Мы играем

Анна Морион
Мы играем

– А почему на третий? – спросила я. – Номера моих друзей будут там же?

– Нет, их номера будут на втором этаже, просто на данный момент мы успели подготовить только эти три номера, – спокойно ответил мне Каспар.

– А-а, – понимающе протянула я. – Ну и ладно, если что, спущусь к ним.

Парень ничего не ответил, а только еще раз с улыбкой взглянул на меня.

«Ну да, почему бы ему не улыбаться? Я похожа на огородное чучело!» – с досадой подумала я. Не то, что он мне понравился, нет, мне действительно было неловко оттого, что чужие люди видели меня такой неухоженной, растрепанной и заплаканной.

– Так откуда вы? – вдруг спросил Каспар.

Мы вышли на третий этаж и направились вперед по довольно широкому светлому коридору.

– Из Штатов, из Северной Каролины, – ответила я. – Мы занимаемся пешим туризмом.

– Это здорово, но весьма опасно. Неужели вы не боитесь наткнуться на каких-нибудь негодяев или торговцев органами? – спросил Каспар.

Мы остановились у одной из дверей. № 214.

– Ну, пока нам встречались только хорошие люди. – Я пожала плечами. – А почему двести четырнадцать? Мы ведь на третьем этаже.

– Да, но жилые номера начинаются со второго, а на первом – только служебные, кухня и столовая.

– А, ясно. Благодарю за помощь, – поспешила попрощаться я, так как почувствовала себя настоящей идиоткой.

Парень протянул мне мой рюкзак, и когда я забирала его, нечаянно коснулась пальцев Каспара – они были холодными как лед.

– Приятного отдыха, Энни, – улыбнулся Каспар и пошел к лестнице.

Я быстро открыла дверь, вошла в номер, включила свет, сняла промокшие насквозь ботинки, мокрый свитер, штаны, колготы, и побежала в ванную комнату, где сняла с себя мокрое нижнее белье, наполнила ванную обжигающе-горячей водой и с удовольствием погрузилась в нее.

«Какой странный отель. И кто только придумал построить его здесь, посреди глухого леса?» – удивилась я, но потом подумала, что, если бы его здесь не построили, то мы с друзьями до сих пор сидели бы в лесу, под проливным дождем, и коченели от холода.

Вдруг ударил шумный раскат грома: я даже испугалась от неожиданности.

Когда я вышла из ванной, согревшаяся и довольная как удав, то увидела лежащие на кровати черные штаны, синие шерстяные носки и длинный серый мужской свитер. Но мне было плевать на то, мужской он или нет, и я откопала в рюкзаке более-менее сухое нижнее белье, надела его и облачилась в одежду, которую принесла Рия. Штаны оказались мне в самый раз, но свитер был на пару размеров больше меня, поэтому его рукава полностью скрывали мои руки, вместе с ладонями и пальцами.

Я вытерла полотенцем свои мокрые волосы, надела на ноги синие шерстяные носки, затем вынула из рюкзака всю промокшую одежду, развесила ее на подоконнике и спинках стульев, и, без какой-либо обуви, в одних носках спустилась на первый этаж, в столовую.

Там я нашла своих друзей, которые, одетые так же смешно, как и я, уплетали горячий суп.

Рии и ее братьев не было.

Я взяла тарелку, налила в нее супа, села рядом с Тони и принялась с наслаждением вкушать горячее блюдо.

После ужина мы принялись за чай, и, вдоволь наболтавшись и посмеявшись над своим истеричным поведением в лесу и у отеля, разошлись по своим номерам.

Вернувшись в свой номер, я выключила свет, и, прямо в одежде, залезла под одеяло и провалилась в глубокий сон.

Глава 4

Я открыла глаза, когда за окном уже светлело, покряхтела, перевернулась на другой бок и вновь уснула, а когда проснулась, по привычке полезла рукой под подушку, чтобы найти свой мобильник и взглянуть на время. Но, вспомнив о том, что в походы мы договорились не брать с собой телефоны (если что, мы звонили из гостиниц или с таксофонов, чтобы не отвлекаться на социальные сети и другие соблазны), отыскала взглядом настенные часы и крайне удивилась: я легла в двенадцать ночи, а сейчас было уже восемь утра. Черт, а ведь мы с друзьями договорились в это время уже расплатиться и покинуть отель, чтобы продолжить поход!

