Орден белых лилий

Анна Князева
Орден белых лилий

Полина огляделась и, не обнаружив поблизости дочери, закричала:

– Лида! Доченька! Где ты?!

Светлана Мельникова испуганно закрутилась на месте.

– Она могла спрятаться за деревьями.

– Лидочка! Не нужно меня пугать, выходи! – истошно заорала Полина и побежала по снегу мимо деревьев к ближайшим развалинам. – Боже мой, да где же она!

– Постойте! – кинулась вслед Светлана. – Я помогу вам!

Добежав до развалин, обе остановились.

– Да где же она?.. – осипшим голосом повторила Полина, не сводя взгляда с груды камней.

– Давайте обойдем вокруг.

Они обошли руины и вернулись на прежнее место. В момент наивысшего напряжения, когда Полина была готова расплакаться, из-за дерева раздался тоненький голосок:

– Мамочка! Не нашла!

Полина бросилась к дочери и через минуту привела ее за руку. Светлана облегченно вздохнула:

– Ну слава богу, нашлась.

– Идемте отсюда, – проговорила Полина и буквально потащила девочку за руку обратно к гостинице.

Глава 7
Под подозрением

– Не помешаю? – Сергей Дуло приоткрыл дверь и заглянул в приемную Мельникова.

Виолетта Степановна отложила бумаги и поднялась с места.

– Добрый день! Кирилла Антоновича сейчас нет на месте.

– А я, собственно, к вам.

– Ко мне? – Она оглядела стол. – Если вам угодно. Но я предпочла бы выбрать другой день.

– Заняты? Я ненадолго. – Сергей дал ей понять, что отступать не намерен.

– Работа… – Виолетта Степановна оправила блузку и твердо сказала: – Ну, хорошо, она подождет.

Дуло подошел ближе и сел на свободный стул.

– Можем поговорить?

– Конечно. – Секретарша тоже села.

– Прошу прощения, не предупредил о визите. Хотел позвонить, но куда-то задевал номер телефона приемой.

– Я не давала вам номера.

– Разве? – Сергей на мгновение почувствовал себя мальчишкой, которому надрали уши за то, что соврал. – Простите. У меня не было вашего телефона, и я не собирался звонить.

– Вы – следователь. Это все объясняет.

Дуло покачал головой:

– Даже не знаю, стоит ли обижаться.

– Не стоит, – коротко заметила Виолетта Степановна.

– Тогда позвольте спросить…

– Спрашивайте.

– Надеюсь, вы в курсе того, что случилось?

– Я – секретарь Кирилла Антоновича, или, как теперь говорят, личный помощник. Подумайте, могу ли я о чем-то не знать?

– Странная у вас манера: отвечать вопросом на вопрос. Так поступают, когда хотят что-то скрыть или увести разговор в сторону.

– Меня трудно в этом заподозрить. – Виолетта Степановна опустила глаза.

– Почему?

– Я не имею ни одной причины что-то скрывать или вводить вас в заблуждение. Задавайте ваши вопросы.

– Насчет визитеров с подарками. Конкретно кого-нибудь помните?

– Всех до одного.

– А если показать вам снимки самих подарков?

– С какой целью?

– Чтобы методом исключения выявить взорвавшийся предмет и вспомнить, кто принес его в офис.

– Давайте ваши фотографии.

Сергей Дуло улыбнулся:

– С вами приятно иметь дело. Следователь Колычев пришлет сюда человека со снимками.

– Должна предупредить: среди подарков были те, что принимали охранники.

– Мне это известно.

– Но я помню все, потому что несколько раз переносила их с места на место.

Сергей с уважением взглянул на Виолетту Степановну:

– У вас хорошая память.

– Я бы сказала: абсолютная.

– Поразительно.

– Всегда к вашим услугам.

– Еще один вопрос, если не возражаете?

