Litres Baner
А поутру она очнулась

Андрей Макаров
А поутру она очнулась

Встав с кровати, протер кулачком глаза, и отпил воды из фляжки. Ладно, хоть её, догадался с собой взять.

Выглянув в разбитое вчера мной окно, никого внизу на улице, не обнаружил. Ни живых, ни мертвых. Хотя откуда бы здесь взяться живым?!

Меч резал мертвецов как раскаленный нож масло. Да уж, набившее уже оскомину сравнение. Кто-нибудь вообще нагревал хоть раз нож, что бы нарезать им масло? Хотя бы чисто с целью проверки, так ли уж хорошо он его режет?!

Но мой меч, подобно этому мифическому ножу, которого никто в глаза не видел, но все о нем слышали, резал зомби прекрасно. Я бы даже сказал очень и очень хорошо. Но самое главное даже не это, а то что маг все же, что-то с ним сделал… касательно моей просьбы о повышенном уроне по нежити. И кроме прочности и запредельной остроты, теперь катана, каким-то образом – ещё и парализовала мертвецов. Не важно, куда был нанесен мой удар, хоть в ухо хоть в пятку левой ноги. Зомби, после него, уже не представлял опасности. Сперва застывал парализованный или же валился на землю, а затем начинал искрить, в месте укола или же удара, как неисправная электропроводка. Ну и на "сладкое", немного "покосплеив китайский фейерверк" мертвецы начинали, будто бы выгорать изнутри. Это было не пламя, и приготовить шашлыки или сварить суп на таком "костерке" не получилось бы. Но мне хватало и просто того, что мертвецы "сгорали", рассыпаясь на части прахом на пополам с багровыми искрами.

Теперь, не надо даже заморачиваться со сжиганием их вонючих трупов, просто ткни мечом и всё. Хотя неизвестно ещё, может это только на неупокоенных, так магия меча действует, а на "мертвые трупы" – уже не будет оказывать подобного эффекта.

И, несмотря на это всё, я не мог прорваться к поселку!

Впервые обнаружив подобный эффект у меча, я уж было уверился в собственной непобедимости. Лихо, врубившись в толпу мертвецов, наносил по ним широкие рубящие удары в районе поясницы, а те картинно разваливались напополам и рассыпались прахом. Но задние-то ряды в это время продолжали напирать! Страх смерти – мертвецам неведом, и слишком уж их было много. Мне приходилось постоянно отступать, и следить – что бы меня, подобно моему бывшему отряду, не загнали в тупик. Ведь я, в отличие от зомбарей, устаю. Причем довольно быстро.

Всего около получаса помахаешь этим, казалось бы легким и тонким мечом, и руки уже как ватные. Я бы, думаю, и того не смог совершить, но исправно поглощаемая через меч энергия – не хило так подпитывала меня. И все равно – этого было мало и постоянно, без перерыва, сражаться я не мог.

Совершая этакие наскоки, сеющие опустошение в нестройных рядах противника, раз за разом вынужден был отступать, возвращаясь чуть ли не в изначальную точку, с которой попытался в первый раз прорваться к поселку.

Передохнув, в очередной раз, но теперь после более-менее удачного набега на продуктовый магазин, перекусил банкой овощных консервов и запил все это дело минералкой.

Ну что же, в лоб, не получается прорваться, не смотря даже на этот мой чудо-меч. Тогда попробуем "поиграться в ассасина", и совершить глубокий обходной маневр, передвигаясь скрытно. Правда, для этого мне придется, ещё глубже зайти в ранее не исследованные районы, этого мертвого города. Но, что делать, что делать… Другого выхода, я всё равно не вижу…

Глава 17

– "Кот из дома – мыши в пляс!" Так что ли получается?! Ну сейчас вы у меня получите "Утро в сосновом бору"… я хотел сказать "Утро стрелецкой казни", конечно же! Узнаете чьи в лесу шишки! Да блин, что меня на этой медвежьей теме переклинило. Так, не думать о медведях!…

Проникнуть в поселок незамеченным оказалось, на удивление, очень легко. Ну, это наверное всё от того, что ворота стояли распахнутые нарастопашку. А пулемет, что должен был контролировать ближние подступы к лагерю, оказался развернут в противоположную сторону. И сам пулеметчик сейчас кого-то старательно выцеливал в его прицел.

