Гробницы пяти магов

Андрей Васильев
Гробницы пяти магов

Глава 1

– Ничего другого от нашего наставника я и не ожидал. – Гарольд отпил вина из кубка и стукнул его ножкой по столу. – Вот как знал, что он нам какую-нибудь подлянку устроит. Натура у него такая, с ней не поспоришь.

– Неизвестно, что досталось остальным, – резонно заметила Аманда, нарезая ножом сочное мясо, лежащее перед ней на деревянной тарелке. – Им, может, еще чего похлеще перепало. С чего бы Мартин так спешно отбыл? Мы вот сидим, трапезничаем, отдельные представители нашего свежеиспеченного отряда даже выпивают, а он своих так торопил, будто за ним демоны гонятся.

– Мартин не показатель, – вставил свое слово в беседу и я, присоединяясь к соученикам за столом. – С его самолюбием странно, что он в путь сразу после того, как узнал цель, не отправился.

– Согласна с Эрастом. – Луиза отправила в рот кусочек печенки с луком. – Фу, здесь это блюдо совершенно не умеют готовить!

– Так здесь и не королевские повара, – захохотал Фальк и грохнул опустевшей пивной кружкой по столу. – Корчмарь! Еще пива, и поживей! Кислятина жуткая, но другой-то нет. И мяса моему другу неси, тебе когда еще его заказали?

– Вот только Мартин уже в пути, а вы здесь местную кислятину лакаете, – язвительно сообщила нам простолюдинка Фриша, которая вообще болезненно относилась к любым упоминаниям об объекте наших споров. Сдается мне, что она в него втрескалась по самые уши.

Гарольда, к слову, она игнорировала, явно не простив ему памятного поединка, в котором он чуть не убил предмет ее поклонения. Правда, моему другу на это было плевать с высокой башни, для него Фриша вообще не существовала как таковая, в отличие от Жакоба и Ромула, которым он симпатизировал. Ну, настолько, насколько благородный может симпатизировать простолюдинам. Что до Флика, приспешника Мартина, так с ним отношения у нас были натянутые, все помнили его вопли во время того самого поединка. Фальк так и вовсе только и ждал повода для того, чтобы его прирезать.

Хотя… Обо всем по порядку, я как-то начал рассказ если не с середины, то уж не с начала – точно.

Утром, которое последовало за днем, поделившим обитателей замка на живых и мертвых, на будущих магов и тех, кто вернулся к обычной жизни, наш наставник Ворон дождался, когда мы доели завтрак, и сказал:

– Ну что, насытились?

Большая часть учеников сообщила: «Да». Те же, у кого в тарелках еще что-то оставалось, куда активней заработали ложками – все знали замашки нашего наставника и спешили забросить остатки каши в желудки. С него станется сказать: «Посуду со стола, вакации отменяются, все сидим в замке и учим магический алфавит от рассвета до заката. Ужинать будет тот, кто выучит всё-всё-всё». Это же Ворон, ему законы не писаны – ни человеческие, ни магические. Подозреваю, что он и богов слушать не станет, если их пожелания не совпадут с его устремлениями, вот такой он у нас.

– Хорошо, – потер руки маг. – Сытый голодного не разумеет, а если все сытые, то и взаимопонимание будет полное.

Теперь занервничали и те, кто успел доесть свою порцию.

– Сегодня вы все узнаете, как именно проведете ближайшие четыре месяца. – Наставник блаженно зажмурился. – И даю вам слово, что эти месяцы станут для вас одним из самых ярких воспоминаний молодости. Ну, для тех, разумеется, кто доживет до старости.

– Что-то мне сильно не по себе, – пробормотала Луиза.

– А мне попросту страшно, – не стала скрывать Флоренс, которая уже всем нам надоела своими рассказами о том, что она перво-наперво сделает, когда окажется в родной Силении, в родительском поместье. Папенька ее был хоть и не из благородных, зато из очень и очень зажиточных людей, владел невероятным количеством пахотной земли, а потому крутил рынком зерна в этом небольшом королевстве так, как хотел. Сам король с ним считался, если верить рассказам Флоренс. С чего наша первая (как она сама думала) красавица взяла, что мы окажемся в Силении, мне лично было неизвестно. – Меня сейчас вообще стошнить может, вот как страшно.