– Не возражаю. – Отвечая, Виолетта Степановна смотрела на его левое ухо, возможно, потому, что не хотела встречаться с ним глазами.

– В последнее время в офисе происходило что-нибудь необычное?

– Упомяну про письмо…

– С белым порошком в личные руки? О нем я уже знаю. Меня интересует лишь то, на что вы обратили внимание или, может быть, удивились.

– В таком случае укажите уровень экстраординарности.

– Виолетта Степановна! – вскинулся Дуло. – Давайте как-то попроще.

– Что конкретно вы имеете в виду, говоря про удивительные события?

– Неприятности, нестыковки, угрозы явные или скрытые. Непонятные поступки понятных людей.

– Ясно. – Виолетта Степановна кивнула, лицо ее при этом выражало понимание. – С некоторых пор в приемную звонит некая особа и требует соединить ее с Кириллом Антоновичем.

– Соединяете?

– Нет.

– Почему?

– Кирилл Антонович запретил.

– Вы знакомы с этой женщиной?

– Виделись мельком, но я много раз покупала для нее подарки. Она любит красные розы, шелковое постельное белье и духи «Блю Кабашон».

– Откуда вам известны такие подробности?

– От самого Кирилла Антоновича.

– Ах, вот оно что… Давно Кирилл ее бросил?

– Пять месяцев назад, в начале июля, когда они вернулись с Бали.

– Вам и это известно? – сухо осведомился Дуло.

– Не имею обыкновения лезть в чужие дела. Все очень просто – билеты и отель для них бронировала я сама.

– Ага. – Сергею стало неловко, словно это он, а не Кирилл отдыхал с любовницей на Бали. – Ее имя и фамилия, если есть, телефон.

– Юлия Белова. – Виолетта Степановна протянула Сергею Дуло вчетверо свернутый листок. – Ее номер телефона и адрес.

– Как предусмотрительно! – он усмехнулся.

– Я предвидела, что вы спросите о ней.

– Где работает эта ваша Белова?

– Ко мне она не имеет никакого отношения, – холодно отрезала Виолетта Степановна. – Будь моя воля, я бы предпочла не иметь с этой особой ничего общего.

– Ну хорошо, извините. Где работает Белова? Знаете?

– Скорее нигде.

– Возраст?

– Тридцать лет.

– Удивительно… – Сергей вынул из кармана блокнот и записал. – И это вам известно.

– В июне я заказывала для нее ресторан и трехъярусный торт с числом «двадцать пять».

– Постойте, вы сказали, ей тридцать. Ошиблись?

– Я?! – Виолетта Степановна выразительно выгнула брови, что могло означать только одно – крайнюю степень недоумения. – У меня есть скан ее паспорта. Ошиблась эта особа.

– А-а-а-а… – протянул Дуло. – Да вы просто клад для нашего брата.

– Приятно слышать.

– Вернемся к ее звонкам.

– Если настаиваете, – неохотно согласилась Виолетта Степановна.

– Чего она хочет? – Сергей усмехнулся. – То есть я догадываюсь, но вы расскажите подробнее. Желательно понять характер звонков.

– Она очень агрессивно требует соединить ее с Кириллом Антоновичем.

– Угрожает?

– Обещает пойти к жене и рассказать, что беременна.

– Вот оно как… Думаете, врет?

– Мне трудно об этом судить. Вам лучше спросить у самого Кирилла Антоновича.

– Когда Белова звонила в последний раз?

– С неделю назад.

– Ага… – Дуло пометил в блокноте. – То есть за прошедшую неделю она не позвонила ни разу?

– Нет, не позвонила. Хотя до этого звонила по несколько раз на дню.

– Перейдем к другому вопросу. Не было ли других странных или угрожающих сообщений или звонков?

– Нет, при мне их не было.

– Известны ли вам неприятные факты, касающиеся профессиональной деятельности Кирилла?

Виолетта Степановна замолчала, словно нечаянно споткнулась о камень, лежащий посреди дороги.

