Litres Baner
Тот, кто меня убил

Анна Сергеевна Платунова
Тот, кто меня убил

© А. Платунова, 2020

© ООО «Издательство АСТ», 2020

Пролог

Ладно-ладно, чтобы не было никаких вопросов, скажу так: это история моей смерти. Вот только не нужно слез. Не такая уж грустная эта история, правда. Иногда забавная, иногда смешная. Иногда страшная.

Мой милый, разве ты не этого хотел? Тогда будь мужчиной и поднимись с колен. Будь сильным. Ты ведь знаешь, что уже ничего не исправить. Мне больно видеть тебя таким, мой убийца. Мой враг. Мой любимый.

Глава 1

Все началось в тот день, когда мы с Валерией спрятались в библиотеке моего отца и невольно подслушали разговор. Я хотела показать сестре книгу, которую папа никому не разрешает трогать. Я и сама ее пока не открывала, только издалека любовалась. Книга лежала на бархатной подушечке и была закрыта сверху стеклянным колпаком.

– Поднимай, поднимай, держи! – шептала я Валерии, а сама пыталась просунуть руку в образовавшуюся щель.

Книга была в обложке из коричневой кожи, которая выглядела потертой и старой, уголки защищены простыми железными накладками, а в центре вытиснен алый знак, напоминающий свернутую змею. Не знаю, что такого особенного в этой книге, но папа так ею дорожит и бережет как зеницу ока. Взять ее в руки имеют право только он сам и Риан, мой старший брат. В библиотеке хранятся книги в обложках, инкрустированных рубинами, с золотыми накладками. Лежат себе на полках. Их в руки брать не запрещено.


Но я отвлеклась. В то время, когда мы с кузиной пытались добраться до книги, в коридоре перед дверями библиотеки послышались громкие шаги. Валерия вскрикнула и уронила тяжеленный колпак мне на пальцы, я зашипела сквозь зубы, стараясь не кричать. Хорошо, что внизу лежала подушечка, смягчившая удар. Предательница Валерия тем временем шмыгнула под диван и подавала мне из-под него знаки, делая бешеные глаза.

А то я без нее не знала, что папа убьет меня, застигнув за этим неблаговидным занятием. Обдирая кожу, я выдрала ладонь и юркнула под диван. Как раз вовремя.

В библиотеку зашел мой отец, лорд Арне, а следом за ним высокий, статный человек в темном плаще. На самом деле из-под дивана мне было не видно, кого привел папа, но по голосу я узнала нашего гостя и тут же представила его таким, каким увидела вчера на приеме.

Лорд Ньорд прибыл вчера в наш замок Орлиные Крылья вместе с сыном. Девушек на прием никто, конечно, не позвал, и мы, притаившись за балюстрадой второго этажа, наблюдали за гостями. Внизу, в зале, был накрыт стол на несколько человек. Отец и мама, брат Риан, дядя Франс – отец Валерии и Екатерины, моя тетя Аделина, лорд Ньорд и его сын Скай сидели и неторопливо ужинали, переговариваясь между собой. Мы не слышали, о чем они говорят, но беседа была спокойной и размеренной. Кем бы ни был лорд Ньорд, приехал он с добрыми намерениями.

Чуть ранее гости появились в зале, одетые в длинные темные плащи. Они поклонились и откинули капюшоны, но снимать верхнюю одежду не спешили, а отец не стал настаивать. Гости прибыли из дальних мест, мало ли какие у них там обычаи. Отсюда, с высоты второго этажа, трудно было различить лица, но оба приезжих были темноволосыми, смуглыми и высокими.

– Как думаешь, зачем они приехали? – прошептала Валерия. – Мама упомянула, что они из Небесных Утесов. Представляешь?

– Ого! – удивилась я.

Небесные Утесы – горная область нашей страны. Говорят, ее населяют сильные, независимые, выносливые люди. Другие в том скалистом краю не выжили бы. О них известно очень мало: закрытые для посторонних малочисленные кланы. Не водят дружбу с низинными, как они презрительно называют нас, жителей равнин, и встречаются с нами в исключительных случаях.

