Litres Baner
Вечная жизнь

Алексей Тенчой
Вечная жизнь

Выражаю благодарность моему Учителю Далай-ламе XIV!


Редактор Юлия Гавриш

© Алексей Тенчой, 2021

ISBN 978-5-4490-3768-8

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

ЧАСТЬ 1. МЕТЕОРИТ

В одной далекой солнечной стране, под названием Индия, расположенной у берегов необъятного океана, в окрестностях многолюдного Бомбея жил да был семьянин по имени Бабу. Он был старик по возрасту, но, молод душой. Бабу, за время долгой совместной счастливой жизни со своей верной женой, заимел ни много ни мало, аж четырнадцать детей, поровну, и мальчиков, и девочек. Среди них была и его любимица-дочка, одиннадцатилетняя Притти. Конечно же, Бабу по-отцовски очень любил всех своих детей, просто Притти была самой младшенькой в их семье, и старик рядом с ней, такой веселой и озорной, словно сам вновь народился на свет и помолодел, мысленно возвращаясь в детство.

Притти от рождения росла весьма смышленой, талантливой девочкой, она охотно постигала знания в школе, пела, танцевала, увлекалась традиционной национальной росписью по телу хной, которой в Индии должна владеть каждая девочка, и была уж очень хорошенькой внешне. Отец, очень гордился своим ребенком, умилялся, налюбоваться на нее не мог, и, конечно же, баловал девочку, относился к ней с большой любовью и нежностью, чем к остальным.

Работал Бабу всю свою жизнь с возраста, с которого помнил себя, на местном рынке продавцом пряностей, фруктов и овощей, которые всей своей большой семьей они сами и выращивали. Торговцем он стал, унаследовав лавку своего отца, который так же всю свою жизнь жил тем, что взращивал трудом на своем большом огороде. Так незаметно, с мальчишеских лет трудолюбивый Бабу влился в этот мир – базар при всем изобилии товаров, был совершено обычным, но, как и все торговые места такого уровня, большим и шумным. Покупатели со всего города съезжались туда за покупками, а туристы, прибывшие в Индию, не обходили вниманием это место, потому как считали его туристическим объектом. Все местные торговцы продавали там произведенный своим трудом товар, преимущественно растительного происхождения, и всевозможные сувениры, так же изготовленные собственными руками.

Соседом по торговой лавке Бабу был коренастый, сильно располневший, обрюзгший и неухоженный Сингха – вредный, склочный мужичок, который везде и всюду совал свой пронырливый нос. У злобного, недовольного ничем Сингхи случалась изжога от зависти к успеху других людей. Все, кто хоть чем-либо преуспел в жизни больше него, его раздражали. И торговцев, и покупателей он постоянно чем-то оговаривал и попрекал. Одни, по его мнению, были слишком ленивы и нерасторопны, другие – сплетники, слишком много болтали, да, как ему казалось, судачили за его спиной, а третьи, слишком расхваливали свой никчемный товар, переманивая к себе покупателей и мешая торговать. Раздражал сварливого Сингху и работающий рядом с ним Бабу.

Бабу же, будучи по своему характеру спокойным, добродушным, честным человеком, не обращал внимания на бурчания соседа в свою сторону, а лишь приветливо улыбался ему в ответ, и всегда желал Сингху успехов, благополучия и хорошего плодотворного трудового дня.

Дети Бабу, перенимая опыт своего отца, дома помогали ему в уходе за огородом, и на рынке старались как можно скорее продать товар. Они весело и с задором зазывали в свою лавку покупателей, которые действительно тянулись на их приглашение.

– Вечно этот Бабу со своими спиногрызами шумит на весь базар, – возмущался, лопаясь от зависти Сингха, – много их, да толку мало, только хороших покупателей от рядов отпугивают! – недовольно ворчал он. Сингха в душе очень завидовал соседу, особенно тому, какие у него хорошие выросли дети, как уважают своего старого отца, совсем не то, что у него самого.