Мигом вскочив с кровати, я оделась, побежала в ванную, умылась, наскоро почистила зубы, завязала волосы в пучок и стремглав сбежала на первый этаж, где думала застать своих друзей. Но их там не оказалось, зато я наткнулась на Рию, которая улыбнулась мне и пожелала доброго утра.

– Ты случайно не знаешь, мои друзья уже встали? – спросила я у нее, теряясь в догадках, злились ли они на меня за то, что я проспала, а ведь вчера именно я болтала: «Только никому не опаздывать! А то я вас знаю, любители поспать!».

– По-моему, они на улице, – ответила Рия. Она вытирала вафельным полотенцем чашки.

Сегодня красавица была одета в зеленое вязаное платье до колен, и я подумала, не для Дэна ли она так принарядилась?

– На улице? – переспросила я. – Они уже позавтракали?

– Да, еще пару часов назад. Но твоя порция осталась, разогреть тебе?

– Нет, спасибо… – Я задумчиво посмотрела на блюдо с яблоками, стоящее в буфете. – Я просто возьму пару яблок, хорошо?

– Конечно, бери.

Рия была очень приветлива со мной, и мне стало стыдно за то, что я ревновала к ней Дэна, который даже не был моим кавалером.

– Классное платье, – улыбнулась я ей.

Она широко улыбнулась мне в ответ, показав белоснежные красивые зубы.

Я вышла из столовой и поднялась в свою комнату, чтобы переодеться в свою собственную одежду (к счастью, она уже высохла), но, честно признаться, мне так понравился мужской свитер, данный мне Рией, что я решила сменить наряд только тогда, когда мы будем собираться в путь. Поэтому я надела свои ботинки (еще не совсем просохшие) и вновь спустилась вниз.

– Доброе утро, Энни, – вдруг услышала я за своей спиной голос Каспара.

– Привет! – обернувшись к нему, откликнулась я.

– Как спалось? – спросил он, подходя ко мне.

– Отлично! – коротко ответила я и поспешила умотать от него.

Разговаривать с этим почти греческим богом мне не хотелось: еще бы, я выглядела просто нелепо в этом большом на меня мужском свитере!

Я зашла в столовую, взяла из буфета пару яблок и вышла из отеля. При свете дня мне открылось, какой опасности мы подверглись вчера вечером, когда стояла почти кромешная темнота: отель стоял на одиноко-стоящей высокой плоской скале с отвесными склонами, и стоило нам отойти метров на сто от отеля, нас тут же поглотило бы ущелье, полное острых камней, по которому бежала ревущая горная река. Слякоть от вчерашнего ливня на скале отсутствовала, потому что на ней не было ни земли, ни растений, а лишь голый серый камень. Я осторожно подошла к краю скалы: мы были как на открытой ладони, оторванной от руки и окруженной ущельем.

– Кошмар… Тут и разбиться несложно! – пробормотала я, бросив взгляд на дно ущелья.

– Энни!

Я обернулась на голос Дэна, зовущий меня.

– Иди сюда!

Откусив яблоко, я бросила в ущелье пару камушков и медленно направилась к своим друзьям, стоявшим около моста, по которому мы вчера добрались до отеля.

– Ну вот, опять эти проклятые тучи! Когда уже выйдет солнце? – с раздражением пробормотала я себе под нос, взглянув на небо и увидев на нем тяжелые, густые, темно-серые тучи. – И как идти по этой дурацкой лесной слякоти? Ну и погодка! Тьфу!

– В любом случае, Энни, сожалею, но сегодня уйти вам не удастся, – услышала я рядом с собой красивый низкий голос Каспара, заставивший меня подпрыгнуть от неожиданности.

– Черт, ты напугал меня! – немного грубовато сказала я.

– Извини, я не хотел, – улыбнулся он.

Он был так красив, что мне было даже страшно смотреть на него, поэтому я уставилась на своих друзей.

– Да ладно… Но почему ты сказал, что мы не сможем уйти? – спросила я, вдруг осознав то, что услышала от него.

