который по слухам изменял ей направо и налево, только еще больше вносили негатив в их совместную жизнь.

Я слушал ее спокойный, размеренный голос, и одна мысль, не переставая, сверлила мне мозг: как мне сообщить, что невольно обманул ее? Ведь я почти не сомневался, что узнав об этом, Валя встанет и уйдет навсегда, а этого я уже не хотел. С другой стороны, рано или поздно это все равно откроется и тогда…

– Валя, я хочу вам кое в чем признаться! – решился я, наконец. – Я был… не совсем честен с вами…

– Вы о чем? – невинно поинтересовалась она, склонив голову набок.

– Я не знаком с вашим мужем и ничего не знаю ни о нем, ни о его мифических изменах! – я шумно выдохнул. – Понимаете, я совершенно случайно набрал ваш номер и… соврал про вашего Виктора. Простите меня, если сможете. Сам не знаю, как это получилось. И мне очень стыдно, что ввел в заблуждение такую замечательную женщину, как вы! – я смотрел на нее, ожидая чего угодно – гнева, возмущения, молчаливого презрения. Но ее реакция оказалась совершенно иной!

– А я об этом еще вчера догадалась! – проговорила она, улыбаясь.

– Что? – не поверил я. – Но как?

– Моего мужа зовут не Виктор, а Сергей! – сообщила она, с интересом наблюдая за моей реакцией.

– Вот, значит, как? Если вы все знали, зачем же тогда пришли на свидание? – я ничего не понимал.

– По той же самой причине, по какой вы мне его назначили! – просто ответила Валя. – Мне было необходимо поговорить с кем-нибудь посторонним, понимаете? Излить душу, так сказать. Признаюсь, я не сразу поняла, что вы мне вешаете лапшу на уши, даже тогда, когда вы обратились ко мне на «ты», хотя ваш голос я слышала впервые. Но для человека, который решил сообщить важную новость и выбрал для этого глубокую ночь, вы вели себя крайне неуверенно и странно, и я заподозрила подвох. Поэтому и решила проверить вас, назвав мужа первым пришедшим мне на ум именем. А вы тут же и клюнули! Но знаете, Саша, я ничуть не жалею об этом. Иногда, чтобы понять себя и свое место в жизни, достаточно проговорить вслух свои проблемы, назвать некоторые вещи своими именами. Знаете, так бывает, когда совершенно незнакомые люди – например, в поезде – выкладывают друг другу все самое сокровенное. Так уж устроен человек! А тут вы подвернулись!..

Мы вот с вами разговаривали, а я всё думала, признаетесь вы в обмане или нет? И решила про себя: если вы продолжите врать, это наше свидание будет последним!

– Но я всё вам рассказал!

– Да, и это делаем вам честь! А, судя по тому, что вы мне поведали о себе, у вас тоже есть проблемы. И вообще, я абсолютно уверена, что в нашем мире ничего не происходит случайно!

– Вы всерьез считаете, что, набрав по ошибке ваш номер, я попал к вам не случайно?

– Думаю, да! Все дело в мотивации наших поступков! Подспудно мы оба хотели как-то изменить нашу жизнь. Я – потому, что совершенно убеждена, что с Сергеем мы не пара, но мне никогда не хватало духу разрубить этот узел. А вы – из-за своей ревности, которая основана на вашей неуверенности в своей избраннице и недоверии к ней. Наши желания совпали! Считайте, что вашими действиями руководили высшие силы, заставившие вас набрать нужный номер…

– Валя, вы случайно не философ-мистик? – усмехнулся я, но поймал себя на мысли, что эта женщина нравится мне все больше.

– А вот вы не поспите несколько ночей напролет, как я в свое время, сами станете философом не хуже меня!

– И что же вы мне посоветуйте?

– Поговорите с женой по душам – вот как мы с вами сейчас! Уверена, у вас и на это хватит мужества! Когда она приезжает из командировки?

– Через неделю…

– Дайте мне слово, Саша, что вы мне позвоните в любом случае. Я буду ждать!..

Когда Наташа приехала, я поговорил с ней начистоту, и она, к моему большому удивлению, с облегчением призналась мне, что уже давно считает наш брак ошибкой, что любит другого человека, что сама напрашивается на частые командировки для того, чтобы быть рядом с любимым, живущим в другом городе. Для меня это было большим потрясением, ведь я искренне полагал, что жена меня любит… В общем, мы решили расстаться, но теперь для меня это уже не имело большого значения, ведь у меня была Валя!..

Я сдержал свое обещание, позвонил Валентине и все рассказал. Мы договорились встретиться, когда окончательно расставим все точки над «I» в своих прежних семейных отношениях. Она дала слово, что тоже поговорит с мужем серьезно. Ведь по ее собственным словам теперь у нее появилась ясная цель.

Встретились мы с Валей через несколько месяцев. Мы снова сидели в том же самом кафе, снова пили кофе, и все было точно так же, как и в первое наше свидание, за исключением одной детали: теперь мы с Валей говорили только о нас и строили совместные планы на жизнь. Мы были абсолютно уверены в том, что нас ожидают радужные перспективы и совершенно здоровый и крепкий сон!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31 
Рейтинг@Mail.ru