Повеса. История фаворита Екатерины Великой

Анна Валерьяновна Аверьянова
Повеса. История фаворита Екатерины Великой

сцена.ИНТерьер

(пролог)

По телевизору идут новости «Вести» от 1 июня 2006 года выпуск 13-00» (Анонс).

На стене висит календарь с этой датой. Рядом стоят часы.

ДИКТОР

Письма Вольтера Екатерине II купил российский коллекционер.

Молодой бизнесмен в своем шикарном офисе придвигается ближе к телевизору. Показывают аукцион Сотбис.

«Независимой газете» стало известно, что коллекционер, приобретший во вторник, 30 мая, на аукционе Sotheby’s 26 писем Вольтера к Екатерине Второй, – российский владелец антикварного салона Александр Хочинский.

Факт покупки писем за €583,2 тысяч при стартовой цене в €300 тысяч он сам сообщил газете по телефону из Лондона. При этом Хочинский не стал опровергать или подтверждать информацию о том, что письма приобретены по просьбе одного из представителей российского государства. По мнению автора «НГ», это приобретение по значимости можно считать сопоставимым с покупкой Виктором Вексельбергом коллекции Фаберже. «Это письма из коллекции Ротшильда», – сообщил коллекционер. По его словам, эти неизвестные ранее автографы обязательно будут доставлены в Москву, однако когда именно, ещё неизвестно: требуется время на оформление необходимых документов. Господин Хочинский сказал также, что намерен застраховать приобретение на сумму не меньше чем €3–4 млн.

Конкурентом Александра Хочинского на торгах был некий русскоязычный предприниматель, находившийся в США. Что касается самих автографов Вольтера, датированных 1768–1777 годами, то, по сведениям устроителей аукциона, цена их приобретения – наивысший показатель для личных посланий, датированных XVIII веком. «Вообще нам было нужно письмо Карла Маркса, – добавил антиквар. – Оно было куплено за 43,2 тысячи евро. Из других приобретений – письмо кардинала Ришелье, цена в районе 30 тысяч». Александр Хочинский заверил «НГ», что «письма вернутся в Россию». «Существует техническая, только техническая проблема», – сказал он. На «русских торгах» Sotheby’s в этот раз был установлен рекорд продаж – точная сумма средств, вырученных от продажи свыше 450 лотов основной сессии торгов, составила 27 миллионов 670 тысяч 40 фунтов стерлингов».

Дальше идут новости из Крыма о пикетах населения против НАТОвских учений совместно с украинскими войсками.

Крупный план: Стена офиса. На стене как картина под стеклом оформлен кинжал с инициалами «М.Г.».

Бизнесмен подходит, открывает стекло и достает кинжал. Он очень острый. Старинный красивый кинжал.

Он переворачивает кинжал, там надпись: «Герою Хотина», подпись «Екатерина».

Титры: Повеса, Музыка, титры.

Во время титров: бег Натали – фрейлины, которая отвечала за итальянца – по Зимнему дворцу, в котором то там, то здесь идут отделочные работы. За фрейлиной гонится итальянец-художник Лоренцо.

Натали корчит смешные рожицы, убегая от ненасытно сексуального итальянца. В кадре то её грудь, то кружевные шаровары, мелькающие при резкой остановке или повороте, то её смешная рожица. Она только успевает выдохнуть: «Ах, ох» – и какую-то околесицу по-итальянски.

НАТали

Ах, ох, мама миа…

Он тоже по-итальянски что-то вроде: ну куда же Вы от меня убегаете, я -честный синьоро, аморо-аморо. Потом ближе к концу титров по-русски, с итальянским акцентом, что-то вроде: «Натали… я и-ду к те-бе…»

ЛОРЕНЦО

(по-итальянски)

Ну куда же вы от меня убегаете,

я честный синьоро, аморо-аморо…

Наташа… я и-ду к те-бе…

Сцена.интерьер

Екатерина входит в «Уложенную комиссию» 19 января 1769 года, когда, состоялось последнее общее собрание Комисси об уложениях.