– А завтра приедут кузины Дора и Инга, – добавила к сказанному Кати, родная сестренка Валерии.

Она совсем еще ребенок, ей недавно исполнилось пятнадцать. Она милая девочка, но совершенно не умеет держать язык за зубами, поэтому мы с Валерией только многозначительно переглянулись, подумав, очевидно, об одном и том же. Заносчивые представители небесных кланов спускаются в низины тогда, когда ищут невест своим сыновьям.

Быть может, лорд Ньорд с холодным властным лицом и его сын, которого я сейчас видела только со спины, прибыли сюда по этой же самой причине? Ведь неспроста дядя Франс привез сюда дочерей, а завтра прибудут еще две наши кузины. Я знала, что когда-нибудь наступит время, когда мне устроят смотрины, но сейчас как-то неприятно засосало под ложечкой. Я не хотела замуж, я была еще слишком молода! Мне всего восемнадцать лет!

– Ри, не переживай, – тихо сказала Валерия, которая так близко подползла к перильцам, что ее обязательно заметили бы снизу, если бы догадались поднять голову. – Может, он еще на тебя и не посмотрит!

Я люблю свою сестру. Но иногда готова была ее придушить!

…И вот сейчас мы лежали под диваном, зажимая носы, чтобы ненароком не вдохнуть пыль и не чихнуть, выдав себя. Наиглупейшая ситуация! А самое ужасное – что отец и гость сели на этот самый диван, и перед нашими лицами оказались их ноги. На ногах отца были добротные, из толстой кожи и на толстой подметке, ботинки, а на ногах лорда – щегольские, на тонкой подошве. Непонятно, как он проделал долгий путь до Орлиных Крыльев в такой хлипкой обуви.

– Я буду говорить с вами откровенно, господин Арне, – сказал гость.

У него оказался глубокий голос, который словно был наполнен неясной и тревожной силой. Он вовсе не угрожал отцу, но какие-то нотки заставили мое сердце опасливо сжаться.

– Я уверен, вы уже поняли, почему мы с сыном посетили ваше родовое гнездо.

Вот так загнул! Родовое гнездо! Мы свой небольшой замок называли просто дом, изредка – Орлиные Крылья.

– Догадываюсь, но буду признателен, если вы произнесете это вслух и развеете последние сомнения, – услышала я добродушный голос отца.

Отец всегда казался мне суровым человеком: мог и наказать за проступок, и отругать. Я побаивалась его. Но сейчас, рядом с господином Ньордом, он казался безобидным и слабым, точно птенец против хищной птицы.

– Я хочу увезти отсюда невесту для моего сына Скайгарда. Зная о том, что в вашей семье подрастает несколько девушек на выданье, я решил, что одна из них окажется подходящей женой для моего наследника. Спасибо, что выполнили мою просьбу и пригласили девушек погостить в свой замок. А теперь, прошу, расскажите подробнее о каждой.

Мы с Валерией уставились друг на друга округлившимися глазами. Наша догадка оказалась верной! Какой ужас! Нам устроят смотрины, и, возможно, меня увезут из моего родного милого дома далеко-далеко на север, где нет ничего, кроме ветров и скал!

Валерия посмотрела на меня прищурившись, точно оценивая шансы. Сестра – женственная блондинка, выше меня почти на полголовы, а я миниатюрная брюнетка. Мы совсем разные, хотя и кузины.

В моей душе закружился водоворот мыслей и чувств. «Вот пусть ее и забирает! – первым делом подумала я, а потом вдруг: – Пусть забирает, если мне не понравится… Я только одним глазком посмотрю, и все…»

– Что вы хотели бы узнать? – голос отца звучал растерянно.

Думаю, в такой роли, как сейчас, ему еще выступать не приходилось. С гораздо большей охотой он рассказал бы о коллекции оружия или о наших гончих: папа гордился тем, как улучшил породу. Но девушки – это не кинжалы и не гончие, что о них рассказывать? Я мысленно улыбнулась: задал гость задачку моему отцу.