Но это сейчас, Бабу выглядел в глазах своих знакомых успешным и зажиточным человеком, а когда-то, он жил совсем бедно, непросто приходилось ему в жизни, и у него даже не было достаточно средств, чтобы прокормить своих детей.

– Папа, купи мне шоколадку! – просил маленький Амитабх.

– Папа, хочу куклу Барби, купи мне ее, пожалуйста, – просила самая младшая дочка.

– Папа, давай купим новый мотоцикл, хватит мне возить овощи на велосипеде! Все парни с нашей улицы уже засмеяли меня! – просил двадцатилетний сын, чрезвычайно похожий на своего отца, только пока еще без бороды.

В этих мольбах проходил каждый день в жизни Бабу.

От ощущения каждодневной нужды, из которой не видно было просвета, у несчастного Бабу опускались руки, и он, не видя выхода из сложившихся обстоятельств, впадал в отчаяние.

– Почему Бог дал мне столько много детей, а денег, чтобы их прокормить, дать забыл? – сокрушался он.

– Ну, перестань, милый, гневить Бога. – Останавливала его причитания жена Кумари, – допустим, детей тебе дал не Бог, а я подарила, и произошли они на свет при нашем с тобой обоюдном желании и любви, так что, если мы смогли их породить, то накормить и подавно сумеем.

Бабу от таких слов Кумари, осекался, и его мысли текли по другому руслу: ведь действительно, желание иметь детей, было их с женою обоюдным. Кумари, по его желанию, исправно приносила ему по ребенку каждый год, и только перед рождением Притти пропустила пару лет, устроив себе маленький женский отпуск, дающий ей время на восстановление женских сил и здоровья.

Кумари очень любила своего супруга Бабу, хоть он часто и впадал в депрессивное состояние. Она в любых жизненных ситуациях души в нем ни чаяла и всегда и во всем помогала и поддерживала его. У Бабу было такое открытое, чистое, доброе сердце, что на этом фоне, все недостатки ее мужа меркли, и подобно соли, растворяющейся в воде – растворялись в ее чистом и добром сердце.

Кумари была очень строгой, ответственной, и вместе с тем внимательной, доброй, заботливой мамой. Она всегда делала с детьми заданные им в школе на дом уроки, и все они хорошо учились. Она вела домашнее хозяйство и всегда все успевала, ну а то, как она вкусно готовила, даже описывать смысла нет – равных ей умельцев в кулинарном деле – днем с огнем еще нужно поискать.

Бабу очень любил свою жену, красивую, мудрую, добрую женщину. Она была моложе его на десять лет, но Бабу старался быть ей под стать, и различие в возрасте между ними практически не было заметно.

В такой гармонии и взаимопонимании дела Бабу налаживались. Со временем, благодаря своему трудолюбию и упорству, поддержке жены и каждодневному продвижению вперед, все менялось в лучшую сторону. Так как Бабу был мужчина очень старательный, ответственный, работящий и очень любящий свою семью, красавицу жену, и всех своих отпрысков, которых она ему родила, они ему отвечали тем же, любовью, заботой и помощью.

На то время, когда родилась его любимица – дочка, они с Кумари были женаты уже двадцать с лишним лет. За такое долгое время совместной жизни под одной крышей, они так притерлись друг к другу характерами, что начали понимать друг друга с полуслова, полу жеста, полувзгляда, словно сроднились, срослись до такой степени, будто стали одним целым неразрывным существом.

Притти появилась на свет одним из летних дней, на самой заре, с восходом солнца, и седой садху, приглашенный в их дом для предсказания её судьбы, взглянув на малышку – заплакал.

– О, великий Шива! О, всемогущий Брахма! О, любящий Вишну! О Боги! как давно мы ждали от вас проявления чудес, как много мы молились о помощи, и вы все-таки нас услышали, – нараспев затянул садху.