Цитата из Ключевского В.О. «Исторические портреты» с.326:

«…в Комиссии 1767 г. собрано было со всего государствасвыше 550 представителей самых разнообразных вер, наречий, племен, состояний, умоначертаний, от высокообразованного представителя святейшего синода митрополита Новгородского Димитрия до депутата служилых мещеряков Исетской провинции муллы Абдуллы мурзы Тавышева и до самоедов-язычников, которые, как им ни толковали в Комиссии, никак не могли понять, что такое закон и для чего это людям понадобились законы, – всероссийская этнографическая выставка, представлявшая своим составом живые образчики едва ли не всех пройденных человечеством ступеней культуры. Депутаты призваны были со своими местными «нуждами и недостатками» для «трудного и кропотливого дела – составления кодекса законов, соглашенных с этими нуждами и недостатками». Вступая в Комиссию, депутаты присягали по однообразной формуле, клятвенно обещаясь начать и окончить великое дело «в правилах богоугодных, человеколюбие вселяющих и добронравие к сохранению блаженства и спокойствия рода человеческого».

На первом же шагу депутат переносился со своими низменными местными нуждами в область высоких идеалов человечества. При открытии Комиссии вице-канцлер в речи от имени императрицы призывал депутатов воспользоваться случаем прославить себя и свой век и приобрести благодарность будущих веков, порадеть об общем добре, о блаженстве рода человеческого и своих любезных сограждан. «От вас ожидают примера все подсолнечные народы, – говорил он, – очи всех на вас обращены».

ВИЦЕ-КАНЦЛЕР

Помните, что вы призваны сюда

для трудного и кропотливого

дела – составления кодекса законов,

соглашенных с нуждами и

недостатками ваших любезных

сограждан.

Вступая в Комиссию, вы, депутаты,

присягали по однообразной формуле,

клятвенно обещаясь начать и

окончить великое дело «в правилах

богоугодных, человеколюбие

вселяющих и добронравие к

сохранению блаженства и спокойствия

рода человеческого».

От вас ожидают примера все

подсолнечные народы, очи всех на

вас обращены.

Екатерина проходит между рядов со свитой, все встают, приветствуют её, она садится в первый ряд, на специально выделенное место. Вице-канцлер продолжает.

ВИЦЕ-КАНЦЛЕР

Во всеобщем благополучии мы

первенствуем!

Аплодисменты. На место оратора входит маршал Комиссии Бибиков Александр Ильич (1729-1774) – государственный деятель, генерал-аншеф. Председатель комиссии по составлению Уложения 1767 года, в будущем руководитель подавления крестьянских движений восставших заводских крестьян Урала; в 1773-1774 г. будет наделен неограниченными полномочиями для подавления крестьянской войны под руководством Е.Пугачева.

БИБИКОВ

Воистину сказано: Во всеобщем благополучии мы первенствуем,

ибо в «Наказе» Матушки нашей, в статье

520 сказано: «Боже сохрани, чтобы после окончания сего законодательства был

какой народ больше справедлив и,

следовательно, больше процветающ на

земли; намерение законов наших было бы

не исполнено – несчастие, до которого я дожить не желаю».

Разрешите мне от лица Комиссии

преподнести нашей Матушке титул

«матери отечества» (аплодисменты).

Весь род человеческий долженствовал бы предстать здесь и принести Матушке

нашей титул «матери народов»!

ЕКАТЕРИНА

(сменяет оратора) Надобно господам депутатам обсуждать и составлять законы, а не заниматься моей

анатомией. (Бибиков краснеет).

Господа депутаты, как вы знаете, осенью Турция объявила России войну. Я пришла сюда, чтобы сообщить вам, что в связи с военным положением Комиссия будет реогранизована. Отечество ждёт от вас подвигов в делах военных.

Сцена.Экстерьер.Эпизод турецкой войны. 1769 год, штурм Хотина.

Максим – военный разведчик, выполняет сложное боевое задание. Лошадь под ним – дорогая, красивая.

В стычке с небольшим отрядом турок Максим ранен, падает, теряет сознание, истекает кровью, но боевую задачу он выполнил.

Его подчиненный Васильчиков скачет с донесением в штаб русских.

Сцена.ЭКСТЕРЬЕР.

Максим проникает в турецкое расположение, на нем турецкая одежда, но мы понимаем, что это русский офицер.

Сцена.ИНТЕРЬЕР.

Два важных турецких начальника сидят в центре комнаты за трапезой. Разговаривают. Максим, спрятавшись между оконными проемами, замаскировавшись под охранника, подслушивает разговор (разговор по-турецки).

ПЕРВЫЙ ТУРОК

Эти русские совсем обнаглели. Они никогда не получат Хотина.

ВТОРОЙ ТУРОК

Но пока не мы стоим у их стен, а они у наших.

ПЕРВЫЙ ТУРОК

Сегодня вечером все изменится. Сам великий визирь Халиль-паша прислал нам помощь. Вечером мы сами устроим им штурм.