Наше общение с родителем в основном сводилось к тому, что мы здоровались за завтраком. Потом папа осведомлялся о моем здоровье и о том, как продвигается обучение танцам, пению и игре на клавесине, а вечером желал спокойной ночи. Кажется, отец был уверен, что девушки – это воздушные создания, состоящие из газовых тканей, милых кудряшек, улыбок и смущенно опущенных глазок.

– Характер. А главное – здоровье. Сможет ли выносить наследника, – откровенно ответил лорд Ньорд.

Глава 2

Мы с Валерией переглянулись. Мои щеки покраснели. Я как-то не подумала, что замужество – это не только красивая свадебная церемония и завистливые взгляды сестер, но и такая неприятная сторона, как наследники и все, что с этим связано. Брр. Нет уж. Пусть Валерия забирает молодого лорда себе!

– Ну… – Отец откашлялся. – Екатерина еще совсем дитя, едва ли она подойдет вашему сыну в качестве невесты. Валерия, ее родная сестра, – немного взбалмошная, непослушная девушка. Но я думаю, если Скайгард проявит терпение, со временем из нее получится неплохая жена и мать. Другие две мои племянницы, Дора и Инга, близнецы. Обе милые, приветливые девушки, добрые и заботливые. Но, если быть откровенным до конца, в детстве они часто болели, да и сейчас проводят в постели до двух недель каждый месяц.

Мне отчего-то стало ужасно противно от этого разговора. Обсуждают точно тех самых собачек. Думают, кто из нас улучшит породу! И хотя я выросла, зная, что рано или поздно меня выдадут замуж за достойного человека, что именно в этом и заключается мое предназначение, сейчас я вдруг осознала, что быть девушкой не так уж приятно. Риан всегда говорил мне: «Как тебе повезло, Ри! Никаких хлопот, не надо думать о будущем, заботиться о семье! Пой да пляши!» Но сейчас это не казалось мне таким веселым, как прежде.

– А ваша дочь? – спросил гость. – Маргарита, если я правильно помню?

– Ри… – Отец надолго замолчал, обдумывая ответ.

В эту секунду я подумала, что, возможно, ему будет грустно расстаться со мной. Говорят, девушки, уехавшие в горный край, почти никогда не навещают свою семью: слишком далеко, слишком долго добираться. Вот Вирросы два года назад отдали замуж за горного лорда старшую дочь, Нетту. Так с тех пор родители ее не видели: ведение хозяйства, забота о муже и детях, как тут вырвешься. Так что Риан погорячился, говоря, что женщины только поют и пляшут.

 

– Моя Ри – чудесная девочка. У нее легкий, открытый характер, и после разговора с ней всегда хочется улыбаться.

Ого, не ожидала такого от папы! А сам ругает меня, все воспитывает!

– Но иногда эта маленькая негодница с ума меня сводит своим непослушанием. Все время пытается настоять на своем, сует свой любопытный нос туда, куда не следует, спорит и пререкается. Боюсь, вашему сыну придется приложить немало усилий и проявить достаточно мудрости, чтобы воспитать из нее жену, достойную лорда.

Ага, вот это больше похоже на моего папу! Узнаю! Однако хотелось верить, что отец сказал все это лишь оттого, что ему жаль со мной расставаться.

Лорд Ньорд хмыкнул, выслушивая гневную тираду.

– Думаю, без нее ваша жизнь сразу стала бы спокойнее? – иронично спросил он. Вроде шутил, но в то же время казалось, что говорит серьезно. – А здорова ли Маргарита?

– О да! На вид хрупкая, а на самом деле точно ивовая веточка – гнется, но не ломается. И не помню, чтобы за всю свою жизнь Ри хоть раз чем-то серьезно заболела.

– Спасибо, господин Арне, вы мне очень помогли! Думаю, завтра, когда прибудут ваши племянницы Дора и Инга, можно будет устроить обед, на котором Скай и девушки смогут увидеться и пообщаться.

– Я не против, – ответил папа.

Лорд Ньорд и отец покинули библиотеку, но мы не торопились оставлять убежище. Лежали в пыли и переглядывались, не решаясь заговорить. Книга была забыта. Да и какая может быть книга или другие детские шалости! Мы взрослые девушки, мы выросли и незаметно для самих себя превратились в невест. На душе стало неспокойно, и в то же время я испытывала любопытство вперемешку со страхом.

