Несокрушимое счастье

Алексей Тенчой
Несокрушимое счастье

© Алексей Тенчой, 2021

ISBN 978-5-0050-1635-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

АЛИСА МЕЖДУ МИРАМИ

ГЛАВА 1

В джунглях третий день шел ливень. Влагой было пропитано всё вокруг. Деревья, изголодавшиеся по воде, сразу ожившие, напившись воды, были усыпаны каплями как драгоценными камнями. Влага, попав на горячую ещё землю, испарялась, и густая плотная дымка повисла, запутавшись в стволах деревьев, в травах, в листьях.

В этой мокрой дымке почти ничего не было видно, и экспедиция, которая вошла в лес неделю тому назад и планировала дойти до местной деревеньки на берегу реки через три дня, вынуждена была остановиться лагерем на огромной поляне. За эти три дня под проливным дождём, в тумане из испарений, и палатки, и еда, и одежда путешественников – всё стало мокрым. Продукты быстро портились, и в вещи стали заползать муравьи, какие-то мелкие насекомые копошились в остатках крупы.

Проводник – маленький и шустрый, с кожей, словно высушенной солнцем, с бегающими маленькими глазками, наряженный в какие-то изношенные одежды, – не мог признаться, что за эти шесть дней ему уже несколько раз во сне являлся дух леса и приказывал прекратить вести группу. Этой ночью дух пришёл к нему и пообещал, что убьёт его, если он продолжит вести белых людей в лес.

Рано утром проводник воспользовался тем, что остался один, быстро собрал в мешок остатки хлеба и ушёл. Он брёл по джунглям и бормотал себе под нос о том, что хозяина джунглей он ослушаться не может – не дает дух леса дороги, а пришлые не хотят этого понимать, так он и не будет никому перечить. Он просто уйдет – и всё.

Члены экспедиции, проснувшись, обнаружили, что проводника нигде нет, и собрались обсуждать – что делать дальше. Идти в лес – убеждала всех высокая, красивая темноволосая женщина.

Путешествие на корабле по морю продолжительностью в несколько месяцев, порт – людская каша из носильщиков, факиров, пьяных матросов, нищих и больных, – путь по железной дороге вглубь страны, вся экзотика в еде, люди, которые были совсем не такими, как на родине – ничто не пугало её. Алиса – так звали женщину – устроила эту экспедицию в память о своём умершем муже и не могла закончить её так глупо только потому, что идёт дождь и сбежал проводник.

Алису поддержал управляющий её делами – крупный холенный мужчина, даже в джунглях выглядевший франтом, по имени Джон.

Профессор Квин готов был идти дальше и без проводника. Он попал в экспедицию случайно – познакомился с Алисой на корабле, и, когда узнал цель экспедиции, выяснилось, что ему нужно в то же место и именно там водятся редкие виды насекомых, за которыми он, собственно, и направлялся на край света. Наука для него была превыше всего и эта человеческая жизнь была положена на её алтарь, поэтому профессор, не раздумывая, поддержал Алису.

И четвертый член экспедиции – черный, как смоль, переводчик, которого нанял Джон ещё в порту. Переводчик разрешал себя называть на европейский манер – Смит. Так вот, Смит, опустив глаза, молчал. Он не хотел рассказывать, что бывает с глупыми богатыми белыми людьми, которые без проводника попадают в джунгли. Он не хотел рассказывать, что деревня, к которой движется экспедиция, находится в трёх неделях пути и живут там людоеды, но едят они людей только для того, чтобы никто посторонний не приходил в их лес и не завоёвывал их прекрасные наряды для танцев, их женщин и детей. И у Смита на то были свои причины.

Двумя месяцами раньше Алиса и предположить не могла, что окажется в джунглях и будет решать – продолжать опасное путешествие или нет. Хотя она иногда могла видеть своё будущее!

