Каждому по потребности

Анна Орехова
Каждому по потребности

Уже через месяц Сергей с новеньким чипом здоровья отправился на Светлую, а ещё месяц спустя Джон удалил с его чипа данные о проблемах с сердцем и загрузил в блокчейн Светлой обновлённую историю болезни. Так Сергей Бёфрайт из бывшего капитана снова превратился в действующего. Сердце стучало в прежнем волнительном ритме, щетина сбривалась вовремя, синтезатор оставался чистым, посуда перерабатывалась, а звёзды за иллюминатором мерцали, даря Сергею радость.

Капитан Бёфрайт запретил ИИ корабля собирать данные о его здоровье, вместо этого раз в месяц проходил полный осмотр у терапевта, и Джон вручную вносил информацию в блокчейн Светлой. Такой способ считался устаревшим, но пока ещё не входил в список нерекомендованных. Однако всё изменилось четыре года спустя, когда министерство Развития и Благополучия наконец добралось до синхронизации кластеров, и афера школьных друзей открылась.

Джона отстранили и выслали на Землю, а Сергею приказали явиться на Светлую и оставить должность капитана. Он заканчивал свой последний рейс, понимая, что без так необходимой ему радости продержится недолго. А потом уже на подлёте к станции забарахлил корабль, будто почувствовал, как важны для Сергея эти последние космические часы.

ИИ связался с ремонтной базой и ближайший челнок уже мчался на помощь. «Капитан Ник Шугарин, – значилось в карточке заказа. – Общий рейтинг – 4,3. Качество работы – 5. Коммуникабельность – 3,5».

Будущий бывший капитан Бёфрайт потягивал томатный сок, наблюдая через иллюминатор за вращающимся бубликом Светлой. Небольшой толчок – и на экране отобразилась информация, что ремонтный челнок пристыковался. Сергей печально вздохнул, оттолкнулся от стены, направляясь к шлюзовому люку, но тут острая боль пронзила грудь. Пальцы разжались, стакан наклонился, выскользнул из рук и поплыл по отсеку, оставляя след из красных точек, так напоминающих капли крови.

Часть третья, огорчительная

Пока Хелен сканировала повреждения транспортника, Ник кружил по обеденному отсеку, ожидая сообщения от Незнакомки в лиловом. Девушка молчала уже два часа.

– Проблемы с двигателем, – заключила Хелен, выводя данные сканирования на экран наладонника. – Ремонт займёт не менее четырёх часов. Связаться с капитаном транспортника для обсуждения оплаты?

Не успел Ник ответить, как на экране всплыло уведомление.

– Входящее сообщение от Незнакомки в лиловом, – прокомментировала Хелен.

«Буду на Светлой ещё час, потом срочная командировка на Девятку. Вернусь через неделю. Успеем встретиться?»

Они находились всего в получасе от Светлой, а ремонт транспортника вполне мог подождать.

– Отстыковывайся! – приказал Ник, набирая на наладоннике «успеем, жди меня в месте первой встречи». – Летим на Светлую, потом заказ.

– Но это понизит твой рейтинг! – возмутилась Хелен.

Однако рейтинг заботил Ника сейчас меньше всего.

Сергей болтался у иллюминатора, не в силах говорить и шевелиться. Боль сжимала грудь, то отпуская, то резко накатывая, на лбу выступил липкий пот, частички рвоты смешались со всё ещё плавающим по отсеку томатным соком.

За иллюминатором перемигивались далёкие звёзды, а бублик Светлой вращался, генерируя гравитацию там, где по законам космоса её быть не могло. Физика – удивительная наука, с помощью которой можно рассчитать невероятное, спрогнозировать, сконструировать и претворить в жизнь. Физика оперирует данными, чудеса – не по её части, а Сергей сейчас жаждал чуда.

Оказывается, умирать страшно, даже когда жизнь утрачивает последнюю радость. Сергей знал, что станет с его карьерой после возвращения на Светлую, понимал, что неизбежная депрессия снова приклеит его к дивану. Но сейчас он готов был бросить себе вызов, готов был бороться и искать новый смысл. Сейчас он отчаянно хотел жить.

Возможно, ИИ транспортника вызвал бы «скорую» и отправил сигнал SOS ближайшим судам. Компьютер непременно рассчитал бы, что помочь Сергею успеет лишь капитан ремонтного челнока, отстыковавшегося всего пять минут назад. Однако ИИ не сканировал показатели здоровья Бёфрайта, это запрещали настройки. А потому челнок улетал в сторону станции, а его капитан, Ник Шугарин, нацепив наушники и спортивные фиксаторы, занимался на беговой дорожке, предвкушая долгожданную сладкую встречу.

Рейтинг@Mail.ru