Солнечный ветер

Анна Афанасьева
Солнечный ветер

Я запнулся об один из кристаллов и неуклюже рухнул на бок, тонкий и острый кристалл пронзил мой скафандр в районе плеча так же легко, как шампур пронзает мягкий кусок мяса. Я лежал, нанизанный на длинный алмазный шип, сломать который можно было даже не пытаться. До корабля – четыре часа. Надо срочно придумать, что делать. Не хочется умирать вот так, в одиночестве, на планете, состоящей из драгоценных камней. Всё равно что умереть в пещере Али-Бабы. Так, что у нас есть на такой случай? Я включил голосовую связь.

– Конфета, что делать, если напоролся на алмаз?

– Нужно радоваться, Хакум. Напомню, что моё имя Каффи.

– Даже не могу передать, насколько я счастлив, дорогая Конфета. Но только я ранен, и этот алмаз проткнул мой скафандр.

– Нужно извлечь инородное тело, взять в аптечке суперпласт и наклеить его на отверстия.

– Конфета, здесь чёртов дубак, и пластырь заиндевеет ещё до того, как я поднесу его к ране.

– Хакум, чёртов дубак – непонятная для меня причина невозможности использовать пластырь.

– Холодно тут, Конфета. Очень низкая температура.

– Интересно, где Вы находились, Хакум, когда всех знакомили со свойствами предметов, находящихся в аптечке? – в металлический голос добавился звон колокольчика. – Суперпласт действует при любых температурах, он не только устранит внешние повреждения, но и начнёт лечить Вашу рану.

– Ты просто чудо, Конфета! Когда-нибудь я на тебе женюсь!

– Сомнительное удовольствие, – закончила разговор Каффи.

Здоровой рукой я осторожно открепил лямку рюкзака и освободил раненое плечо. Сняв рюкзак, достал аптечку и нашёл суперпласт. Пальцы слушались плохо, но я всё-таки умудрился подцепить два куска пластыря на перчатку. Теперь предстояло «извлечь инородное тело», как сказала Каффи.

Я набрал в лёгкие побольше воздуха, и хотел было на выдохе изо всех сил рвануть вверх, как вдруг увидел то, от чего моя рана показалась сущей безделицей. Только однажды в жизни я испытал такое чувство.

Лере нравились умные и надёжные парни. Я же, несмотря на то, что залпом поглощал все интересные книги, которые находились в поле моего зрения, интеллектуалом не был. Широких плеч и рельефных кубиков я тоже как-то не нажил, хотя ростом не уступал ни одному парню моего возраста. По её словам, я был необыкновенным вруном и болтуном, абсолютно ненадёжным хулиганом, обладающим дьявольской харизмой и ангельский внешностью. Но её моей внешностью не обмануть. Со мной весело пускаться в любые авантюры, всё равно вырулю, но надеяться на меня нельзя. Здесь мой солнечный ветер наткнулся на непреодолимое магнитное поле.

Я не особенно об этом печалился, заводя романы направо и налево, но когда появился Игорь, понял всё мгновенно. Со мной её больше не было – она была только с ним. Мы вместе сидели в компаниях и даже подружились – он на самом деле был принцем, которого ждут все девчонки, рыцарем без страха и упрёка. Даже я попал под его деликатное обаяние. Они много шутили и смеялись, Лера была счастлива. Я видел это. Именно тогда я уехал в самое дальнее от дома лётное училище на другом конце страны, а по его окончанию – на Чукотку.

Это случилось, спустя восемь лет, когда я уже работал на Севере. Всё это время мы сначала переписывались, а потом и перезванивались. Я был в курсе того, что Лера с Игорем поженились. Игорь к тому времени блестяще закончил нефтегазовый факультет престижного вуза и мотался по командировкам, Лера стала врачом, и часто летала вместе с мужем.

Рейтинг@Mail.ru