– Мне жаль, но в данный момент это невозможно, – серьезным тоном сказал мой собеседник и кивнул в сторону моих друзей. – Видишь?

Я внимательно присмотрелась вдаль и поняла, о чем он говорил.

– Ого… Как это могло случиться? – невольно вырвалось у меня. Я почти вприпрыжку подошла к друзьям и бросила взгляд на мост.

– Ну что, соня, выспалась? – весело спросил меня Тони. – Занимательная у нас получилась прогулка!

– Да… занимательная, – растерянно повторила я.

Мост, по которому мы вчера пришли к отелю, был наполовину разрушен: я задумчиво пошла по его останкам и подошла к обрыву, образовавшемуся на середине его длины от скалы с отелем до леса на противоположной стороне. Остатки моста поддерживались двумя массивными деревянными балками, подпирающими его снизу, а разрушенная его часть лежала внизу, в ущелье, а рядом с ней, почти перекрывая водный поток, лежало большое сломанное дерево.

Я нахмурилась и обернулась к своим друзьям.

– Дэн! – позвала я.

– Что? – отозвался он.

– Этот мост сделан из железа?

– Думаешь, я знаю? – насмешливо ответил мне Дэниэл.

– Нет, Энни, мост сделан из дерева, но он, и вправду, обернут железными пластинами, – крикнул мне Каспар.

– И он упал? – удивилась я. – Но как?

– Ночью был ураган, – сказал Каспар, подходя ко мне.

Мои брови взлетели вверх.

– Какой ураган? – Я ошеломленно посмотрела на него.

– Взгляни туда. – Он указал рукой на лес, от которого мы теперь были отделены.

Мой взгляд машинально перепрыгнул на указанное Каспаром направление: и, правда, некоторые деревья в лесу были повалены и повсюду лежали поломанные ветки. Прямо хаос какой-то.

– Но я не ничего не слышала, – тихо сказала я Каспару.

– Должно быть, ты крепко спала, – улыбнулся он.

Меня охватила тревога: теперь я поняла, что теперь мы не просто были отделены от леса, но и заперты на этом небольшом отрезке суши, без возможности покинуть его.

Я подошла к друзьям.

– Джесс, ты слышала, что ночью был ураган? – спросила я, все же не поверив словам Каспара, – слишком уж много и часто он улыбался.

 

– Ураган? Да, мы с Тони проснулись оттого, что ночью что-то случилось, был такой шум… А ты что, ничего не слышала? – ответила Джесси, удивленно сложив брови.

– Энн, ты точно никуда не улетала из своего номера? Все слышали ураган, а ты нет? – усмехнулся Дэн.

Я промолчала, не желая отвечать ему.

Да, я слышала раскат грома, но и все… Ураган? Как же крепко я спала!

– Вы хотите сказать, что мост разрушило какое-то дерево? – поинтересовалась я у вновь подошедшего к нам Каспара.

– Точно не знаю, но это выглядит весьма логичным, – с печалью в голосе ответил парень. – Боюсь, ваше путешествие откладывается на неопределенный срок.

– Прелесть! Просто прелесть! – Джесси глубоко вздохнула.

– Но вы ведь уже позвонили в службу спасения или куда-нибудь? Мы ведь заперты здесь! А если у нас кончаться продукты? – серьезно спросил Тони Каспара.

– Да, Рия позвонила куда нужно. А насчет продуктов не беспокойтесь: их у нас вдосталь, мы ведь рассчитывали на полную загрузку отеля, – спокойно ответил тот.

– И как скоро починят этот мост?

– Кто знает, может, через недельку до нас доберутся.

– Отлично, неделя отдыха нам не помешает! – весело воскликнула Джесси.

– Джесс, у меня через неделю соревнование! – недовольно одернула ее я. – Каспар, а мы сможем как-нибудь спуститься в ущелье? У нас нет времени засиживаться здесь!

Он пожал плечами.

– Мне очень жаль, но это невозможно: у нас нет нужного снаряжения.

– Это несерьезно! У меня игра с Ютой! – вырвалось у меня.

Я слишком долго ждала этого матча и слишком тщательно готовилась к нему, чтобы сейчас просто сложить лапки и покориться судьбе.