– Мне повторить? – Сергей Дуло наклонил голову и поднял брови, удивляясь тому, что у него до сих пор нет ответа.

– Я бы предпочла не обсуждать этот вопрос.

– Я – друг Кирилла, и он вызвал меня сюда, чтобы я оказал помощь. Но вы, как я вижу, этого не хотите?

– Ну хорошо. В течение последнего года у Кирилла Антоновича обострились отношения с соучредителем фирмы.

– В чем это выражается? – заинтересовался Сергей.

– Иногда они запираются в кабинете, и я слышу громкие голоса.

– Еще.

– Требуют принести уставные и бухгалтерские документы.

– Не вижу оснований для подозрений.

– Не вынуждайте меня. – Виолетта Степановна опустила глаза.

– В чем дело?

– Мне бы не хотелось говорить…

– О чем?

– О той драке. – Преодолев себя, она спокойно продолжила: – Впрочем, вы все равно узнаете об этом в полиции.

– Так! – Сергей в сердцах хлопнул рукой по столешнице. – Рассказывайте!

– Однажды, с месяц назад, они подрались в кабинете Кирилла Антоновича, и мне пришлось их разнимать.

– Тогда при чем здесь полиция?

– Ни при чем.

– Но вы упомянули…

– В тот же день Кирилла Антоновича избили неизвестные люди. Все случилось вечером, возле его машины, когда он и его дама вышли из ресторана. На другой день ко мне приходил следователь и спрашивал про драку в кабинете.

– Откуда он знает о драке?

– От самого Кирилла Антоновича.

Сергей помолчал, потом произнес:

– А мне Кирилл ничего не сказал про драку.

– И я знаю почему, – сдержанно проронила Виолетта Степановна.

– Ну давайте! Выкладывайте!

– Что? – она выразительно взглянула на Дуло, и тот извинился:

– Простите, не хотел вас обидеть.

– Вам известно имя соучредителя фирмы?

– Пока нет.

– Тимур Усманович Воложанин. Если не ошибаюсь, ваш одноклассник.

– Наш друг. – Дуло непроизвольно поднялся со стула и прошелся до двери кабинета. Потом развернулся. – Ни он, ни Кирилл не рассказывали…

– Именно это я и имела в виду.

– Значит, в полиции связали драку в кабинете с нападением на Кирилла?

– Об этом спросите у полицейских. Я сказала только то, что видела своими глазами.

Сергей снова замолчал, но Виолетта Степановна заговорила так, словно заранее подобрала все слова и решила не отступать ни при каких обстоятельствах:

– Еще один нюанс, о котором сам Кирилл Антонович, возможно, вам не расскажет. Мне кажется, что он недооценивает возможные последствия.

– О чем конкретно идет речь?

– Об участке земли, на котором стоит ваша гостиница. Его хотела приобрести жена нашего мэра, но купил Кирилл Антонович.

 

– Как ему удалось? Конкурировать с женой мэра, по моему опыту, невозможно.

– Кирилл Антонович хорошо знает законы. Точнее сказать не могу, поскольку не углублялась в этот вопрос.

– И что же? Мэр объявил Кириллу войну?

– Нет.

– Тогда что?

– Он купил для жены соседний участок, прилегающий к участку Кирилла Антоновича.

– Но там с одной стороны лес, с другой – река, а с третьей – поля.

– Он купил приличный кусок леса. Раньше там был летний лагерь, а теперь – только развалины.

– И в чем опасность такого соседства?

– Не знаю, но чувствую, это не к добру. Федотов что-то замыслил.

– Кто такой Федотов? – поинтересовался Сергей.

– Иван Иваныч Федотов – глава нашей администрации.

– Послушайте, а не тот ли это Федотов…

– Не знаю, о чем вы, но все, что хотела, я рассказала.

– Теперь ясно. – Дуло почесал в затылке, потом, задумавшись, схватил себя за нос. – Только не понимаю, откуда такие выводы.

