Наследник

Антон Алексеевич Воробьев
Наследник

На радостях, что команда вернулась, я как-то не обратил внимания, а теперь чётко вижу несоответствия в данных разных анализаторов. Видимо, внутри пещеры воздействие Антея не снижается. Может, даже увеличивается. Самое удивительное, что видеокамеры наснимали каждая – своё. Это явление я пока не могу объяснить. Если это «глюк», то очень качественный. Впрочем, излучение Антея вызывает сходные по характеру неполадки во всех датчиках. Они не то, чтобы ломаются, просто показывают всякую чушь. Например, датчики жизнеобеспечения рапортуют о полном отсутствии атмосферы как на борту, так и за бортом.

Чтобы прояснить ситуацию с данными я решил расспросить коллег о походе в пещеру более подробно. После отмахиваний и недомолвок, мне к вечеру удалось выудить из них по паре слов на эту тему. Вот их рассказы.

Кэп:

– Что конкретно тебя интересует? Всё же в данных есть. Посмотри видеозапись. Обрати внимание на центральное сооружение в западной комнате. Не хочу торопиться с выводами, но это весьма напоминает портал. Видишь эффекторы по бокам? Что ещё это может быть? Я полагаю, на планете существует целая сеть подобных порталов, для транспорта грузов и населения, как у нас на Земле. Проверить это предположение легко, надо только включить установку и разобраться с управлением. Ты обнаружил, где генератор стоит? Нет? Скажешь, как нащупаешь что-нибудь.

Ольга:

– Я уверена, что эти записи можно расшифровать! Посмотри, вот на этой панели – похоже на санскрит. Видишь? Попробуй пробить их по всем мёртвым языкам, они должны быть в базе данных. С Землёй нет ещё связи? Жаль, можно было бы проконсультироваться с Павлом Геннадьевичем, он в институте изучения восточных языков работает. Конечно, я понимаю, никто с этим раньше не сталкивался, но ты уж постарайся, ладно, Костя? На тебя вся надежда. Представляешь, что будет, если мы их расшифруем! Это же целая библиотека знаний иного разума!

Шестаков:

– Я и сам с трудом верю. Каким полем они их удерживают, как ты думаешь? По всем законам физики такие тяжёлые элементы должны «жить» не более 10 в минус 13-й секунд! А тут – на тебе, «кубик» со стороной 5 метров! Да он стоит, наверное, больше, чем весь наш космофлот! И ещё надо разобраться, почему он висит над полом, анализатор никаких антигравов не нашел. Вообще ничего! Даже радиации нет!

Лена:

– Костик, ты и мертвого разговоришь. Ну слушай. Заходим мы, значит, внутрь, а там – оранжерея, представляешь? Чего там только не растёт! По-моему, все виды планеты собраны, словно ковчег какой-то. Видел, какая подвижность у местных растений? Некоторые и растениями-то с трудом можно назвать! Бегают по округе словно зайцы какие-нибудь, да ещё за ногу цапнуть норовят. Я думаю, здешняя эволюция сделала ставку на флору. Возможно даже, те, кто построил эту оранжерею, сами были растениями! А что, очень даже может быть.

Сергей Вячеславович с рыбалки ещё не вернулся, но я подозреваю, что у него тоже будет своё мнение относительно того, что же они всё-таки нашли в пещере. Можно было бы предположить, что на лицо последствия галлюцинаций – мало ли какие газы там внутри – но штука в том, что анализаторы и видеокамеры подтверждают рассказ каждого. Нужно посоветоваться с Авдеичем.

55 день экспедиции.

Сегодня утром кто-то оставил на экране монитора таинственное «спаслание» следующего содержания: «Еру туче ьфтмфтефкф цфы щмукб фтв Шб Ьфтг ща ргьфтшенб фпфшт пферукув еру сщтысшщгытуыыуы ща фдд зущзду шт щквук ещ екфтыаук еруь ещ еру туче здфтуею». На совещании спросил, что сие означает, но все отнекиваются. Сергей Вячеславович сказал, что не иначе, инопланетяне контакт налаживают.

Кэп готовит повторную экспедицию в пещеру. По причине неоднозначности собранных данных. Когда я предъявил 4 видеозаписи одновременно, разгорелись нешуточные дебаты, вплоть до ругани. Ольга с кэпом поссорились конкретно, сейчас разговаривают друг с другом подчеркнуто официальным тоном. Сергей Вячеславович свои данные представлять не стал.

Аппаратура по-прежнему врет. Доходит до маразма: на мониторах контроля состояния внутренних помещений минут десять наблюдал трёх капитанов и пять Шестаковых. Жду не дождусь Авдеича.

56 день экспедиции.

По заданию капитана диагностирую анализаторы и видеокамеры. Снимаю окрестный ландшафт, тычу датчиками в белку. Вроде всё нормально, но кэп согласен, что надо, чтобы посмотрел Авдеич, всё-таки он спец по анализаторам. А с глюченой аппаратурой смысла нет куда-то ехать.

На мониторе с утра – белиберда того же рода, что и накануне. Шутка затянулась. Поймаю за руку – зарэжу.

Шестаков взял катер, летает над разломом в 55 километрах к северу. Хорошо хоть техника пока не отказывает – топать за сотню верст пешком я бы не хотел. Система глобального ориентирования тоже (тьфу-тьфу-тьфу) пока в порядке.

Примерно через неделю будет полное затмение Майи – она зайдет за Антея и пробудет в его тени около 14 часов. У меня появилась мысль относительно влияния излучения гиганта на приборы – что, если это результат наложения когерентных волн света, отражённых от разных участков атмосферы Антея? Во время затмения это можно будет проверить.

57 день экспедиции.

Пора бы уже Авдеичу вернуться. А то что-то всё хуже и хуже. Корабль наводнили «двойники» – по отсекам шатается дюжина капитанов, десяток Лен, семь Ольг, пяток Шестаковых и несколько Сергеев Владимировичей. И в упор «себя» не замечают. Может я с ума схожу? Или уже сошёл? Что, если Антей действует не только на датчики, но и на мои мозги? Решил проконсультироваться со штатным психологом команды.

Стучусь в каюту:

– Ольга Александровна, вы позволите?

– Да, входи, Костя, – ответила Ольга. – Заходи, заходи. Это ты, Костя? Я сейчас занята.

Немного растерявшись, всё же вхожу. В каюте – четыре Ольги, одна листает книгу на диване, другая пишет что-то за столом, третья смотрит фильм, четвертая делает гимнастику тайцзицюань.

– Я бы хотел с вами кое-что обсудить, если вы не против, – обратился я к той, что сидела на диване, поскольку она была в центре.

– Я тебя слушаю, – ответила первая Ольга.

– Ты сделал расчеты, какие я просила? – повернула голову вторая.

– Авдеич не приехал ещё? – не отрываясь от экрана спросила третья.

– Что-нибудь важное? – «покормила журавля» четвёртая.

– Боюсь, у меня съезжает крыша, – пожаловался я всем четырём Ольгам.

– Что тебя беспокоит? – профессиональным тоном поинтересовалась первая.

– Если коротко, я вижу несколько «копий» каждого из членов экипажа, – ответил я.

– Интересно, – заметила третья, непонятно, насчет фильма или моей ситуации.

– Постоянно видишь? – уточнила первая.

– Последние несколько часов, – ответил я.

– Это от усталости, – сказала четвертая. – Ты слишком напряжённо работаешь. Необходимо чередовать работу и отдых. Отвлекись, займись чем-нибудь, что тебе нравится, но не связано с работой.

Рейтинг@Mail.ru