Получи своё!

Алексей Николаевич Наст
Получи своё!

–Голубой! Голубой! Не хотим играть с тобой!

(реплика из мультфильма «Голубой щенок»

Союзмультфильм. 1978 г.)

Часть первая

Б Е С П Р Е Д Е Л

«»»»»»»»

Беспредел начался давно, в эпоху самого первого накопления капитала, когда испуганных кооператоров принуждали делиться доходами не только инспектора народного контроля и работники ОБХСС, но и начинающие рэкетиры-кустари. Механизм отъёма денег у трудового частника был ещё не отлажен во всех нюансах, потому несговорчивых, рэкетиры пытали паяльниками, утюгами и прочими бытовыми электроприборами.

В кровопролитных, уличных разборках, лихие варнаки поделили город на сферы влияния. Так было по всей стране, и кооператоры, а потом предприниматели и бизнесмены, особо не ропща, во всём подчинились безжалостным порядкам воровского капитализма.

Прошли «лихие девяностые», потом «пустые двухтысячные» годы, а в городе и области ничего не изменилось. Из двух десятков местных устойчивых организованных банд, ни одна не могла похвастаться чем-либо выдающимся или самобытным, как это было в Москве и Санкт-Петербурге, потому милиция на поборы и вымогательства смотрела

сквозь пальцы, спокойно занимаясь бытовыми происшествиями: пьяными драками, мордобоем супругов и молодёжными кражами. По цифрам отчётности организованной преступности в городе не существовало.

И только два года назад, столь унизительный застой в развитии регионального бандитизма, был преодолён. Из мест, не столь отдалённых, где зимой, среди местного, а, особенно, среди насильно привезённого и насильно удерживаемого населения, практиковались лесоповал и уборка бескрайних запасов снега, вернулся, злой на весь мир, Оргунков Фёдор Васильевич, сорока лет от роду, сто двадцати килограммов веса и росту в два метра. Монстр и амбал.

Орунков сразу же объявил о начхании на давно существующие «сферы влияния» местных бандитов и бандитиков.

Присоединив к своей персоне друга-бездельника Сотова Антона Семёновича, сорока трёх лет, толстого, рослого и волосатого, Оргунков начал сбор денег с фирм и торговых предприятий, независимо от того, какая «крыша» их опекала. Все возмутились: что за беспредел девяностых, когда давно всё цивилизованно и хорошо?! Но правоохранительные органы, безупречным нежеланием рассматривать любые официальные заявления о наездах бандитов, похоронили веру в справедливость. С экранов телевизоров, из Москвы, правители вещали о наступающем торжестве закона, а в городе все презрительно ухмылялись – тут не шикни, тут свой закон, тут своя преступная империя. А пожалуйся – убьют и тебя, и семью, не жалея ребятишек. Вот такая демократия в российской провинции, в отдельно взятом уездном городе!

Так вот, недовольных бандитов, Оргунков убивал из обреза, а трупы сжигал на кострах, так сказать, предавал языческому огненному погребению, только пепел по полям не распылял (много чести). Непокорных же бизнесменов, пытавшихся из жадности или от великой наглости, перечить злодейским желаниям Оргункова, «покорял» в задний проход, при этом громко крича и ругаясь. Это было очень удачное решение, преступная «нано-технология» – никто из «опущенных» мужчин, боясь бытового позора, не заявлял на бандита. А если и заявлял (находились смельчаки), купленные милицейские кадры, закрывали все дела подряд, как клевету. Было бы смешно думать, что там, в главном управлении, о таком беспределе не знали, но там молчали и делали вид, что не знали… Хороший отчёт – это хороший отчёт! В общем, обычная история… Как сказала одна прекрасная девушка в порыве праведного гнева: «тут вам не Москва!».

За странное пристрастие к столь оригинальному способу наказания «непонятливых» богачей и директоров фирм, Оргункова прозвали Голубой Молнией. Даже в Москву донесли. Там посмеялись – в России такие негодяи не могут существовать в реальности, они только живут в телевизионной тусовке. Ещё популярный комедийный клуб кричал, что такие «злодеи» сразу превратятся в пыль в Махачкале… Видимо, эти ребята никогда не были в Махачкале – это очень культурный, европейский город, и тут «Европы» бывает побольше, чем в Большой столице, где всё воспринимается через какие-то странные, неприличные намёки…

Сбор денег продвигался трудно. Голубая Молния не щадил никого – рубил пальцы и руки по локоть, резал уши. И всех «наказывал». Никто из «непокорных» не избежал страшной доли.