ВТОРОЙ ТУРОК

Да благословит нас аллах.

Наступило время молиться. С минарета послышались завывание муллы.

МУЛЛА

Мохаммед расул ибн алла…

Воспользовавшись тем, что турки приступили к молитве, Максим тихонько вернулся к своему маленькому отряду из трех человек (Максим, Алекс, конногвардейский поручик Александр Васильчиков).

Сцена.ЭКСТЕРЬЕР.

(Максим, Алекс – офицер разведки, Васильчиков)

Максим сбрасывает с себя турецкий халат и чалму, под ним форма гвардейского офицера.

МАКСИМ

Быстрей, к своим.

Трое всадников скачут под прикрытием хилого кустарника в своё расположение.

Алекс

А Вы, Максим Николаевич, рискуете, на турка-то вы совсем не похожи, глаза голубые, кудри-то, что солома будут.

МАКСИМ

Эх, Алекс, молодо-зелено, а кто это к Вам на парижскую квартиру захаживали?

АЛЕКС

Ну Максим Николаевич, это же они сами.

МАКСИМ

Сами не сами, а турки, думаешь, в Европах столько лет, кальян курили?

Все трое смеются. Кустарник закончился. Впереди открытое пространство, которое надо пересечь. Максим всматривается в даль. Взгляд в даль глазами Максима. Там движется турецкий отряд.

МАКСИМ

 

А вот это нам совсем не нужно.

АЛЕКС

Затихоримся, переждем, они мимо нас в целой версте пройдут.

МАКСИМ

Эх, Алекс, золото-слова, да времени у нас сейчас нет пережидать.

Вперёд!

Все трое выскакивают из-за укрытия и по открытой местности скачут к лесу.

Турки, конечно же, их заметили. За ними бросается отряд турок из пяти человек, наиболее близкий от них.

До леса всего километр, а до своих еще пять. Положение серьезное. Алекс кричит Максиму.

АЛЕКС

Я их задержу.

МАКСИМ

Отставить.

Все трое еще немного проскакали и оказались почти у леса, недалеко – небольшой овраг с выступающей одной стороной, который может послужить хорошим укрытием.

Максим сворачивает к этому укрытию.

МАКСИМ

А вот теперь – выполняй.

Алекс спешился с коня, приготовился и прицельными выстрелами уложил четверых.

Пятый тоже упал, но это была уловка.

Алекс сел на коня и поскакал.

Крупный план: Максим оборачивается, видит что Алекс скачет, улыбается.

МАКСИМ

(тихо, как бы про себя)

Браво, поручик.

Максим теперь смотрит вперед, и не видит, что происходит сзади.

А сзади, как только Алекс сел на коня и поскакал, турок выстрелил прицельно ему в спину. Алекс падает.

Турок вскакивает на коня и бросается вдогонку. Все это происходит за какие-то секунды. Турок на коне стреляет Максиму в спину. Максим ранен в левое плечо.

Васильчиков оборачивается и стреляет в турка.

Турок тоже падает, но успевает еще раз выстрелить и попадает в коня, на котором был Максим.

Конь падает вместе с Максимом.

Они уже в лесу. К своим ближе, но территория просматривается и остается опасной.

МАКСИМ

Срочно, передай, вечером… они… хотят… контратаковать…

ВАСИЛЬЧИКОВ

Максим Николаевич, я без Вас никуда.

МАКСИМ

(по бытовому) Отставить. Выполняй приказ…

Васильчиков нехотя оставляет Максима и скачет в расположение русских.

Максим остается, перетягивает кровотечение шнуром от формы, но все-таки теряет сознание.

Сцена.Экстерьер.

Денщик Фёдор спасает Максима.

Максим во время нахождения в бессознательном состоянии вспоминает детство.

Рождество. Тихо падает снег,

по дороге от усадьбы с помпезным сооружением в стиле Елизаветинских дворцов к нему спешит женщина (Мать Максима) в собольей короткой шубке, распластанной по кринолину, с которого струится голубое бархатное платье с розовыми цветами и подолом, вышитым райскими неведомой красоты птицами. Под сапожками женщины скрепит снег.

Женщина улыбается, нежно говорит Максиму:

МАТЬ

Ну иди, иди ко мне… Замёрзнешь…

Женщина берет на руки малыша, идет к дому, на них смотрит няня с санками, которая затем начинает идти за барыней в дом.

Взгляд малыша на няню с санками.