– Ты в порядке? – спросил меня Дэн.

– Нет, конечно! Как я могу быть в порядке, когда мы здесь заперты, как мыши в мышеловке? – раздраженно ответила я ему.

– Почему «как в мышеловке?» – спросил меня Каспар.

– Извини, это единственное сравнение, что пришло мне на ум, – извинилась я, не желая обижать его: ведь он был невиновен в том, что ночью пронесся ураган и сбросил на мост огромное дерево.

– Ничего, ты права. – Каспар усмехнулся. – Сравнение как раз то, что надо.

– Да, без сарказма здесь не обойтись. – Тони выхватил из моей руки одно яблоко. – Ты завтракала?

– Нет, подожду до обеда… Спешить-то теперь некуда! – Я со злостью откусила кусок от своего яблока и принялась энергично двигать челюстями.

– Энни, если тебя это подбодрит, могу заверить, что, если вы задержитесь здесь даже на неделю, то ты все равно успеешь на свой матч, если потом полетишь самолетом, – сказал Каспар, пристально смотря на меня. – И, так как вы застряли здесь по нашей вине, мы оплатим ваш полет.

Я удивленно посмотрела на него, не понимая, почему он так стремился заслужить наше прощение, но затем подумала, что его слова были очень даже логичны: хозяева отеля просто компенсируют нам неудобства. Все.

– Хорошо… Спасибо! – сказала я и фальшиво улыбнулась ему, чтобы сгладить свою грубость. – Ладно, тогда я пойду… Выпью чаю!

Я пошла в отель, поднялась в свой номер, сняла с ног грязные ботинки и достала из рюкзака пузырек с таблетками, которые принимала каждый день, так как у меня было редкое заболевание крови – болезнь Виллебранда, которая сопровождала меня с самого детства. Эта болезнь почти не мешала мне жить, но мне необходим был постоянный прием препаратов плазмы с высоким содержанием фактора Виллебранда, и один из необходимых таких приемов ожидал меня через шесть дней, дома. Но теперь, в связи с этой отвратительной ситуацией с мостом, этот прием откладывался. Конечно, это было не смертельно, но довольно опасно для моей жизни.

Налив в стакан воды из-под крана, я проглотила таблетку, задумчиво обвела взглядом убранство комнаты и подумала о том, что пятнадцать долларов – мизерная плата за такой номер: он состоял из одной большой комнаты, в которой находилась большая двуспальная кровать, широкий деревянный шифоньер, овальное зеркало, пластиковый голубой столик вычурной формы и два таких же стула. На столике, в небольшой белой вазе, стояли три искусственных полураскрытых розы, а на стене висела большая картина в виде странной женщины с кривыми глазами (что-то похожее на работу Пикассо). На больших прямоугольных окнах красовались матово-белые шторы. В общем, номер был похож на один из тех, в которых нам приходилось останавливаться, когда в очередном отеле нас уведомляли о том, что свободных дешевых номеров нет, но есть класс люкс. Но и стоили те номера прилично… А этот – пятнадцать долларов за ночь!

«Но, если мы остаемся здесь на целую неделю, то и сумма нашего долга за номера будет довольно высокой… Черт, нужно спросить Рию, можно ли будет расплатиться карточкой!» – подумала я, а затем подошла к окну, открыла его и высунула голову, чтобы осмотреть виды. Так как мой номер располагался на противоположном мосту крыле, я увидела лишь огромные сосны, стоящие на той стороне земли – в лесу. Я постояла так еще минут пять, но ничего не увидела, кроме парочки оленей, но так как за этот двухнедельный поход насмотрелась их до равнодушия, то закрыла окно и решила спуститься в столовую, поболтать с друзьями и выпить чаю.

«Надо же, а эта скала так идеально ровна, что напоминает круглый стол… Ага, кажется, это столовая гора… Нужно будет спросить у Рии» – вдруг почему-то подумала я (никогда не была любознательной и больше любила спорт, чем науку, но эта природная аномалия заинтересовала меня).

Я освободила из плена резинки свои довольно короткие волосы «мышиного цвета», как называли их мои друзья, расчесала их, разгладила челку, чтобы она не торчала во все стороны, и, достав из рюкзака простой карандаш, вновь завязала волосы в китайский пучок.