Возмущение в криминальном мире достигло предела – разбираться с Голубой Молнией массово приезжали «гастролёры», очень знаменитые бандиты. Никто не знает почему, но после разборок они потеряли свои «троны». И преступный мир сдался (подумали паханы, и плюнули) – хрен с ними, с борзыми «петухами», пусть в своём городишке, что хотят, то и творят, только дальше, чтоб не лезли.

Так, трехсоттысячный областной центр подчинился беспредельщику Голубой Молнии…

Казна бандитов начала раздуваться от бесперебойных поступлений.

Голубая Молния отстроил себе виллу на берегу реки, всем своим людям купил мотоциклы «Харлей», одел в кожаные куртки и штаны в стальных заклёпках, так что «молниеносные» стали похожи на киношных байкеров-головорезов. Бандиты усиленно тренировали мускулатуру в залах бодибилдинга, насались по городу урчащей мотоциклетной стаей, задирали обывателей в ресторанах и пивных барах, а на милицию чхали.

Голубая Молния рубить пальцы и резать уши перестал, но, если случались задержки с поступлением дани, безжалостно насиловал нерасторопных бизнесменов.

Не отставали от Голубой Молнии и его подопечные злодеи. Особенно старался гигант Сотов, принявший псевдоним Рэд Пятачина, из-за своего вечно красного лица, которое имело томатный оттенок (видимо, от избыточного здоровья). Рэд Пятачина отрастил бороду и усы, и, когда гонял по городу на ревущем «Харлее», нагло возил с собой короткий обрез, вдетый в специальные пазы на кованом сапоге.

Время шло. Бездействие милиции и безропотность трудовых предпринимателей, убедили Голубую Молнию в полной безнаказанности.

Гнусный беспредел перешёл все границы…

Но случилось то, что должно было случиться – в Сочи решено было провести зимнюю Олимпиаду, милицию переименовали в полицию, а старого губернатора, «отсидевшего» на своём посту три долгих властных срока, заменили новым, молодым «варягом» с Дальнего Востока. И тогда наступил конец – Бог на небе и «власть имущие» на земле сразу устали от выходок «молниеносной» банды. Однажды вечером, на секретном совещании в областном управлении внутренних дел, была разработана операция по ликвидации шайки варнаков. Так как заявлений от потерпевших граждан не поступало очень-очень давно, решили внедрить в банду своего агента, дабы заграбастать беспредельщиков с поличным.

Агентом, внедрённым в состав банды, стал Миша Соболев, двухметровый гигант с убийственной мускулатурой. По легенде, он был бывшим оперативником, не прошедшим аттестацию в полицию и уволенным за пьянство и алчность, но имевшим прочные связи в УВД, которые и соблазнили Голубую Молнию. Продажным сотрудником УВД, обязавшимся за плату, через Мишу, поставлять бандитам оперативную информацию, а, в случае чего, прикрывать, стала старший следователь следственного отдела УВД капитан Ася Антонова. По легенде, Ася была любовницей Миши, в это Голубая Молния поверил безоговорочно – какая баба устоит перед таким красавцем!

Теперь оставалось ждать, когда «молниеносная» банда попытается совершить очередное преступление, чтобы заковать всех беспредельщиков в наручники и отправить по зонам, в петушиные бараки…

Глава первая

Было четыре часа дня. Миша ехал на арендованной УВД, ради операции, иномарке на виллу Голубой Молнии, где намечался «большой ковёр».

«Большой ковёр» изобрёл Голубая Молния уже в эпоху своего процветания – он перестал доверять архарам ездить по фирмам и магазинам (его шумная бригада привлекала к себе не нужное внимание), а принимал данников на своей вилле, восседая в плетённом кресле, у выложенного перламутровым мрамором бассейна. По одну сторону от Голубой Молнии располагался пластиковый белый столик с яствами и коньяками, по другую – стояли вымазанные оливковым маслом, лоснящиеся мощью, качки-«палачи». Данник передавал Голубой Молнии пакет с деньгами, за что удостаивался добрых слов и рюмки коньяку с ломтём ананаса, а после шёл отдыхать – купался в бассейне, любезничал с юными прелестницами, которых варнаки держали на вилле как массажисток, объедался выставленными закусками – всё, как на голливудском рауте. Если же, по какой-либо причине, данник не приносил положенного, то грозный Оргунков указывал на него кривым пальцем, и верные варнаки, оттащив несчастного в сторону, принимались нещадно «наказывать», и даже бить данника, а после, выпив на дорожку коньяка, измазанный кровью и соплями, бизнесмен уходил домой, размышляя над дилеммой: что лучше – собрать требуемые деньги к новому сроку или повеситься? Существовал и третий вариант – если деньги не были предоставлены по уважительной причине, Голубая Молния милостиво «прощал» данника, позволяя принести дань в другой раз, но взамен какая-либо родственница провинившегося (обычно супруга) подвергалась поучительному «наказанию» – банда брала её на «отдых» в сауну.

Миша был наслышан об оргиях и беспределе, творящихся за высоким забором виллы. Теперь ему предстояло присутствовать лично во время страшного спектакля – Голубая Молния велел быть обязательно.

Синяя «тойота-камри» замерла перед ажурными воротами виллы Голубой Молнии. На звук сигнала вышел охранник в пятнистой униформе – виллу сторожило специальное подразделение охранной фирмы «Богатырь» – её владелец отрабатывал дань бесплатной охраной огромной собственности бандитов.

–Что надо? – грубо спросил охранник.

Стекло дверцы уплыло вниз. Миша снял солнцезащитные очки.

–Я Соболев. Босс знает.

Охранник ухмыльнулся, причислив Мишу к сонму данников. Он вытащил из кармана мятый листок со списком «приглашенных».

 

–Ага. Есть такой. Заезжай.

Ажурные ворота со скрипом отворились. Иномарка, послушная движению ноги Миши, притопившей педаль газа, вкатила в царство бандитов.

Прекрасно вымощенная гранитным камнем дорога, через заросли декоративных хвощей, заменявших пальмы, вела к белоснежному дворцу с колоннадой и обилием пуленепробиваемого стекла.

Перед самым домом топтались с десяток одетых в пёстрые просторные пляжные рубахи качков.

Миша вышел из машины. У него тут же вежливо «отняли» ключи. Один из амбалов погнал иномарку куда-то в глубину двора. Мише показали на стеклянные двери, ведущие в просторный холл.

Он прошёл через внутреннее помещение, и оказался позади здания, где, у бассейна «кипела» жизнь – сновали девицы в купальниках, у столов с выпивкой и едой «тусовались» отметившиеся данники. Сам Оргунков (толстый, в одних плавках), сидел в своём коронном плетённом кресле, раскинув ноги в разные стороны. Рядом переминались три мускулистых амбала.

Голубая Молния уже заметил Мишу. Расплывшись в улыбке, махнул рукой.

–Миха! Иди сюда! Иди, дорогой!

–Приветствую, – Миша неискренне (как и все здесь) заулыбался, пожал волосатую пятерню Голубой Молнии двумя руками, выражая свою ничтожность и полное уважение к хозяину.

–Коньяк? Пей коньяк, Миша, сто лет проживёшь, – Голубая Молния собственноручно налил в пузатый стеклянный бокал искристой влаги из хрустальной бутылки. – Как поживаешь?

–Нормально.

–Пей. Это хорошо, что всё у тебя нормально. Сейчас иди, отдыхай, а я улажу финансовые дела и мы поговорим. В бане попаримся – Пятак волокёт в банном деле. Увидишь – такого пара нигде не найти. Величайшее наслаждение от пара получаешь, который готовит наш Рэд! Ну, иди, развлекайся.

Миша отпил глоток коньяка, кивнул головой, что всё понял, и отошёл – к Голубой Молнии подходил новый данник, по лицу которого было видно, что он явился не при деньгах.

Миша огляделся. В бассейне плавали смазливые девки. Толстобрюхие директора в купальных плавках жрали с пластиковых тарелок и болтали о делах, амбалы, без видимой цели, попивая сок из высоких стаканов, шатались вокруг бассейна. Из-за кустов веяло дымком – жарился шашлык – близился вечер, и с наступлением ранних сумерек, на вилле предстояла обжираловка.

Миша тронул проходившего мимо амбала за локоть.

–Где у вас можно переодеться?

–Купаться хочешь?

–Жарко в штанах.

–Разденься в холле. Купальные плавки нужны?

–Я в купальных шортах, спасибо.