Что он за человек – молодой лорд Ньорд? Скайгард, или, как называл его отец, Скай. Добрый он или нет? Красивый или не очень? Выберет ли он меня или другую сестру? Совсем скоро на все эти вопросы будут получены ответы. А пока остается только ждать.



Дора, Инга и их родители – мой дядя Хальдор и тетя Улла – прибыли рано утром. Мы с Валерией и Екатериной ночевали в моей спальне, куда еще накануне спешно принесли дополнительные кровати. Теперь в моей комнате стало тесно, всюду были разбросаны девчоночьи вещи: ленты, шпильки, сорочки. Служанки не успевали их убирать. И в то же время стало шумно и весело. Будто у меня день рождения и кузины прибыли на праздник. Хотя мы уже давно вот так не собирались!

Дора и Инга, бледные после дороги, тут же были закутаны в пледы и одеяла. Кати отправили на кухню с поручением кухарке немедленно приготовить для сестер горячий чай. Мои кузины такие слабенькие, что им ничего не стоит разболеться после поездки. Боюсь, на смотринах им ничего не светит. Я встретилась глазами с Валерией и поняла, что моя сестра думает о том же.

– Девочки! – преувеличенно бодро воскликнула я. – А вы знаете, зачем вы здесь?

Кузины одновременно покачали головами. Сейчас они напоминали хрупкие цветки ландыша. Такие же светлые, маленькие и нежные.

– Нам устроят смотрины! – заговорщически прошептала Кати, вернувшаяся с подносом, где дымились две чашки с горячим напитком.

– Только не тебе, глупая! – урезонила ее старшая сестра. – Ты еще не доросла!

– Нет уж! – возмутилась Екатерина. – Если пригласят на обед, значит, Скай сможет и меня выбрать!

– Скай? – мечтательно произнесла Инга. – Красивое имя.

– Так, давайте звать его Скайгард! – отрезала я, сама не понимая, почему разозлилась. – Ему может не понравиться такая фамильярность.

– Да, да, – испуганно закивала Инга, а следом за ней и Дора. – Ты права, милая Ри!

Ух! Я очень люблю близняшек, но в такие моменты, как этот, хочется взять их за плечи и хорошенько встряхнуть. Может, тогда они перестанут быть такими робкими.

Не успели сестры прийти в себя после дороги, как появились служанки, которые должны были помочь нам собраться к обеду. Обычно к столу я спускаюсь одетая в домашнее платье, волосы убраны в простую прическу. У моей помощницы уходит не больше часа, но сегодня особенный день, и приготовления к встрече с потенциальным женихом начались загодя. Пока нас вымоют, пока накрутят локоны и уложат их, пока затянут корсеты, поправят нижние юбки так, чтобы не было ни одной складочки, – пройдет часа три.

К каждой из нас приставили свою служанку, но я тут же забрала себе Нелли, мою любимицу, которая, расчесывая пряди, ни разу не вырвала ни одного волоска: у нее были очень нежные руки. Валерия рассерженно фыркнула, ведь только Нелли умела обращаться с ее тонкими волосами. Я состроила сестре гримаску: злись на здоровье.

Екатерина ерзала на стуле и засыпала нас вопросами. Нет, все же она еще совсем маленькая, какая из нее невеста?

– Я еще ни разу не была на смотринах! Что нужно делать? На него можно смотреть или нельзя? А есть можно? Ой, мне кажется, что я не проглочу ни кусочка. А танцы будут?

– Ш-ш-ш, – зашипела на нее рассерженная Валерия, так что близняшки тоже вжали головы в плечи, хоть и не были ни в чем виноваты. – Кати! У меня от тебя голова разболелась! Можно подумать, я раньше бывала на смотринах! В конце концов, есть же протокол!

Да, протокол. Как я могла забыть! Когда служанки нас соберут, придут наши мамы, чтобы дать последнее наставление. Это значит, что они быстренько напомнят нам об основных пунктах протокола, где подробно расписано, как девушка должна вести себя на смотринах.

