Приказ о ликвидации

Анна Сергеевна Байрашная
Приказ о ликвидации

– Сегодня поедешь со мной к мемориалу «Саур-Могила», чтобы проинспектировать подготовку к празднованиям. Сама понимаешь, что угодно может произойти. Вдруг обстреляют опять людей, или еще хуже, что-то заминировали. Не дай бог еще будут пострадавшие, твоя помощь незаменима! – спокойно ответил политик.

– Хорошо, через пять минут буду готова! – прошептала я, отключив телефон.

В первую очередь я проверила содержимое своего медицинского саквояжа, а потом только оделась. С самого утра день не задался. Я цеплялась за все краем плаща, и это нервировало.

Возле дома меня уже ждал черный автомобиль нашего главы. Когда я уселась на заднее сиденье, Александр сказал:

– А говорят, что девушки не могут быть героями нашего времени.

Видимо, он просто шутил и захотел разрядить обстановку. Я улыбнулась, а потом сказала:

– Эта война доказывает, что все герои живут среди нас и были тут всегда! А вы, Александр Владимирович, и есть герой нашего времени!

– Мы подъезжаем к мемориалу, – сказал один из охранников, как вдруг раздался взрыв, а за ним грянул второй.

Зощенко сразу же повалил меня на пол автомобиля. В машине вынесло стекла. Можно было подумать, что убивать нас не хотели, а предупреждали. Александр сразу же поднял голову и стал спрашивать своих людей, в том числе и меня:

– Все живы? Никто не пострадал?

На его счастье, все выжили и отделались только небольшими ушибами. Александр вместе с товарищами вышел из машины, а меня оставили в ней и попросили пригнуться на всякий случай:

– Это покушение было четко запланировано, чтобы запугать нас! Александр Николаевич, среди нас есть предатель, и он в одном строю! – выпалил один из охранников.

Зощенко присел на корточки, внимательно рассмотрел место взрыва и сказал:

– Взрывное устройство, вообще-то, высшего качества. Сразу видно, что заводское. Вызывай экспертов, необходимо узнать поподробнее о нем, а главное, какая страна-производитель.

Зощенко посмотрел на меня и улыбнулся. Его улыбка могла заворожить любого. Правда, мне казалось, что только не его жену. Не знаю, сколько времени мы пробыли на месте взрыва, как вдруг приехала еще одна машина. Из нее вышла низенькая блондинка в алом платье. Зареванная молодая женщина подбежала к своему мужу. Она вцепилась в его шею своими тонкими ручками и горестно плакала. Женщина в истерике толком не понимала, что несла:

– Ты когда-нибудь погибнешь от этой войны! Тебе не жаль себя, так пожалей своих детей! Саша, я устала каждый день ждать вести о твоей кончине! Боже, что я несу? Господи, прости меня. Саша, умоляю, прости. Я, словно подопытная крыса, всегда нахожусь под дулом пистолета! Боже, как я устала от этого всего!

Мужчина крепко прижал к себе жену и громко, во весь голос прогремел:

– С сегодняшнего дня мы не дадим врагу доводить наших жен и дочерей до слез, ибо больше ни одна женщина Донбасса не заплачет! Наша свободолюбивая республика является частью Советского Союза и России! Мы просто обязаны вернуться на родину, Россию! Мы не будем подчиняться эсэсовцам и вороткам Гитлера! Если не мы защитим наш край, то тогда никто, кроме нас!

Он был прав во многом. Жить в стране, которую поглощает каждый день фашизм, нереально. Нужно думать и о наших детях, и о их наследниках. В конце концов, если не будем бороться за светлое будущее, где нет фашизма, тогда мы сможем что-то улучшить. А так в стране гуляла безработица, полный крах и невозможная жизнь. Мы все верили словам Зощенко и шли его курсом к светлому будущему.

Рано утром возле мемориального монумента проходило мероприятие. Девятое мая проходило, как и положено. Зощенко вышел на сцену с сенсационным заявлением для граждан ДНР:

– Здравствуйте, дорогие дончане! Я рад поздравить вас с этим великим праздником! Мы чтим память о наших героях. Наши деды победили фашиста с вилами в руках. А я, как и многие из вас, считаю себя гражданином СССР и хочу, чтобы Донбасс вернулся на свою большую родину, Россию! Хочу, чтобы Донбасс стал правопреемником Украины, а Киев утратил статус историко-культурного значения! Есть только мы и Россия!