Миша пошёл обратно в дом. Он, не спеша, расстегнул ширинку, стянул брюки. За стеклом окна, Голубая Молния, разозлившись, орал на вжавшего голову в плечи данника. Миша сощурился – сейчас беднягу скрутят амбалы, и уволокут, сквозь калитку в живописной стене из белого известняка, к другому бассейну – месту оргий и страшных расправ. Жаль, что сегодня Миша «лоханулся», приехав на встречу без мини-видеокамеры. Уж к тому-то бассейну он проберётся сегодня обязательно – не зря же он здесь! Хотя бы визуально всё увидит. Для официального дела его видения, конечно, будут равны нулю, но, может быть, это и к лучшему – бандиты поймут, что угрозы он него нет, и раскроются основательно.

Голубая Молния, выпятив нижнюю губу, сосредоточенно слушал оправдания – данник, шевеля бледным ртом, показывал рукой за спину. Миша напряжённо комбинировал, как бы более естественно, между делом, оказаться на месте назревающей расправы.

Мимо неслышно прошла горничная в короткой униформе с белым передником. Миша немедленно обратил свой взор на пуговицы рубашки, чтобы его не заподозрили в шпионаже. Перебирая пуговицы, сам удивлялся – что-то Голубая Молния медлил. По рассказам, раньше он, столь долго не терпел.

Прислуга ушла. Миша снова воззрился на сцену оправдания – данник, стряхивая пыль с колен, уже выглядел спокойным. Неужели оправдался? Перед Голубой Молнией оправдался? Убедил в своей невиновности? Происходило что-то нереальное!

И тут Миша ошалел – из-за стены трехметровых декоративных хвощей, вышла плотносбитая молодая женщина в открытом купальнике. Сердце у Миши ёкнуло – Галя Ким, его первая и безответная любовь, кореянка.

Он был очень, очень молод. Он пошёл в школу милиции, ибо не видел для себя другого призвания, как давить бандитскую нечисть.

То было другое время, было всем тяжело – страна, которой «подарили» свободу, разваливалась от бардака и анархии, от грабительского засилья свежих феодалов, воспитанных развитым социализмом, инфляция за день сжирала целые состояния. Тогда Галя Ким выбрала себе сытую судьбу – она вышла замуж за Ордынцева, челнока, возившего из Турции обувь и бюстгальтеры…

Вот она, значит, теперь какая. Немного пополнела, а лицо тоже…

Данник уже уходил. Галя что-то сказала Голубой Молнии, и ушла. Ага, тоже в заветную калитку! Что она здесь делала? Неужели она фаворитка Оргункова?! А, может быть, Галя стала заниматься бизнесом, и здесь на правах «гостьи»? Зачем же она пошла, сквозь калитку, в «закрытую» зону? Что, если её прислал муж для «отработки» долга?!

Последнюю мысль Миша отмёл – не такой Галя человек… Была не таким человеком…

Мучимый любопытством, волнуясь, оставшись в купальных шортах, он вышел на солнце.

Жар облизал его тело. Миша пошевелил мускулами. Обязательно переговорит с Галиной. Сегодня у него день отдыха. Почему не совместить приятное с полезным?

Голубая Молния, посмотрев на Мишу, подмигнул ему:

–Купаться решил?

–Жарко.

–Иди в наш бассейн. Вон, в ту калитку.

Миша внутренне возликовал – то, что ему требовалось, получилось само собой!

Пройдя сквозь калитку, он оказался у небольшого бассейна, в котором плавала Галина. Несколько амбалов, разговаривая между собой, хищно поглядывали в её сторону.

Миша с силой оттолкнулся от края бассейна, и нырнул в тёплую до отвращения воду – она совсем не освежала.

Вынырнув, тряхнув головой, он отыскал глазами Галю. Она была ещё в воде, но уже не плавала, а пила сок.

Он выдохнул воздух: « Вперёд!», и стремительно подплыл к ней.

–Привет!

Галина испугалась, но узнала его, рассмеялась, поставила стакан на край бассейна.

–Боже мой! Миша! Ты как здесь?

–По делам.

–Всё служишь в милиции?… Извини, в полиции… Всё никак не могу привыкнуть…

–Был бы я ментом, сюда бы мне вход был закрыт… Тусуюсь. Из органов прогнали…

–Что так?

Галя усмехнулась. Мише стало не по себе – не о том они говорят. Он, вдруг понял, что Галя уже давно не та девчонка, что сводила его с ума. Это чужая женщина, совершенно ему неизвестная. Глупо пытаться отыскать давно утерянное.

–О тебе всё время вспоминал. Хотел жить кучеряво, – солгал Миша.

–Деньги брал?!

Миша пожал плечами, давая понять, что брал.

–А ты что здесь? – задал он встречный вопрос.

–Так, – ушла от ответа Галя.

–Ну, и жарища! – зычный голос потряс округу. Из-за кустов вышел мокрый от пота, красный, лохматый пузан с мочалкой из сухих морских водорослей в руке. Это был Рэд Пятачина.

Он громогласно ворчал:

–О чём думает Молния?! В такое пекло решил париться в бане! Я там, как дурень с этой баней… Какие люди-и! – глаза Рэда хищно подобрели. Он смотрел на Мишу и Галину. – Гы-гы-гы! А я уже готов! Готов! Аа-уа!

Он вдруг, как взбесившаяся горилла, помчался к бассейну, сотрясая своим топотом землю, остановился, ловким рывком расстегнул ширинку клетчатых шорт и, нисколько не стесняясь ошеломленного Миши, вывалил наружу своё огромное жилистое добро. Миша успел подумать, что Пятачина разоблачил его, и теперь намеревался прилюдно оросить мочой, а после отдать на мучения выродкам амбалам-«палачам».

Ещё мгновенье, и Миша, коротким ударом кулака, размозжил бы покрытые редкими волосками коричневые яйца гиганта, но случилось невероятное – Рэд Пятачина, опустившись на одно колено, приподнял на руке побледневшую Галину, заорал победно: «А-а-а-а-а-а!!!», секунда, и женщина, рыдая, уже давилась грубым минетом.

Миша проникся глубочайшим омерзением – так, тот тип, который оправдался, стоя на коленях перед Голубой Молнией, и был знаменитый торговец Ордынцев – он оставил свою жену «отрабатывать» неустойку. Фу! Вот она, мерзкая цена сытой жизни! Как же так? Неужели можно ради денег идти на такое унижение? Ужас!

–Что ты говорил, Рэд, насчёт бани? Уже готова? – в калитку входил Голубая Молния. Он благодушно улыбался.

–Да, баня готова, можно париться, – отозвался Пятачина, внимательно наблюдая, как кореянка гложет его член. Ни один мускул на его красном лице не выдавал чувственных эмоций, которые он испытывал.

Миша полез из бассейна.

–Миша, пойдём в баню! Пива попьём, поговорим, – позвал Голубая Молния.

–С удовольствием, – отозвался Миша. Он готов был провалиться сквозь землю, только бы, не видеть происходящего с Галей! В душе всё просто перевернулось, всё полетело в тар-тары-ры – тёплые воспоминания о первой влюблённости, собственная самоуверенность. Он попал в мир извращённой жестокости и циничного поклонения деньгам, ради них людишки шли на невероятные унижения и безумно трусили, не желая бороться за собственную честь.

–Пятак, ты идёшь?! – позвал Молния.

–Иду, – Пятачина извлёк хозяйство изо рта отиравшейся ладонью кореянки, застегнул шорты, кивнул на Галину двум амбалам. – Сделайте её как следует! Может, муж будет умнее в дальнейшем. Взял моду – второй раз её уже оставляет.

Пятачина нагнал Молнию и Мишу, улыбаясь, опустил тяжелую руку Мише на плечо, словно только что заметил, спросил:

–Как жизнь, Миша?

–Живой!

–Гы-гы! Пока живой? Ну-ну…

Баня была низеньким розовым домиком с черепичной крышей, наполовину скрытым зарослями высоченной черёмухи. Голубая Молния распахнул аккуратную дверцу, и шагнул в тёмный предбанник. Пятачина пропустил вперёд себя Мишу. Стали раздеваться – два толстых здоровяка заняли всё пространство – Миша с трудом протиснулся между ними и стянул купальные шорты. Пятачина ловко спустил свои обычные шорты, под которыми трусов не было, и через голову, сдёрнул майку. Его мужское естество, всё ещё тугое и упругое, вызывающе торчало. Миша опустил взгляд на своего «красавца» – тот спал. У Молнии тоже было всё спокойно. Молния почесал свой подбородок, ухмыльнулся.

Пятачина, заметив внимание к своему члену, рыкнул:

–Что уставились?! Сейчас всуну банан, не обрадуетесь!

