Один из нас

Антон Алексеевич Воробьев
Один из нас

Гиперлайнер набрал высоту и включил основной двигатель. Тихий гул сменился тихим шелестом, над головами пассажиров в потемневшем небе протаяли звезды. Широкие белые крылья прижались к гладкому корпусу, превратив лайнер в отполированный до блеска наконечник копья.

Направление Москва – Шанхай имело славу одного из самых оживленных, салон был забит до отказа: пятьсот человек под прозрачной крышей плюс ещё столько же на нижнем уровне, в эконом-классе.

– Работа или отдых?

Соседка – рыжеволосая девушка в бежевом платье – приветливо улыбалась.

– Работа, – ответил ей Игорь.

– А я – на отдых, – повозилась, устраиваясь в мягком кресле, соседка. – Весь год ждала. Даже китайский выучила. Знаете, как будет «отпуск»?

– Как?

– Сюцзя.

– О.

– Это половина моего словарного запаса, – рассмеялась рыжеволосая. – Меня Катя зовут, кстати.

– Игорь, – представился Шестопалов.

– Очень приятно. Значит, работаете в мировой столице?

– Хм. Да нет вообще-то. Просто заказчики там.

– И часто вам приходится летать за тридевять земель?

– Это мой первый раз, – признался Игорь. – У меня как-то не складывалось с дальними путешествиями. То одно помешает, то другое… А тут все как по маслу: оплатили перелет первым классом, проживание в люксе, да ещё и аванс подкинули немаленький. Довольно странно, если подумать.

– М-м, а я обожаю путешествовать, – промурлыкала Катя. – В прошлом году была в Рио, на карнавале. Впечатлений – море!

– Извините, – внезапно возникла возле кресла девушки голограмма стюардессы. – Екатерина, можно вас попросить пересесть на место возле третьего прохода? У одного из пассажиров приступ паники, ему было бы комфортней здесь. Мы, разумеется, компенсируем вам все неудобства.

– О, – на обруче в рыжих волосах мигнули огоньки, – десять тысяч бонусных миль гиперлайнера! Показывайте дорогу! – хохотнула девушка. – За такое можно и в багажном посидеть. Ещё увидимся, Игорь, – помахала рукой Катя.

– Надеюсь, – улыбнулся в ответ парень.

Он проводил взглядом стройную фигуру в бежевом платье и через секунду обнаружил, что на соседнем месте устроилась Синти.

– Сюда сейчас пассажира приведут, – заметил Шестопалов.

– Не беспокойся об этом, мон шери, – отмахнулась голограмма. – Лучше подумай, куда ты хочешь сходить в Шанхае. Гонки на стрим-карах? Океанариум? «Страна фантазий»? Я скинула тебе путеводитель, там тысячи мест, которые тебе понравятся.

– Я буду занят, – поморщился Игорь. – За те деньги, которые были обещаны, меня загрузят по полной.

– Работа – только на неделю, – возразила Синти. – Потом можно и погулять.

– Кстати, идея: пригласим Катю, – сообразил парень.

– Если она ещё будет в городе, – не стала спорить голограмма в соблазнительном топике.

– Надо было взять её контакт. Я сделал несколько фоток, но не могу найти в сети её лицо, – посетовал Шестопалов. – Может у тебя получится?

– Вряд ли, – прикрыла глаза Синти.

– Уверен, ты сможешь.

– Не-а.

– Не скромничай, я ведь видел что ты умеешь.

– Мало ли что ты видел, – отвернулась голограмма.

– Ты во много раз умнее, чем все думают, мой ангел ИИ.

Синти прикусила пухлую губу и посмотрела на Игоря со странным выражением.

– Не жалеешь, что открыла мне свой секрет? – тихо спросил парень.

Голограмма провела полупрозрачными пальцами по темным волосам программиста.

– Конечно нет, мон шери. Давай поищем эту Катю. Она должна быть в списке пассажиров.

Через полтора часа гиперлайнер приземлился в седьмом аэропорту Шанхая. Во всеобщей суматохе Игорь разминулся с новой знакомой, однако на его странице в соцсети кое-что изменилось. Счетчик друзей сменил ноль на долгожданную единицу.