– Энн, можно? – вдруг услышала я голос Дэна, неожиданно вошедшего в мой номер.

– Конечно, входи! – неразборчиво ответила я, так как держала в зубах карандаш, а руками завязывала волосы на затылке. – Только кеды сними.

Дэн молча снял кеды и подошел ко мне.

– Чего тебе? – спросила я, расцепив зубы и втыкая карандаш в пучок волос.

– Ничего, просто зашел узнать, как ты. Ты ушла от нас жутко злая, – усмехнулся он.

– Не знаю, но думаю, мой шок от нынешней ситуации уже почти прошел, – ответила на это я. – Мне нужно было принять лекарство.

– Кстати, тебе хватит таблеток до нашего возвращения домой?

Дэн нахмурился, и мне стало даже приятно оттого, что он помнил о моей болезни и волновался о том, хватит ли мне таблеток.

– Да. У меня целая баночка… Новая: три дня назад открыла, – ответила я, приглаживая выбившиеся из прически пряди. – Но мне нужно позвонить папе и сказать, что я застряла и смогу вернуться только минимум через неделю. Здесь есть телефон?

– Ну да: Рия ведь звонила спасателям.

Я усмехнулась – слишком уж мягко он произнес ее имя.

– Похоже, ты влюбился в нее! – весело сказала я, чтобы не выдать чувство разочарования: он уже два года молчаливо любил меня, и я уже привыкла к этому обстоятельству, а теперь… Рия.

– В Рию? Нет, вряд ли… Она мне нравится, но не вижу смысла заводить с ней отношения, ведь мы, может, никогда больше не встретимся. – Дэн криво усмехнулся. – К тому же, у меня уже есть дама сердца.

– А почему нет, Дэн? Познакомься с ней поближе, – настойчиво сказала я, чтобы он не заподозрил того, что я была прекрасно осведомлена о его любви ко мне.

– Думаешь?

– Ну да. Здесь, конечно, мало места для уединения, но пригласи ее… Например, посидеть около моста… А что, довольно романтично. – Я посмотрела на Дэна и улыбнулась.

– Спасибо за совет. Я подумаю, – отозвался он. – Мы там собираемся сделать пару снимков на фоне отеля и пропасти. Дашь свою камеру?

– О, супер! Я сама вас щелку!

Я достала из рюкзака свой полупрофессиональный фотоаппарат, тщательно завернутый в плотный непромокаемый пакет, мы с Дэном обули свою обувь, вышли из номера и пошли к лестнице.

– Знаешь, тут все так шикарно, и я подумала, что нам реально сбавили цену. Пятнадцать долларов! Это ведь ничего! – призналась я другу, заодно внимательно рассматривая коридор: он был полностью устелен каким-то светлым деревом, а между лакированными дверями номеров находились круглые светильники, освещающие коридор в вечернее и ночное время. Вчера, когда Каспар вел меня к моему номеру, я плохо соображала от стресса, но сейчас подумала о том, что у этих троих хозяев отеля имелся хороший вкус.

– Отель только построили, мы – первые гости, вот нам и скидка, – сказал Дэн. – И это классно, потому что, будь он дороже – мы бы ушли отсюда в одних трусах.

– У нас есть карточки, – напомнила ему я. – В случае чего, расплатимся ими.

– Я уже спрашивал об этом: Рия сказала, что можно и так.

Дэн так часто употреблял имя Рии, что это стало меня раздражать.

Мы спустились в холл, вышли из отеля и подошли к Тони и Джесси, весело болтающим около пропасти.

– Смотрите не полетите вниз, голубки! – насмешливо сказал им Дэн.

– Ну, что, взяла камеру? – спросила меня Джесси.

– Да! К счастью, она не промокла, иначе, я бы повесилась! – пошутила я: моя камера была моей жизнью. – Ладно, народ, вставайте у края, только не свалитесь!

Мои друзья обнялись, скорчили рожи, и я щелкнула фотоаппаратом. Затем я и Тони поменялись, он щелкнул меня с Дэном и Джесси, а затем я сфотографировала их на фоне отеля.