–За петухов нас держишь? – хрюкнул Молния. – Только дёрнись, с мясом вырву!

–А давай Мишу оголубим, – вдруг, предложил Рэд. – Загнём и отшуруем.

Миша опешил.

–А что, никто не узнает. Давай, Михаил, загибайся. Посмотрим на твою преданность.

И сразу взорвался бешенным хохотом Молния, мотая головой.

Успокаиваясь, заверил:

– Не бойся, Миша. Пятак шутит. Кхе-кхе-кхе!!! Хотя, кто его знает…

В тесном моечном помещении, совмещённом с парной, мылись молча. Миша был настороже, с напряжением искоса наблюдая за Пятачиной. Мише показалось, что этот дикий кабан всерьёз собирался лишить его мужской чести. Но Рэд, хрюкая и отплёвываясь, мылся, согнувшись над цинковым тазиком. Молния на верхнем полоке похлопывал себя по спине и животу дубовым веником.

Отпарившись, он сошёл на пол. Пятачина с готовностью окатил его прохладной водой. Молния отёр воду и пот с лица.

–Хорошо… Пятак, тащи водку и квас.

Рэд бросил мыться, ушёл. Молния присел на полок, из таза поплюскивал себе на распаренные розовые ноги тёплой водичкой.

–Что интересного расскажешь, Михаил? Есть для нас информация?

Миша тоже присел.

–Есть, только не знаю, насколько она вам годится.

–Говори.

–Кто-то настучал, что в корпусах старого кирпичного завода разливают самопальную минералку.

Молния убрал с лица благодушие.

–Вынюхали… Это цех Стеклова. Говорил мудаку – меняй чаще помещения. Когда налёт?

–Завтра рано утром. Часа в четыре.

В баню вошёл Рэд с двумя литровыми баллонами светлого домашнего кваса и бутылкой водки.

–Слышь, Пятак, менты Стеклова хотят накрыть.

Миша пояснил:

–Они не знают, чей цех, просто имеют информацию, что линия розлива и пять тысяч упаковок полторалитровой минералки на территории старого кирпичного завода.

–Значит, Стекло в этот раз не внесёт положенную плату. Жопу ему порву, гаду! – рыкнул Рэд, с хрустом проворачивая пробку на бутылке, выпуская на свободу дозатор.

–Тупой ты, Пятак. Мне не грязная задница Стеклова нужна, а его бабки. Будет действовать бизнес, будут идти бабки! А сейчас менты всё похерят, – отозвался Голубая Молния. – Себестоимость бутыля поддельной минералки – семьдесят копеек, в торговлю она идёт по девятнадцать рублей, а там ещё пять-шесть сверху накидывают, а то и больше! Ты понял, чего мы лишаемся?! Они ведь, всё равно вынюхают, чей цех и чья минералка.

–Ты про ментов? Может, вынюхают, а может – нет. Слушай, Молния, раз Стеклов всё равно теперь будет в дерьме, давай, хоть своё возьмём. Линию нам уже не спасти, а товар вывезти успеем. Налетим всей бригадой, транспорт подгоним и вывезем минералку. Сколько там бутылок?

 

–Тридцать тысяч.

–Это полмиллиона бабла! Да срать я хотел на Стеклова, после этого! – заявил Рэд.

Молния задумался, забрал из рук Пятачины водку, вывернул с корнем и выкинул на пол ненужный дозатор, отхлебнул с горла, крякнул, скривившись, передал бутылку Мише.

–Мысль.

–Время, чтобы предупредить Стеклова, ещё есть. Он может сам успеть перевезти цех и воду – у него же рабочие есть какие-то, – сказал Миша.

Но, по лицам варнаков, было понятно, что им выгоднее ограбить своего данника, чем спасти и получать частями то, что можно хапнуть сразу и сейчас.

–Хрен там успеет, – возразил Рэд. – Возьмём минералку сами, а его за дебилизм накажем.

Пятачина, вслед за Мишей, тоже приложился к бутылке водки, тут же перешёл на другую тему:

–Ты знаешь ту курву?

–Кого? – не понял Миша, думая про Стеклова.

–Жену Ордынцева.

–А-а…, – Миша растерялся. Отозвался без энтузиазма. – В молодости поглядывал на неё.

–Ха-ха! Поглядывал, – развеселился Рэд. – Дай ей в рот. Она сегодня за муженька старается, бережёт его задницу, себя утруждает!

Миша беспомощно захлопал ресницами. Что он может предпринять, чтобы спасти свою первую любовь, ведь у него очень ответственное задание? И в мозгу сразу имелся ответ – ничего он предпринимать не будет. Ничего. Абсолютно.

Голубая Молния обрадовался, вскричал:

–Точно! … Пятак, зови кореянку. Утешим Мишу! – Ему понравилась идея свести старых знакомых в половой близости. Им будет плохо и стыдно, а он насладится их психологическими терзаниями. Вот это потеха и зрелище! Конечно, зрелище для морального урода, каким был Голубая Молния, но он себя таковым не считал. Он, в своих мыслях, был правильным разводилой и держалом, все его мысли были правильными!

–Не… Не хочу! – запротестовал Миша. Он понял, что это «перебор». Наступал его личный апокалипсис. Или – или. Он замотал головой решительно. – Не буду!

–А я тебя не спрашиваю! – во взгляде Молнии сверкнули холодные искорки… Он напрягся, но, тут же, подобрел и расслабился. Спросил с доброй усмешкой. – Или ты не мужик? Хренов импотент? Женщине надо доставлять удовольствие, Михаил! Ты против этого утверждения?

–Конечно, не против! Но тут совсем другое…

–Да, да… Любовь и прочая дребедень… Так ты сделаешь, что я прошу или наше сотрудничество окончится не начавшись?

Голубая Молния продолжал оставаться добрым собеседником, но

Миша понял, что должен покориться, чтобы не заронить в души бандитов зёрна сомнения. Потом зёрна отделят от плевел, только ему будет легче? Совершить такое! … Но он уже знал, что сделает эту гнусность, иначе ему не оправдать ни перед бандитами, ни перед коллегами по правоохранительному цеху. Вопрос: простит ли он себя после этого?

Рэд резво выскользнул из бани, скоро привёл покорную и усталую Галину. Она была в бюстгальтере, но без плавок, шла тяжело – архары Голубой Молнии постарались раздраконить её, чувствовалось, что каждое движение давалось ей с трудом.

–Заходи, родная, – улыбаясь, позвал Галину Молния, но, когда она шагнула к нему, он повелительно указал на Мишу.

Мише было ужасно неприятно, но член, к его стыду, сам собой враз осмелел, налился силой и отвердел.

–Ха-ха-ха! – засмеялся Рэд. – Хотел и молчал!

Миша увидел в глазах Галины презрение к нему, но, в тот же момент, она нагнулась и … чувственная сладость сотрясла Мишу, а рот женщины всё убыстрял и убыстрял темп.

–Ну-ка, прогнись, – хлопнул по спине кореянку Пятачина. Он со вздохом вошёл в неё сзади. Она дёрнулась, чуть не укусив естество Миши. Он испуганно придержал её голову, но дальше всё шло хорошо…

Голубая Молния спокойно пил квас из пластикового баллона, наблюдая за эротической сценой, разыгравшейся по его прихоти.

–Как будто я в Древнем Риме! – пояснил Молния всем. – Я император, а вы мои рабы… Тогда же не было эротики на дисках! Ха-ха-ха! Всё было в живую!

Никого не обрадовало его весёлое пояснение – они были куклами в ужасном спектакле. Даже пьяный Рэд метнул на соратника злой взгляд, не прекращая своего сладкого «дела».

Миша пытался сохранить непроницаемость на лице, но не смог сдерживать себя, в итоге потерял контроль, завершил очень эмоционально, тут же испытав, одновременно с сексуальным блаженством, глубокое отвращение и к себе, и к женщине, которую всегда любил, которая сделала, что не должна была делать даже под страхом смерти. И он этого не должен был делать. Они оба мерзавцы! Нет, это громко сказано – они две дряни, пытающиеся оправдать свою подлость стечением обстоятельств. Из любой ситуации всегда есть выход. Всегда! Только этот выход нас не устраивает, и мы называем ситуацию безвыходной…

Молния ухмыльнулся (ему всё нравилось, и он от души забавлялся муками своих «подопечных»):

–У тебя зубы от минета разболелись, Миша?

–Что? – ещё находясь в экстазе, посмотрел на Молнию Миша, словно слепой. Он постепенно возвращался в реальность.

–Лицо у тебя… ужасное! – пояснил Молния, усмехаясь.

Миша сказал откровенно, освободившись от сексуального опьянения.

–Я не хотел этого, я же говорил тебе.