Никто так и не понял, что с садху случилось, так как после никому и ничего не сказав, переполненный своими странными и непонятными внутренними эмоциями, он со слезами на глазах откланялся перед всеми, и быстро ушел из деревни, далеко за ее пределы, медитировать под баньян. Под вековое, могучее, необъятное, с огромной раскидистой зеленой кроной дерево, состоящее из сотен, а может, и тысяч, переплетенных между собой стволов – отростков, которые произрастают от корней этого странного на вид растения.

Бабу и Кумари были очень удивлены словами, да и странным поведением садху, но в итоге, так и не поняв чего им ждать в судьбе своего ребенка, – плохого или хорошего, чтобы суметь своевременно уберечь его от невзгод, все додумали сами. Сами для себя, как любящие свое чадо родители, Бабу и Кумари, пытаясь объяснить странное поведение садху, и решили, что он был под впечатлением, осознав, что их дочь Притти родилась под самой счастливой и яркой звездой. Бабу и Кумари были теперь уверены, что эта звезда, отныне в ответе за судьбу их малышки. Она обязательно наделит ее всеми благами жизни и дарует их девочке бездонную чашу счастья, ведь возможно именно поэтому, садху так и воспринял ее появление на свет, что Притти является не простым чадом, а со своего рождения наделена особыми знаками, отметинами богов.

ГЛАВА 1. ЧУДО ПРИТТИ

Когда Притти исполнилось пять лет, ее отец Бабу, в честь такого случая впервые повел девочку в храм Ганеши. Конечно, Притти была знакома с божеством Ганешей по его рассказам, и обитель божества – храм, она тоже посещала в сопровождении родителей, но теперь, она пойдет к нему в гости, в дом, где он живет, сама. Притти, теперь уже как взрослый человек, отдавая свое почтение Ганеше, будет прилежно находиться все время служения в прекрасном храме!

Сначала Бабу с Притти, как обычно, зашли на продуктовый базар, потому что в храм Бога с пустыми руками ходить негоже. Бабу купил там полную сетку крупных кокосовых орехов. Притти сама выбирала и складывала в сетку самые ровные, без видимых внешних повреждений орехи, покрытые длинными волокнами.

– Папа, а зачем мы купили так много кокосов? – удивленно спросила девочка.

– Все это мы преподнесем нашему Богу Ганеше! – ответил отец.

– А что, он голодный, раз мы купили так много кокосов?

 

– Нет, – засмеялся отец, – Ганеша, он хотя и Бог, но по возрасту примерно как ты, то есть маленький ребенок. Если мы сделаем правильное подношение, то уважаемый Ганеша обязательно отведает понравившийся ему плод.

– А почему тогда он Бог? – Спросила с любопытством Притти, – если он даже не взрослый?

– Чтобы стать Богом, – ответил Бабу, – не обязательно быть стариком, нужно просто в своей жизни совершить такое святое деяние, которое силой своего благородства и доброты намерения, станет для других примером самоотверженности во имя Божественных сил. А маленький Бог Ганеша, которого много раз пытались убить, был обезглавлен и воскрешен благодаря своей невинности и самопожертвованию.

Сделав подношение, и выложив все орехи на алтарь Ганеши, Бабу, как он и пообещал дочке, недолго побыв с ней рядом, оставил сидеть в храме одну. Он наказал Притти, чтобы она сама дошла после службы до дома, который располагался поблизости. Притти уже давно знала дороги: хоть на базар, хоть в другие места расположенные неподалеку, и родители не волнуясь, сами иногда посылали ее в магазин. Сам же Бабу, уверенный в благоразумности своего ребенка, с чистой совестью и спокойным сердцем ушел на работу.

За весь день торговли, которая шла на удивление бойко, ему ни на долю секунды не закралось в голову сомнение, что с его дочерью может что-то произойти. Каково же было его удивление, когда поздно вечером, вернувшись с базара, он не увидел девочку играющей рядом с любимой женой.

