banner
banner
banner
полная версияСтарая кошёлка

Анна Владимировна Рожкова
Старая кошёлка

Анна Никифоровна была из тех милых старушек, которые навевают мысли о счастливой старости и которых в народе зовут «божий одуванчик». В сморщенных, стертых, словно рисунок мелом на асфальте, чертах не было ничего пугающего или отталкивающего. Высохшая, ссутулившаяся фигура неизменно вызывала сочувствие и желание помочь. Такая особенность Анны Никифоровны привлекала к ней людей всех полов и возрастов. В очереди ей непременно уступали, продавцы оставляли самые лакомые кусочки и часто отказывались брать деньги. Соседка из соседнего подъезда подвозила, не прося ничего взамен. Частенько можно было встретить старушку под руку с каким-нибудь молодым человеком, в другой руке которого можно было заметить сумку Анны Никифоровны. Милую старушенцию знала вся округа, все спешили помочь и быть хоть чем-то полезными.

– Анна Никифоровна, давайте помогу.

– Спасибо, не откажусь.

– Анна Никифоровна, как ваше здоровье?

– Спасибо, не жалуюсь.

Для каждого у старушки находилась улыбка, доброе слово или напутствие. Особенно сдружилась Анна Никифоровна с соседкой снизу. Старушка жила одна, словно перст, «не к кому даже голову прислонить». У Татьяны Сергеевны, напротив, была большая семья, муж, Тимофей, дочь, Юля, зять Коля и внук Матвей. Жили кучно, но не дружно. Тимофей «тянул из жены все жилы», зять «хотел ее смерти», дочка «вила из несчастной веревки», а с Матвея пока было взять нечего, ему всего-то «стукнуло» три.

Анна Никифоровна соседке сочувствовала, слушала, кивая, как китайский болванчик. Татьяна Сергеевна подозревала, что бабка туга на ухо, но сей незначительный факт ее изливаний не останавливал, а, напротив, только усугублял. За возможность по-бабски пожалиться и вывернуть соседке душу, Татьяна Сергеевна платила мелкими услугами: скорую вызвать, давление померить, рецепт прочитать и небольшими «подарочками»: пачкой печенья, бутылочкой молока, тарелкой супа.

Рейтинг@Mail.ru