Взгляд малыша на белый дом с колоннами.

У парадного крыльца – кареты гостей, красивые лошади, праздничная суета. Надвигается шум, состоящий из тихого ржанья лошадей, французского говора господ, тихих переговоров возниц, музыки, идущей из глубины дома, женского смеха. Взгляд малыша поворачивается к солнцу.

Глазами малыша: Ели, сосны, высокие – над ними солнце яркое сквозь снег – редкий, искрящийся бриллиантами. Потом солнце совсем яркое, очень яркое, как вспышка.

Возврат к осаде Хотина.

Но теперь это реальное солнце, и над Максимом склонился его денщик, перевязавший ему рану и положивший на лоб холодную мокрую повязку.

ФЁДОР

Лошадей я спрятал. Стемнеет – уйдем к своим, тихо.

МАКСИМ

Пить…

Фёдор поит Максима из фляги.

ФЁДОР

Я еле нашёл вас, Максим Николаевич. Ну вы меня и напугали.

МАКСИМ

Отставить…

ТИТРЫ

Сцена 1. НАТУРА.

Молодой офицер возвращается в своё имение из Европы после войны к отцу, чтобы исполнить последнюю волю матери, которая состояла в том, чтобы жениться на дочери дворянина из соседнего имения. Имения должны были объединиться, а молодые получить хорошие перспективы при дворе.

Сцена. Экстерьер.

Тихая европейская улочка – может быть французская, может быть немецкая или австрийская. Светит солнце. Вдалеке играет музыка – классическая, парковый оркестр.

На коне скачет красивый русский офицер – Максим. Рука – на подвязке – типа – косынка – после ранения.

Невдалеке мы видим даму – это Настя, на руках у которой маленькая собачка, в стиле времен Екатерины Великой.

Собачка, почуяв лошадь, поднимает невообразимый лай, отчего лошадь под Максимом шарахается. Максиму одной рукой не очень удобно сдерживать лошадь.

МАКСИМ

(в сердцах больше, чем НАСТЕ, по-французски) Мадам, держите вашего зверя в руках! Покрепче!

НАСТЯ

(слегка обиженно, тоже по-французски)

Это ещё у кого зверь, не понятно!

Максим успевает оценить фигуру дамы, но сверху он не может видеть ее лица, только красивую шляпку и вуальку в новомодном стиле. Вынужденный сдерживать коня, он не может завязать разговор. Дама грациозно удаляется. В это время к Максиму подбегает денщик – ФЁДОР.

ФЁДОР

Вам от батюшки письмо будет.

Помогает Максиму сойти с коня, так как немного болит рука, Максим пользуется его помощью.

МАКСИМ

От батюшки? Что ж такого случилось?! Раньше только матушка и писала!

Берёт письмо, входит в дверь.

Сцена. Интерьер.

Максим проходит к столу, садится. Интерьер комнаты – типичная комната офицера, которые снимали в Европе русские офицеры. Максим открывает письмо. Голос Отца – Николай Алексеевич.

НИКОЛАЙ АЛЕКСЕЕВИЧ

Максимушка, мужайся, вести мои горькие, маменька наша покинула нас. Как пришло в прошлом году письмо из полка, что Алексей, братец твой старший, погиб, так и не вставала она больше с постели, все болела. Всё жалела, что внуков не понянчила. «Одно, – говорит, – у меня желание последнее, пускай бы Максимушка приехал, да на Настеньке Головиной, соседке нашей, женился. Вот я бы спокойна тогда была». Приедь, ради бога, успокой её душу, оставь наследника, а то и мне свет мил не будет.

Жду тебя, батюшка твой, Николай Алексеевич, граф Галинский.

Максим встает. Мы видим, что Максим долго не был в этой квартире. Вокруг лежит пыль. Он смотрит в зеркало. Максим зовет фёдора.

МАКСИМ

Фёдор!!!

ФёДОР

Что изволите?

МАКСИМ

Что ж ты, голубчик, в комнатах не прибирал, тебя бы к полковнику нашему, на выволочку!

ФёДОР

Виноват, да вот только примета плохая убирать, пока хозяин болеет.

МАКСИМ

Я тебе покажу, приметы! Вмиг чтоб все было чисто! А это что такое?

ФёДОР

А это дамочки вам присылали, пока вас не было.

На туалетном столике мы видим целый ворох разных милых штучек, открыточек, букетиков, сердечек, собственных портретиков.