– Итак, – продолжил Ворон. – Вчера я вас поделил на три группы, или отряда, называйте их как хотите. Было такое?

– Было, – нестройно отозвались мы.

– Каждому отряду будет выдано свое задание, об этом я тоже упоминал. – Ворон иронично посмотрел на нас. – Упоминал?

– Упоминали, – обреченно признали мы.

– И это все… – Ворон выдержал паузу, – …была не шутка. Я не передумал, как сказал – так и будет. Мое слово крепкое.

– Да мы и не думали, что вы пошутили, – выразил общую мысль Гарольд. – Вот если бы вы сказали что-то вроде: «Ну все, валите из замка до осени. Пейте, гуляйте, отдыхайте перед новым учебным годом», – тут да, тут мы бы засомневались, чего греха таить. А здесь как не поверить, все же как всегда – вам весело, нам маятно.

Нестройный гул голосов одобрил и подтвердил слова Гарольда.

– Н-да… – Ворон почесал затылок. – И вправду, не подумал я как-то, что вы ко мне уже настолько привыкли. Надо было вчера сказать так, как ты сейчас, а сегодня взять да все и поменять. Смешно было бы, да?

Народ, судя по лицам, не слишком разделял юмористический настрой наставника, представив себе эту картину, мне же было, по сути, все равно. Дома у меня нет, ехать все одно некуда, только если в гости к Гарольду. Впрочем, отправиться в гости было бы несравнимо лучше, чем тащиться невесть куда. Кстати, а куда? Ворон нам этого вчера так и не поведал.

– Невероятно смешно, – ответил за всех Мартин. – Нам так точно, мы бы с удовольствием посмотрели на лица некоторых наших соучеников.

И его окружение захохотало, кое-кто – преувеличенно громко. Простолюдинам, как и мне, коротать лето в большинстве своем тоже было негде. Нет, у двух-трех человек имелся дом, так как родом они были из крестьян, но вряд ли их там ждали с нетерпением. Остальные и вовсе бездомные – бывшие подмастерья, поденные рабочие и так далее. Или просто воры, как я.

– Н-да. – Ворон понял, что разговор поворачивается не туда. – Так, все. Посмеялись – и будет. Итак – три группы, три отряда. Но что за отряд без предводителя? Это не отряд, это недоразумение. Надеюсь, вы уже обзавелись лидерами?

– Пока нет, – громко сказала Рози де Фюрьи. – Решили отложить это на потом. Так сказать, по ситуации.

– И зря. – Ворон встал с кресла. – Потому что именно они, предводители, узнают от меня условия заданий на лето. Причем сделать это они должны в течение ближайшего получаса, так что жду их в своих покоях, по одному. Кто не доберется до меня сегодня, тот потеряет ровно одну неделю, день в день. То есть проведет ее здесь, в замке, поскольку следующая раздача заданий отложится именно на этот срок. И соответственно у всего отряда времени на выполнение задания будет меньше тоже ровно на неделю. Надеюсь, вы не достигнете согласия.

– Неожиданно, – громко сказала Аманда. – А как же: «Вы должны быстро принимать решения?» Вы эту фразу за последний год раз сто повторили.

– Мне все-таки надо полы на втором этаже переложить, – пояснил Ворон благодушно. – Так что те, кто не успеет получить от меня разъяснения по своим задачам, этим и займутся.

– Бодрое утро выдалось, – заметил Фальк.

– Не то слово! – согласился с ним Ворон и поставил на стол массивные песочные часы, извлеченные из кармана, в котором они невесть как умещались. – Время пошло.

И ушел, оставив нас одних.

– Тот случай, когда надо что-то сказать, а что сказать – непонятно, – пробормотала Фриша, глядя на Мартина.

Ну да, ей бы поорать в его поддержку, но какой в этом смысл? Она же в нашем отряде.

– Те, кто со мной в одной группе, идем вон в тот угол, – скомандовала Рози, вставая из-за стола. – Там все и обсудим.

Моя нареченная явно решила взять власть в свои руки. Причем могло и получиться, народ у нее в группе подобрался разношерстный, без ярко выраженных лидеров. Плюс Эбердин – ее лучшая подруга, крепкая и уверенная в себе уроженка Предгорья, по доброй воле Ворона осталась при Рози, так что как минимум один голос ей был обеспечен.

– И то, – посмотрел на нее Гарольд. – Де Фюрьи права, идем и мы в сторонку. Чего тут, за столом, всем сразу орать?

– Зачем орать-то? – удивилась Аманда. – О чем спорить? И потом – Фюрьи ушла, больше глотку драть некому, так что сидим здесь. Так вот, вариантов старшинства немного – это будешь либо ты, либо Эраст, либо вон Фальк. Хотя его в лидерах видеть мне неохота, с ним мы все кабаки по дороге посетим, но до цели так и не доберемся. Что ты хмуришься, Монброн? Ну не нам же с Луизой или Флоренс командовать, это мужское дело. Нет, если вы все будете настаивать на моей кандидатуре, то я, конечно…

– С нами едут еще четыре простолюдина, – тактично заметил Гарольд, который, несомненно, уже примерил на себя мантию предводителя, уж я-то его знаю. – Не то чтобы меня сильно интересовало их мнение, но дорогу нам делить придется поровну, так что надо бы с ними поговорить.

На это Флоренс только рассмеялась. В ее прелестной головке подобный вариант развития событий не укладывался.

– Это… – вклинился в наш разговор Жакоб, могучий и очень спокойный простолюдин, он со своим приятелем Ромулом, который тоже был в нашем отряде, подошел к нам. – Командовать мы не мастера, я сразу скажу. Для такого умение надо, у нас нет его пока. Мы оба за Монброна, он в таких делах мастак.

Гарольд коротко глянул на здоровяка, явно не без удивления.

– Что до меня – я пас, – прервав возникшую неловкую паузу, сообщил я окружающим, у меня по этому поводу сомнений тоже не было. Не мое это – нести бремя ответственности за других. – Карл, что ты скажешь?

– Нет-нет, мне это тоже не надо, – замахал руками Фальк. – Кабы охотой командовать, волка гнать или кабана – это да, это я умею. А нашей дружной компанией управлять – увольте. Монброн, этот воз тянуть тебе, вот мое слово.

– Флоренс, Луиза? – Гарольд с неудовольствием посмотрел на другой конец стола, где Мартин и его сторонники что-то втолковывали нескольким благородным из своей группы, причем довольно громко. – Что вы думаете?

 

Малышка де ла Мале только махнула ладошкой, давая понять, что присоединяется к большинству. Флоренс, отчего-то помедлив секунду, сказала:

– Я тоже за тебя, Монброн. Топай к наставнику, не тяни. Песок-то сыплется.

– Еще Флик и Фриша, – напомнил ей Гарольд. – Они ничего не сказали.

– Да брось ты, – влез в разговор я. – Решает большинство, а оно уже высказалось за тебя, голоса отсутствующих уже ничего не значат. А то, что они сейчас за Мартина агитируют вместо того, чтобы быть здесь, – так это их проблемы. Как по мне – хоть бы они с ним и отправились, невелика потеря.

– Верно, – поддержали меня все, причем согласились даже Жакоб с Ромулом.

Гарольд потрепал меня по плечу и поспешил в замковый переход, ведущий к покоям наставника. Первым из троих.

Я тогда понадеялся, что Ворон первому лидеру даст задание попроще, хорошо хоть вслух эту мысль не озвучил. Нет, надо все-таки избавляться от иллюзий, что там говорить.

– Что-то я не поняла, – подбежала к нам через минуту как всегда растрепанная Фриша. – Куда это Монброн пошел?

– Угадай, – равнодушно глянула на нее Аманда.

– Ни я, ни Флик его лидером не признали, – подбоченилась простолюдинка, и вертлявый юноша за ее спиной закивал головой так, что та по идее должна была оторваться.

– Зато Мартина отстояли, – нарочито простодушно сообщила им Флоренс. – Ох, как он за нашим Гарольдом припустил! Только вряд ли догонит, вон как ножку-то приволакивает. Шлеп-шлеп, шлеп-шлеп. Такая прелесть!

Фриша зашипела и сузила глаза.

– Прекратили обе, – лениво процедила сквозь зубы Аманда. – Нашли время и место. Фло, вот чего ты ее дразнишь, а? Нам еще четыре месяца бок о бок жить, сама головой подумай, что будет, если все это время вы будете цапаться?

– Я ей раньше горло перережу, – пообещала Фриша.

– А я тебе шею сразу после этого сверну, – в тон ей сказал Фальк. – Или даже до того. И какой в этом будет прок? Было нас одиннадцать, останется девять, а задание легче от этого не станет. Не знаю, что именно нам поручит мастер, но что это будет непростое дело – зуб даю.

Простоватый Фальк как в воду глядел. Гарольд, который появился минут через пять, выглядел очень озадаченным.

– Однако, – сказал он нам, повертел головой и повторил: – Однако!

– Во всеобщем языке есть много других слов, – поторопила его Аманда. – Я точно знаю, что они тебе известны.

– Поверь мне, прелестнейшая и симпатичнейшая мистресс Грейси, когда ты узнаешь то, что мне сказал Ворон, то предпочтешь, чтобы я их забыл, – саркастично ответил ей Монброн и махнул рукой в сторону выхода. – Идемте на воздух, тут много лишних ушей. Наставник сказал, что остальные не должны знать, что кому он поручил.

– На каждый роток не накинешь платок, – практически не скрывая своих намерений, насмешливо сказала Фриша.

– Да я и не против, – смерил ее взглядом Гарольд. – Как по мне – так себе тайна, все одно у каждой группы будет своя головная боль, что им до чужой. Но у учителя другой взгляд на этот вопрос, и он велел передать вам всем – если кто проболтается о задании своего отряда, то тому мало не покажется, причем речь идет не о группе, а о конкретном человеке. Для начала он наложит на болтуна заклятие молчания сроком на пять лет, а остальное он еще не придумал, но у него впереди лето, так что время для забавных вариантов есть. И еще – он точно будет знать, кто именно развязал язык. Не знаю, как он это выяснит, но почему-то я ему верю.

И я верю. Ворон такой, он слова на ветер не бросает. Да и остальные явно придерживаются того же мнения, вон даже Фриша призадумалась.

– Идемте уже, – поторопил нас Гарольд и двинулся к выходу.

На улице было по-летнему тепло, небо радовало прозрачной синевой, ветерок шелестел листвой, а над двором летали бабочки. Не погода, а именины сердца.

Вот только нам было не до всей это благодати.

– В общем, так. – Гарольд глубоко вздохнул. – Передаю дословно: «Дело у вас плевое, четыре месяца на него – даже много, так что еще отдохнуть успеете у кого-нибудь в замке, если там кто поблизости живет. Вам надо съездить к Гробницам пяти магов, в главной крипте найти старую книгу, которая называется «Кольцо жизни», и привезти ее мне. Вот и все».

– Куда? – вытаращила глаза Аманда.

– Чего? – в один голос сказали я, Жакоб и Фриша.

У остальных слов не было. Впрочем, не у всех.

– А это где вообще? – прочистив горло кашлем, спросил Фальк. – Гробницы эти?

– Карл! – укоризненно сказала Аманда, подразумевая, что это место известно всем.

– Чего? – возмутился он. – Вот не знаю я, где они такие есть. И фон Рут тоже наверняка понятия о таком месте не имеет, я уж молчу о наших неблагородных друзьях. Только не надо все валить на наш Лесной край. Да, мы многого не знаем, но и ты не представляешь, как, например, загонять лосей.

Он обнял меня за плечи и воинственно посмотрел на остальных.

– Да, безусловно, – решил я поддержать своего земляка.

Как загонять лосей, я представлял хотя бы примерно из познавательно-поучительных рассказов Агриппы, а вот про Гробницы пяти магов на самом деле слышал впервые, так что позиция барона Фалька мне была выгодна.

– Что-то такое было… – накручивая на палец прядь волос, задумчиво сказала Флоренс. – Магистр Джари, королевский маг, как-то рассказывал мне про это место. Но что именно – не помню. Просто тогда я как раз влюбилась в сына маркиза Трети, мне было не до каких-то замшелых Гробниц.

– С кем я учусь? – горестно всплеснула руками Аманда. – Одни из Лесного… края, Фальк, края, я выучила уже! У второй – только сыновья маркизов на уме, третьи вовсе… Промолчу.

– Беда, – согласилась с ней Луиза. – Но скажу тебе так, Грейси: я тоже про них почти ничего не знаю, хотя у меня вроде как учителя были неплохие.

– Хорош выпендриваться, – коротко и ясно сказал Флик. – Если есть чего сказать – говори.

– Самое забавное, я про них слышал, – удивил нас всех Гарольд. – Иногда на моего папашу находило такое необычное настроение, что он нас всех, своих детей, заставлял учить всякую разную дребедень, которая, как он считал, нам пригодится в жизни. Он выписывал из метрополии учителей, и те нам преподавали премудрости, пока родителя не отпускал просветительский порыв. А после все шло обычным чередом – я с ним и братьями отправлялся на охоту, сестрицы устраивали балы, а после искали неразговорчивых повитух, чтобы избавится от нежелательных последствий веселья.

– А учителя? – заинтересованно спросила Луиза.

– Получали деньги и уезжали обратно в метрополию, – немного удивленно ответил Гарольд. – Какой в них прок, коли папенька перестал дурить? Надо будет при случае родителя порадовать, сказать, что не зря он о нашем образовании пекся.

– Вот так и живут аристократы. – Фриша сплюнула. – Балы, охота и аборты.

– Слушай, сколько можно? – не выдержал я. – Каждый живет так, как живет. Можно подумать, что ты вела жизнь послушницы из Обители скорби.

– Нет, не вела, – задиристо ответила мне Фриша. – Но у меня выбора не было. Или задирай юбку, или подыхай под забором. Ты бы сам что из этого выбрал?

Самое смешное, что я ее прекрасно понимал, поскольку в свое время выбирал между воровством и смертью от голода. Но сказать ей об этом я, само собой, не мог.

– Затрудняюсь ответить, – скорчил гримаску я. – Не ношу юбку, вот какая штука. Но все равно – нам вместе ехать невесть куда, и ругань уже в самом начале пути никому не нужна. Да, мы не думали о хлебе насущном, и выживать нам так, как вам, было не нужно. Но при этом все мы оказались здесь и прожили этот год сама знаешь как – без слуг, поваров и всего такого, отсюда не сбежали и на судьбу не жаловались. Наверное, мы это сделали не просто так? И если мы все тепличные растения, то как у нас это получилось?

– Будем считать, что мы все выяснили, – предложил Гарольд. – И вернемся к нашей основной общей проблеме, а именно – к Гробницам пяти магов. Грейси, ты им расскажешь, что это за место, или это сделать мне?

– Давай сам. – Аманда поморщилась. – Во избежание разночтений. Да и потом – ты лидер, тебе неприятные вести сообщать положено. Такая у тебя теперь судьба – всех опечаливать и принимать решения.

У меня появилось ощущение, что Аманда как-то даже расстроилась из-за того, что ее кандидатура на роль лидера группы даже не рассматривалась.

– Итак, – преувеличенно бодро произнес Гарольд. – Гробницы пяти магов – одно из самых мрачных мест Рагеллона. Они сильно старые, поскольку упоминания о них уходят в хроники, написанные аж до Века смуты, очень большие… Как бы так сказать? Там, помимо вышеупомянутой крипты, других некрополей полно, да и просто старых могил. Народ там лет триста хоронили, представьте себе размеры. И еще это место опасное, настолько, что туда даже не всякий грабитель могил рискнет лезть. Ах да, вот еще что. Это место находится под опекой ордена Истины, причем по указанию главы ордена упоминание о Гробницах было уничтожено в большинстве хроник и летописей. И очень не приветствуется, когда в школах магии наставники рассказывают своим ученикам о данном месте. Как вам такая новость?

– Сразу возникает масса вопросов. – Я помахал рукой, отгоняя радующегося наступившему теплу шмеля. – Первый – что там такого опасного, нет ли какой конкретики? Второй – где это все находится, в смысле – территориально? И третий – как именно орден Истины опекает это место? Соглядатаи, постоянный пост, патрулирование? Насколько проблематично туда проникнуть?

– Фон Рут, ты вырос в моих глазах. – Флик ухмыльнулся. – Если бы не знал, что ты барон, подумал бы, что ты вор. Вопросы такие, правильные очень.

– Флик, есть такие понятия – стратегия и тактика, – очень серьезно произнесла Аманда. – То, что спрашивает Эраст, относится к ним, а не к тому ремеслу, которое ты упомянул.

– На самом деле вопросов куда больше. – Луиза вскарабкалась на валун и умостилась на нем, свесив вниз ножки. – Что за книга такая? Как выглядит? Где ее там, в Гробницах, искать? Что за пять магов таких?

Из здания замка вывалилась толпа, возглавляемая Рози де Фюрьи, которая, похоже, все-таки добилась своего, стала лидером третьей группы и даже уже получила задание. Быстро Ворон раздал всем сестрам по серьгам.

Она смерила нас надменным взглядом и повела своих людей в другой конец площадки, надо полагать, тоже обсудить задание.

– Пять магов – легендарные личности, – ответила Луизе Аманда. – Лет шестьсот назад на границе Анджана и Семи Халифатов они повергли в прах армию нежити, которую поднял какой-то очень сильный некромант, спасли от нее континент, но и сами пали в этой битве. В их честь возвели огромную крипту, ту самую, в которую нам надо попасть, а уж после вокруг нее возник некрополь. Кстати, вот вам и ответ, где все это находится.

– Обворовывать мертвых – это не очень правильное дело, – скривился Флик. – Тут разговор не о том, что это плохо, а о том, что это очень и очень опасно. Мертвые не любят расставаться со своим добром и частенько потом мстят тем, кто их обнес.

– Предлагаю решать вопросы последовательно. – Гарольд был непривычно серьезен, он внимательно выслушал всех, даже Флика, а после перехватил нить разговора. – Для начала надо разработать маршрут, хотя бы приблизительно, а уже потом думать о том, что нас ждет в его финале. Тем более что какую-нибудь информацию об этом месте, я имею в виду Гробницы пяти магов, мы сможем подсобрать по дороге. Золото решает многие проблемы.

– И даже раньше. – Я задумчиво глянул в сторону группы Рози, точнее, на одну конкретную девушку. – Агнесс де Прюльи как раз из Анджана. Наверняка ей есть чего порассказать нам и про родной город, да и про Гробницы эти. Не может она ничего не знать, согласитесь?

Мои соратники дружно уставились на статную и грудастую южанку, которая почувствовала это, непонимающе глянула на нас, а после одернула юбку, решив, что у нее в одежде какой-то беспорядок.

– Красивая женщина, – заметил Фальк и заработал подзатыльник от Флоренс Флайт.

– Не о том думаешь! – возмущенно сказала ему она. – Кто с ней говорить пойдет? Точно не я, мы не ладим.

– Я с ней пообщаюсь, – пропищала Луиза. – Гарольд, ты не против?

– Меня смущает то, что мы, по сути, выдадим цель нашего похода, – нахмурился Монброн. – Она же не дура, все поймет.

– Это как вопросы задавать будем, – не согласился с ним я. – Лу, скажи ей, что ее родной Анджан будет на пути нашего следования. Мол, не посоветует ли она, где нам там лучше остановиться? Опять же, она упоминала о нехороших местах, помните? Ну, как-то давно, то ли осенью, то ли зимой она говорила что-то вроде: «Много крови пролилось, есть такие места, куда лучше не ходить». Вот ты у нее и вызнай, куда лучше не ходить. Уверен, она сама об этом некрополе все выложит, как миленькая.

 

– Верно, – поддержала меня Аманда. – Если даже сейчас мы про эти Гробницы от нее не узнаем, то в любом случае поговорить с ней надо. Агнесс южанка, у нее гостеприимство в крови, она наверняка скажет, чтобы мы не валяли дурака и остановились у ее родителей, да еще и письмо им с нами передаст. А уж там-то у слуг мы все вызнаем. Это к вопросу о золоте.

– Делать ее родителям нечего, как только такую ораву к себе в дом пускать, – скептически заметила Фриша.

– Да не такую уж ораву, – возразил ей Гарольд. – Шесть человек – это разве много?

– А мы? – возмутился Флик.

– А вы, скорее всего, отправитесь в трущобы, – невозмутимо сообщил наш лидер. – Рыть будем с двух сторон. Надо будет опросить не только слуг. Представители городского дна про это место наверняка знают куда больше, да и обойдется эта информация нам дешевле. Вот только вам они скажут правду, а нам, богатеньким и чистеньким, за наши же деньги непременно невесть чего наплетут. Так что на время наши дороги в Анджане разойдутся.

Флик был вздорен и нахрапист, но неглуп. Он не стал спорить с Гарольдом, понимая его правоту.

Хотя мне было ясно, что расспросы – это не единственная причина, по которой нам стоило разделиться в Анджане. Если Аманда права и родители Агнесс предоставят нам кров, то этим четверым в замке делать нечего. Особенно Флику, он непременно что-нибудь там упрет, натуру не изменишь. По крайней мере, так быстро.

– До Анджана еще добраться надо, – прогудел Жакоб. – Гарольд, прав ты, надо маршрут продумать, прикинуть, чего да сколько. Карту бы.

– Карта будет, – заверил его Монброн. – Ворон обещал вечером ее мне передать.

– Помяни, понимаешь, его только словом. – Флоренс ткнула пальцем в сторону выхода из замка. – И как всегда – веселый до невозможности. Я давно заметила – чем нам хуже, тем ему лучше.

И вправду, на площадь вышел наш наставник, несомненно, пребывающий в прекраснейшем настроении. Следом за ним двигались члены группы Мартина и он сам, порядком озадаченный.

– Ну что! – Ворон захлопал в ладоши, привлекая всеобщее внимание. – Все вы теперь знаете, чем будете заниматься. По лицам вижу – рады моим непростым задачкам. И это правильно. Что за интерес работать с чем-то незамысловатым, чем-то банальным? Маг должен ставить перед собой такие цели, которые на первый взгляд кажутся вовсе неосуществимыми, тогда в этом есть смысл. Ваши мозги все время должны шевелиться, вам постоянно нужно искать ответы на вопросы и решать задачи – тогда вы научитесь работать. Работать, а не созерцать, понимаете? Созерцание – самое страшное для нас… Да, де Фюрьи, для нас всех, а не для лично вас. Самое страшное – это остановиться и решить, что ты уже всемогущ, а значит, пришло время почивать на лаврах. В нашем случае это не передышка, это смерть. Смерть не человека, но мага. Поверьте, те, кто доживет до следующей весны, это лето будут вспоминать как что-то далекое, доброе и милое сердцу.

– Верим, – подал голос Гарольд. – Если кому мы и верим, так это вам. Особенно в таких вопросах.

Мои соученики заулыбались. Это верно – Ворон никогда нас не обманывает, особенно если речь идет о новых проблемах и неприятностях.

– Ну и хорошо, – потер руки наставник. – А теперь подведем итог первого года учебы, так сказать, завершим его красиво.

Он вытянул перед собой правую руку, щелкнул пальцами – и в центре предзамковой площади вспыхнул костер.

– Завершим красиво, – повторил Ворон. – Тащите сюда ту одежду, в которой вы нужники чистили, торжественно сожжем ее. И вам приятно, и у меня в замке вонять не будет. Опять же, будем это считать нашим первым ритуалом, почему нет? Если есть школа, должны быть традиции и ритуалы. Мы что, хуже остальных?

– Мы лучше, – веско сказала Гелла и устремилась в замок.

В этом и вправду что-то было. Одежду в костер мы отправляли по очереди, и каждому Ворон говорил какие-то слова – кому-то серьезные, кому-то шутливые. Мне же он дал совет.

– Фон Рут, что до тебя… – Ворон дождался, пока вонючий сверток отправился в огонь, и продолжил: – Так вот, что до тебя, то скажу так. Больше думай о том, кто ты есть, и меньше – о том, кем ты хочешь казаться.

Ох и путаная фраза. И она меня порядком насторожила. Может, он знает, кто я? Тогда почему не вышибет из замка или даже не убьет?

Вот ведь! И что нам за наставник достался, а? Ни слова в простоте не скажет.

Собственно, так и закончился первый год учебы, теперь уже официально.

Мартин со своими людьми уехал из школы первым, причем невероятно быстро. Мы чуть задержались – спешки особой не было, да и Луизу ждали – накануне она с Агнесс поговорить не смогла, Рози до полуночи голову своим спутникам морочила, потому беседа состоялась с утра.

Да и от замка мы далеко не отъехали – Гарольд остановился у уже родной для нас кранненхерстской корчмы и сказал:

– Дорога дорогой, но голодным я в путь не пущусь. Опять же, маршрут все-таки надо разработать, карта уже у меня. И еще необходимо купить лошадей нашим… спутникам. Только не надо лишних слов и ненужных поз – с нашей стороны этот жест не благотворительность, а разумный подход к вопросу.

Последнее было более чем верным, поскольку все четверо простолюдинов, разумеется, лошадей себе позволить не могли и сейчас разместились за нашими спинами. Непосредственно со мной ехал Ромул и всю дорогу сопел мне в затылок. Не скажу, что это сильно раздражало, но и не радовало, потому я против покупки лошадей ничего не имел.

Более того, мне это было только на руку – нужно было получить хотя бы десять минут без свидетелей для того, чтобы завершить одно дело.

– Пойду узнаю, может, кто лошадей продает? – крикнул я вслед Гарольду. – Закажи мне свинины и пива.

– Я с тобой, – предложил Жакоб. – В лошадях я не разбираюсь, но вдвоем веселее.

Он был в покупке весьма заинтересован. Ему выпало ехать с малышкой Луизой, и Жакоб очень стеснялся тех моментов, когда ему приходилось к ней прикасаться. По-моему, он просто боялся ей что-то сломать, ведь одна его ладонь запросто могла обхватить талию мистресс де ла Мале. Ну, если не одна, то две уж точно.

Луизе, если честно, до этого дела не было никакого. Она знай щебетала о том о сем с Робером де Лакруа, к которому очень привязалась за это время. Да и он не сильно задумывался о грядущей дороге, доверившись Гарольду. Вот так бывает – шутки шутили, да и дошутились, любовь у них, похоже, началась.

Услышав, какой сосед по лошади будет у его избранницы, Робер не обрадовался, но и возражать не стал. Правда, погрозил пальцем Жакобу, как бы говоря: «Смотри у меня».

– Хорошо, – кивнул я, не сильно обрадовавшись этому, спутники мне были совсем не нужны. – Тогда давай вот как сделаем. Во-о-он в том переулке вроде лошадей продавали. Иди туда, спроси. А я вон туда пойду, ага? Потом обсудим увиденное.

И я не врал. Я там точно видел коновязь. Продавали там лошадок или нет, не знаю, но во враках меня обвинить нельзя.

Все это было шито белыми нитками, но выбора не оставалось – мне нужно было остаться одному.

– Так, может, вместе пойдем? – спросил Жакоб, топчась на месте. – Вдвоем сподручней.

– Чего время терять? – сказал я ему. – Ты там спроси, я – там. Просто у меня знакомые среди местных жителей есть, может, они подскажут, кто тут лошадей продает. Давай, давай, не теряй времени.

Жакоб дальше спорить не стал и потопал в переулок, я же пулей добежал до знакомого дома с приметным флюгером и, оглядевшись по сторонам, нырнул во двор, порадовавшись тому, что калитка была открыта и мне не пришлось в нее барабанить.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25 
Рейтинг@Mail.ru