– Где моя любимая дочурка? – Спросил он у жены, думая, что Притти уже спит.

– Так ты сам с ней ушел утром, – заволновавшись, ответила супруга.

– Но, я оставил Притти в храме, и взял с нее обещание, что она потом сама вернется домой.

– Ах, Бабу, что ты наделал? Это же ребенок! – запричитала жена. – Что теперь с ней будет и где она сейчас, наша девочка?!

Бабу, вмиг охваченный паникой, вместе женой, побежали в храм, но, время было совсем позднее, и тот уже был закрыт. Тогда они разбудили спящего, ничего не понимающего сторожа и попросили его открыть двери, поясняя, что там может быть заперта их дочка.

Недовольный и ворчливый привратник, позвякивая связкой ключей, стал отворять огромный амбарный замок.

Каково же было общее удивление, когда при свете лампад они увидели сидящую на том же месте, где ее оставил утром отец, Притти. Все лицо девочки было в слезах.

– Дочка, что с тобой, почему ты плачешь? Ты напугана? Что ты делаешь тут одна взаперти? Почему ты не пошла домой, как я тебе наказал? – взяв ее на руки, спрашивал Бабу.

– Бог не хочет даже попробовать наше угощение, а ведь мы потратили на него почти все наши деньги! – ответила Притти.

– Милая моя, – успокаивала ее мать, – какая же ты у нас не по годам умненькая!

– Не беспокойся, он уже сегодня покушал, а в следующий раз он обязательно отведает твои дары, – успокоил дочку, как мог, любящий отец.

С тех пор посетители храма частенько видели одинокую девочку, смиренно сидящую перед статуей Ганеши.

Прошли долгие шесть лет, но Притти продолжала каждый день заходить в храм, и подносить что-то из еды Ганеше. На кокосы у нее не было денег, поэтому она частенько носила помидоры из собственного огорода. А вот что она произносила при этом – никто не знал.

Однажды утром радостная Притти, после посещения храма Кришны, прибежала прямо на базар к отцу и бросилась ему на шею.

– Он принял наше угощение, он отведал помидор! – радостно кричала сияющая девочка.

– Кто? – удивился отец, он, конечно же, давно забыл про первый визит Притти в храм.

– Как кто! Нами почитаемый Ганеша! Ганеша!

– Это хорошо! – ответил Бабу, – может, наконец, мы станем богатыми, – порадовался вместе с Притти отец.

– Только в следующий раз нужно будет положить больше шафрановых цветков в кокосовое молоко, ведь он любит, чтобы этот настой был погуще.

– Кто любит? – растерянно спросил отец.

– Папа, ты совсем меня не слушаешь? Конечно же, Ганеша!

Тут Бабу призадумался над словами дочери – не сходит ли она с ума? Чтобы это проверить, он кое-что придумал.

Когда на следующий день рано утром дочка отправилась в храм, Бабу проводил ее. В храме еще не было прихожан, не считая их самих. Попрощавшись с Притти и пожелав ей хорошего дня, отец якобы отправился на работу, а сам притаился за колонной, и, выглядывая из-за нее, украдкой следил за дочкой.

Бабу видел, как Притти подошла к статуе Ганеши, и, ждал, что она будет делать дальше. Когда он услышал, как его дочка с кем-то разговаривает внутри храма и радостно смеется, Бабу не выдержал, и, тихонечко выйдя из укрытия, стал наблюдать за происходящим. Слоновий хобот Ганеши был протянут к раскрытому кокосовому ореху, который держала в руках Притти. Бабу в самом деле показалось, что Ганеша пьет, протянув к рукам дочери хобот.

Пораженный отец, забыв о том, что он прячется, подошел к дочке, и первым делом, постучал по хоботу Ганеша, – тот оказался бронзовым, как и вся статуя. Но Бабу хорошо помнил, что раньше хобот Ганеша был скромно прижат к его телу.

– Чудеса, да и только! – удивленно произнес Бабу.

С тех пор эта статуя Ганеши, отличается от всех других. В этом старом храме Ганеша тянет свой хобот к угощениям, а щеки его при этом втянуты так, будто он пьет кокосовое молоко из рук подносящего ему дар человека.

ГЛАВА 2. ВЕТЕРОК

Однажды Притти ушла гулять одна. Зашла в заросли цветочных кустарников и стала собирать цветки, вплетая их в свои густые темные волосы. Шла она и шла от одного кустика к другому и, даже не заметила, как оказалась рядом с лесом, а потом и вовсе углубилась в его чащу.

Лето выдалось очень жарким, солнце нещадно палило и становилось душно. Притти ощутила сильную жажду. Как бы ей хотелось выпить кокосового молока или просто воды из ручейка, который протекал неподалеку!

В поисках живительной влаги, маленькая Притти углублялась все дальше в лес, и вот, на свою радость, увидела лесной ручей, подошла к нему, склонилась к самой воде и, черпая ее ладошками, утолила жажду.

Напившись вдоволь воды, что придало ей дополнительных сил, девочка пошла дальше вдоль ручья, наслаждаясь идущей от него прохладой и журчанием. Она даже поиграла с водой, бросив в узкое бурлящее русло продолговатый, подобно кораблику – сухой листик, который быстро поплыл по течению. Притти веселясь, бежала за листом следом, стараясь не отставать. Бывало, что ее самодельный кораблик, застревал среди упавших в воду веток, и она, помогая судну вновь встать на правильный курс, вылавливала его, и вновь отправляла в плавание. Вокруг нее радостно щебетали птички, солнышко пробивалось золотистыми брызгами сквозь листву деревьев и уже не так сильно припекало. Притти было так хорошо, что она совершенно забылась и не заметила, как ручей неожиданно закончился, забежав в расщелину земли, и Притти пошла дальше тропкой, пытаясь найти то место, где он вновь выбежит на поверхность. Уходя все дальше по извилистой тропе, и вовсе потеряв все ориентиры, она оказалась в самой глубине леса, а когда оглянулась вокруг, то с ужасом поняла, что заблудилась! Огромные деревья окружили ее глухим замкнутым кольцом.

Она попробовала отыскать тропинку, по которой пришла, но ничего не получилось. Тогда она села на большой валун горько-горько заплакала.

Долго плакать Притти не пришлось, так как ее внимание привлекло зловещее шипение, которое она услышала совсем рядом с собой. Она сосредоточилась на этом звуке и посмотрела в ту сторону, откуда он доносился. Это была королевская кобра! Раскрыв свой огромный капюшон, она подползла очень близко к Притти, подняла над землей свою голову, и горящими глазами с продолговатыми вертикальными зрачками, в упор смотрела на девочку.

Притти перестала плакать и замерла от страха, не смея даже шелохнуться, опасаясь, что чудовищная змея набросится на нее. По рассказам отца, девочка знала, что яд этой змеи очень опасен для человека, и своею силой, способен убить даже слона!

Вдруг Притти заметила, как откуда-то взялось небольшое, размером с котенка, юркое существо. Оно молнией бросилось на шею кобре, и повалило извивающуюся тушу на землю!

Конечно же, это был мангуст! Притти обрадовалась, что у нее появился защитник.

Сидя на валуне, поджав ноги и застыв в напряжении, наблюдая схватку не на жизнь, а на смерть, она всем сердцем сопереживала мангусту.

Оба – и мангуст, и кобра оказались грациозны и ловки, и боролись так, словно исполняли изящный боевой танец.

Притти следила за выпадами и скачками то кобры, то мангуста. И в тот момент, когда кобра поднялась слишком высоко вверх, юркий мангуст впился в ее шею намертво, и уже не разжимал своих острых, как нож зубов, до тех пор, пока змея не погибла.

Мангуст довольно заурчал, с большим усилием потянул за собой длинное тело кобры и спрятал добычу в кустарник. Потом, он снова вернулся к девочке. Поразительно мудрой казалась мордочка этого зверька, он был дымчатого цвета, длинная шерстка его блестела и переливалась на солнце! Он бегал рядом с камнем, на котором сидела Притти, проворный и гибкий, издавал смешные звуки, словно звал ее за собой. Девочка, спрыгнув с камня, пошла за ним следом. Зверек быстро бежал, и она едва поспевала за ним. Так смышлёный мангуст вывел девочку к ручью.

– Спасибо тебе, Ветерок! – сказала Притти, тут же придумав ему имя.

– Пи-пиип-пии… – ответил мангуст и побежал по тропинке, а затем вопросительно посмотрел на девочку.

– Ты хочешь, чтобы я пошла с тобой? – обрадовалась Притти.

Так они и шли, пока короткой дорожкой, по которой ее вел Ветерок, они не пришли к дому. Девочка познакомила Ветерка со всей семьёй и рассказала, как тот спас ей жизнь. Папа вынес мангусту на тарелочке остатки курицы, и зверек с удовольствием слопал их. Так мангуст стал полноценным членом семьи, разделив кров.

Ветерок и Притти очень сдружились и сблизились. Мангуст для Притти был все равно, что домашний кот. На ночь он устраивался у девочки под мышкой, головой ложился ей на грудь. Так и спали.

Притти всегда помнила о своем друге. Мангуст очень любил орешки и финики и, хотя по ночам, когда Притти уже спала, он убегал на охоту, днем не прочь был отведать лакомства из рук любимой хозяйки.

Бабу и Кумари, были безмерно благодарны этому зверьку, который не только спас их малышку от смертельного укуса кобры, но еще и привел их ребенка обратно домой из леса.

Мангуст чувствовал это и был очень доволен собой, он как будто решил оберегать девчонку и впредь, и всегда осторожно присматривал за ней.

Так Притти совершенно странным образом обрела себе настоящего друга.

ГЛАВА 3. НЕОБЫЧНЫЙ УРОЖАЙ

Когда-то Бабу достался огромный участок земли от его покойных родителей, да только приносила земля слабый урожай. Участок был квадратным, а с восточной стороны примыкал к большому холму, захватывая кусок земли у его подножия.

Решил Бабу раскопать холм с той стороны, чтобы использовать и эту землю для выращивания овощей. Для этого он не жалея сил, день и ночь рыл нору, углубляясь в недра холма, и нора со временем превратилась в большую пещеру. Всю выкопанную землю он относил на помидорные грядки, обложенные бортиками из досок. Со временем Бабу заметил, что помидоры растут лучше на той земле, которую он натаскал из холма.

Ему было стыдно, что он давно вышел за территорию своего владения, но на покупку и расширение собственной земли у него не было денег.

Семья Бабу не знала, чем занимается отец по ночам, думая, что работает на огороде. Бабу же построил подобие сарая из подручных материалов у подножия холма, где хранил свой нехитрый рабочий инвентарь, и днем всегда запирал постройку на большой навесной замок. По ночам он, как крот-землекоп вгрызался в холм все дальше и дальше, выгребая лопата за лопатой землю, которая на его благо она была рыхлой и податливой. Чтобы переносить землю на грядки, Бабу пользовался деревянной строительной тачкой на одном колесе. Он нагружал ее почвой до самых краев, и с легкостью катил по проложенной досками дороге.

Когда у Бабу появились деньги с продажи помидоров, он все вкладывал в то, чтобы облагородить этот участок земли, защитить его от завистников и воров. Бабу начал выстраивать вокруг земельного надела забор, точнее стену из глиняных блоков, которые сам замешивал из почвы и соломы, формовал, а потом сушил. Эта стена, которую Бабу воздвигал кирпич за кирпичом, со временем достигла трехметровой высоты, так что никто ни знакомые, ни посторонние не прошли бы через эту преграду, и даже не могли заглянуть за нее, чтобы удовлетворить свое любопытство.