После этого заявления граждане ликовали, а силовики готовили новые теракты и обстрелы Донбасса.

Время летело. Я, как обычно, уехала на линию огня, спасая солдат, а Зощенко так же бывал на фронтах и налаживал быт Донбасса. Они вместе с главой ЛНР поднимали экономику, восстанавливали заводы. Даже назначили пенсии всем жителям республики. Как могли, так и развивались. Санкции против наших республик так и шли со стороны Евросоюза, Америки и Украины. Обстрелы не прекращались, то мост взорвут силовики, то обстреляют простых людей. Зато на фронте солдаты спали в окопах с оружием в руках. Стоило зажечь спичку или включить телефон в ночное время, снайперы силовиков открывали огонь. В общем, все шло своим чередом.

Я решила отдохнуть после сложного дня, как вдруг в мою палатку вломились с воплем:

– Жанна, к тебе гость! – вскричала моя коллега по фронту и белому халату.

– Кто? Я вроде никого не ждала! – удивленно ответила я.

– Мне велено тебе ничего не рассказывать, а просто привести тебя к нему, – растерянно ответила медсестра.

Я без лишних слов пошла за ней. Усталость не давала быстро идти, а главное, думать трезво. Пройдя по окопу, я увидела знакомый силуэт и оторопела. Зощенко стоял с розами и кого-то ждал. Я почему-то подумала, что от него сбежала жена. Правильно, такое выдержать очень сложно, при этом иметь еще детей. Стоило мне подойти к нему ближе, как Александр сказал:

– Я тебя, Жанна, уже заждался.

– Отчего же? – спокойно спросила я, хотя внутри все бушевало от волнения.

– Это тебе. Прости, я не романтик. Полный дурак, что выбрал такое место для этого разговора, – ответил глава.

– Для какого разговора? – переспросила я.

Александр нервно стал мять цветы, а потом ответил, вкладывая мне в ладони розы:

– Выходи за меня замуж… Свадьбу не обещаю, просто распишемся, а когда война закончится, сыграем по всем правилам. Ты согласна?

Да о чем тут можно было думать? Он мне нравился уже давно, а точнее, с первого взгляда. Не понимаю, почему его бросила жена? Как вообще можно покинуть такого мужчину? Я и не думала, просто ответила:

– Я согласна!

Александр крепко прижал меня к себе. Мы стояли посреди окопа, возможно, даже жить нам осталось совсем немного, но я уже давно не чувствовала такого счастья. Это был самый большой подарок всей моей жизни. Зощенко взял меня под руку и повел в свою машину. Этот момент я запомню навсегда, так как он поистине значимый. Вокруг война, а мы создаем крепкую семью, любим друг друга, сплетаемся телами. Вокруг льется кровь, а у нас зарождается новая жизнь. За рождением следует смерть, а за смертью жизнь, и все по кругу. На наши места придут другие, а мы постепенно сотремся из памяти наших близких.

Мы жили душа в душу, правда, очень редко были вместе. Саша постоянно был на поле боя или на посту главы ДНР. Он вел народ назад домой, а я ждала своего первенца. Меня не смущала постоянная охрана и дуло пистолета, постоянно направленное на меня. Просто ждала и верила, что все будет хорошо. Моя беременность протекала без отклонений, был уже последний месяц. Вдруг в наш дом приехала гостья. Я ее узнала сразу, только не понимала, чего она хочет. Женщину впустили только после того, как тщательно проверили. Я стояла посреди большого зала, посмотрела в ее глаза и только хотела поздороваться, как она влепила свою фразу, дерзко прыгнув на диван:

– А я тебя помню. Значит, первенца своего ждешь? Ну и?

– Что и? – ответила я.

– Нравится быть новой подопытной крысой? Вечная охрана, ты всегда на мушке у боевиков, ты вообще в курсе?

– Зато я не испугалась, как вы, и не бегу от любимого! – кинула ей я.

Рейтинг@Mail.ru