Она только-только похоронила мужа и, будучи по своей природе особой деятельной, стала разбирать его бумаги. Среди бумаг вдова нашла записную книжку с подробным описанием путешествия, которое её муж совершил за год до их замужества. В записной книжке были нарисованы его рукой необычные знаки – татуировки на телах вождей, которых он встречал по пути, а описание обрядов захватывало и пугало. В обложке записной книжки, необычно утолщенной, Алиса нашла карту и записку. В записке муж написал: «Тому, кто найдет карту и эту записку, завещаю сокровища и тайные знания, которые зарыты по координатам, указанным в карте».

Алиса поняла это сообщение буквально. Она продала дело, которое осталось после мужа и разместила все вырученные деньги в нескольких банках – а денег хватило бы и её внукам, если бы они у неё появились. И, вопреки советам родственников, управляющего и знакомых купила билет на корабль. Управляющий навязался ехать с ней, а родственники убедили, что одной в такие путешествия ехать опасно. Что же, она решила, хоть он и не был ей приятен, но был компаньоном умершего мужа, управлял бизнесом, который она успешно продала – и Алиса приняла его помощь и допустила его в экспедицию. Но карту и записную книжку она Джону показывать не стала. И целью экспедиции обозначила «собирание раритетов по завещанию мужа».

Джон начал проявлять к ней особенное внимание. Он, вежливый и услужливый, всегда был готов прийти ей на помощь по любому вопросу. Алиса стала часто получать от него цветы, маленькие подарки. Во время остановок корабля, когда они бродили по улицам портовых городов, стоило ей утром заглядеться на какую-то безделушку – вечером она получала её в подарок от Джона. Алиса, шутя, принимала эти подарки и не считала нужным задумываться о чувствах и намерениях Джона.

И вот два месяца спустя джунгли, дождь и отсутствие проводника – всё, что пока достигла Алиса в экспедиции. Все носильщики и все лошади остались с ними, это уже настраивало на оптимистический лад. И Джон в очередной раз так естественно поддержал её, что удостоился благодарного взгляда.

ГЛАВА 2

Ари, таким именем он называл себя, занимался своим любимым делом. Он считал, что на участке джунглей, площадью в 500 километров он обязан защищать всех живых существ, которые обитали там или заходили туда. Но сейчас Ари творил миры. Он делал это последние двадцать недель – и сегодня, в конце двадцать первой недели, он обустраивал двадцать первый мир. Ари делал это со всей любовью, какую он мог вложить в дело, которое ему так нравилось.

Но сотворение мира требовало высокой концентрации. И Ари пришлось немного отдохнуть перед тем, как начать заселять сотворенный мир живыми существами.

Во время отдыха Ари оглядел поляну, на которой хранились его миры. Вот они – маленькие прозрачные сферы, меньше игольного ушка, видные только его глазу, лежали в траве, и в каждом из них жизнь била ключом. Ари планировал через какое-то время уйти путешествовать в эти миры, так как он устал охранять и беречь земли вокруг. Но из-за того, что рядом были такие же могущественные, как и он, люди, Ари своеобразным способом защитил сотворённые миры – он поселил в каждый из них существа, которые охраняли миры от чужого вторжения.

Теперь, в двадцать первый мир, Ари последним поселил ягуара, и задуманное было исполнено. Уставший Ари лег спать. А в джунглях пошел дождь. Он проснулся от того, что услышал и почувствовал посторонних в лесу, слышал, как убегает от лагеря маленький человечек, испуганный и дрожащий. Он слышал, как несколько мужских и один женский голос обсуждают, куда им идти дальше. Ари услышал голос Марны. Он почувствовал опасность, которая витала над людьми из лагеря. И теперь, раз Марна позволил себе ступить на его земли, Ари решил помочь этим людям.

ГЛАВА 3

Алиса разглядывала дорожку, которую насекомые проложили к мешку с сухарями. «Есть скоро совсем будет нечего», – подумала она и, услышав шорох листьев, подняла глаза. Из леса на неё смотрел человек. Его пронзительные зеленые глаза сверлили… нет, оценивали… нет, изучали… Алисины мысли запутались под взглядом этих глаз, она смутилась и вскрикнула. На её крик прибежали Джон и Смит, а Квин, который охотился за пролетающей бабочкой, остановился и повернул голову – посмотреть, что случилось, да так и остался стоять с поднятым сачком.