Видно, что они от разных дамочек. Мы по виду подарочков представляем их отправительниц. Милая блондиночка. Знойная брюнеточка. Кудрявая рыжая хохотушка. Знатные солидные дамы – короче целый букет.

МАКСИМ

(в сердцах) А что ж так много-то?!

ФёДОР

(разводит руками)

Поначалу приходили, даже не верили, что Вы уехали, думали обманываю я их. А потом вот письма писать стали, подарки присылать. Поначалу я пробовал обратно посылать, да осечка вышла. Я букет обратно послал, а тут на беду муж той дамочки вернулся, вот скандалу-то было. Я на следующий день от неё у Васильчикова денщика на квартире прятался. Так что сами решайте, что с подарками делать. Вот только торт там однажды присылали, так мы с Васильчиковым денщиком съели, все равно ж пропадет.

МАКСИМ

(открывает коробочку, там кольцо) Это чье?!

ФёДОР

(убирается в комнате) Там написано внутри.

МАКСИМ

А ты, плут, и внутрь уже заглянул!

ФЕДОР

Да она мне сама показала.

МАКСИМ

Кто – она?

ФёДОР

Да что ж вы после ранения и не помните ничего? Она вся такая статная, шляпка с вуалькой. Тихонько всегда заходила, чтобы никто не видел. Вы бы её видели, когда она кольцо приносила! Чуть меня не целовала! Кольцо показывала. По-французски лепетала, да что я мог понять! Мерси, мерси, живот свой показывала. Может вы что и подсобили ей? (улыбается)

МАКСИМ

(спокойно, буднично) Отставить.

ФёДОР

Понял.

Продолжает убираться в комнате. Максим разбирает кучу писем. В самом низу он находит письмо от матери, датированное месяцем назад.

МАКСИМ

Фёдор, а это что такое?!

ФёДОР

А это аккурат пришло, как вы в Хотин уехали. Я и пересылать не стал, куда ж пересылать-то.

МАКСИМ

(читает письмо, голос матери)

Сынок, совсем я плоха теперь. Алексея нашего не стало, и тягостно мне, что и ты на войне сейчас. Уж и не знаю, свидимся ли мы более.

По лицу Максима течёт слеза.

Соседа нашего, покойного графа Головина, дочка приезжала к нам год назад, красавица стала. Помнишь ли ты ее? Хорошо было бы, если бы вы с ней поладили. Имения бы в порядке держали, да и при дворе ее семья не малый вес имеет. Крепко целую тебя, сыночек. Береги себя. Твоя матушка.

Все-таки Максим не сдерживается и по лицу катятся слезы.

ФёДОР

Да что же с Вами, Максим Николаевич?!

МАКСИМ

Матушки моей больше нет.

ФёДОР

Стало быть, Николай Алексеевич овдовели…

МАКСИМ

Мне вчера отпуск дали после ранения. Думал тут отсидеться. Да, видно, придется домой съездить. Собирайся, Фёдор.

Сцена 2. экстерьер.

Молодой офицер, он же Повеса, с неохотой возвращается из веселой Европы в русское имение, где боится сгнить от тоски.

Практически налегке он едет домой, вокруг поля в цвету, прекрасная русская природа. Немого позади едет фёдор, монотонное цоканье копыт, под него Максим вспоминает детство.

Сцена 3. интерьер.

Он вспоминает свою невесту, с которой виделся всего один только раз в возрасте семи лет. Это была маленькая плаксивая девчонка, у которой не было передних зубов.

Они танцевали на детском утреннике по поводу рождества, там было много других детей. В детском спектакле Настя поёт: «Пастушок»

Настя

Ах, мой милый пастушок,

Заиграй скорей в рожок.

Спи, мой милый,

Спи, мой милый,

Спи, мой милый женишок.

Настя неуклюже повернулась и уронила стул на сцене.

Максим засмеялся над ней по-детски, как, впрочем, и все кругом.

Сцена 4. интерьер

Они встретились под столом, где девочка сидела и ела кусок торта, а он решил спрятаться от вездесущего «няня». Они встретились глазами и улыбнулись друг другу.

НАСТЯ

(ломает руками кусок торта) Хочешь? На, вкусный, (оправдываясь) мне маменька не разрешает…

МАКСИМ

(отрицательно мотает головой) А-а…

НАСТЯ

(отправляет кусок торта в рот, вздыхает) Как хочешь…

МАКСИМ

(вдруг оживляется)

Побежали! …

(хватает Настю за руку)

Потом они ещё бегали вокруг ёлки. Вот и всё.