Хотел сказать Галине: «Прости, Галя», но язык не повернулся – прилип к нёбу, и горло запершило.

–А тебя никто не заставлял! – вдруг выдал Молния.

Миша посмотрел на Галину, которые сотрясали мощные толчки Пятачины (она теперь подумает, что он стал отъявленным подонком!), сказал грубо:

–Я не люблю, когда женщина близка с мужчиной без любовных переживаний, без чувств…

–А я люблю! – загоготал Пятачина, и, вытащив «хозяйство», сотрясаясь, со стоном обрызгал спину женщины.

–Кайф! Кайф! О-о-о-о! Дастиш фантастиш! Майн гот!

–Пятак, не переигрывай, – хрюкнул Молния.

Пятачина, улыбаясь, отёр пот со лба, вскричал:

–Хорошо! Дюже! Любо! Так устроит, русский ты наш?

–Устроит.

–Теперь можно и водки! – заявил Рэд.

–Можно!

Голубая Молния встал с полока.

–Глядя на вас, и мне захотелось доставить удовольствие гостье.

Осоловелая кореянка понуро смотрела на взбодрившийся член Молнии, внутренне готовясь к новому испытанию.

–Становись, – велел ей Молния.

Галина устало заняла исходную позицию. Предстояло вновь отведать порцию боли. Однако, Молния, вдруг всунул свой палец туда, куда положено.

–О, а здесь совсем тесно, – заявил он, тут же пристраиваясь сзади, и вошёл. Женщина взбрыкнулась, скривилась, попыталась оттолкнуть здоровяка.

–Вы обещали, что туда не будете, – взмолилась она.

–Молчи, тварь, – продолжая орудовать членом, рявкнул Молния. – Пусть твой муж во время платит, тогда никуда никто трахать не будет! Вбей это в его тупую голову.

Галина заплакала.

Это рассмешило Молнию. Рэд тоже хрюкнул, отхлёбывая водку из бутылки.

Миша понуро сидел на полоке, глядя на свои ноги. Ему хотелось убежать отсюда, скрыться, или, хотя бы, зажмуриться, заткнуть уши.

–У неё тесная норка, – комментировал свои ощущения Голубая Молния. Он хлопнул кореянку по спине. – Ты не рожала? Чувствуется! Ха-ха. Ленивая ты баба. Нас, россиян, мало, а ты ленишься! Не хорошо. Ха-ха. Ох, любо! Ох, дюже! Ещё, ещё разок! А-а. кончаю! Ох, ох…

Покончив с сексом, Молния велел всем идти купаться в бассейн.

Галина осталась одна рыдать на полу бани.

–Что она так убивается? – спросил Рэд у Молнии на улице.

–Спираль у неё не стоит, а сейчас дни овуляции. Ордынцев просил туда не впихивать, легко забеременеть может.

–Вон оно что! Ха-ха! Пойду-ка, и я всажу, куда следует. Надо наказать эту курву!

–Курва – слово прибалтийское, – заявил Молния. – Я, когда служил в армии при Советском Союзе, много этих курв в Эстонии и Латвии «перелопатил»… Девочки изумительные! Было дело! Теперь много эстонских и латвийских парней, ходят с моим лицом!

–Представь, Молния, и у Ордынцева будет сын с моим лицом! – вскричал Рэд с воодушевлением.

–Дурень, я первый ей вкатил! – посмеялся Молния. – А, если будет дитя, алименты платить будешь ты!

–Ещё посмотрим, чья возьмёт! Ха-ха!

–А, вдруг, Ордынцева? – пошутил Молния.

–Тогда, всех убью!

Миша содрогнулся – он таких шуток не понимал.

Рэд Пятачина вернулся в баню. Оттуда, через минуту, вырвался женский вопль. Миша дёрнулся, остановился, но больше криков не повторилось… Как бы там не случилось, он не готов был спасать свою бывшую любовь. И он не чувствовал себя виноватым в происходившем. Было время, он любил её, а она его отвергла. Было время. Обычная история… А сейчас… Чужой человек получает воздаяние за свои грехи… Только то… Как поступить? Спасти этого человека, которому и спасение, не есть избавление, или спасти всех? Внутренних вопросов у Миши не возникло. Он делал свою работу, своё дело – выводил бандитов на чистую воду, чтобы они понесли наказание, согласно букве закона.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12 
Рейтинг@Mail.ru