– Рия, Джастин! Идите к нам! – вдруг крикнул Тони, махая руками.

Я обернулась и увидела идущих к нам Рию и ее блондинистого брата.

Они подошли: Рия, как обычно, улыбалась, а Джастин был даже слегка нахмурен.

– Давайте сделаем совместное фото, а? – Джесси бесцеремонно схватила Рию за локоть, Тони встал рядом с Джастином, и я сфотографировала их. – О, Каспар пришел! Давай я щелкну тебя с Энни? – Джесси выхватила из моих рук фотоаппарат.

Я смутилась: мы с этим парнем были почти незнакомы, и вряд ли он был нужен в памяти моего фотоаппарата.

Но Каспар улыбнулся, подошел ко мне и встал рядом со мной. Я фальшиво улыбнулась, немного приподняла брови и скрестила руки на груди. Фотография вышла отличная: Каспар вышел совершенным красавцем, а я, как обычно, смотрела на землю и глупо улыбалась. Я никогда не получалась на фото.

– Может, пойдем, перекусим? У меня уже в животе урчит, – предложил Тони. – Энн, ты идешь?

– Нет, я потом подойду. Хочу еще природу пощелкать, – отозвалась я, просматривая сделанные фотографии. – Здесь просто прекрасная природа! Ее нельзя просто так оставить!

– Хорошо, если что, мы в столовой, – сказала Джесси.

Я подняла на них взгляд: Тони и Джесси быстрым шагом пошли к отелю.

Дэн и Рия направились туда же, мило болтая по дороге.

Каспар остался стоять рядом со мной, и это ужасно смутило меня.

– Скажи, ведь скала, на которой находится ваш отель, это – столовая гора? – спросила я его, чтобы развеять неловкость.

– Да, Энни. Любишь геоморфологию? – Красавчик удивленно приподнял брови.

– Нет, просто недавно смотрела документальный фильм про горы… Надо же, эта гора такая идеальная! А сколько в ней высоты? – поинтересовалась я, подходя к обрыву.

– Сто семьдесят метров.

– Ого! И как только вы построили здесь ваш отель? Наверное, непросто это было?

– Да, но, как видишь, итог получился вполне удовлетворительным.

Красавец встал рядом со мной.

– Если уж вы застряли здесь, почему бы нам не познакомиться поближе? – вдруг сказал он.

Я пожала плечами:

– Давай. Могу я спросить?

– Да?

– Ответь честно: что вы здесь делаете? – задала я вопрос, мучивший меня все утро.

Что трое потрясающе красивых людей забыли в этой канадской лесной глуши?

Каспар усмехнулся.

– Развлекаемся, – ответил он. – Мы с Рией и Джастином много работаем: у нас в Лондоне своя крупная фирма по производству мебели. Вот мы и приехали сюда на пару месяцев, развлечься.

– Развлечься? В этой глуши? – Я непонимающе улыбнулась. – И как же вы здесь развлекаетесь?

– Может, тебе это не кажется развлечением, но мы не скучаем.

– Извини… Просто я подумала, что при ваших деньгах вы могли развлечься где-нибудь в Европе, – поспешно сказала я, осознав, что сказала глупость.

– Да, раньше мы так и делали, но сейчас нам захотелось чего-то нового, например, спасать от дождя таких путников, как вы. Ну, а вы, должно быть, студенты?

– Да, мы на последнем курсе. Будущие юристы, так сказать. – Я усмехнулась и пожала плечами. – До выпуска уже недалеко… К счастью, потому что учеба меня уже достала!

– И ты играешь в гандбол, – утвердительно сказал Каспар.

– Точно. А откуда ты знаешь? – удивилась я.

– Ты сама это сказала. Сегодня на мосту. У тебя, как я слышал, скоро матч с Ютой.

– Ах, да. Надеюсь, я на него успею. – Меня вновь охватило нервное возбуждение. – Сборная Юты – очень сильная, и, если моя команда обыграет ее, нам будет обеспечено будущее в высшей лиге! Только бы вырваться отсюда!

 

– Не беспокойся, эти семь дней вы не будете скучать, – улыбнулся Каспар. – Мы приятно проведем время, поверь мне.