Настя и Максим бегают вокруг ёлки, играют в «догонялочки» и смеются.

Сцена 5. интерьер

Как выглядит сейчас его суженая, он не имел ни малейшего представления. Он мог только предположить, что эта милая девочка превратилась в деревенскую матрону, или кисейную барышню из глубокой провинции, или законопослушную дворянскую доченьку, как раз такую, какая сейчас ехала ему навстречу по просёлочной дороге.

Повозка с розовощёкой матроной, разодетой безвкусно и уродливо проехала рядом, Максим остановил коня пропуская ее. Матрона кокетливо засмущалась. Мурашки пробежали по спине Максима, но он почтительно-вежливо улыбнулся. Однако, как только повозка проехала, тяжелый вздох вырвался из его груди. Но делать нечего, надо ехать.

ФёДОР

(невольно)

Да, парижаночки-то поинтересней будут.

(Но, спохватившись, поправляется)

Да, хотя что в них – кожа да кости.

А наши-то мягкие, кровь с молоком,

Щёки из-за спины видать…

МАКСИМ

Отставить…

(в смысле: не сыпь мне соль на рану)

Сцена 6. интерьер

Перспективы встречи со своей невестой никак не могли радовать его, молодого офицера, привыкшего к европейским изысканным барышням.

Сцена 7. интерьер

Умные, образованные, модные, сексуальные – они оставались в Европе.

Сцена 8. экстерьер

Вокруг были грязные дороги, грязные избы – это даже не была столица – Петербург, имение располагалось в сотне километров от Петербурга. Это была глубокая (по тем временам) провинция (имеется в виду имение Максима).

Вот вдали пасётся стадо коров.

Под копытами лошадей на дороге кучи навоза.

Вдали показался ухоженный парк. Это граница имения графов Галинских.

 

Максим оживляется и скачет по полю, срезая дорогу.

Здесь все ему знакомо, конь легко перелетает через овраг.

Но этот же овраг станет потом роковым в конце фильма.

Хотя, может быть, Максим потерял управление конём потому, что ему всё-таки подсыпали яд, как и Потемкину впоследствии.

Но сейчас он просто наслаждается скачкой и встречей с родным имением, где с детства ему знаком каждый камень.

Сцена 9. экстерьер

Отец встретил сына, будучи в полном здравии и ясном уме. Подтянутый вояка и дамский угодник, умный и образованный, он гордился своим сыном, успевшим и академию закончить, и повоевать, и Европу посмотреть. Встреча была радостной.

Максим въезжает в ухоженный парк, с рядами ровных деревьев вдоль дороги, ведущей к белому зданию в стиле Елизаветинских дворцов. Мы уже видели эту фундаментальную ухоженную графскую усадьбу, разбитую по всем канонам европейского усадебного устройства: с дорожками и аллеями, клумбами и лужайками.

Максим скачет по тенистой аллее.

Тень. Солнце. Мелькание между деревьями белого дворца.

Переполох.

ДВОРОВАЯ ДЕВУШКА (кричит)

Барин молодой едет…

Сцена 10. экстерьер

На крыльцо выбегает отец Максима граф Николай Алексеевич Галинский. Он – подтянутый, статный, породистый. В меру манерный и в меру душевный. По нему видно, что он разбил немало дамских сердец, хотя и сам влюбчив был, на то и имя Николай (бабий угодник). Он крепко обнимает сына.

НИКОЛАЙ АЛЕКСЕЕВИЧ

Максимушка, сынок! Радость-то

Какая! Рука твоя как?

МАКСИМ

Ничего, батя, ещё повоюем!

НИКОЛАЙ АЛЕКСЕЕВИЧ

Матушка-то нас покинула…Одни мы остались, сынок, с тобой Галинские: ты да я… Такое вот время…

Слёзы радости встречи и горести утраты – всё смешалось в этой встрече.

Все суетились, все были рады приезду молодого барина.

Сцена 11. интерьер

Ему была выделена лучшая комната – его комната, где прошли его детские годы, все было знакомо в этой комнате, много милых детских вещиц. На стене – диплом об окончании военной императорской академии – или что-нибудь такое, чтобы мы могли понять, что Максим имеет хорошее образование (посмотреть историческую справку).

Максим долго сидел в своей детской, вспоминая годы, проведенные в родительском имении.

Сцена 12. интерьер

Вечер, свечи, накрыт стол. Мы видим, что Максим после бани, но одет к ужину прилично, в белой рубашке, брюках – типа лосины, но из тонкой шерсти, в мягких высоких кожаных ботфортах, по- домашнему, но все-таки как граф за столом. Слуги тоже, согласно случаю, одеты по полной программе, вышколены, но спокойны, ибо хотя и мягок Николай Алексеевич, но, все-таки, строг как полагается. На нем и его образовании, воле и авторитете держится все хозяйство.

Он по старинному дворянскому обычаю строг, но по-европейски образован и умеет вести сложное большое хозяйство.

Затем были долгие разговоры с папенькой о войне, о Европе, о Екатерине, о победах России. Конечно же, была и главная тема – маменькино предсмертное желание. Да, Максим готов его выполнить. Он приехал домой ради встречи со своей невестой.

Однако, к его удивлению, он узнает от папеньки, что невеста тоже в Европе, должна вот-вот приехать, да, видимо, в дороге что-то не так. Отец его заверяет, что вот буквально на днях Настя должна появиться. Так что все имение в распоряжении Максима.

НИКОЛАЙ АЛЕКСЕЕВИЧ

(со знанием дела)

А что же с Хотиным за катавасия

учинилась такая, что там князь Голицын вытворяет?

МАКСИМ

Да уж, Вы бы, батюшка, видели, с каким кислым видом он на военном совете письмо от Екатерины зачитывал: «Нельзя армию передвигать к магазинам, снятие осады с Хотина позорно для воинства российского, надобно вернуться назад – и Хотин брать!» Знаешь, что он прямо на совете заявил?

НИКОЛАЙ АЛЕКСЕЕВИЧ

Да уж, наверное, ничего путного!

Упрямство вперед него родилось, уж я-то его знаю. Он и с самой матушкой спорить станет.

МАКСИМ

Так и есть, батюшка. Князь Голицын вне себя был, да так и сказал: «Во мнении своём матушке-государыне не уступлю. Я лучше её знаю, что делать! Вот пусть великий визирь Эмин-паша перейдёт на нашу сторону Днестра, тогда… тогда и решим».

НИКОЛАЙ АЛЕКСЕЕВИЧ

Газеты Европы злорадствуют над русскими неудачами, король прусский язвительно кричит: «Вот она, драка кривых со слепыми!»

МАКСИМ

А генералов он и вовсе не слушает, говорит, «яйца курицу не учат».

НИКОЛАЙ АЛЕКСЕЕВИЧ

А что ты о Петре Александровиче Румянцеве скажешь?

МАКСИМ

С Румянцевым на войне страшно, зато и весело! Да что мы всё о войне? Когда же Настя приедет?

НИКОЛАЙ АЛЕКСЕЕВИЧ

Да я Настеньке письмо раньше твоего послал, должна уж была приехать, да, может, что в дороге случилось…

МАКСИМ

Может, и случилось, а может, почта военным быстрее приходит…

НИКОЛАЙ АЛЕКСЕЕВИЧ

Может-может…

МАКСИМ

Ну-сс… ладно, подождем.

НИКОЛАЙ АЛЕКСЕЕВИЧ

Да уж нам и так есть чем с тобой заняться, я тут сокола купил…

МАКСИМ

(заинтересованно) Сокола? Вот те раз. Что ж ты раньше не сказал!

НИКОЛАЙ АЛЕКСЕЕВИЧ

Да вот и говорю…

Сцена 13. Экстерьер

Охота, первоклассные лошади, собаки для охоты,

Момент охоты – сокол «налетает» на весь экран – холодная волна ужаса накатывает на зрителя – спецэффект – шум крыльев птицы, стремительно приближающееся изображение.

Другой момент охоты – Максим через прицел смотрит на прекрасную медведицу и не решается стрелять.

Глазами Максима. Медведица шлепает своего замешкавшегося детёныша. Он пытается рычать на неё недовольно.

Максим с улыбкой опускает ружьё.

Сцена 14. экстерьер

Вечер. Закат.

В доме суета, сын и отец появились с охоты. Лошади во дворе, в руках у Максима ягтдаш с утками – так пару штук для баловства.

Максим и отец немного уставшие, но довольные, отдают приказания дворне.

МАКСИМ

(конюху) Вороному задай овса!

НИКОЛАЙ АЛЕКСЕЕВИЧ

(Максиму) А баньку бы неплохо было…

Сцена 14-а. интерьр

Баня.

Сцена 15. экстерьер

Рыбалка. Утренняя зорька. Прикольная сцена: камера со спины – отец и сын стоят рядом с удочками и смотрят на поплавки. Для дворян рыбная ловля была тогда не свойственна, поэтому они несколько смешны.