Подумать только, еще несколько дней назад мы просматривали его с мисс Гейви, моей преподавательницей этикета и хороших манер. Не могла же мисс Гейви уже тогда знать, как скоро он пригодится. Я ничего не подозревала и хихикала, читая правила. Они казались мне такими забавными. Вот например: «Девушка не должна съедать за столом больше семи ложек первого блюда» или «Не допускается смотреть открытым прямым взглядом на жениха, следует кидать взгляды украдкой, из-под опущенных ресниц». Мы даже тренировались с моей преподавательницей, поглядывая друг на друга, пока я не почувствовала, что вот-вот окосею. Так что я со смехом бросилась на шею мисс Гейви и попросила прекратить это издевательство.

– Ох, мисс Ри, боюсь, не выйдет из вас толку, – со вздохом произнесла она.

И вот сейчас придется на самом деле применять на практике все эти нелепые правила. Думаю, Скайгарду противно от происходящего не меньше нашего, но нам всем нужно притворяться в угоду традициям.

Все это вертелось в моей голове, пока ловкие руки Нелли делали прическу, а после разглаживали ткань, поправляли тесьму и оборки.

– Вы готовы, госпожа, – произнесла она, слегка поклонившись.

Я оглянулась и увидела, что мои сестры тоже полностью одеты. Все мы напоминали кукол. Нарядные платьица, фарфоровые личики, белые ручки и ножки в сафьяновых туфельках.

– Чувствую себя игрушкой, – пробурчала недовольная Валерия. – Я в этом едва могу двигаться. Как же я смогу танцевать?

– Танцевать девушке дозволяется только с гостем, но не с братом или отцом. Гость для этого должен выразить свое ясное и недвусмысленное желание, – процитировала я протокол и тут же рассмеялась. Увы, тесный корсет так сдавливал грудь, что долго веселиться не получилось.

– Вот только на обеде так не делай, милая Ри, – в ужасе прошептала Дора.

Этот одуванчик все настроение мне испортил.

– Не буду, не волнуйся, – буркнула я.

Моя мама, тетя Улла и тетя Аделина тоже были серьезны как никогда.

– Риан пойдет с тобой, – напутствовала меня мама. – Знаю, ты не подведешь меня, Маргарита, но пусть лучше брат присмотрит за вами. К тому же ему не повредит присутствие на смотринах. Пройдет еще год-другой – и придется подыскивать невесту.

Мама вздохнула и поправила выбившуюся из моей прически прядь.

Вот так мы, подавленные серьезностью момента, побрели в сторону лестницы на первый этаж. Сегодня за обедом соберемся только мы всемером: я, сестры, мой брат и Скайгард. Мне уже было совсем не до смеха. Хотелось стащить с себя эти тесные тряпки, расстегнуть корсет и вдохнуть полной грудью. Только в душе тлело небольшое любопытство: какой же он, наш гость? Вдруг он красивый, умный, добрый и веселый? Может, мы отлично проведем время?

Скай действительно оказался красив. Но это было, пожалуй, единственным его достоинством. А смотрины стали самым большим испытанием в моей жизни! Хорошо, что они позади! И хорошо, что теперь он совершенно точно меня не выберет. Прямо гора с плеч. Да мы и дня вместе не проживем. Переубиваем друг друга.

Но обо всем по порядку!

Глава 3

Первую оплошность я совершила не нарочно. Я должна была стоять и ждать, пока гость и брат займут свои места: они мужчины, это их право. Только после этого слуги отодвинут стулья и помогут нам сесть. Но в нашей семье так давно не соблюдали это правило, что я совершенно неосознанно уселась одновременно с мужчинами. И только поймав бешеный взгляд брата, поняла, что сделала что-то не то.

– Ой, – одними губами произнесла я и уставилась на салфетку, лежащую на столе. Повезло, что на лице толстый слой пудры, сквозь который не видно, как покраснели щеки.

После этого за столом некоторое время стояла тишина. А ведь я даже не успела присмотреться к гостю. Заметила только, что он высокий и статный, темноволосый и смуглый. Впрочем, все это я разглядела еще в первый день.