Из леса на поляну вышел загорелый мужчина, полуголый – из одежды на нём была мягкая до колен повязка на бедрах, на ногах что-то похожее на высокие ботинки и мешок за спиной. Смит отступил на пару шагов, когда увидел гостя. Пару минут все стояли и изучали друг друга. Тишина воцарилась на поляне. Первым заговорил гость. Его английский язык звучал несколько мягче, чем говорили в Лондоне, что ещё больше удивило членов экспедиции.

Гость назвался именем Алекс. Спросил, куда идёт столь странная экспедиция.

За группу ответил Джон. Он сказал, что экспедиция следует в деревню X. В лесах вокруг той деревни обитают редкие виды бабочек и орхидей. И сегодня от них сбежал проводник. Джон поинтересовался, местный ли житель Алекс, знает ли он лес. И – когда получил утвердительный ответ – попросил Алекса проводить экспедицию до деревни.

Алекс сказал, что деревня в месяце пути от этого места, довести туда группу он не сможет, да и идти туда не советует. Но доведет экспедицию до ближайшего городка – это три дня пути, а там им можно будет найти проводника и про деревню им расскажут местные жители.

Алиса отвела Джона в сторону и попыталась было возразить, что им обещали, будто до деревни три дня пути и что это обман, что один проводник, нанятый Джоном, уже сбежал. А нанимать незнакомого проводника, вышедшего из леса – вообще опасно. Джон уговорил её потерпеть пару дней, сказал, что дорогу отмечает на карте, у него есть компас и бояться нечего.

Так Алекс нанялся проводником в эту разношёрстную компанию.

Дождь прекратился и группа засобиралась в дорогу. Свернули лагерь, погрузили тюки на лошадей. Алиса не позволила Алексу помочь ей закидывать её вещи на лошадь, попросила сделать это Джона и тот с радостью согласился.

Алекс шёл пешком впереди отряда. Следом ехал Квин, рассеяно глядя близорукими глазами поверх очков, за ним ехали Алиса с Джоном, замыкал отряд Смит, который внезапно стал молчалив и не общителен. А вот Алиса вела себя странно. Всем своим видом она подчеркивала пренебрежение к Алексу, демонстративно не отвечала на его вопросы и несколько раз без причины зло подшутила над ним.

 

День в пути, несмотря на короткую остановку на водопаде с купанием и легким перекусом, утомил всю группу. К вечеру, на более-менее не заросшей поляне экспедиция остановилась на ночлег. Были поставлены палатки. Алекс развёл костёр и стал колдовать над котелком – из ничего приготовил ужин на несколько смертельно голодных ртов.

Была сварена похлёбка и все сели вокруг костра есть. Кроме Смита, который сказал, что сильно устал, и есть не хочет. После ужина все сразу разошлись спать.

На следующий день рано утром опять собрали лагерь и двинулись в путь. Днём они сделали остановку на берегу реки. Джон настоял, что должен быть обед и дневной отдых.

Он уговорил Алису пройтись вдоль берега, сказал, что необходимо поговорить наедине. Алиса согласилась, хоть Джон был не приятен ей и она всячески каждый раз это подчеркивала.

Они отошли достаточно далеко от лагеря и Джон, оглянувшись вокруг, начал тихо рассказывать, как он с мужем Алисы развивал дело. Что надеялся получить дивиденды от бизнеса и работал сутками напролет. Джон сказал Алисе, что её муж обещал ему половину бизнеса. А когда тот отказался выполнить обещание… Джон устроил маленькую аварию на производстве, и погубил мужа Алисы. А вот Алиса после смерти мужа успела быстро продать весь бизнес, а он не смог её остановить. И деньги его теперь в банке, и доступа к ним нет. И Джон предложил Алисе стать его женой.

Он сказал: «соглашайтесь, по-хорошему вас прошу, вернемся в Лондон, выкупим бизнес». Возмущенная Алиса отказалась. Тогда Джон резко подскочил к ней, ловко поставил подножку, дернул её за руку, и Алиса оказалась лицом в реке, руки у неё были заломлены, и Джон крепко их держал одной рукой, а другой – начал топить Алису. Джон опустил голову Алисы в реку, потом приподнял и проговорил:

– Соглашайтесь. В соседнем городке как раз есть священник. Нам недолго осталось идти – один день. Соглашайтесь стать моей женой!