– Вот и хорошо. – Виолетта Степановна встала, взяла со стола папку и поставила ее на стеллаж, давая понять, что на этом их разговор окончен. – Ваше дело, как именно трактовать или использовать эту информацию. Большего сказать не могу.

– Здравствуй, Сергей! – В приемную вошел Мельников.

Сергей Дуло шагнул навстречу ему:

– Здорово, Кирилл. Есть разговор.

– Что ж не позвонил? – спросил Мельников и перевел изучающий взгляд на Виолетту Степановну.

Та опустила глаза и спокойно проговорила:

– Я рассказала лишь то, что может помочь следствию.

Мельников снял пальто и передал его секретарше.

– Мы пройдем в кабинет. А вы принесите чаю.

Устроившись в кабинете, они дождались, пока Виолетта Степановна принесет сервированный поднос, и только после этого Кирилл поинтересовался:

– С Колычевым виделся?

– Только что от него.

– Есть новости?

– Пришел результат экспертизы. В общем, ожидаемо, но в каком-то смысле – неожиданно.

Кирилл выжидательно протянул:

– Та-а-ак?..

– В конверте был яд.

– Яд?!

– Рицин.

– Что за хрень?

– По силе воздействия рицин в десятки раз сильнее цианистого калия.

– Дикость какая-то! Кому это понадобилось?!

– Вопрос риторический. Значит, есть такой человек.

– Глупый опереточный фарс!

– Не скажи.

– Неужели они решили, что, получив это письмо, я высыплю порошок в чай вместо сахара?

– Я так не думаю. – Сергей взял в руки чашку, заглянул в нее, потом перемешал ложкой сахар. – Но кто знает, насколько ты был осторожен. Вдохнув с воздухом несколько кристаллов рицина, можно проститься с жизнью.

Кирилл испуганно дернулся и буквально оттолкнул от себя чайную чашку.

– Что говорит Колычев?

– Насчет чего?

– Относительно яда.

– Он этим занимается.

– А ты?

– Я говорю с тобой, – не поднимая глаз, ответил Сергей.

– Нет, я серьезно.

– Ждешь от меня результата?

– По-моему, это логично, раз ты приехал.

– Логично, когда твои друзья говорят тебе правду. – Сергей Дуло отставил чашку и в упор посмотрел на Кирилла.

– Не понимаю…

– С каких пор ты и Тимур – соучредители адвокатской конторы?

– С момента ее основания.

– Почему я об этом не знаю?

– Тебя это не касается.

– До тех пор пока тебя не травят и не взрывают.

Помолчав, Мельников смущенно заметил:

– Теперь-то я понимаю, что должен был тебе рассказать. Как говорится, обстоятельства вынуждают.

– Обстоятельства?! – Сергей вскочил на ноги и подошел вплотную к Кириллу. – Ты хоть слышишь, что говоришь? Мы – друзья! Ты понимаешь? Друзья! – И, чуть успокоившись, взволнованно продолжил: – Меня тошнит при воспоминании о том, как вчера вы с Тимуром изображали друзей. Прикидывались, чтобы скрыть от меня истину.

– И в чем же она заключается? – сдержанно поинтересовался Кирилл.

– В том, что вы давно уже не друзья.

– Ну знаешь…

– Врать не нужно, – сказал Сергей. – Друзья из-за денег не дерутся.

– Кто тебе рассказал? – мрачно осведомился Мельников.

– Я был в полиции.

– Теперь соврал ты. Тот протокол я сам разорвал. Тебе рассказала Виолетта Степановна? – Кирилл потянулся к трубке.

Сергей Дуло схватил его за руку.

– Но ведь ты не будешь сейчас ей звонить?

– И что меня остановит?

– Она хотела помочь. Ты сам меня вызвал.

Мельников оставил в покое трубку и серьезно взглянул на Сергея.

– Ты думаешь, что яд и бомба – дело рук Тимура?

– Кроме бомбы и яда, были еще драка и нападение у ресторана.

– Что за бред!

– Имеются альтернативные версии?

– Есть одна женщина. Мы с ней недавно расстались. – Кирилл опустил голову и устало закрыл глаза. – Ты был прав – обиженная женщина способна на многое.

Решив не упоминать имя Виолетты Степановны, Сергей Дуло кивнул:

– Рассказывай.

– Ее зовут Юлия. Юлия Владимировна Белова. Она преследует меня, буквально не дает мне прохода. Мне даже пришлось сменить номер мобильного. Вот до чего дело дошло.

– Насколько я понимаю, ты ее бросил.

– Она непроходимая дура!

– А я не спрашивал о причине. Это твое дело.

– С ней не о чем говорить!

– Зачем же с ней говорить? Ты не для того ее заводил.

– Не ерничай! Я доверился, а ты издеваешься.

– Хочешь банальность? – усмехнулся Сергей. – Поговорить можно с женой.

– Ты прав, Серега! – горячо воскликнул Кирилл. – Ты чертовски прав! Моя Светка – замечательный человек, а я веду себя, как подонок.

– Давай про Белову, – остановил его Дуло.

– Она врет, что беременна.

– Чего хочет?

– Естественно, чтобы я женился на ней или дал денег.

– Пытался договориться?

– Нет. Все, знаешь, некогда. Да и противно.

– С чего ты взял, что Белова может быть причастна к взрыву?

– К взрыву, может, и нет. А к яду – как нечего делать. К тому же ее брат – уголовник. Думаешь, как я с ней познакомился? Здесь, в конторе, когда она пришла насчет своего брата.

– Защищал его в суде?

– Было дело.

– Выиграл?

– Получил три года, через полтора – вышел на волю.

– Ему не на что обижаться, – сказал Дуло.

– Не он обиделся, а сестра.

– Надо бы разобраться.

Кирилл вдруг занервничал:

– Только прошу тебя, не рассказывай Светке. – Мельников уткнулся взглядом в столешницу. – И вот еще что. Когда я позвал тебя в Александров, я меньше всего рассчитывал на то, что ты будешь рыться в моем грязном белье.

– Белье нужно стирать или, по крайней мере, не пачкать. Скажи, и я тотчас уеду.

– Скоро Новый год, – уныло проронил Мельников и перевел взгляд на окно. – Куда ты поедешь? Прости, Серега, я виноват.

– Послушай, Кирилл, кто такой Федотов Иван Иванович?

– Наш мэр.

– Это, случайно, не тот рыженький, который пришел к нам в девятом классе?

– Он самый. Кликуха у него была – Высерок Куриный.

– Точно! – Сергей вдруг посерьезнел: – Что у тебя с ним?

Мельников равнодушно пожал плечами:

– У нас прекрасные отношения.

Помолчав, Дуло скривился:

– Так дело не пойдет.

– Ну хорошо. Федотов скупает земли вблизи Александрова. У его двадцатилетней супруги своя строительная фирма. По легенде, она строит коттеджи. Но, как ты понимаешь, фирма принадлежит самому Федотову. Если коротко: мне посчастливилось вырвать у него изрядный кусок.

– И что он?

– Огорчился. – Мельников хитро улыбнулся.

– Огорчение мэра может дорого стоить. Парнем он был говнистым. У тебя все же бизнес.

– Не бери в голову. Обойдется.

– Такая уверенность должна иметь основания.

– Они у меня есть. Надеюсь, ты не подозреваешь Федотова в организации взрыва?

– Вернемся к Тимуру, – перенаправил разговор Сергей Дуло. – Суть ваших разногласий?

Собираясь ответить пространно, Кирилл передумал и чуть заметно пожал плечами:

– Деньги… Что же еще?

– Ты его обманул?

– Когда мы начинали, он обещал помогать.

– Тимур – не юрист.

– Какая разница? Он все это время занимался своими делами, а я тащил на себе наш общий бизнес.

– Это вторично, – заметил Дуло.

– А что, по-твоему, главное?

– Если должен – отдай.

– Это касается только меня и Тимура.

– Обкрадывать друга – низость.

– Ну знаешь! – не сдержался Кирилл, но потом дипломатично заметил: – Воровать в принципе плохо.

– Ты хоть понимаешь, что он теперь под подозрением из-за этой истории?

– Повторю: я заплатил полицейским и разорвал протокол.

– Деньги отдай…

– Что?

– Деньги Тимуру отдай, – повторил Дуло. – Иначе у нас с тобой ничего не получится.

– Это ультиматум?! – заносчиво выкрикнул Мельников, вскочил со стула и стал мерить шагами свой кабинет.

– Как друга тебя прошу.

– Ну хорошо. – Кирилл остановился возле Сергея. – Попробую, но у меня есть вопрос: захочет ли договориться Тимур?

– Нужно раз и навсегда закрыть этот вопрос. – Дуло подвел черту. – Теперь об открытке…

– Что еще? – вскинулся Мельников, в его глазах появился испуг.

– Ничего нового, – успокоил его Сергей. – Все те же слова: «если видел», «молчи», «особого назначения».

– Не знаю, что и подумать…

– Значит, тебе нечего мне рассказать?

Кирилл нервно повел шеей и ослабил петлю галстука.

– Но я ничего не видел! Клянусь! Ничего особенного. Ничего, о чем следует молчать или, наоборот, рассказать. Что за дичь?! Какие-то слова на открытке!

– Ну не видел и не видел. Кстати, как мне найти Сеню?

– Семена Балабанова? – Мельников вынул мобильник и, порывшись в нем, сообщил: – Я скинул тебе его номер. Думаешь, он причастен?

– Не будь сволочью.

– Что?

– Сволочью не будь!

– Да ты не понял меня…

Сергей встал и направился к двери.

– Верю. Иначе бы забрал жену с дочерью и уехал в Москву.

Выйдя на крыльцо, Дуло остановился и, глядя себе под ноги, достал сигарету. Закурил, потом развернул вчетверо сложенный листок, сжал сигарету зубами и набрал на телефоне записанный номер.

Ему ответила женщина:

– Слушаю.

– Юлия Белова? Здравствуйте, я – Сергей Дуло, друг Кирилла. Нам нужно встретиться.

Глава 8
Кольцо из волос

Борис заглянул на кухню и, не переступая порога, сказал жене:

– Уезжаю на строительный рынок.

– Зачем? – спросила Мария.

– За движком для снегоуборщика.

– А что со старым?

– Сгорела обмотка. Пока перемотают, участок снегом завалит.

– Надень приличную куртку, в город едешь.

– Без надобности, – отмахнулся Борис. – Где большая черная сумка?

Мария бросила тряпку и встревоженно посмотрела на мужа. Он отвернулся.

– Ах да. Она в прачечной.

– Будешь уходить, дверь входную поплотнее закрой, – попросила Мария.

– Можно без нотаций? – ответил Борис уже из коридора.

– Постоянно забываешь!

– Да кто тебя украдет…

– Не в нашей ситуации так говорить!

Шаги Бориса затихли, еще через минуту Мария услышала, как завелась и выехала со двора машина. Она закрыла водопроводный кран, вытерла полотенцем тарелку и поставила ее в шкаф. Прикрыв створку, перевела взгляд на окно и вдруг замерла. От калитки, ведущей в лес, вдоль забора к дому пробирался неизвестный мужчина.

Мария отпрянула от окна, но уже через мгновение посмотрела на улицу сквозь кружево занавески. Незнакомец, оглядываясь, уже шел возле пристройки. Он был в пальто и натянутой на глаза шапке. Правую руку мужчина держал за пазухой, как будто собирался оттуда что-то достать.

Прижавшись к стене, Мария задержала дыхание и закрыла глаза. Потом, оторвавшись от стены, решительно двинулась по коридору, на ходу открыла дверцу встроенного шкафа и выхватила оттуда топор. Подойдя к входной двери, увидела, что та прикрыта неплотно.

Сосредоточившись на узкой щели, через которую была видна часть крыльца, Мария с ужасом осознала: что-либо предпринимать уже поздно, и, замахнувшись топором, замерла.

Она видела через щель носок черного мужского ботинка, синюю полосу джинсовых брюк и думала лишь о том, чтобы не пропустить нужный момент. В ее запасе был только один удар.

Ботинок шевельнулся, и она напряглась, но в следующий момент произошло то, чего она никак не ждала: чья-то рука просунулась в щель и швырнула в прихожую веточку белых лилий. Мария опустила топор и уставилась на цветы.

Из нервного ступора ее вырвал звук скрипящего снега под ногами идущего человека. Мария снова замахнулась топором, но, к счастью, не успела опустить его на голову того, кто через мгновение показался в передней.

 

– Что вы делаете?! – закричала Полина и отпрянула к стене, прижимая к себе Лидочку.

– Вы спятили?! – К Марии подскочила Светлана Мельникова и выхватила из ее рук топор.

Мария уткнулась в ладони и заплакала в голос.

– Что здесь происходит?! – спросила Полина.

– Я-а-а не знаю-ю-ю! – прорыдала Мария.

– Для чего вам топор? Да ну же… – Мельникова насильно оторвала ее руки от лица. – Успокойтесь! Где ваш муж?

– Уехал.

– Куда?

– На строительный рынок.

– Что случилось?

– Сюда приходил человек.

– Кто такой?

– Не знаю.

– Вы его разглядели?

– Нет.

Светлана рассердилась:

– Не врите мне!

– Подождите. – Полина спустила Лидочку с рук и приблизилась к женщине. – Откуда вы знаете, что здесь кто-то был?

Мария подняла с пола лилии и протянула их Полине:

– Вот.

– Что это? – спросила та.

– Он принес цветы.

– Зачем?

– Я не зна-а-а-ю! Дверь была приоткрыта. Я видела сначала ботинок, потом руку. На ней – кольцо из волос.

– Бред какой-то! – возмутилась Светлана.

Мария твердо повторила:

– Кольцо из плетеных волос.

– Таких не бывает.

– Я видела! – Мария повысила голос. Она дрожала всем телом.

– Ей нужно успокоиться, – сказала Полина. – Идемте, я провожу. – Подхватив Марию, она обратилась к Светлане: – Заприте, пожалуйста, дверь, уберите топор и отведите Лидочку в комнату.

Добравшись до комнаты Марии, Полина ненадолго оставила ее одну. Принесла с кухни кружку и поставила ее на тумбочку возле кровати, на которой сидела Мария.

– Горячий чай. Я не нашла валерьянки.

– Со мной все нормально.

– Послушайте. – Полина присела рядом и обняла женщину за плечи. – Что вас так напугало?

Мария сцепила руки и доверчиво посмотрела в глаза Полины:

– Он пришел через калитку из леса…

Полина кивнула:

– Когда мы выходили, она осталась незапертой.

– В кухонное окно я видела, как он идет к дому и держит руку за пазухой. Знаете, как в кино, когда бандит прячет оружие.

– Лицо разглядели?

– Нет.

– Описать его сможете?

– Что ж здесь описывать, – огорченно проговорила Мария. – Темное пальто и трикотажная шапка.

– Ну хорошо, – согласилась Полина. – Зачем вы открыли ему дверь?

– Я не открывала.

– Но вы же видели ботинок и руку.

– Входная дверь уже была приоткрыта. Борис не захлопнул ее, и она отошла.

– Этот человек пытался войти в дом?

Мария покачала головой:

– Нет.

– Значит, он просто положил цветы на крыльцо?

– Выходит, что так.

– Какой в этом смысл?

– Я не знаю.

– Ну хорошо, – проговорила Полина. – Выпейте чаю и отдохните. Я вернусь к дочери.

Светлану Мельникову и Лидочку Полина отыскала в своем номере.

– Как Мария? – спросила Светлана.

– Напугана.

– Что-нибудь рассказала?

– Почти ничего.

– Вот ведь досада! – Светлана взглянула на часики и встала с дивана. – Теперь придется дожидаться Бориса.

– Торопитесь? – поинтересовалась Полина и посоветовала: – Вам-то зачем его ждать? Можете ехать.

– Я рассчитывала, что мы вместе пообедаем в городе. Мария вас теперь вряд ли покормит… – Светлана улыбнулась и спросила у Лидочки: – Поедем есть в ресторан?

Немного поразмыслив, девочка кивнула:

– Поедем. Там много кружек.

Борис вернулся в гостиницу спустя тридцать минут. Заметив его в коридоре, Светлана строго спросила:

– Видеонаблюдение подключили?

– Пока нет.

– Кирилл Антонович знает?

– Я ему говорил, – ответил Борис. – А в чем дело?

– Поговорите с Марией, она все расскажет. Мы уезжаем. И поторопитесь с подключением видеокамер.

– От меня это не зависит.

– Нужна помощь, обратитесь к Виолетте Степановне. Она поможет.

– Уже обратился. Только дело не больно-то сдвинулось. Подключат после праздников.

– Безобразие, – пробормотала Светлана, выходя вместе с Полиной и Лидочкой из дому. – Сегодня же обо всем расскажу мужу.

– Ваша воля, – произнес Борис и закрыл за ними входную дверь.

– Не слишком-то он любезен, – усмехнулась Полина.

Не успели они подойти к автомобилю Светланы, как из-за деревьев вышел коренастый мужчина и окликнул их низким голосом:

– Послушайте!

Втолкнув Лидочку в салон, Полина захлопнула дверцу и прижала ее всем своим телом.

– Что вам нужно? – Предположив, что именно он подбросил цветы, она все же засомневалась – этот человек был в бушлате и без головного убора. Она оглянулась на Мельникову. Та, выйдя из машины, приблизилась к мужчине.

– Семен?

Мужчина виновато кивнул и опустил голову.

– Здравствуй, Света. Слышал, Серега Дуло приехал. Вот… Повидаться хотел.

– Давно ты здесь?

– Только пришел.

– На чем добирался?

– Автобусом, дальше, по проселку, пешком.

Светлана дотронулась до его волос.

– Где твоя шапка?

– Не ношу. Если холодно, натягиваю капюшон от толстовки.

– Послушай, ты не приносил белые лилии?

Семен поднял глаза и с подозрением посмотрел на Светлану:

– К чему эти расспросы?

– Ни к чему, – сказала она. – Сергея нет. Вот, кстати, знакомься: Полина, его жена.

– Рад. – Мужчина сдержанно улыбнулся. – Семен Балабанов. Мы с вашим мужем вместе учились.

– Я слышала о вас. Сергей мне рассказывал.

Сказав так, Полина сообразила, что сделала это зря. Семен вдруг заторопился:

– Мне нужно идти.

– Садись в машину, до города довезу, – предложила Светлана.

– Спасибо, я на автобусе. – Балабанов поспешно простился и зашагал прочь.

– Послушайте, – проговорила Полина и обернулась к Светлане. – Видели его руки?

– Нет, – ответила Мельникова. – А в чем дело?

– Кольцо, сплетенное из волос. Хотелось бы знать, есть ли у него это кольцо.

– Руки он все время держал за спиной, – сказала Светлана и направилась к машине. – Садитесь, нам нужно ехать.

Рейтинг@Mail.ru