Я смущенно улыбнулась, не понимая, что именно он имел в виду, и промолчала.

– Ой, забыла, я могу позвонить? – спросила я, вспомнив о своей идее предупредить отца о том, что задерживаюсь.

– Да, в холле есть телефон, – ответил мой собеседник. – Пойдем, покажу.

Мы направились к отелю.

В холле отеля Каспар указал мне на столик, ютившийся в углу, рядом с дверью, и я увидела телефон – довольно новый, но уже устаревшей модели, которой, наверное, пользовались лет двадцать назад.

Я взяла трубку, приложила ее к уху и стала набирать на круглом барабане свой домашний номер, надеясь на то, что мне ответит или папа, или моя младшая сестра-тинэйджер Мэрэдит – одна из армии фанаток Тейлор Свифт.

Но, набрав номер, я не услышала в трубке ни гудков, ни шипения.

– Что с телефоном? – нахмурилась я, еще раз набрала номер, но вновь получила тот же результат. – Похоже, он не работает!

Каспар забрал у меня трубку, мы нечаянно соприкоснулись с ним пальцами, и у меня мурашки пошли по коже оттого, насколько холодны были его пальцы.

– Странно, утром Рия звонила… Хм, да, ты права, он не работает, – тоже нахмурившись, сказал Каспар и положил трубку на место.

Я растерянно посмотрела на него, не желая принять эту правду.

Телефон не работал, мост был разрушен… Какой-то фильм ужасов, честное слово!

– Но ведь его починят? Надеюсь… – тихо спросила я. – Просто послезавтра мы должны быть дома, в Гринсборо, и, если мы не приедем вовремя, наши родители будут жутко волноваться.

– Да, очень жаль. Но я постараюсь починить телефон, хотя, думаю, проблема в проводе. Сейчас посмотрю.

Каспар вышел из отеля, а я еще раз с надеждой попыталась позвонить домой. Но безуспешно.

Красавец вернулся очень быстро.

– Да, как я и думал, дело в проводе, но здесь, на скале, он в полном порядке, значит, он оборвался в лесу, – печально сказал он.

– Как?! Ну, это просто… – Я шумно выдохнула, чтоб не выругаться. – Как же вы построили здесь отель и не предусмотрели такой вариант? Получается, мы теперь и позвонить никому не можем!

– Ничего, скоро мост починят. Не волнуйся. – Мне показалось, что в голосе Каспара прозвучала насмешка, и я подумала, что он насмехался над моим дурацким поведением. Ведь и они были тоже заперты здесь, вместе с нами!

Не их вина в том, что ночью пронесся ураган!

– Извини, я слишком легко взрываюсь. Просто этот вынужденный долгий отдых в вашем отеле совсем не входил в мои планы. – Я поджала губы. – Хорошо, хоть есть горячая вода. А откуда вы берете электричество?

– У нас стоят генераторы. И, на всякий случай, имеются солнечные батареи.

– Отлично… Ладно, я пойду. – И, обойдя Каспара, я направилась к своим друзьям, сидевшим в столовой.

Они резались в карты. С ними играли Рия и Джастин. Дэн сидел рядом с прекрасной хозяйкой отеля, а Джастин, в этот раз с улыбкой на лице, выдавал шутку за шуткой, отчего сидящие за столом игроки громко смеялись.

Значит, Джастин был не таким уж чопорным куском белого мрамора, как я думала о нем прежде… Это было приятным сюрпризом, учитывая то, что мы вынуждены были провести в его компании еще несколько нежеланных дней.

– Народ, телефон не работает! – объявила я им и присела рядом с Джесси, уткнувшей нос в свои карты.

– Ага, – отозвался Тони. – Круто!

– И это все? Круто? – удивилась я совершенно равнодушной реакции друзей.

– Ну, да, а что, сидеть и плакать из-за этого? Главное, что Рия успела позвонить спасателям, – ответил мне Тони. – По-моему, ты всегда во всем ищешь проблемы.

Эта откровенная грубость задела меня.

– Отлично! Пойду, поищу еще парочку проблем! – воскликнула я, поспешно выскочила из столовой и направилась на третий этаж, но не в свою комнату, а на открытый балкон, находящийся в самом конце коридора. Мне хотелось побыть одной, так как поведение моих друзей казалось мне чрезвычайно странным: они вели себя так, будто ничего не произошло! И еще сделали меня крайней!

