Каждому по потребности

Анна Орехова
Каждому по потребности

– Нет! – Ник затормозил, уперевшись ладонями в стены.

Незнакомка в лиловом? Это не могло быть совпадением!

Он оттолкнулся и заскользил к отсеку отдыха ещё быстрее.

Как девушка из снов узнала его персональный аккаунт? Неужели подсмотрела, когда он покупал авокадо?

В кармашке для личных вещей лежал наладонник. «Одно новое сообщение», – горела зелёным надпись. Ник кликнул по экрану и в следующий миг расплылся в довольной улыбке. «Как насчёт авокадо?» – спрашивала Незнакомка в лиловом.

Часть вторая, волнительная

Капитан Сергей Бёфрайт потягивал томатный сок, наблюдая через иллюминатор за вращающимся бубликом станции. Он любил такие моменты: работа выполнена, впереди трёхдневный отдых, можно насладиться покоем, созерцанием звёзд и чарующим танцем Светлой. Всем хорош был этот день, за исключением одного досадного факта – капитан Бёфрайт заканчивал свой последний полёт, а значит и жить ему оставалось недолго.

Семьдесят пять – прекрасный возраст, солидный, как его принято называть. Ровесники Сергея уже вышли на пенсию, он часто видел в сети их голограммы с детьми и внуками. Тридцать-сорок лет беззаботной старости – вот минимум, на который мог рассчитывать среднестатистический мужчина. Однако капитан Бёфрайт в их число явно не входил.

Совсем недавно (или умопомрачительно давно?) в его жизни существовало две радости: полёты и Людмила. И пять лет назад он обе эти радости потерял. Сначала ушла жена, угасла, как огонёк спутника-разведчика, скрытого камуфляжем. Растаяла, как хвост кометы, отдалившейся от солнечного света. Сергей остался один и получил следующий удар уже на похоронах супруги. Сердце, несчастный мышечный комок, зависящий от наших мыслей и эмоций, не выдержало и отправило Сергея в больничную палату.

«Побереги себя, Бё, – настаивал Джон, лучший друг с первого класса и семейный терапевт. – Отлежись, оплачь Людмилу, только в космос больше ни-ни».

Диагноз оказался страшнее приговора: ишемическая болезнь сердца. Рекомендован отдых, прогулки, строгая диета. Полёты не рекомендованы.

Так Сергей утратил вторую радость.

Прошёл месяц. Бывший капитан Бёфрайт угасал, проводя дни с наладонником, листая голограммы и вспоминая жизнь и те две радости, что когда-то заставляли его сердце биться. Увы, теперь мышечный комок стучал, подчиняясь лишь бегущим по крови лекарствам, лицо заросло щетиной, синтезатор еды пованивал, как и скопившаяся рядом с ним посуда, а Сергей, казалось, слился с диваном. Без полётов и Людмилы жизнь потеряла смысл.

Пару раз в неделю заходил Джон, отдавал команду уборщику, открывал окна, загонял Сергея в душ и вздыхал, изучая показатели здоровья друга.

«Соберись, Бё, – просил он, – с таким отношением ты сам себя втаптываешь в могилу».

Прошло полгода, прежде чем Джон нашёл способ вернуть в жизнь бывшего капитана радость.

«Обещай, – настаивал он, усадив Сергея за стол, – никаких пассажирских рейсов. Только транспортные перевозки. Только в пределах одной станции. И ни шагу в радиус действия земной сети!»

Друг предлагал использовать недостаток, который министерство Развития и Благополучия грозилось исправить, – вне земной сети всё ещё пользовались чипами здоровья. Ограничение было чисто техническим, ведь в пределах одного кластера данные распространяются почти мгновенно и по ДНК можно получить полную историю болезни пациента. Но информационный обмен между кластерами всё ещё не был налажен. Именно поэтому космическим путешественникам и тем, кто работал за пределами Земли, выдавали чипы. На них хранились рекомендации Системы, а по прибытии на станцию владельцы чипов посещали врача, который сгружал данные в сеть кластера.

«Как только произойдёт синхронизация, – объяснял Джон, – информация о твоём инфаркте окажется в блокчейне1 кластера. А оттуда её уже не удалишь, это попросту невозможно. Поэтому наша задача – не дать этой информации в блокчейн попасть».

Схема сложная, почти нерушимая, если бы не один существенный нюанс – на станцию Светлую два дня назад рекомендовали нового терапевта.

«Угадай кого? – улыбался Джон. – Мне терять по сути нечего. Если подпишешь отказ от претензий и никого не убьёшь, то максимум что мне грозит – это увольнение, а учитывая, что я уже пенсионер… Только обещай, Бё, никаких пассажирских рейсов. И не приближайся к кластеру Земли, иначе данные синхронизируются и нашу с тобой аферу раскроют».

1Блокчейн – распределенная децентрализованная база данных. Применяется в сфере криптовалют, в частности, Биткоин. Такие страны, как Швеция, Украина, ОАЭ планируют внедрить блокчейн для ведения земельного реестра. Также рассматриваются проекты по использованию блокчейн для удостоверения личности, существуют успешные примеры реализации схемы для идентификации получателей гуманитарной помощи. Схема отличается высокой надёжностью. Невозможно стереть запись, однажды попавшую в блокчейн.
Рейтинг@Mail.ru