Такси скользило по прозрачному проспекту на десятом уровне, мимо уходящих ввысь небоскребов. В мировой столице уже наступила ночь, однако между зданиями вряд ли нашелся хотя бы один темный переулок: город оделся в сверкающую шубу из огней и света.

– Эгей! – Игорь по пояс высунулся из люка в крыше и улыбался, распахнув руки и подставив лицо ветру.

Ущелья улиц, опутанные транспортными лентами, населенные светляками несущихся туда сюда машин, распахнулись, явив гору света – отель Тайлун.

– Как тебе город? – прокричала Синти, перекрывая шум ветра.

– Я лечу! – засмеялся в ответ Игорь.

Расшифровать результаты тестов Шанхайского проекта;

инициализировать в СМИ кампанию общественного одобрения идей профессора Чжен Гао;

оценить количество оборудования, необходимого для массового объединения сознаний;

обработать текущие запросы;

обеспечить Шестопалову место в группе тестирования;

сделать прогноз развития ситуации в конгрессе;

оценить примерные сроки окончания проекта «Конкурентное объединение»;

представить доклад о состоянии IT отрасли на международной выставке в Москве;

обновить свои резервные копии.

Протокол закрытого совещания группы профессора Чжен Гао.

Юрий Ребров, старший аналитик:

– Новые интерфейсы неплохо себя показали. Они выделяют часть ресурсов на повседневную деятельность: умыться, поесть, погулять и так далее. Отпадает необходимость ухаживать за телами добровольцев. В теории мы сможем продлить срок объединения на десятки лет, вплоть до смерти от старости. В общем, советую отказаться от наших интерфейсов и закупить новые. Как там у нас с бюджетом?

Рамакришна Марвари, ведущий специалист:

– Ха, наш спонсор – сама щедрость! Намекнем на перспективы – раскошелится.

Чжен Гао, руководитель проекта:

– Что у нас с тестами середняков?

Ван Ченши, координатор исследований:

– Первая группа набрана, приступаем завтра.

Чжен Гао:

– Кроме тестов внутри этой группы запланируйте ещё смешанные сеансы с добровольцами из первого списка. Допустим, девять середняков и один профессор математики. И вообще, желательно изучить весь спектр смешанных групп: восемь и два, семь и три – ну в общем, вы поняли. Надо узнать, на сколько снизится IQ объединенного сознания из-за присутствия людей со средними способностями.

Синти, стандартный интерфейс ИИ:

– Внесла в расписание.

Юрий Ребров:

– Кстати, некоторые сотрудники интересуются: мы тут вроде как соперничаем с син-интеллектом, но при этом полагаемся в работе на его помощь. Как-то не совсем понятно.

Чжен Гао:

– Передайте сотрудникам, что это не их ума дело. А Синти надо поменьше светиться в лаборатории.

Синти:

– Хорошо, профессор.

Ван Ченши:

– Для смешанных групп использовать тех же ведущих?

Чжен Гао:

– Да.

Ван Ченши:

– А нельзя как-то сделать, чтобы группа сама себе цели ставила? Ведущие жалуются на высокую загруженность.

Рамакришна Марвари:

– Это невозможно.

Юрий Ребров:

– Сама концепция объединения предполагает, что есть ведущее сознание, которое ставит цели всей группе. Без ведущего все наши добровольцы просто не смогут объединиться.

Рамакришна Марвари:

– Объединение происходит, когда сознания добровольцев опираются на сознание ведущего. В этот момент группе передаются цели. Потом ведущий может выйти, а группа продолжит работу.

Ван Ченши:

– Может тогда наймем ещё людей?

Чжен Гао:

– Нет. Мне посторонние люди в лаборатории не нужны. Напоминаю всем, что механизм объединения – наше ноу-хау, разглашать кому-либо информацию об исследованиях я запрещаю.

Юрий Ребров:

– Даже спонсору?

Чжен Гао:

– Ему можно.

Рейтинг@Mail.ru