Алиса хрипела и старалась вырваться. Вскоре силы её стали иссякать. Она перестала вырываться и, потеряв сознание, повисла у Джона в руках.

Джон злобно выругался, вытащил Алису из воды, перевернул, связал ей руки и стал бить по щекам. За этим занятием его застал Алекс.

– Что это вы? – начал было спрашивать Алекс, но Джон, не дослушав вопроса, резко прыгнул на Алекса и постарался сбить его с ног. Однако Джон, каким бы ловким он ни был, не смог даже поймать Алекса. Тот стоял в нескольких метрах и опять задал вопрос, но и в этот раз Джон резко прыгнул.

Алекс поставил Джону подножку, и тот головой врезался в дерево. Удар был сильным и управляющий потерял сознание. Алекс быстро развязал Алисе руки, надавил на какую-то точку на шее и Алиса открыла глаза! Она быстро вскочила и сбивчиво стала рассказывать, что Джон просил стать его женой, чтобы завладеть её деньгами. Алекс спросил, насколько велика сумма. Алиса ответила, и он сказал: тогда Джон убьет вас, или вы станете его женой. Алиса ответила, что никогда, что лучше смерть, ведь Джон убил её мужа.

Слезы потекли из глаз Алисы. И вдруг она придумала выход из ситуации – женщина со слезами на глазах стала просить Алекса помочь ей. И в этот момент из леса раздались крики носильщиков – они искали Джона, и голос Смита – он так же кричал имя Джона. Алекс, глядя на Алису, сказал:

– Они все знают про деньги. Теперь точно надо убегать – и мне, и вам.

Он взял Алису за руку и они вместе опрометью бросились к реке. По воде быстро бежать сложно, но так Алекс старался сбить преследователей со следа. За пару минут носильщики и Смит должны были уже добежать до Джона, через пару минут – привести его в чувство, ещё несколько минут – выяснять, что случилось, и обыскать берег реки. Вот сколько времени было у Алекса и Алисы.

И Алекс повел женщину через джунгли в единственное место, где он мог спрятать её и спрятаться сам.

Их преследователи быстро нашли Джона, и Смит проделал над ним какие-то пассы. Когда Джон открыл глаза, оказалось, что он не может говорить. Он прикусил язык во время падения. Из его рта текла кровь. Смит опять устроил чудо – он пробормотал что-то, и Джон смог разговаривать. Он рассказал, что Алекс увел Алису. Смит в ответ прошипел что-то на незнакомом языке, его лицо исказилось на мгновение и Джон испугался, увидев маску ненависти на лице Смита. Затем Смит сказал Джону:

– Ты допустил его в отряд, ты упустил девчонку. Сколько будут стоить твои ошибки?

– Сколько договаривались – пять тысяч тебе, триста – всем носильщикам.

– Нет, ты сам должен получить намного больше, и мне ты дашь больше. Иначе ищи их сам в джунглях.

– Хорошо, вдвое – десять тысяч.

– Договорились, – они ударили по рукам. И Смит стал делать странные движения носом.

– Никто не подходите к реке. Стойте так и не двигайтесь, – резко крикнул Смит. – А вы двое со мной, – и Смит с парой носильщиков пошли в лагерь за лошадьми и едой, а все остальные вместе с Джоном остались стоять на поляне.

Через четверть часа лошади, груженные тюками, уже стояли на поляне, а Смит ходил по берегу и шумно втягивал воздух. Он словно нюхал воду, песок, мир вокруг. Затем он указал направление, в котором ушли беглецы.

– Ты что, нюхач? Ты носом чувствуешь запахи – как собака? – спросил Джон Смита. И опять отшатнулся – таким взглядом его одарил Смит.

– Не собака, а волк, – прошипел Смит.

И дальше Джон уже не осмеливался шутить со Смитом или как-то комментировать его действия.