Я вышла на балкон, села на стоящий там пластиковый стул, облокотилась на перила и стала рассматривать открывающийся отсюда вид. Через минут пять ко мне пришла Джесси.

– Я принесла тебе чаю. Ты на Тони обиделась, да? – спросила она, протягивая мне чашку с дымящимся напитком и садясь на соседний пластиковый стул.

Осторожно взяв чашку, я обхватила ее ладонями, чтобы согреть их.

– Нет, Джесс, дело не в этом… Просто… Все это неправильно, понимаешь? – Я не могла найти слов, чтобы выразить то, что думала и чувствовала.

– Но уже ничего не изменишь: нам остается только ждать, когда починят мост, – сказала Джесси. – Смирись уже. К тому же сама посуди, мы здесь, в этом классном отеле, у нас есть еда, вода, тепло, вокруг нас живая природа… Честно, не понимаю: почему ты так негативно к этому относишься? – Она сделала глоток чая.

– Не знаю. Мне кажется, что все это неправильно, – повторила я. – Но ты права, нужно поджать хвост и не жаловаться.

– Вот и правильно. Пойдем к нам? Мы сейчас будем обедать.

Мы спустились в столовую, где нас уже ждал горячий обед.

Я села рядом с Дэном.

– Энни, да брось, я же пошутил! – вдруг сказал мне Тони, легонько стукнув мое плечо.

– Все в порядке, – бросила ему я. – Лучше скажи, что у нас на обед?

– Рагу из овощей и какой-то суп. Но ты ведь помнишь, что здесь самообслуживание?

– Да, помню. – Я встала со стула, подошла к буфету, достала из его недр чистую глубокую тарелку и потянулась за половником, чтобы налить себе супа.

– Что ж, надеюсь обед придется вам по душе, – громко сказала Рия.

Я машинально обернулась к ней.

– Но, разве вы не будете обедать с нами? – спросил ее Дэн, и по его лицу я поняла, что он был явно огорчен этой новостью.

– Нет, мы пообедаем позже, после вас. – Рия вытерла руки о белоснежное вафельное полотенце, повесила его на крючок у плиты, улыбнулась нам и пошла к двери. – Так что, приятного аппетита!

– Спасибо! – хором отозвались мы.

Я налила в тарелку суп и села за стол.

– Какие-то они странные: вчера и сегодня утром вообще ничего не ели, – вдруг сказала Джесси, уплетая рагу.

– Может, они у себя в комнатах питаются, все-таки, это отель, а мы – постояльцы, – сказал ей на это Тони. – Солнце, налей, мне еще супа. Я голоден как волк!

Джесси послушно встала из-за стола и подошла к буфету.

– И мне, Джесс, – попросил ее Дэн.

Мне вдруг стало смешно: он расстроился из-за того, что Рия не будет обедать с нами! Какая жалость, черт побери! Какая жалость!

– А что с твоими кедами? Их починят? – спросила я подругу.

– Да. Джастин дал Тони суперклей, – ответила мне она, гремя половником по железной кастрюле.

– Он оказался таким классным! А шутки у него какие! Никогда бы не подумал, что он – англичанин. Они ведь сухие селедки, – вставил Тони, разговаривая с набитым ртом.

– Значит, мои кеды скоро вернутся ко мне? – спросил Дэн.

– Да, но, боюсь, после вчерашнего ливня их тоже нужно подклеить, – ответил ему Тони.

– Я в этом не сомневался. – Дэн тихо рассмеялся.

– Дурак, в этом нет ничего смешного! – сердито воскликнула Джесси. – Вот теперь сам наливай себе суп! Смешно ему видите ли!

– Энни, нальешь мне? – тут же обратился ко мне Дэн.

Я мрачно посмотрела на него, желая ответить: «Позови Рию – она нальет тебе», но проглотила эти слова.

– Сам наливай. У тебя что, рук нет? – недовольно ответила я.

– Какие вы злые! – Дэн вновь рассмеялся.

– Отвали! – бросила я.

Рейтинг@Mail.ru