Они тут вообще не следили за тем что происходит за воротами. Барьер – это конечно хорошо, но забивать из-за него "болт" на караульную службы все же не стоит. Ведь не от одних лишь мертвецов может грозить опасность в этом жестоком мире.

Со свистом опустился меч, и голова бойца весело запрыгала вниз, свалившись сперва с площадки над воротами, где было оборудовано "гнездо пулеметчика", а затем и, закатившись куда-то за мешки с песком, из которых были возведены несколько рядов укреплений. Теперь-то их постепенно уже убирают, заменяя на всё более капитальные.

И меня даже не волновало, сторонник это был или противник моей власти, тот которого я обезглавил. "Тащи службу" без нареканий! Вот всё, что от тебя требовалось, а подавлением мятежа – есть и без тебя, с твоим гребаным пулеметом, кому заняться. Поскольку, дай он пару очередей по собравшейся на площади, промеж палаток и трейлеров, толпе и последствия могли бы быть катастрофическими. Вплоть, до полного развала существующего анклава, и разбредания людей в разные стороны отсюда.

Спрыгнув с пандуса, притаился за ящиками с патронами, и выглянув, крадучись перебежал через дорогу в сторону ближайшего подъезда.

На бегу вдруг неожиданно поскользнулся на грязи, образовавшейся из-за недавнего дождя, но смог удержать равновесие.

Хотя это и было непросто, с одной рукой-то. Нет, вторую мне не оторвали и не отгрызли, а я знаю, вы так наверняка и подумали. Мне её просто сломали, и я примотал её бинтом к животу, чтобы не трясти при движении. Лангеты я накладывать все равно не умел, а так, зафиксировал и ладно, авость, не пережал ничего важного, когда приматывал. И надеюсь, гангрена у меня потом не начнется, из-за передавленных, где не надо сосудов и нервов с прочей "мясной начинкой". Перелом то закрытый был, и это несколько обнадеживает. Но все равно, настроение из-за этого у меня довольно гнусное, а вернувшись домой и, обнаружив вдруг тут какой-то митинг, я не склонен был сюсюкаться и спускать всё это на тормозах.

Но, и сразу же вылезать вперед, не получив хоть минимальную информацию о происходящем, совсем не хотелось.

Поднявшись, в подъезде на четвертый этаж, ввел код на цифровом замке. И зайдя в квартиру, прошел через неё насквозь, в примыкающую к ней другую. Сдвинув по пути в сторону фальш-панель. В итоге, выходил я, прикрыв осторожно за собой дверь, уже в соседнем подъезде.

Здесь, спустился на один этаж вниз, и позвонил особым образом в дверной звонок. На лестничной клетке сигнал совсем не был слышен, и казалось, что звонок просто не работает. Но нет, он вполне работал, так было устроено специально, что бы не возвещать всех и каждого о используемых нами секретных сигналах.

Меры предосторожности то простейшие, но в то же время, помогают избежать множества проблем.

Открывший через несколько секунд дверь мужчина, молча, посторонился в сторону, пропуская меня вовнутрь. Был он одним из так называемых "спящих агентов", ему не требовалось вести какую-либо секретную деятельность, а просто нужно было держать глаза и уши раскрытыми. Докладывать же интересные факты, вдруг выявленные им, он мог на обычной исповеди, на которые, как и большинство жителей поселка, ходил еженедельно.

Решительно действовать ему предписывалось лишь в одном случае, если у него на глазах попытаются убить кого-то из особого списка. В остальных же ситуациях, он должен был не встревая в конфликт быть в боеготовности и в пределах досягаемости, для установки связи и получения дальнейших инструкций. Так что мое появление, для него полной неожиданностью не было. Конечно, он не ожидал увидеть меня лично, да и ещё в таком виде, в котором я перед ним предстал. С чумазым лицом и подвязанным, чтобы не болтался пустым, одним из рукавов куртки, да ещё и с обнаженным мечом, запачканным свежей кровью.

Подойдя у тапику, стоявшему на тумбочке, несколько раз провернул рукоятку, и пару секунд послушал тишину в трубке.

Стало очевидным, что "на коммутаторе" сейчас никого нет. А это значит, что заваруха сейчас происходит и в моем особняке, а не только на площади. Именно там и был расположен узел связи, в одной из комнат. И связист оттуда, не стал бы просто так уходить, без причины.

– Аптечку!

Закинувшись парой таблеток викодина, для обезболивания, так как "зелья здоровья" в этой квартире отродясь не держали, даже одной порции, потребовал от агента:

– Докладывай!

А далее последовал сжатый, но в то же время несколько пространный рассказ. Из которого, тем не менее, стало ясно, что всё произошло буквально только что, минут сорок назад. А до этого ходили, конечно, по лагерю "мутные разговоры", что меня, дескать, убили и теперь все будет по новому, но не более того. Ничто, как говорится, не предвещало…

Всё затеял один рейд-лидер, из новеньких, и к нему потом, неожиданно, примкнули двое старожилов, поддержавшие его абсурдные требования. Что мол, раз я пропал, то необходимо всё отнять и поделить, по новой, и более справедливым способом.

Лидером им противостоящим, неожиданно для меня, оказался один из моих "золотых мальчиков". С присоединившимся к нему попом, и также получившие поддержку части рейдеров, естественно с примкнувшими к ним ихними бригадами.

Разобравшись немного в ситуации, посчитал, что пока ещё всё можно решить малой кровью. Вот только действовать тогда нужно прямо сейчас! Отдал приказ агенту: брать снайперскую винтовку и держать на мушке главных из смутьянов, действуя далее по обстоятельствам.

А сам поспешил на улицу.

Так как, подходил я со спины зачинщиков, те меня долгое время просто не замечали. Занятые больше перекрикиваниями и осыпания друг друга угрозами, с теми бойцами, кто выступал вроде бы на моей стороне, чем контролем подступов.

Я почти успел дойти, когда одному из бойцов, даже не лидеру отряда, а одному из его замов, по-видимому надоел этот бесполезный спор, и он решил "поднять ставки". Выхватив револьвер – он прострелил голову их главному оппоненту…

 

А дальше, никто из них уже ничего не успел сделать! Подскочив, взмахнул мечом, голова "стрелка-из-револьвера" разлетелась брызгами, от попадания в неё крупной винтовочной пули, и я заорал на несколько опешившею толпу:

– Оружие на землю быстро!!!

Видя отсутствие реакции на свои слова, снова взмахнул мечом и в воздух разом взлетели три головы, а тут ещё и "полутушка" рейд-лидера начала плавно съезжать по линии среза, от левого плеча до правого бедра. Просто меч был настолько острый, что этот кадр, наверное, и сам не сразу даже понял, что уже пару секунд как мертв.

Вот тут-то их уже проняло всерьез, и они дрогнули, начав поспешно скидывать наличное вооружение в одну общую кучу.

Ничего удивительного, в общем-то, в этом и нет. Напор и жестокость, как говорится, всё в лучших традициях спецназа. А я хоть и давно не в рядах нашей "доблестной и непобедимой", но агрессия и злость неплохо заменили недостатки в физической подготовке этой тушки. Да и противостояли мне тут отнюдь не "рэмбы". Все более-менее успешные бойцы оказались как раз таки на моей стороне, ну или заняли выжидательную позицию. Бунтовала же, как впрочем и обычно, чернь. Стадо баранов, что послушно идет на убой, за козлом провокатором!

Кивнув попу, мол принимай управление, взял с собой двух бойцов и поспешил в особняк. Требовалось разобраться с тем, что же ещё и там происходит.

Но ожидания, к счастью, не подтвердились – все были живы! Вот только связаны, оказались и заперты в подвале.

А вот Майклу, так не повезло, на него опрокинули один из его станков, когда он видимо "бузить вздумал", и не подчиняться требованиям нападавших. Которых, мы просто и без затей, расстреляли прямо на входе в эту его мастерскую.

Раздавило нашему чернокожему кузнецу всю нижнюю часть кишечника и, похоже, были задеты ещё и какие-то внутренние органы. Жаль, жаль, как человек он мне конечно противен, но специалист хороший, и заменить его прямо сейчас просто некем.

И тут даже "зелье здоровья" не исправит ситуацию. Ему требуется прежде всего хороший хирург, которого у нас нет, что бы собрать из того месива что у него теперь ниже грудины, хоть что-то во что это зелье можно залить. А то у него, похоже, и желудок тоже пострадал. И как ещё жив, до сих пор?! Взяв его за руку, пожал ее, прощаясь, и вытащив стилет из ножен, закрепленных на ремне сзади, вонзил его ему в висок.

И тут же, чисто машинально, выхватил из воздуха некую синюю искорку, что выпорхнула из его тела, сдавив ту в кулаке. Искорка недовольно зажужжала, как пойманная пчела, но потом затихла и начала едва заметно пульсировать.

Осененный внезапной догадкой, что же это мог быть за огонек такой, приказал бойцам брать территорию под охрану, а сам поспешил в сторону борделя.

Там, немного побегав и пошумев, нашел Рика в его теперь уже персональной комнате, как всегда безучастного к происходящим вокруг событиям. Впихнул ему в рот искру, которую с каждой прошедшей секундой, мне все сложнее было удерживать в руке, и придержал его придавив к кровати, когда его неожиданно начали после этого бить судороги.

Хотя не так уж и неожиданно, на хоть какую-то реакцию, но я рассчитывал, пусть и не на такую бурную.

Переждав приступ, позвал бандершу, и наказал той следить более пристально за состоянием Рика, ближайшие пару дней. А обо всем необычном, сразу же мне докладывать.

Поглядим, что из этой моей авантюры, потом получится.

Ну а по итогам закончившегося, за смертью основных фигурантов, противостояния, так и не переросшего в гражданскую войну, за ворота было решено выкинуть поболее чем двести человек.

Пусть убираются, вместе со своими бомж-палатками. Благо, что барьер проходит не под самыми стенами, и напоминает собой не "стенки мыльного пузыря", а скорее неширокую полосу чуть голубоватого тумана, постепенно сходящего на нет. Так что место, чтобы было, где разместиться в безопасности им вполне хватит! А то, что поблизости будут изредка шляться мертвецы… Ну кто же им виноват-то?! Сидели бы "на попе ровно" и качали себе потихоньку репутацию, в более комфортных условиях… А теперь, терпеть их присутствие и дальше на охраняемой территории – я не собираюсь!

Одной из особо отличившихся, награжденной потом серебряным рангом, была одна из немногих женщин-бойцов в нашем лагере. А теперь наверняка, она начнет собирать уже свою собственную рейд-группу. Уверен, желающих вступить в её отряд, у неё теперь будет более чем достаточно.

Но, как это часто бывает с сильными и независимыми женщинами, они либо заводят себе кошку, либо же, становятся лесбиянками. У нас же тут был – ярко выраженный второй вариант. И так как я был её кумиром, то естественно её "переклинило" на мне.

Делать нечего, пришлось звать её на свидание…

Но это уже после того, как меня осмотрели в больничке и наложили лангету, решив "не мучить" меня гипсом, признав рану не очень опасной. Так что я решил поберечь "зелье здоровья" и не пить его и так же заживет всё! Да и пиар-ход это неплохой. Мол, смотрите, я сам его экономлю и на себя лишний раз не использую. Что же вы такие-сякие нехорошие, его у меня всё требуете и требуете?!

Затем было "награждение непричастных и карание невиновных". Ну, совсем уж до абсурда я в этом не доходил, но некий "холодок между лопаток" пробрал, наверное, многих. За что? А потому что нефиг! "Просрали, мне тут, все полимеры", как говорится! А ещё награждать их?! Да за что? Это их работа была, вообще-то, и выполняют они её хреново! Проспали под носом самый настоящий заговор. А нашего главного вояку вообще "взяли тепленьким" – в собственной кровати. Где он объяснял "основы тактики" своему молодому адъютанту.

Получили окружающие от меня конечно не только "вздрючку". Вылившуюся позднее в целый список всевозможных инструкций, впрочем, так эти инструкции всегда и пишутся – кровью! А до того, как что-то случится, ни одна падла и "не почешется" же лишний раз.

Но пришлось, и награждать особо отличившихся. В основном из тех, кто не обязан был "встревать" по большому счету, так как даже гражданами нашего микро-государства пока ещё не являлись.

Но раз влезли в конфликт, да ещё и на правильной, моей, стороне – то получите бонусы, к прокачке репутации, действующие в течение месяца. А так же ценные подарки, а особо отличившиеся и различные ранги вплоть до серебряного.

А вот без дополнительных казней удалось как-то обойтись. Все основные виновники, и так почти все были убиты в ходе короткого противостояния. Кроме разве что одного рейд-лидера, из "примкнувших" впоследствии к бунтовщикам. Но и он теперь не лидер, поразбежались от него его бойцы… И в рейд с ним, что-то теперь, никто особо-то и не рвется идти…

Но с тех пор прошло уже четыре дня. Состояние Рика было пока ещё без изменений. Напоминая глубокий и спокойный сон без сновидений, а по факту и сути являясь комой. Капельницу ему установили в тот же день. Так что хоть от обезвоживания не умрет. А там посмотрим, что с ним делать. Может ещё очнется…

Ну а мне все же пришлось вести эту "бойчиху" или "солдатку" в общем рейдершу на свидание.

Проходило оно у меня "на квартире", так как идти в единственный кабак, не было никакого желания, причем у нас обоих.

Немного выпив шампанского, она захотела потанцевать. А я сдуру брякнул про стриптиз. Но девочка не стала обламываться, а пошла, включать музыку.

А мне вот, неожиданно, стало скучно. Так что я, с её разрешения, позвал к нам присоединиться ещё и Стива.

Когда тот уселся возле меня на кровати, наконец-то уже из магнитофона полилась медленная музыка, а девушка начала, не спеша под неё раздеваться.

Когда я был ещё мужиком, мне было бы достаточно одного этого факта, что бы признать зрелище достойным своего внимания.

Но теперь-то, мне мало видеть просто голую грудь. Я если уж на то пошло, всегда могу просто опустить голову вниз и посмотреть на свою, и даже пощупать…

Ну, что это за танец?! Хореография-то где? Какие-то рваные, дерганые движения… А кто ногу так тянет?! В колене-то разгибать надо, а не так – в полусогнутом виде задирать!

Скосил взгляд на Стива, а вот ему похоже нравится. Хотя может он сейчас из вежливости похлопал? Он у меня вообще – вежливый мальчик!

Да нет, точно нравится! Видно по вздувшейся "шишке" на штанах. Что бы убедиться в том, что это не складка от одежды так легла, протянул руку и потрогал у него там, но нет, всё верно без обмана. От моего прикосновения пацан дернулся, так как, полностью сосредоточив взгляд на "невиданном зрелище", упустил из виду моё движение, и оно вышло для него неожиданным.

Наклонившись к нему корпусом, тихонько спросил: ты бы ее, куда хотел больше всего?

– В попу!

Ответил он мне шепотом, и слегка покраснел.

Ну, в попу так в попу. Но тогда оргии пусть не ожидает! Если бы ещё какое-то другое отверстие выбрал, чтобы он туда свой член по переменке, то мне то ей совал, я быть может ещё и согласился… Но раз он хочет именно «в попу» – точно нет!

Девушка, тем временем, уже полностью разделась, и ещё немного покружившись и попрыгав по комнате, так что, даже чуть-чуть запыхалась, радостная плюхнулась ко мне на колени.

Левой рукой в лангете, осторожно и стараясь беречь перелом, я обнял её за талию и постепенно сместил ниже на оголенное бедро, а правую положил на грудь. Почувствовал под своим большим пальцем затвердевший сосок, и слегка надавливая, провел по нему пару раз круговыми движениями. Затем мы поцеловались. Ну что сказать?… Это как с сестрой целоваться! И если, к "технической стороне вопроса", претензий не было, то вот не возникало желания зайти дальше поцелуев и всё! Ну что ты будешь делать?!

Чувствуя себя каким-то извращенцем, и пересиливая естественные реакции организма, оторвался от "оральных ласк" и слегка отодвинул её от себя. А затем заставил привстать и, развернув, уложил животом обратно к себе на колени. Так что её попа оказалась сбоку, а голова с руками свешивались до пола. Пару раз шлепнул девушку ладошкой по попке и развел, взявшись двумя руками, в стороны её ягодицы. После чего намекающе поглядел на Стива. Тот ещё больше покраснел, от разыгравшейся перед ним "сценки", но понятливо кивнул и стал по-быстрому раздеваться. Что-то он какой-то сегодня уж больно стеснительный?! Мы же с ним раньше, и не такое вытворяли в спальне! Или, всё дело в том, что теперь тут с нами присутствует третий участник и невольный свидетель этих шалостей?

Поскидывав с себя шмотки в рекордные сроки, а трусы так и вообще стянув вместе со штанами, парень пристроился к заду нашей новой подружки. Немного там повозился и вошел, почему-то сразу на всю длину, после чего набрал сразу высокий темп движений. Хотя обычно, он начинал всегда более осторожно и аккуратно. Или это, он только со мной такой? Что "носится как с хрустальной вазой"? У меня же раньше, до сего момента, никогда не было возможности сравнить какой он в постели с другими. И оказалось, что с другими – он ведет себя как маленький поросенок, который думает лишь о своем удовольствии, а на мнение партнера, просто и незамысловато плюет.

Но, мне уже надоело служить простой подставкой для их любовных игрищ. Поэтому, немного повозившись, заставил их прерваться. И после того как "девушка" выпрямилась, они прошествовали в сторону койки. Не разъединяясь в процессе, а так и двигались, как жираф идет – сначала шагают две левые ноги, а потом две правые, раз-два, раз-два. Ха-ха-ха!

Завалив свою партнершу на кровать, так что попа у той свисала с краю, а ноги у неё коленями стояли на полу, Стив продолжил своё "сексуальное просвещение", увеличив уже вдвое количество бывших у него до этого сексуальных партнеров. А то чувствую я, что был у него до этого "его единственным".

А сам я в это время задумал одну шутку-эксперимент.

Порывшись в тумбочке, достал аптечку, и извлек из неё одноразовую спиртовую салфетку, после чего избавил её от упаковки. Разодрав ту зубами. А что? У меня же всего одна рука нормально работает! Подобравшись к пацану сзади, осторожно развел руками его ягодицы, взявшись за его попу. И по быстрому всё там прошоркал влажной салфеткой.

Тот дернулся, немного, но не прекратил своего занятия, лишь оглянувшись на меня. А я ему подмигнул и зарылся лицом между его полупопий, лизнув анус. После чего, выгадывал подходящие промежутки, в его амплитуде движений. Это когда его попа оказывалась достаточно близко, приблизившись на миг, совершал опять этакие "широкие мазки кистью". Иногда, успевая уделить своё внимание, не только "шоколадному глазу", но и провести языком от самой его мошонки до заветной дырочки.

А когда стало скучно, укусил его за попу с левой стороны. Он после этого совсем уж резко ускорился, и вскоре кончив устало перебрался на кровать. Развалившись рядом с так же подтянувшейся к нему поближе девчонкой. Я лег рядом с ней, обняв со спины и положив свою правую, не покоцанную, руку ей на грудь. После чего, наклонившись, поцеловал её в шею, оставив смачный засос. Вот просто захотелось это сделать!

 

Проведя рукой от груди по животу и дальше, задержал ладонь на внутренней стороне бедра. Так-то приятно гладить, но как кошку – сексуальное возбуждение почти полностью отсутствует.

И как бы кошка, в процессе поглаживаний, не выгибала спинку, зайти дальше – не возникает желания.

Видимо этот мой лесбийский эксперимент, так и останется единственным и чисто экспериментальным разом, когда я вновь переспал с женщиной. Хотя и сейчас пришлось звать "на помощь", третьего участника. Ну не лезбиян, я видимо, и всё тут! И мне теперь хватает самого обычного, натурального и традиционного секса с милыми мальчиками…

Рейтинг@Mail.ru