Стемнело. И носильщики стали ворчать, что в темноте в джунглях делать нечего. А Смит вдруг уверенно сказал, что всё равно запах никуда не денется за ночь, дождь не планируется – и лёг спать на траву. Джон не посмел спорить.

Алекс прислушался и понял, что погоня прекратилась. Было уже темно, он слышал, как разжигают костёр носильщики, как колотится от страха сердце у Джона, как тихо дышит Смит во сне.

Глядя на Алису, растрепанную и уставшую, он спросил её, – сможет ли она идти ещё полночи? Сказал, что потом они смогут отдохнуть в безопасности. Алиса ответила, что сможет. И они продолжили путь по джунглям.

В лесу ночью каждый шорох, каждая тень таят опасность. Алиса вздрагивала от любого звука, малейшего движения. Это отнимало её силы. Идти становилось всё тяжелее. Бедняга стала спотыкаться о корни деревьев. Алекс заметил, что она очень устала и с трудом передвигает ноги и взял её под руку.

– Идти уже осталось недолго. Мы почти на месте.

Так, словно они светская пара на прогулке в парке, неспешно идя и обсуждая особенности местной природы, они к рассвету добрели до огромной поляны.

Профессор Квин поймал редкий экземпляр бабочки. Второй за сегодняшний день. Радости его не было предела. Он шел к лагерю, тихонечко напевая себе под нос, нёс свои коробки и банки. Сквозь деревья он видел лагерь, носильщиков, сидящих у костров. Внезапно какая-то сила подхватила носильщиков, лошадей – всех в лагере, – потушила костер, завертела…, и через несколько минут на месте лагеря не осталось ничего. Пропали все образцы, собранные за неделю работы. Пропало всё.

Квин был безутешен. Он бегал по пустой поляне и горевал об утраченных микроскопах, о пинцете, которым так удобно было укладывать образцы в коробочки, о замечательных книгах – определителях растений и насекомых, много ещё о чём. Но надо было как-то выбираться из джунглей. И Квин побрел на шум реки, понимая, что по ней могут проплывать лодки, и еду и питье там можно найти легче, чем в джунглях.

ГЛАВА 4

Огненный рассвет в джунглях предвещает сильный ветер и смену погоды. Такой рассвет разбудил Смита. Он пинками поднял сонных носильщиков с земли. Джон успел проснуться сам и гадал, что было бы, если б Смит и его так же пнул, как этих мелких слуг. Но Джон не посмел опять ничего сказать. Он осознавал, что сейчас умение Смита идти по следу стоит дорогого.

Отряд продолжил путь. Смит шёл по берегу реки, затем группа вошла в лес. Переводчик бормотал себе что-то под нос всю дорогу. Оглянувшись и встретив вопросительный взгляд Джона, Смит сквозь зубы сказал:

– Они шли всю ночь. Не спали. Где-то должны были остановиться. Женщина сильно устала. Спотыкается, и вот… капельки слёз. Мы скоро их догоним.

Через какое-то время они дошли до опушки леса. Так Джону показалось. Вышли из леса, и тут Смит внезапно стал бегать и нюхать траву. Он потерял следы. Не было дождя – и не было следов. Джон испытывал некоторое злорадство. Он, посмеиваясь, наблюдал, как такой уверенный в себе Смит растерянно нюхает траву…

– Они зашли на поляну и не покидали её, – сказал Смит. Он потребовал, чтобы носильщики разбили лагерь в лесу и ждали.

Джон разложил куртку и сел наблюдать за Смитом. Тот на опушке леса собирал тоненькие сухие травки, веточки, развел маленький костер, кинул в него щепотку травы и сел, глядя на дым тлеющего костерка. Дым стал менять цвет и очертания. В легких клубах дыма Смит увидел то, что происходило на поляне утром.

Рассвело. На поляну вышли Алекс и Алиса. Мужчина зачерпнул щепотку песка и земли прямо из-под своих ног, поднял руку и стал сыпать песок на землю… Песок медленно, как будто по какой-то поверхности, стал стекать на землю, образуя невысокие плоские ворота. Сверкнула молния и Алекс, повернувшись к Алисе, что-то прокричал ей и махнул рукой в сторону ворот. Она протянула ему руку, и оба исчезли в облаке пыли. Радугой закрыло всё небо. Пыль исчезла, как будто ничего и не было.