Максим в мыслях все ещё в Европе с красотками.

Конечно же, они с отцом успели и поохотиться, и порыбачить, но невеста уже как неделю не приезжает.

НИКОЛАЙ АЛЕКСЕЕВИЧ

(глядя на поплавок)

А какие они, парижанки? …

МАКСИМ

Да бабы, как бабы…

(неловко закидывает удочку)

Визгу только много…

НИКОЛАЙ АЛЕКСЕЕВИЧ

(сам себе) Наши, стало быть, лучше будут…

Настенька, что ж не едет? …

Сцена 16. Экстерьер

А в это время в Европе. Парк, оркестр, гуляющие флиртующие пары.

Улица, на которой жил Максим, по ней быстрым шагом идет Настя. Она подходит к крыльцу своей квартиры и видит большой букет роз, улыбается, небрежно заталкивает его в дом.

Она возбуждена, видимо, возвратилась со свидания.

Грохот, который она устроила при входе в квартиру, разбудил старую храпевшую домохозяйку.

Домохозяйка, аккуратная строгая немка, что-то недовольно бормоча резко встала с кресла так, что опрокинула салфетку, на которой были сложены письма.

Настя бросилась подбирать письма и вдруг наткнулась на письмо Николая Алексеевича.

Понимая, что это что-то важное, так как это сосед по имению из России, она открывает письмо.

Настя смотрит на штемпель, письмо уже лежит целую неделю и даже больше.

Настя отчитывает домохозяйку по-немецки. На шум прибегает собачка, которую мы видели в начале фильма. У всех уже нет никакого сомнения, что в первых кадрах фильма они видели именно Настю.

НАСТЯ

Почему вы мне не дали этого

письма?

ДОМОХОЗЯЙКА

Но я вам давала, вы его не стали

читать. Оно уже неделю лежит здесь.

Сцена 19. интерьер

Настя читает письмо. (Голос Николая Алексеевича)

НИКОЛАЙ АЛЕКСЕЕВИЧ

Свет наш, Анастасия Романовна, пишет Вам сосед Ваш,

граф Николай Алексеевич Галинский

по просьбе Вашей матушки. Совсем

плоха она стала после того, как Вашего

папеньки не стало. Просит Вас она

приехать. Просит меня она также Вам напомнить последнюю волю Вашего батюшки покойного, чтобы объединились Вы, Анастасия Романовна, с сыном моим

Максимом брачными узами.

Всё нам спокойней будет, соседи ведь.

Сын мой, однако же, Максим Николаевич,

будучи к службе военной призван,

находился вдали от дома. Давеча же

я письмо от него получил, что ему отпуск по случаю ранения дали на месяц».

Она меняется в лице, опускает письмо вниз, продолжая его держать в руке, с тоской смотрит в окно.

Она также была не очень довольна тем, что ее вызвали из Европы исполнять последнюю волю её отца, и она как законопослушная дочь должна ехать в Тьмутаракань из Европы, чтобы обвенчаться с соседским воякой.

Сцена 20. экстерьер

Она также, но по-своему, вспоминает встречу с Максимом на рождественском утреннике. Упитанный, неуклюжий, дурашливый мальчишка, который уронил ее в снег, за что ее нянечка потом наказала.

Сцена 21. интерьер

Она – европейская образованная барышня должна будет жить с неотесанным провинциальным барином, какой ужас! Но дочерний долг превыше всего. Она с грустью покидает Европу, последний раз дышит свободным европейским воздухом, пишет прощальные письма своим ухажерам. (Пока Настя выводит вензеля на французском – в кадре потешные ухажеры, льющие слезы об отъезде Настеньки в немного ускоренном темпе).

Сцена 22. экстерьер

Последний раз из окна кареты смотрит на городские прелести Европы.

Сцена 23. экстерьер

А пока она ехала, время медленно тянулось для Максима в его имении. Он с верным денщиком Фёдором сидел в засаде смотрел, как деревенские девки купались в речке, как белые кувшинки играли в рассветных лучах, как утренние туманы нависали над летним полем,

валялись на солнышке в земляничных полянах. Молодость, природа – и море бушующих гормонов.

Сцена 24. экстерьер

На экране появляется карета, но нет, это не Настенькина карета, это карета важной государственной особы. И эта особа – дама, это – Екатерина Дашкова. Она едет в Петербург.

Рейтинг@Mail.ru