Решившись, я украдкой – совсем как учила меня мисс Гейви – посмотрела на него. И вздрогнула, наткнувшись на тяжелый взгляд черных глаз. Скайгард так пристально разглядывал меня, что и я решила больше не таиться: задрала подбородок и смело уставилась на него.

– Твоя сестра, Риан, похоже, совсем дурно воспитана, – громко произнес он, так что услышали не только сидящие за столом, но и слуги, выстроившиеся вдоль стены, и даже родители, которые, я уверена, находились где-то неподалеку.

Вот теперь-то я тебя как следует рассмотрела, Скайгард! Горный лорд, прибывший из Небесных Утесов, был красив. У него было волевое мужественное лицо с немного резкими, но привлекательными чертами. На его фоне мой брат казался моллюском, оставшимся без раковины. Слишком светлокожий, слишком мягкий, слишком юный. Скайгард был не намного старше, но казалось, что он куда серьезнее и опаснее брата. В голосе молодого лорда Ньорда сквозили те же интонации, что и у его отца, – заставляющие трепетать и испытывать неясную тревогу.

Все это, однако, вовсе не означало, что гость мне понравился. Пусть он будет хоть трижды красив и мужествен. Он повел себя со мной как последний мерзавец.

«Значит, я дурно воспитана? – Я вскинула брови и встряхнула салфетку, расправляя ее. – Ла-а-адно!»

Так, ну и что мне дальше делать с этой салфеткой? Эта часть свода правил начисто стерлась из моей памяти! Ну и отлично! Значит, буду делать с ней то, что захочу.

Я одарила сестер и брата милой улыбкой, небрежно поправила кружевной воротничок, а потом смачно и громко высморкалась в тонкую ткань, что сжимала в руках.

– Простите! – Я шмыгнула носом и положила комочек на стол рядом с собой. – Насморк, собака, замучил!

У близняшек стали такие лица, словно они обе незамедлительно готовы были хлопнуться в обморок. А они могут! Кати хлопала глазами, не понимая, что происходит. Риан позеленел. Только во взгляде Валерии я заметила искорки понимания, сестра едва заметно подмигнула мне.

А Скайгард… Этот даже бровью не повел, сделал вид, будто ничего не случилось. Он аккуратно положил салфетку себе на колени, подавая знак слугам, что можно приступать к подаче блюд.

В глубокую тарелку, стоящую передо мной, с ювелирной точностью влили половину половника супа. Думаю, здесь помещалось ровно семь ложек, ни больше ни меньше. Ну что же! Пока сестры осторожно подносили ложки ко рту, я быстро покончила со своей трапезой, со звоном отодвинула посуду, вытерла губы все той же несчастной салфеткой и, в упор глядя на Скайгарда, произнесла:

– Мы, низинные, такие дикие иногда бываем! Как вам супчик, дорогой Скайгард?

Не знаю, что на меня нашло. Я понимала, что мое поведение переходит все границы дозволенного, что потом я наверняка месяц проторчу в своей комнате на хлебе и воде, что Скайгард имеет полное право прямо сейчас подняться и покинуть наш дом. Я была уверена, что именно так он и поступит. И вдруг увидела, как быстрая улыбка едва заметно тронула уголки его губ. Улыбка напомнила оскал хищного зверя, который позволяет играть с ним до поры до времени, прежде чем вцепится в горло. На секунду мне стало жутко.

– Я предпочитаю мясо, – ответил гость своим низким голосом. – Слабо прожаренное. Но вам, девушкам, оно не по зубам.

– Как вам наш замок? – Риан попытался перехватить инициативу и перевести разговор в мирное русло. – Все ли устраивает?

 

Скайгард огляделся вокруг с таким видом, будто впервые заинтересовался окружающей его обстановкой.

– Слишком много вещей, – бросил он. – И твой отец, не в укор ему будет сказано, не экономит на дровах. И еще он чрезмерно балует слуг.

Его темные глаза вновь на мгновение повстречались с моими.

– И дочь, – добавил он.

Я поняла, что Скайгард жутко зол. Ну и ладно. Первые смотрины провалились, но это даже к лучшему! Однако сестры ни в чем не виноваты, и я должна постараться держать язык за зубами хотя бы ради них.

