Настольный теннис

Алиса Колотаева
Настольный теннис

О чем тут вообще говорить. Я встретила самого удивительного мужчину, который обладает удивительными качествами. Крепостью духа. Он не сидит дома в норе, как крот, он не прячется от людей. Он живет, несмотря на свой недуг. Это ли не сила духа? Его точность, его чуткость к мячу завораживают, хочется примерить эту чуткость на себя. И хочется быть рядом с этой силой.

Что я делаю сейчас? И почему я сбегаю тогда, когда в мою жизнь вошло это невероятное, невообразимое, нереальное чудо.

Но я сбегала.

В этот момент на пристани появились Коля с бабой Ниной. И они шли, кажется, в сторону парома. Я стояла на этой палубе, ржавой железной палубе, вцепившись руками в холодный поручень. Мое сердце бешено билось, а они подходил все ближе и ближе. Пока не оказались где-то у меня под ногами.

Бабка задрала голову и укоризненно покачала головой:

– Ты что ж сбежала-то, красавица?

А Коля сделал знак рукой, останавливая ее вопросы, поднял свои глаза и кажется посмотрел прямо на меня. Хоть это и было невозможно, но он смотрел прямо на меня. И спросил:

– Как тебя зовут-то?

– Кх..кх…Лена. Лена! – Сказала я свое имя со второй попытки.

– Лена, ты на совсем, или еще вернешься?

– Эээ… в смысле? – Не поняла я вопроса.

– Ну, ты еще заглянешь к нам во двор? Или тебе здесь больше нечего делать?

– Эм я, вообще-то я не собиралась… И…

– Понятно, – ответил он спокойно. Повернулся направо, в сторону трапа. Не спеша дошел до него, поднялся и вскоре оказался рядом со мной. – Ну тогда я пойду с тобой, – закончил он начатую фразу.

– Хорошо, – выдохнула я. И в этот момент мне стало трудно дышать. А почему, я не могу объяснить. Мне кажется у меня задрожали губы и пальцы на руках, ноги ослабли и мне стало тяжело стоять. Мне захотелось срочно сесть, закрыть лицо руками и плакать. Много, долго, открыто. Мне кажется я несколько часов назад, впервые почувствовав, что такое жизнь и чуть не потеряв это ощущение снова, обрела сейчас второй шанс. Я не могла в это поверить. Я не могла скрывать своих эмоций, я не могла прожить свои эмоции, они переполняли и душили меня… Кажется, я потерялась.

Коля поднял руку, наугад провел пальцами перед собой и прикоснулся к моей щеке.

– Извини, – сказал он, убрал руку, отвернулся от меня, как будто бы посмотрел на дорожку волн, разбегавшихся при движении парома, и сказал, – я не мог понять, что с тобой происходит, я должен был почувствовать.

– И что ты почувствовал? – Тихо спросила я.

– Что я все сделал правильно, – ответил он и снова повернулся лицом ко мне, – я все сделал правильно, – повторил он, – хорошо, что мы встретились.

– Слушай, – сказал он вдруг весело, – а куда идет этот паром? И вообще, куда мы едем?

Рейтинг@Mail.ru