Помидоры на ухоженных грядках росли на удивление быстро, одинакового размера, пурпурно-красного цвета. Со временем народ заметил, что у Бабу помидоры намного вкуснее, чем у других продавцов, не водянистые и не попорчены насекомыми, и их можно хранить если не вечно, то довольно долго.

 

– Это у него от радиации, даже насекомые не прикасаются к этим помидорам! – старался отговорить покупателей вредный сосед Сингха, но никто не слушал эти сплетни, зная скверный характер Сингхи.

– Смотрите, у в моих продуктах нет химии, в отличие от соседских, поэтому овощи червивые, – продолжал он.

Сингха даже перестал спать от зависти и распирающей его злости, и уже настолько вбил в свою голову идею о радиации, что сам уверовал в то, что помидоры соседа радиоактивные. Решив в этом убедиться, он как вор, прокрался ночью к посадкам Бабу, обошел ограду огорода со всех сторон, и решил, что раз стены у того неприступные, то ему есть, что скрывать.

– Зачем простому садоводу такие мощные стены? Наверное, он там прячет что-то особенное, – сделал вывод завистник.

Сингха не остановился на этом. Купил у Бабу кулек помидоров и отдал их своему дальнему родственнику, доктору Сурешу.

– Проверь их на предмет радиации, подозреваю, что-то в этих дьявольских овощах не так.

Доктор Суреш был хорошим врачом, к тому же живо интересовался наукой. В свободное от основной работы время, он любил проводить опыты в своей маленькой домашней лаборатории. То, что он увидел в структуре простого на вид помидора, не поддавалось объяснению. Это была вакцина от рака! Томатный сок этого плода помогал здоровым клеткам расти, а пораженные раком – уничтожал, блокируя их размножение. Это было чудо из чудес! Суреш всю жизнь мечтал сделать великое открытие, и удача сама пришла к нему в руки!

Первое, что он сделал – заказал своему родственничку скупать у соседа как можно больше помидоров. Получая плоды, он делал из них выжимку, и назначал ее употребление в рацион своим больным пациентам. Через какое-то время все больные пошли на поправку. Вскоре Суреш открыл свою собственную частную клинику, где лечили онкологических больных особой диетой. На завтрак, обед и ужин всем давали еду, приготовленную из помидоров, как вы уже догадались, с огорода Бабу.

Слава врача Суреша, и клиники где он работал, докатилась даже до Америки. В клинику стали приезжать ученные, чтобы перенять опыт Суреша, но все делегации, которые зачастили в клинику, не могли найти ничего сверхъестественного в его препаратах, большинство из которых были простыми витаминами. Никто не знал, что Бабу каждое утро отгружал для госпиталя свежие томаты, а затем, даже не считая, складывал заработанные на них деньги в мешки. Их было так много, что он не успевал заносить выручку в свою тетрадь.

Вся эта история закончилась, когда ученые провели обследование земли с самолета и заметили, что от холма идет странное излучение. Срочно вызвали аварийно-спасательную группу, которая обнаружила под холмом большой метеорит, который лежал на этом месте тысячелетиями. Но больше всего их поразил проход, прорытый в холме прямо до этого камня. Он был вполне современный, его пол был выстлан досками. Когда одетые в защитные костюмы ученые и спасатели прошли по нему к началу пещеры, то, пройдя через сарай, они обнаружили за ним дивный сад. Он был похож на рай – все там цвело и благоухало нежными ароматами. Кусты помидоров склонялись к земле под тяжестью сочных плодов, а в середине сада, как всегда, не разгибая спины, копался трудолюбивый Бабу.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10 
Рейтинг@Mail.ru