Мы играем

Анна Морион
Мы играем

Глава 1

– Боже, Джесс, сколько можно копаться? Ты завязываешь шнурки уже минут пять!

Джесси оторвала взгляд от своих кед и посмотрела на нас: в ее взгляде отчетливо проскакивало невероятное раздражение.

– Да, ладно тебе, Тони. Джесси, что там у тебя? – сказала я, подходя к подруге, которая принялась заново зашнуровывать кеды.

– Не знаю, Энн, я завязываю, но кеды все равно болтаются, – нервно ответила мне она.

Я присела рядом с Джесси и взглянула на ее кеды.

– Ага, понятно: у тебя подошва отрывается, – со вздохом объявила я, увидев большую прорезь между резиновой подошвой и тканевой основой. – И дыра такая, приличная, я тебе скажу.

– Ну, великолепно! Это уже вторые кеды за неделю! – Джесси нахмурилась и засунула указательный палец в прорезь. – Ну, просто великолепно! Чертовы кеды!

– Может, это потому, что ты ходишь как-то криво? – сказал Тони и подмигнул нам.

Дэн, стоящий рядом с ним, прыснул от смеха.

– Ну да, очень смешно, – строго сказала я им. – И на кой черт мы вас с собой взяли? Сидели бы дома и смотрели какие-нибудь глупые фильмы!

– Ну, я бы все равно не остался. – Тони усмехнулся и подошел к нам. – Я бы не отпустил Джесс одну, без меня. Пусть даже не мечтает!

– Ну, что теперь делать? – обреченно спросила Джесси и с надеждой в глазах взглянула на меня. – Энн, какой у тебя размер ноги?

– Боюсь, мои кеды будут тебе не в пору, – уклончиво ответила я, не желая оглашать друзьям совершенно не девичий размер моих ступней.

– Не волнуйтесь, девочки, – насмешливо сказал Дэн. – Сейчас дойдем до какого-нибудь отеля, и там починят все твои кеды, Джесс, всю твою рваную кучу.

– Черт, ты прав, Капитан Америка, но до отеля еще нужно дотащиться. Да и что-то я сомневаюсь в том, что в этом лесу вообще есть люди, – с сарказмом сказала ему я.

– На карте… – начал, было, Тони.

– Которую ты забыл дома, – уточнила я.

– Да, забыл, за что я приношу свои искренние извинения, – с нажимом ответил мне Тони.

– И как ты мог забыть самую важную в походе вещь? – Я приподняла бровь и скрестила руки на груди. – Это ты кричал, что за карту будешь нести ответственность именно ты и никто другой!

– Дьявол, женщина, и почему ты настолько злопамятна? – пробормотал себе под нос мой оппонент. – Ну забыл я ту карту, ну бывает. У нас есть другая – отличная подробная карта!

– Ага! Которой совсем недавно исполнилось десять лет, – безжалостно напомнила ему я.

Просто прекрасно. Лучше быть не может: мы находились в глухом лесу, по соседству с дикими животными, хищниками, и единственным проводником по этому бесконечному лабиринту высоких могучих деревьев и голого кустарника была карта Тони, которую он получил на День рождения от своих родителей десять лет назад. А новая, самая современная карта, которую наш друг приобрел специально для этого похода, осталась в их с Джесси квартире.

– Так вот, на новой карте стояло, что в этом лесу было построено аж четыре небольших отеля и даже один дешевый мотель, – словно не услышав мои слова, сказал Тони.

– Ты запомнил их расположение? – с надеждой в голосе спросил его Дэн.

– Конечно, нет, – последовал невозмутимый ответ Тони.

Я хотела закатить глаза и бросить ему что-нибудь обидное, но, видя, как он поник, вероятно чувствуя свою вину за наши теперешние страдания, лишь тяжело вздохнула, не желая давить его, как упавшего на спину жука.

Все мы были невероятно уставшими: за сегодняшний день мы преодолели дистанцию самую большую из всех, что нам доводилось проходить за день. Я понимала, что Дэн и Тони были явно не в восторге сейчас стоять посреди глухого канадского леса и смотреть на то, как Джесс в десятый раз перешнуровывает свои порванные кеды.

– Думаешь, придется ночевать в лесу? – с тревогой спросила Джесси, смотря мне в лицо. – Нет, только не это! Я, конечно, люблю пеший туризм, но, черт, ночевать в лесу? Ни за что!

– Тогда, наконец, соберись, и пойдем уже, – грубовато, на мой взгляд, сказал ей Тони.

– Спасибо, Тони! Но я не могу идти в порванных кедах! Они с меня слетают! – повысила голос Джесси. – Поддержал, спасибо!

– Дэн, какой у тебя размер ноги? – поспешно обратилась я к Дэну, так как знала, что когда влюбленная парочка ругается, лучше остановить их прежде, чем они наговорят друг другу гадостей.

– Зачем тебе? – нахмурился Дэн.

– Не мне, а Джесси. У тебя ведь есть запасная пара кед?

– Ну, допустим. Хочешь, чтобы я отдал ее Джесси?

– Ну да.

– Энн, она утонет в моих кедах.

– Да ладно? – с иронией сказала я, зная о том, что размер его ноги был даже меньше моей.

Дэн явно понял, что я имела в виду, так как тут же укоризненно поджал губы.

– Ты же знаешь, что из-за этого меня и так вечно дразнили: в школе, сейчас в универе… И ты туда же? – недовольно сказал он.

– Сейчас не время обижаться. Просто достань свои кеды и отдай их Джесси, иначе, мы просидим здесь до самого утра, – похлопав его по спине, сказала я.

– Да, Дэн, неси уже сюда свои кеды, а потом уж будем над тобой прикалываться! – пробубнил Тони, ковыряясь в кедах Джесс.

– Нет, Тони, смеяться мы над этим не будем, – предупредила я, зная, как тяжело наш нежный и артистичный Дэниэл переносит насмешки над его «королевской особой».

– Ага, знаю я вас, – угрюмо ответил на это Дэн. – Потом будете припоминать мне это тысячу лет, пока мой труп не остынет от расставания с этим миром.

– Нет, мы будем припоминать, если ты сейчас же не спрячешь свое «фи» в задницу и не дашь свои чертовы кеды! – раздраженно воскликнул Тони.

– Как меня все достало! – вслед за ним воскликнула Джесси, отталкивая руки Тони от своих кед. – Как меня достал этот лес! И вы достали!

– Кто бы говорил, мисс Розовая фея! Ты только и делаешь, что всю дорогу ноешь! – Тони шлепнул Джесси по рукам и опять потянулся к ее кедам, но она тут же продолжила сопротивляться его вмешательству.

– Дэн, ну, пожалуйста! – умоляюще сказала я. – Они ведь сейчас подерутся!

– Вот привязались… Черт с вами!

Дэн стал копаться в своем огромном дорожном рюкзаке и через несколько минут вытащил из него пару довольно потрепанных серых кед.

– Ого, откуда ты их достал? – ухмыльнулся Тони, забирая их из рук нашего друга. – Только не говори, что они у тебя еще со школы остались.

– Ну вот, начинается! – с обидой воскликнул Дэн.

– Расслабься, дружище, я шучу. Все, теперь буду держать рот на замке, – серьезно сказал ему Тони, но, повернувшись ко мне, усмехнулся и подмигнул правым глазом.

Я еле сдержала улыбку.

– Дэн, я твоя должница! – обрадованным тоном сказала ему Джесси.

Она сняла с ног свои порванные пыльные кеды и надела кеды Дэна.

– Ага, я придумаю что-нибудь унизительное, – глухо отозвался Дэн, застегивая рюкзак.

– Почти как раз… Сюда бы, конечно, еще один носок… – задумчиво начала Джесс, но я поспешила перебить ее.

– Ну, все, хватит, иначе, наши мальчишки вообще с ума сойдут! – сказала я, поднимаясь на ноги. – Все готовы?

– Я уже десять минут, как готов, – сказал Дэн, поднимая на плечи свой рюкзак. – Это вы все копаетесь, как навозные жуки в дерьме.

– Ты мастер сравнений, – с иронией отозвалась на это я.

– Ладно, вперед, а то уже темнеет, – серьезно сказал Тони, подходя к своему рюкзаку.

Мы с Джесс улыбнулись, закинули на плечи свои рюкзаки, и наша компания медленно, но верно, пошла вперед, в менее заросшую часть леса, надеясь найти там отель, в котором мы сможем переночевать холодную октябрьскую ночь.

Глава 2

Был уже девятый час вечера, солнце давно село, а мы все так же брели по узкой протоптанной тропинке, освещая себе путь небольшими фонарями и дрожа от холода. Как ни странно, было возмутительно холодно, при том, что не было ни ветра, ни дождя.

Джесси была самой хрупкой из нас четверых и уставала раньше всех, поэтому вскоре она присела на камень и отказалась двигаться дальше, сказав, что, если ступит еще хоть один шаг, то точно помрет, и нам придется тащить на себе ее труп. Эта перспектива не обрадовала нас: было слишком темно, чтобы дать нам отдых хотя бы на пять минут, но Джесси непритворно захныкала, и Тони – ее парень, тут же смягчился.

– И вправду, давайте отдохнем, – сказал он, присаживаясь рядом с Джесси и обнимая ее. – Замерзла?

– Угу, – отозвалась она, прижавшись к нему. – Я сейчас просто сдохну!

– Предлагаю развести костер, – предложила я, поддавшись всеобщей апатии.

Несмотря на то, что на мне был теплый шерстяной свитер и настоящие туристические ботинки, я продрогла до самых костей и была не прочь погреться у огонька.

Я и Дэн сняли свои рюкзаки и небрежно бросили их прямо на дорогу.

– Нет, какой костер? Если мы его разведем, то вообще никуда отсюда не сдвинемся, – недовольно сказал на это Тони.

– Ну, вы, конечно, молодцы – греете друг друга, а что делать нам с Энни? – пробурчал Дэн.

Я знала, что и Дэн очень замерз, но он всегда прятал свои истинные чувства, словно боялся признаться в них даже нам – своим самым близким друзьям, с которыми дружит еще с первого курса университета.

– Так обними Энн, и все будет круто, – посоветовал ему Тони. – Энн, или ты обними этого чудика.

– Да, погрейте друг друга! – со смехом сказала нам Джесси.

Я не особо хотела обнимать Дэна, так как знала о его нежных ко мне чувствах (которые он старательно скрывал), но в этот момент мне было так холодно, что мне было плевать на все, и я подошла к Дэну и обняла его, крепко прижавшись к нему всем телом.

– Ты меня задушишь! – проворчал Дэн, но я почувствовала, что его руки обвили мою талию. – Почему ты не надела теплую куртку?

– Потому что днем было тепло, – ответила я. – Тебе что, жалко, что ли своего тепла?

– Нет, конечно, просто я думаю, что тебе стоит надеть куртку. Еще не поздно достать ее.

 

– Мне лень: она на самом дне рюкзака, – честно призналась я.

Мне действительно было легче померзнуть, чем сейчас, посреди темноты, копаться в своем огромном рюкзаке.

– Вот она – женская логика во всей своей красе! – насмешливо бросил Тони.

– Ой, да заткнись, а? – сказала я ему, потихоньку злясь на него и Джесси за то, что они распустили сопли и решили отдохнуть, вопреки нашей договоренности не делать этого до тех пор, пока мы не придем к какому-нибудь отелю или затерянной в лесу хижине. Пусть это будет даже дешевый мотель с тараканами – плевать!

– Дэн, может, отдашь ей свою куртку? – спросила Джесси.

– Ага, может, мне еще и свои штаны отдать? Тони, возьмешь их? – усмехнулся Дэн. – Я вам что, платяной шкаф с бесплатной одеждой?

– Не нужна мне твоя куртка, Дэн, не слушай ее, – тихо сказала я ему, понимая, в какое неловкое положение поставила его Джесс, которой тоже было известно о его теплых чувствах ко мне. – Я согреюсь, когда мы пойдем дальше. Сам знаешь, как классно греться ходьбой.

– Я так пригрелась, что готова остаться здесь хоть на всю ночь! – весело сказала Джесси.

Я посмотрела на нее: она была похожа на милую кошечку, сидящую на руках хозяина, а Тони еще и нацепил ей на голову свою вязаную синюю шапку.

– Вот и оставайтесь, а мы пойдем дальше, найдем отель и будем ночевать в тепле, – отозвался Дэн. – А вы, если хотите, можете найти пустую берлогу и… О, нет, на меня что-то капнуло…

– Ага, и на меня! – поддакнула я, ощутив, что на мое лицо упало что-то холодное. Проведя ладонью по щеке, я почувствовала на ней влагу.

– Ну, прекрасно, только этого не хватало! – раздраженно сказал Тони, поднимаясь на ноги и поднимая с камня Джесси. – Это что, дождь?

– Нет, слюни ангелов! – сказал ему Дэн, отходя от меня и поднимая свой рюкзак. – Вот тебе и отдохнули!

– Джесс, хватит хныкать! Бери рюкзак и побежали! – строго сказал Тони своей девушке, потому что Джесси вновь начала охать и сетовать на усталость.

– Тебе повезло, что я очень устала, иначе, я бы тебе ответила, – с обидой сказала она ему, надевая на плечи свой рюкзак.

– А давайте вы в отеле разберетесь, а? – выпалила я, вскипая с каждой минутой.

Дождь становился все сильнее, и я слышала, как он с шипением барабанил по мертвой листве, разбросанной под нашими ногами. Мы довольно быстрым шагом пошли вперед, куда глаза глядят.

Идя под проливным дождем, я ужасно жалела о том, что не послушала совета Дэна и не надела куртку. Но думать об этом было поздно, и я старалась подбодрить себя мыслью о том, что скоро лягу в ванну, полную горячей воды, и уж тогда точно согреюсь.

Но мы шли уже около часа, промокшие, замерзшие, голодные, и не видели вокруг ничего, кроме темных силуэтов деревьев и камней. Тропинка, по которой мы шли, размылась от дождя, и мы с трудом различали ее на мокрой земле.

Вдруг Джесси засмеялась.

Я резко остановилась и повернулась к ней.

– Что здесь смешного? – грубо спросила я, не понимая, как она может смеяться в этой дурацкой ситуации: мы находились посреди темного, глухого леса, под проливным дождем! А она смеялась!

– Но, Боже, это так смешно! – воскликнула она и вновь продолжила смеяться, однако ее смех превратился в истерический. – Так смешно! Прямо тв-шоу какое-то! Знаете, когда людей кидают в подобное дерьмо, а они должны выжить!

– Тише, детка, сейчас что-нибудь найдем, я обещаю, – сказал ей Тони, видимо, поняв, что у нашей хрупкой Джесси началась серьезная истерика.

– Все, давайте не будем останавливаться! – резко сказал Дэн. – Тони, возьми Джесс за руку, и пойдем уже.

Но, едва мы сделали пару шагов, как у Джесси началась паника: она вцепилась в куртку Тони и отказывалась идти дальше, крича, что мы все сдохнем, и что нас сожрут медведи или волки.

Я устало посмотрела на Дэна: я была так вымотана этой пробежкой под дожем, что у меня не было сил подбадривать Джесси, ведь и я сама была готова разрыдаться от беспомощности. Мне было страшно, холодно и мерзко от этой ситуации, но я сдерживала себя от плача, чтобы Тони и Дэн не растерялись еще больше оттого, что обе девчонки рыдают (я ведь знала, что парни всегда теряются от наших слез и становятся настоящими дураками).

«В следующий раз берем с собой палатки… Именно на такие вот случаи, – пронеслось в моей голове. – И плевать на идиотские доводы Тони и Дэна о том, как мотивирует двигаться вперед поиск ночлега!»

– Ладно, Энни и Джесс – вы остаетесь здесь и ждете нас с Тони, – вдруг решительным тоном сказал Дэн, снимая с плеч свой рюкзак. – Тони, ты тоже снимай: мы с тобой пойдем искать отель.

– Ага! – выдавила я из себя, так как мне стыдно было показать им, что и я была готова расплакаться.

Ведь я – не нытик! Я – Энни Паркер, староста группы и капитан университетской команды по гандболу!

Быстро сняв с плеч свой рюкзак, я бросила его на землю и обняла рыдающую Джесс. Подруга крепко сжала меня в своих объятиях, и мы сели прямо на мокрую грязную землю. Мой мозг кричал мне, что нам нельзя разделяться, но уставшее до смерти тело было лишь радо такому повороту событий.

Парни ушли, но я следила за ними до тех пор, пока свет их фонарей не растворился в темноте леса. Джесси дрожала крупной дрожью, и я, одетая в один лишь свитер, теперь насквозь мокрый, тоже. Я даже слышала, как стучали от холода мои зубы.

Вдруг блеснула молния, и Джесс громко вскрикнула, а мне было наплевать: я уже не чувствовала ни рук, ни ног, и думала только о том, как бы наши мальчики не заблудились, иначе, мы с Джесси просто умрет здесь, боясь пойти за ними.

Не знаю, сколько мы еще просидели так, как два дрожащих зайца, но я уже отчаялась настолько, что начала напевать под нос «I will survive» Барбары Стрейзанд (на кой черт?).

Но вдруг моих ушей донесся громкий мужской крик: «Энни! Джесси! Мы нашли отель!».

Мне показалось, что это был бред моего сознания, но вскоре перед нами предстали Тони и Дэн, со счастливыми лицами. Они подняли нас на ноги, растормошили, помогли нам надеть наши рюкзаки, надели свои, и повели нас за собой.

Я шла, крепко вцепившись в ладонь Дэна, с безразличием – я не могла поверить в то, что скоро поем и согреюсь.

– Энни, ты чего? Ты как? – услышала я голос Дэна, и он посветил мне в лицо своим фонарем, ослепив меня. – У тебя губы синие, как у мертвеца. Потерпи еще минут пять, ладно?

Я что-то промычала в ответ и послушно шла за ним, как слепая за собакой-поводырем.

Наконец, мы увидели спуск вниз, но когда я спускалась, то зацепилась ногой за валявшуюся на земле когтистую ветку и рухнула вниз лицом в грязь: и тут у меня сдали нервы, и я расплакалась. Дэн поднял меня на ноги, вновь потащил за собой, и, когда мы спустились и прошли зигзагообразный поворот, я увидела вдали сияющие огни.

Это было каким-то чудом, настоящим волшебством, радостью, которую я не испытывала никогда в своей жизни: это были огни отеля, который нашли Тони и Дэн, и меня вдруг охватила беспокойная энергия, и я ускорила шаг, не отрывая взгляд от этих желтых огней. Но вдруг мы подошли к обрыву, а за ним, словно в другой реальности, сияли эти знаки тепла и довольствия.

– Но как мы туда доберемся? Он, что висит в воздухе? – с отчаянием воскликнула я, вновь чувствуя, как меня охватывает безысходность.

– Здесь есть мост, чуть дальше, – сказал мне Дэн. – Пойдем!

Дождь бил меня по лицу, но я вновь обрела силы: я шла вперед и думала о том, как сниму с себя промокшие насквозь вещи и бухнусь в горячую ванную, а потом в кровать, и буду спать долгим глубоким сном…

Мы прошли еще немного, и я увидела перед собой длинный узкий мост, другой конец которого исчезал в темноте. Схватившись за перила, я быстро пошла по нему – и если бы там, на его конце, была бы пропасть, я все равно не сбавила бы шаг: мне было уже все равно. Но, перейдя мост, я чуть не умерла от счастья: на меня смотрели окна, полные света, и я даже рассмеялась от переполнявшей меня радости.

Это был небольшой трехэтажный деревянный домик, на котором красовалась большая, раскачивающаяся от ветра и струй ливня, вывеска с названием: «В компании троих».

Глава 3

Я с надеждой смотрела на массивную деревянную дверь и ждала, пока кто-нибудь из парней постучит в нее, так как мои руки замерзли настолько, что пальцы на них скрючились, и я почти не чувствовала их.

Тони подошел к двери и несколько раз ударил по ней кулаком. Я с ожиданием прислушивалась, мечтая услышать торопливый топот ног хозяев отеля, бегущих, чтобы впустить нас – бедных, продрогших до костей, заблудившихся туристов.

Джесси подошла ко мне и взяла меня за руку. Она все еще всхлипывала.

– Ну, вот, Джесс, вот мы и в отеле, – дрожащим голосом сказала я ей и с удивлением заметила, что из моего рта вырвался густой пар.

Интересно, сколько было градусов? Мне казалось, что было минимум минус пять.

– Д-да, от-тлично, – прерывисто отозвалась Джесси. – Ты к-как, Энн?

– Пока дерьмово, – честно ответила я. – Я не чувствую своего тела… Почему никто не открывает?

– Тони, постучи еще, и погромче, может, хозяева где-то на верхних этажах и не слышат нас, – громко сказал Дэн.

Тони стал тарабанить в дверь обоими кулаками, крича: «Эй! Открывайте! Мы здесь!»

– Откройте, пожалуйста! – тоже громко крикнула я, не теряя надежду попасть в это вместилище тепла и света. – Мы потерялись и очень замерзли!

– Только не это… Неужели здесь никого нет? – Дэн подошел к одному из окон и заглянул в него. – Ого, да там потрясающий камин! Представляю, как там тепло!

Он громко застучал по стеклам, и мне показалось, что от поднятого нами шума и мертвец проснулся бы… Но дверь отеля все еще была заперта.

Что за черт!?

Джесс вновь захныкала.

– Ничего, Джесси, сейчас… – попыталась успокоить ее я, но у меня лопнуло терпение, и я подошла к двери и стала стучать по ней кулаками: я не могла позволить нам уйти отсюда ни с чем!

Мы стучали, колотили в окна и дверь еще минуты две, но нам так никто и не открыл…

Тони яростно ударил ногой по двери и сел на пороге, закрыв глаза.

– Похоже, здесь никого нет! – со злостью в голосе сказал он.

– Но свет же горит, значит, там точно есть люди! – сказал ему Дэн. – А если забраться наверх, на второй этаж? Видишь, там есть балконы!

– Ну, лезь, – мрачно отозвался на это Тони.

Я подошла к Дэну и провела ладонью по стене отеля.

– Нет, он не сможет… Здесь очень гладкие стены! – с отчаянием сказала я.

Мне вновь захотелось плакать: меня терзала обида оттого, что мы прошли такой длинный путь, что я с головы до ног испачкалась в грязи и что вся одежда на мне, вплоть до нижнего белья, была настолько промокшей, что с нее капали капли воды… И теперь, когда мы были здесь, когда мы нашли эту пристань – этот отель, мы сидели на пороге, под ливнем, и не имели возможности зайти внутрь.

– Здесь даже крыша не спасает, – вдруг насмешливо сказал мне Дэн. – Смотри.

Я подняла голову и увидела, что крыша отеля не имела ни крыльца, ни навеса выходящего за границы стен дома, и мы продолжали мокнуть под яростным мерзким ливнем, который словно издевался над нами и становился все сильнее.

– Я никогда больше не буду ходить по лесу! Ненавижу пеший туризм! – в истерике вскрикнула я и подскочила к двери, вновь ударяя ее своими закоченевшими кулаками. – Откройте! Черт побери, вы что, глухие? Мы умрем здесь! Это будет на вашей совести! Я всего лишь хочу согреться и поесть! Открывайте же!

Но моя гневная тирада ни к чему не привела. Я упала на колени и громко разрыдалась. Кто-то обнял меня.

– Энни…

Это был голос Дэна.

– Мне нужно было надеть куртку! Почему я ее не надела? – вскрикнула я, объятая злостью на все происходящее: на ливень, на хозяев отеля, на свою собственную тупость!

Дэн громко вздохнул и еще крепче обнял меня. Я уткнулась лицом в свои колени и громко рыдала.

Вдруг земля передо мной озарилась желтым светом, и, подняв голову, я увидела, что дверь отеля все-таки открылась… И открыл ее настоящий ангел…

– Боже, наконец-то! – воскликнула Джесси, подбегая к девушке, открывшей дверь. – Неужели вы не слышали, как мы кричали?!

Тони что-то забормотал себе по нос, но я различила лишь одно слово, и оно было совершенно нецензурное: наш Тони не стеснялся ругательств.

Я вскочила на ноги (и откуда только появились силы?), встала напротив девушки, дрожащая, промокшая, и во все глаза смотрела на это существо, думая, что здесь, в отеле, обитает настоящий ангел. Девушка, открывшая дверь, была настолько красивой, что я застыла, рассматривая ее прелестное лицо: высокая, стройная, с заплетенными в косу светлыми волосами, она улыбалась нам самой прекрасной улыбкой, которую я когда-либо видела.

 

– Бедные путники… Прошу прощения за то, что заставила вас так долго ждать, – мягко сказала она высоким красивым голосом, и вся моя злость на ее беспечность и медлительность тут же испарилась.

Как можно злиться на такое великолепие?

– О, мисс, вы не представляете, как мы рады! – вскричала я, не отводя от нее восхищенного взгляда. – Но, может, вы впустите нас? Мы так замерзли!

– Да, конечно! Проходите! – Девушка отошла назад, в дом, и мы, взяв свои рюкзаки, быстро зашли за ней.

Меня охватил такой прилив радости, что я готова была упасть на колени перед красивой хозяйкой отеля и целовать ей ноги, простив ей все, что нам довелось пережить там, за порогом этого дома. Взглянув на своих друзей – счастливых и радостных, я даже рассмеялась от воспоминаний того, как глупо и несдержанно мы вели себя, проклиная все на свете. Мне тут же стало стыдно за все слова, сказанные нами в порыве отчаяния, и я надеялась, что они не дошли до ушей этой красивой девушки, которой я теперь была благодарна всей душой.

И тут я почувствовала долгожданное тепло.

Мы подскочили к большому каменному камину, в котором горел яркий жаркий огонь, и нежились в тепле, которым он окутывал нас.

– А мы можем выпить горячего чаю? – спросил Дэн девушку.

Мы все посмотрели на нее.

Красавица широко улыбнулась.

– Конечно, я сейчас приготовлю! Но вы, должно быть, проголодались? – сказала она.

– Да, безумно! – почти хором ответили мы ей.

– Не волнуйтесь, мисс, у нас есть деньги, и мы за все расплатимся, – серьезным тоном сказал ей Тони. – Просто мы потерялись, и, честно говоря, уже не надеялись найти ночлег.

– О, конечно, вы расплатитесь… Но не будем сейчас об этом, ведь вам срочно нужно переодеться в сухое, – с улыбкой сказала девушка.

Я с унынием взглянула на наши рюкзаки, сваленные в одну кучу у двери – они были насквозь промокшими.

– Боюсь, все, что у нас есть – промокло, – тихо сказала я. – Но это не проблема, главное, мы теперь здесь!

– Нет, что вы, это важно! У нас есть кое-какая одежда, специально для таких случаев… Ах, да, чай! – Девушка быстро скрылась с наших глаз.

– Она такая милая, – шепнула я Джесси, переполненная симпатией к незнакомой красавице. – Еще и одежду нам даст!

– Ага, но я вижу, не одна ты считаешь ее милой, – шепотом ответила мне она и кивнула на наших парней: они были как в ступоре, а на их лицах застыла мина восхищения.

«И Дэн тоже восхищен ею!» – вдруг пронеслось у меня в голове, и эта мысль немного омрачила мою радость.

– Дэн! – позвала я его.

– Что? – не взглянув на меня, но смотря вслед белокурой красавице, спросил он.

– Спасибо за то, что встряхивал меня, когда у меня была истерика, – тихо поблагодарила его я, надеясь на то, что он посмотрит на меня. – Что-то я совсем отчаялась.

И он все же бросил на меня безразличный взгляд, а затем вновь отвернул голову.

– Нет проблем, – равнодушным тоном сказал он.

Я нахмурилась: он игнорирует меня?

– Ну, Джесс, согрелась? – ласково спросил Тони свою девушку, беря ее за руку.

– Да… Боже, я думала, мы так и останемся там, в лесу! – улыбнулась она.

Они поцеловались.

– По-моему, вы собирались ругаться, – насмешливо сказал им Дэн.

– Иди к черту, – недовольно ответил ему Тони и вновь поцеловал Джесси. – О, смотрите, тут на стенах головы зверей! Живописно!

Я всегда жалела зверей, и эти головы лишь расстроили меня. Подойдя к своему рюкзаку, я с силой пнула его ногой.

– Ненавижу пеший туризм! – пробормотала я себе под нос.

– Ты и в прошлый раз это говорила, когда мы пять часов тащились через болото, – насмешливо сказал мне Дэн.

– И скажу это еще ни один раз! – недовольно ответила я ему. – И вообще, сколько у нас наличности? Мы сможем расплатиться за отель?

– По-моему, у нас долларов триста, – сказал Тони, вытаскивая из нагрудного кармана своей теплой куртки непромокаемый черный кошелек, в котором хранились все наши сбережения, и стал пересчитывать купюры. – Здесь двести семьдесят три канадских доллара, думаешь, не хватит?

– Должно хватить, – отозвалась я, подходя к нему. – Ну, а не хватит, у нас есть карточки, надеюсь, их здесь примут.

– Ну вот, чай поставлен, и я сказала своим братьям приготовить для вас комнаты! – вдруг услышали мы голос светловолосой красавицы, входящей из боковой двери в холл.

Мы посмотрели на нее: сейчас, при свете ярко горящих ламп, я увидела, что ее волосы были почти белыми, а глаза – невероятно голубыми, словно она была какой-нибудь немкой (потому что так выглядели немцы, когда мы путешествовали прошлым летом по Германии).

– Супер! – воскликнула Джесси. – Нам нужно три комнаты.

– Три? Я думала, что вы две пары, – удивленно сказала девушка.

– Нет, мы с Энни не встречаемся, – вдруг поспешно сказал Дэн.

Джесси непонимающе посмотрела на меня, словно спрашивая: «Что это с ним? Ты ведь так ему нравишься!».

– Все правильно, три комнаты, – решительно заявила я, не подавая вида, что поведение Дэна покоробило меня.

– О, ну раз так… – Девушка смутилась, подошла к лестнице, ведущей наверх, и крикнула: – Каспар! Джастин!

Через минуту перед нами предстали два невероятно красивых молодых парня: один из них был таким же голубоглазым блондином, как и заботящаяся о нас девушка, а второй парень был темноволосым, но тоже голубоглазым, и оба были похожи на каких-то небожителей – бледные, без румянца, высокие, стройные… Настоящие произведения искусства.

– О, так это и есть наши поздние гости? – с белоснежной улыбкой сказал блондин, окидывая нас заинтересованным взглядом.

– Да, Джастин, а ты боялся, что нас никто не посетит, – с улыбкой ответила ему девушка.

У них был очень смешной английский акцент.

– Да, разрешите представиться, – вдруг сказал Тони. – Я – Тони, а это Джесси, Дэн и Энни. Мы попали под жуткий ливень и очень рады, что смогли отыскать ваш отель.

– А мы как рады, что вы здесь! – приветливо отозвалась на это девушка.

– Здесь есть другие гости? – спросила Джесси.

– Нет, мисс, вы – первые, – ответил ей темноволосый красавец. – Мы только недавно открылись, и мало кто знает о нашем отеле.

– Сколько стоит переночевать здесь? – спросил Тони.

– Пятнадцать долларов за номер, – ответила девушка.

– В сутки? – уточнила Джесси.

– Да.

– Так дешево? – удивилась я.

Мне казалось, что отель, находящийся в таком глухом месте, должен был стоить весьма прилично. А здесь – пятнадцать долларов!

– Да, мисс. Пока наш отель не настолько известен, чтобы мы могли позволить себе накручивать цены, – ответил мне темноволосый парень.

– Угу, – промямлила я, отводя от него взгляд: я представила себе, в каком ужасном виде мы с друзьями сейчас находились, и мне стало стыдно перед этими прекрасными людьми, словно мы были дикарями, попавшими во дворец к эльфам.

– Ах, да, мы забыли представиться, – улыбнулась девушка. – Меня зовут Рия, а это мои братья Каспар и Джастин.

Каспар, которым оказался темноволосый парень, приветливо улыбнулся.

– Добро пожаловать в наш отель. Мы надеемся, что вы проведете здесь незабываемое время, – сказал он. – А теперь прошу пройти за нами в ваши номера.

– Им нужно три номера. Отведи молодую мисс наверх, – сказала ему Рия, а затем обратилась ко мне: – Мисс, это будет ваш номер.

Я быстро схватила свой рюкзак и подошла к лестнице, желая поскорее попасть в свой номер и принять горячую ванну.

– Рия, а вы обещали дать нам сухую одежду, – напомнила я девушке.

– Да, Энни… Могу я вас так называть? – улыбнулась она.

Сейчас, когда я увидела ее так близко, она показалась мне ужасно бледной.

– Да, конечно, можно просто Энн, – приветливо ответила я.

– Энн, я сейчас принесу одежду в ваши номера, – сказала Рия. – Каспар, проводи Энни.

Темноволосый красавец забрал у меня мой рюкзак, улыбнулся мне и пошел вверх по лестнице. Я направилась за ним.

Мне было неловко, и я уже жалела о том, что так поспешила и оставила друзей внизу, но, подумав о том, что Дэн, наверное, сейчас с восхищением пялится на Рию, решила поболтать с Каспаром.

– А можно я кое-что что спрошу? – решительно спросила я его, идя за ним следом.

– Да, мисс? – Он с улыбкой посмотрел на меня, и я подумала: «наверное, все девушки без ума от него… Боже, как он красив!».

– Откуда вы приехали? – поинтересовалась я.

– Из Англии, мисс. Могу я называть вас Энни?

– Да, конечно.

– А вы, Энни? Откуда приехали вы и ваши друзья?

Мы поднялись на второй этаж, и я с удивлением поняла, что Каспар поднимался по лестнице еще выше – на третий.

1  2  3  4  5  6  7  8  9 
Рейтинг@Mail.ru