Настольный теннис

Алиса Колотаева
Настольный теннис

Так и стояли мы с бабкой вдвоем и наблюдали за ними. Что за ерунда? Куда я попала? Это какой-то заколдованный двор? Это другая реальность? Что происходит? Но в животе растекалось тепло и не хотелось никуда уходить. Где-то там в порту прогудел очередной паром. Опять ушел. Без меня. На краю сознания мелькнула мысль, что следующий будет последним, и я застряну тут до утра, если не успею на него. Но ноги никуда не шли, стояли. Глаза смотрели. Сердце билось. И мне было хорошо.

В этот момент парни пожали друг другу руки и разошлись. Тот самый, в рубашке, неспешно направился в нашу сторону. Он вошел под арку, остановился и поздоровался:

– Баб Нин, здравствуйте. А это кто, с вами? Я не узнаю.

«А? Что?» – Подумала я. – «Как он это делает?»

Я смотрела за ним во все глаза и пыталась угадать, что в нем такого, слепого? Но его выдавала только неподвижность взгляда. Во всем остальном… Я бы никогда не подумала, что этот человек не видит. А бабка ответила тем временем:

– Да, Коленька, она не местная, ты ее не знаешь. Мимо проходила. Стояла, смотрела вашу игру.

«Что? Бабуль, да откуда ты это знаешь? Ты ж только пришла», – эта мысль промелькнула в голове, заставив снова усомниться в реальности происходящего. Ну от куда она знала, что я смотрела всю игру, если пришла только недавно?

Тем временем парень стоял рядом с нами и, вроде, не собирался никуда идти. От его близости у меня стала кружится голова. И кажется. Кажется, я влюбилось. До этого, конечно, всё было не очевидно.

Сколько времени мы простояли так втроем в этой подворотне? Смешно. Какой-то сюр. Бабка, баба Нина в платочке, всеведущая старушка. Этот нереальный человек до верху заполненный невообразимым сочетанием качеств, просто Коля? И я, в своем плюшевом, зеленом платье… Как мы тут оказались? И почему никто из нас никуда не уходит?

Вдруг мне стало совсем не по себе. Это было слишком странно. Я попятилась, пробормотав «извините», повернула за угол и побежала к набережной.

Паром скоро должен был отчалить. Я успела взойти на него, но потом развернулась и стояла на палубе. Смотрела, держась за поручень, и внутри у меня все переворачивалось, и мне казалось, что я жила вот эти минуты во дворе, в подворотне, впервые в жизни я жила. А сейчас я умираю. Не долго длилась моя жизнь. Всего несколько часов. Жизнь, посвященная игре в настольный теннис. Как это трагично! Остается только смеяться над собой и над тем, какая я дура. Права была Катька!

Что заставило меня тогда остановиться и смотреть на игру? Мысль о том, что я никогда не видела такой проявленной мужской силы и точности? В конце концов это всего лишь теннис, это всего лишь удар ракеткой по мячу. Почему меня это так зацепило тогда, в первый момент. «Да ты что, он же слепой!» – возразила я сама себе. Но ведь я не знала… Догадывалась? Предполагала? Чувствовала?

Рейтинг@Mail.ru