Смит еще немного посидел у костерка, дым перестал подниматься, костерок потух, и не осталось ни золы, ни следа от костра.

Джон наблюдал за манипуляциями Смита, он видел в клубах дыма силуэты Алекса и Алисы, теперь злоба исказила его лицо. И Смит, развернувшись, увидел, как сердится Джон, и рассмеялся смехом, от которого и Джон, и носильщики вздрогнули.

– Как я вижу, у нас общие враги, не так ли, Джон? Я знаю, как можно проникнуть туда, – и Смит махнул рукой в сторону поляны. – И мне нужны люди, все люди и лошади, – Смит сделал пассы руками и носильщики уснули.

– А ты будешь помогать мне, партнёр, – зло рассмеялся Смит.

Джон понимал, что он никак не сможет контролировать действия Смита. Но деньги… Если он догонит Алису и вынудит её жениться – это решало бы всё и ради этого стоило рискнуть. Он, глядя на Смита, кивнул головой.

– Что же, тогда не стой столбом, иди, руби деревья. Нам предстоит разжечь огромный костер.

Полдня они вдвоем валили огромные деревья, разрубали их на части, складывали во что-то подобное колодцу. К вечеру Джон притащил спящих носильщиков ближе к кострищу, привёл туда же лошадей. И как только солнце стало клониться к горизонту, Смит поджег деревья и стал петь странную гортанную песню. Он кидал в огонь охапки травы и коры. Оранжевый дым заволок всю опушку леса, Джон в какой-то момент перестал видеть что-либо в его клубах. Вдруг пение прекратилось и Смит вынырнул из дымовой завесы, ухватил Джона за руку, дёрнул и оба вывалились на зеленую пушистую траву. Джон потерял сознание. Когда он очнулся и понял, что лежит на земле, на траве, он зажмурился – так ярко светило солнце. Однако, открыв глаза, он понял, что солнце не одно – их два.

– Нет, их три, – Смит наслаждался видом беспомощно лежавшего на траве Джона. Он указал пальцем на линию горизонта и Джон увидел, что ещё одно солнце медленно сползает за горизонт. – Мы попали в мир, который создал мой самый страшный враг. Ты его называешь Алекс. Он сюда увёл твои и мои денежки.

Джон попытался встать и у него это получилось. Он огляделся вокруг – носильщики и лошади лежали неподалёку и не подавали признаков жизни. Смит проследил за взглядом Джона и махнул рукой:

– Ах, эти все. Я прочту заклинание, они будут послушными, и когда надо будет, они начнут убивать. С нами будет десяток профессиональных убийц – Алексу не уйти от нас. А может, мне самому жениться на Алисе? – опять рассмеялся Смит.

Джон потянулся за ножом.

– Ну, ну, Джон, как ты выберешься отсюда без меня? Успокойся, я не могу взять себе в жены женщину. Мне нужен Алекс, у нас с ним давние счеты. От тебя мне нужны только деньги. И ты мне заплатишь, но намного больше, чем мы договорились, – Смита, похоже, смешила эта ситуация.

Он, смеясь, щёлкнул пальцами и носильщики стали подниматься с травы. Их глаза горели странным красноватым огнём, движения были медленными и неуклюжими.

– Джон, оцени, что ты не стал таким, как они, – Смит продолжал смеяться.

Управляющий, глядя на Смита, уже тысячу раз пожалел, что согласился на эту авантюру, что нанял в той паршивой забегаловке в порту этого страшного человека.

 

Носильщики стояли, не двигаясь, лошади так же поднялись на ноги, а Смит стал ходить кругами и нюхать траву и ветки деревьев. Немного так походив, Смит указал направление:

– Туда ушла наша парочка.

Его слова разозлили Джона, но он постарался сдержать свои эмоции. Очевидно, Смит специально вызывал раздражение у напарника.

Группа двинулась по следам Алекса и Алисы. Смит пробормотал, – что следы как-будто не сегодняшние. Они пару дней тому назад появились.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10 
Рейтинг@Mail.ru