Постепенно беседа наладилась и потекла в четких рамках, установленных протоколом.

Первое: спросить гостя о том, всем ли он доволен. Я мысленно поставила галочку: есть! Спасибо братцу.

Второе: поговорить о погоде. С этой темой с успехом справлялись близняшки, сетуя на то, что давно не помнят такой дождливой, промозглой осенней погоды. У них ломит каждую косточку, так что завтрашний день придется, видимо, провести в постели.

Краем глаза я заметила, как усмехнулась Валерия, и уверена, я даже знаю, о чем она думала в этот момент: «Давайте, давайте, отправляйтесь в кроватки! Чем меньше соперниц, тем лучше!»

Третье: продемонстрировать способности, раскрывающие тонкую и чувствительную натуру девушки. Бе-е-е, да я, оказывается, помню этот гадский протокол наизусть, и меня от него уже тошнит. Ну, кто тут у нас будет демонстрировать таланты?

Кати и Валерия вызвались исполнить песню. Валерия пела, а Екатерина аккомпанировала ей.

– Достаточно! – Скайгард поднял руку на середине куплета, грубо обрывая выступление.

Я заметила, что на глазах нашей младшей сестренки выступили слезы, ведь она так старалась. Ах ты мерзавец! Можешь обращаться со мной как со служанкой, но сестренку обижать не смей!

– Скай, потанцуешь со мной? – Я сверкнула улыбкой и, не дожидаясь приглашения, поднялась со своего места. Сбросила руку брата, который пытался меня удержать, и направилась прямо к гостю.

Я знала, что танцевать он со мной не станет, что после такого грубого нарушения правил смотрины закончатся. Вот и Риан уже встал, чтобы отвести нас наверх. Скайгард оказался напыщенным, высокомерным индюком. Пусть кому-нибудь другому это счастьице достанется.

– Конечно, Маргарита, я буду рад пригласить тебя на танец! – ответил он, кривя губы в усмешке.

Но от меня вовсе не укрылась едкая ирония в его голосе. Он так же рад, как и я! Тогда зачем ему это? Лучше бы разрешил брату увести нас и закончить этот унизительный спектакль. А потом меня осенило: да ведь он так забавляется! Для него это просто игра! Хорошо устроился: пять девушек вокруг него, и каждая старается понравиться, из кожи вон лезет, чтобы угодить этому надменному истукану.

Скайгард тем временем подал мне руку и стиснул протянутую ладонь. Я едва не зашипела сквозь зубы. Его пальцы были такими жесткими, что казались сделаными из железных прутов. Екатерина, вытерев слезы, вновь села аккомпанировать и заиграла нежный вальс, который я и сама любила исполнять и представляла при этом, как однажды тот, кого я назову своим женихом, осторожно и заботливо поведет меня в танце.

Скайгард так крепко держал меня, что я не видела ни единого шанса испортить вальс. Он уверенно вел меня и предугадывал любое движение. Я оступалась – он подхватывал, я отклонялась в сторону – он прижимал, я норовила отдавить ему ногу – он с непроницаемым лицом успевал отодвинуться. Это было больше похоже не на танец, а на борьбу. Вот только он, увы, побеждал…

Когда Кати доиграла, я тяжело дышала и вся раскраснелась, словно целый день учила сложные па, а Скайгард выглядел так, точно не таскал меня половину танца на руках. Я же чувствовала, что не могу ступить и шага – переволновалась все-таки и ноги тряслись. Скай это понял, и снова по его губам скользнула та самая хищная усмешка. Он с поклоном предложил мне опереться на его локоть.

– Все время забываю о том, какие вы хрупкие существа, – сказал он. – Позволь проводить.

Я заскрипела зубами от бессильной злобы.

– Сама справлюсь, – процедила я.

Скайгард, однако, сделал вид, что не слышит меня, и, крепко обняв за талию и притянув к себе, повел к столу. Это тоже было грубейшим нарушением всех норм морали, но, видно, гость решил, что с такой, как я, можно не церемониться. Усадил меня на место, а после развернулся и, не прощаясь, вышел из зала.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru