Люцифер

Алексей Михайлов
Люцифер

Литературно-художественное издание

Редактура: Сергей Дедович

Вёрстка: Александра Яшаркина

Иллюстрации: Кристина Габеева

Полное или частичное копирование материалов книги без разрешения правообладателя запрещено.

chtivo.spb.ru

Предисловие

 
Для вас, атеисты и воины веры,
Любители критик, порочащих слог,
Поэму пишу о властителе сферы,
Которую сыну доверил сам Бог.
Для Вас, мой Читатель, пока неизвестный,
Плету я из строчек большой гобелен,
На коем сияет жестокий, но честный,
Бесстрашный вершитель земных перемен.
Готов принимать я в свой адрес упрёки
Учёных мужей и других знатоков,
Надувших от злобы и зависти щёки,
Но – я опираюсь на правду веков.
 

Начало

1
 
Никто не споёт о рождении мира:
Ни гений наук, ни любой эрудит,
Ни флейта еврея, ни эллина лира,
Но может поведать об этом пиит.
Как Бог появился во мгле бесконечной,
Не скажет теперь ни один богослов,
Но что оказалась Вселенная вечной –
Вопрос для великих учёных не нов…
 
2
 
О чудном событье известно немного,
А это случилось, сомнения нет!
Весь мир до сих пор под десницею Бога
И будет божественным тысячи лет!
Кому-то нужны человек и планета,
И время, зовущее нас за собой,
Оно пролетает, как в небе комета,
Скрываясь поспешно в дали голубой.
 
3
 
Увидеть Творца на Земле невозможно –
Иной созидатель на ней правит бал,
Законы отца он блюдёт непреложно,
Хоть был незаслуженно пленником скал.
Ему мы обязаны жизнью земною,
Хотя сотворил всё живущее Бог,
Но Сын помогал и Адаму, и Ною,
И люди должны это знать назубок!
 
4
 
Всевышний творил дивный мир неустанно,
Имея лишь тьму с пустотой под рукой,
Планеты и звёзды рождались спонтанно,
Явленьем своим нарушая покой.
Зудели от новшеств могучие руки,
Кипели желанья в его голове,
Но мучился Бог от навязчивой скуки –
Кому рассказать о чудесной волшбе?
 
5
 
О мире цветущем премного радея,
Творец постоянно желал новизны,
И вдруг появилась у Бога идея –
Помощники в деле великом нужны!
Он был озадачен резонным вопросом:
«Как сделать детей из ночной пустоты?
Мне кажется, сын должен стать светоносом,
Имея мой облик, талант и персты!
 
6
 
Материей тонкой богата Люцида –
Энергия мощью в сто тысяч светил!
Из ярких лучей я создам индивида,
На труд не жалея таланта и сил!
Никто за него не осудит упрёком,
Сын будет моим отраженьем во всём,
И станем мечтать о грядущем далёком,
Чтоб стал идеальным большой окоём!»
 
7
 
Бог сгусток энергии стиснул в деснице,
И мыслью связал ослепительный свет,
Вдруг что-то сверкнуло подобно зарнице –
Явился помощник для дел и бесед!
Рождённый наследник был дивно прекрасен –
Как яркий огонь посреди темноты,
А Бог восхитился: «Мой труд не напрасен –
Созданье моё – образец красоты!
 
8
 
Теперь превратись, Светоносный, в комету,
Промчись по орбите, порадуй меня!»
И сын пролетел, словно факел, по свету,
Являя родителю сферу огня!
Творец восторгался чудесным созданьем,
Идеи рождались одна за одной:
«В грядущем подобное станет преданьем
Для многих живущих на тверди земной…»
 

На Землю!

9
 
Отцу не пришлось обучать Люцифера –
Премудрости схватывал сын на лету,
В творца превратился юнец из курьера,
Наполнив сиянием звёзд пустоту.
А Богу понравилось «деторожденье»,
Которое выполнить мог он шутя,
И вновь испытал Властелин возбужденье,
Узрив пред собою второе дитя.
 
10
 
Всевышний младенца назвал Михаилом,
Но скуп оказался при этом в дарах:
Не стал приобщать сына к пламенным силам,
Считая слугою на первых порах.
Малыш возрастал с затаённой обидой,
Что создан без матери Богом одним,
А не был рождён светоносной Люцидой,
И стал Михаил молчалив и раним.
 
11
 
Смириться не мог он с могуществом брата
(А сила важна для любого юнца!),
Боялся создания дуумвирата,
Ведь стал Люцифер отраженьем отца!
Понравилось Богу живое творенье,
В азарте создал он немало таких –
Они не могли возжелать воцаренья,
И не было в детях идей бунтовских.
 
12
 
Так стало у Бога помощников много,
Но каждому дело нашлось у отца,
Господь проверял исполнение строго,
За что и боялись потомки Творца.
Хотя безупречное Богу служенье
Считалось блаженством для многих сынов,
Но лишь Люцифер вызывал уваженье
За то, что не требовал высших чинов.
 
13
 
Бог видел, что сын был со всеми на равных,
С кем общий язык находил он легко,
Себя не считал самым главным из главных,
Хоть в мыслях парил, как отец, высоко:
«Быть сильным и скромным – достаточно сложно,
Имея при этом в избытке огня.
Теперь управлять надо им осторожно,
Чтоб сын мой любимый не свергнул меня!
 
14
 
Лишь в нём мной замечено что-то такое,
Чем он вдохновляет потомков других!
Вот это меня и лишает покоя –
Всего можно ждать от сынов дорогих!
Хотя Люцифер мной в плохом не замечен,
Но братья его в убежденьях слабы
И верят ему, так как он безупречен,
Да только не будет со мною борьбы!»
 
15
 
Любил свой предел, непонятную сферу,
Созданий своих недоступный нам Бог,
Но власть мог доверить Он лишь Люциферу –
В нём видел прекрасных деяний итог.
Никто не перечил Создателю мира,
Все дети безумно страшились Отца,
И лишь Люцифер, возмутитель Эфира,
Умел не терять перед Богом лица.
 
16
 
Внушала его прямота уваженье,
Ведь трудно быть честным до мозга костей,
Жизнь ангелов – это не просто служенье,
А детство и юность прекрасных детей.
Однажды собрал Бог потомков всех вместе,
Чтоб высказать планов своих громадьё,
Но главным звучало в его манифесте –
В растущей Вселенной семейства житьё:
 
17
 
«Я Землю создал, но не прихоти ради –
На ней я устрою большой полигон:
Есть думы о дивном таинственном саде,
Где царствовать будут мой сын и Закон!
Кто именно, трудно сказать откровенно –
Пока вы со мною, вы все хороши!
Но мыслит один Люцифер дерзновенно,
Трудясь для меня от широкой души.
 
18
 
Лишь он мог оспорить отцовское мненье
(А я не безгрешен в деяньях своих!),
И это, сыны – не дурное затменье,
Не дерзость сомнений его бунтовских.
Желает наследник со мной быть на равных,
Но нет здесь каприза родного дитя,
Денница разборчив в деяниях главных,
Какие всегда выполняет шутя.
 
19
 
Он злобы не держит в душе щедровитой
И завистью к нам не терзает себя,
Пусть станет планета при нём плодовитой!» –
Так вымолвил Бог, Люцифера любя.
Другие сыны посмотрели на брата,
Не в силах скрыть тайную зависть к нему,
А Бог продолжал: «Я дождусь результата –
Растопит сиянье холодную тьму!
 
20
 
Ему будет отдана мною планета,
Когда завершу там деянья свои,
Вовек не нарушу я с ним паритета,
Не стану вести за владенья бои!»
Всех ангелов Бог поразил монологом,
Доволен решением был Михаил:
«Прекрасно, что брат изгоняется Богом,
Пусть ткнётся красивыми крыльями в ил!»
 
21
 
Молчал Люцифер удивлённый решеньем,
Но принял его с просиявшим лицом:
«Мне творчество станет большим утешеньем,
Я буду гордиться великим отцом!»
…Отправил на Землю Творец Люцифера,
Ему предоставив большие права,
Так громом с небес начиналась карьера
Того, о котором злословит молва.
 

Первые люди

22
 
Ослабли объятия девственной ночи,
Летел сквозь неё Светоносец к Земле,
В глухой уголок им направлены очи,
Где солнце с планетами кружит во мгле.
«Надёжно их спрятал Отец во Вселенной
От взоров мечтательных юных сынов,
Чтоб только не стала Земля вожделенной
Для глаз любопытных и дерзостных снов!»
 
23
 
Так думал в полёте прекрасный Денница,
Готовясь узрить созиданья итог,
Чего не видала чужая зеница,
Ведь там создавал благолепие Бог!
«Отец говорил о загадочном саде…
Ужель доведётся мне видеть его?
Но мир создавал Он во мраке и хладе –
Безмерно искусно его волшебство!»
 
24
 
Вдруг солнце узрил Люцифер во Вселенной,
И стало оно путеводной звездой,
Манящей к планете живой и нетленной
Средь прочих, летящих своей чередой.
«О, как далеко разместил Бог планету,
И в этом есть смысл, неизвестно какой!
Отец мне поведал о ней по секрету,
Легко указав направленье рукой!»
 
25
 
А скоро почувствовал он притяженье
Пылающей жаром огромной звезды,
Легко обнаружил он место служенья
По сфере воздушной и блеску воды.
Над быстро летящей лазурной планетой
Повис Люцифер, на красоты смотря:
«Тепло на Земле, ярким солнцем согретой,
Отцом на неё я направлен не зря.
 
26
 
Там – льды и снега, белоснежные горы,
А здесь – океан и на нём острова…»
С восторгом бросал на планету он взоры,
Летели в пространство такие слова:
«Жаль, братья не видят красоты земные!
Не встретить подобного в чёрной дали,
Где есть, безусловно, планеты иные,
Но нет там живой и прекрасной Земли!
 
27
 
Есть сад на планете, возделанный Богом,
Где скоро увижу творенья отца…
Ведь Он промолчал неслучайно о многом,
Надеясь, что зверь прибежит на ловца».
Так несколько раз облетел он планету,
Восторженно глядя на дивный простор,
Потом Люцифер пригляделся к Тибету,
Где выбрал плато средь заснеженных гор.
 
28
 
Заметив зелёное краешком глаза,
Туда моментально направился он,
Под ним проплывали вершины Кавказа,
И зрелищем этим он был поражён.
А дальше виднелись леса и долины,
От мелких ручьёв был пейзаж полосат,
Впервые увидел он клин журавлиный
И созданный Богом таинственный сад!
 
29
 
Трава покрывала лесные поляны,
Где били сверкающей влагой ключи,
Над реками медленно плыли туманы,
Сквозь кои едва пробивались лучи.
Большие деревья манили плодами,
Каких никогда не держал он в перстах,
Заполнены пастбища были стадами,
Луга утопали в красивых цветах.
 
30
 
Пришлец превратился в прекрасную птицу
С лазурною грудкой и алым хвостом,
Порадовал сад молодого Денницу,
Он сел на ветвях над цветущим кустом.
Оттуда увидел существ копошенье –
Бежали дорогой своей муравьи,
Упорно тащили они приношенье,
Успешно добытое, в норы свои…
 
31
 
И в воздухе чистом порхали беспечно
Красивые бабочки разных цветов.
Изрёк Люцифер: «Бог творил безупречно,
Видать, не щадил для природы перстов!
Здесь нет холодов и больших расстояний,
Наполнена песнями эта страна,
Полно тут пространства для добрых деяний –
В прекрасном саду власть моя не нужна…»
 
32
 
Как птица, летал Люцифер до заката,
И Богу восторг выражал на лету:
«Природа огромного сада богата,
Ещё не узрил всю её красоту!»
Сменились в ночи звуки дивного сада:
Нарушил его тишину соловей,
В траве беспокойно трещала цикада,
Ей вторили совы с высоких ветвей.
 
33
 
Смотрела Луна на посланника Бога,
Скрывая тоску за потоком лучей,
Ей видеть пришлось в долгой жизни немного –
Господь не тревожил покоя ночей.
Но тут засияла она необычно,
Узрив Люцифера у тихой реки –
Он принял свой вид, чтобы стало привычно,
И крылья поправил движеньем руки.
 
34
 
Луна ощутила, какая в нём сила:
«Всё в мире от Бога, но этот пришлец
Сильней и прекрасней любого Светила,
И, судя по крыльям, уже не птенец!»
Присел Люцифер на валун разноцветный
И взглядом обвёл прилегающий брег,
Как вдруг он узрил силуэт неприметный –
Склонился вдали над водой человек!
 
35
 
«Но чья там фигура, вопрос интересный,
Кому захотелось напиться воды? –
Подумал внезапно посланник небесный. –
И кто рядом с ним ждёт своей череды?»
Денница направился к берегу речки,
Чтоб этих существ рассмотреть поясней.
Предстали пред взором его человечки,
Что ниже посланца и кожей бледней.
 
36
 
Но было заметно огромное сходство
Меж ним, Люцифером, и парой людей:
«Как жаль, что не вижу я в них благородства…
Ужели ошибся Отец-чудодей?
Я вижу последние Божьи творенья,
Которые он изваял после нас!
Однако, приятное мне лицезренье,
Но портит их глупость бессмысленных глаз.
 
37
 
Бог вылепил эти творенья из глины,
Желая заполнить пространство Земли.
Без знаний о мире бедняжки невинны –
Пьют воду, как скот, из реки на мели…»
Приблизился к ним Люцифер, рассуждая:
«Как много различий меж ними и мной,
О чём мыслил Бог, их тела созидая?
Он, видно, не думал о жизни земной!
 
38
 
У них нет рогов, как у взрослых баранов,
Не вижу когтей на ногах и руках,
Нет крыльев и клюва могучих орланов –
Они не удержат добычу в клыках!
Смотрел я невольно за тигром огромным,
Следил за волками и прайдами львов,
Я думаю, звери питались скоромным –
Трава непригодна для их животов!
 
39
 
А тут человек беззащитный и голый
И пахнет живым, как добыча зверья,
Так справится ль он с этой жизнью тяжёлой,
Коль Бог оставляет его без жилья?
Расспрос учиню этим милым созданьям,
Пока не случилась в их жизни беда!
Уж лучше помочь с небольшим опозданьем,
Чем их потерять для Земли навсегда!»
 
40
 
Швырнул Люцифер малый камешек в воду,
Взглянули тогда на него существа,
Спросил он: «Какого вы племени-роду?»
В ответ на вопрос прозвучали слова:
«Из праха земного мы созданы Богом,
Для нас сотворил он и сад, и зверей,
Беседовал с нами Создатель немного,
Но стали мы оба животных мудрей.
 
41
 
Меня называл наш родитель Адамом,
Дал имя «Лилит» наречённой жене,
И молвил: «Ты будешь всегда моногамом,
Других не увидишь ты даже во сне!»
Творец нам рассказывал, кто мы такие,
О промысле нашем, о вкусной еде…»
«А что Он вещал про желанья мужские?» –
Спросил Люцифер, умолчав о стыде.
 
42
 
«Да, были слова о различных желаньях:
Чтоб я пожелал быть супруги главней,
И чтобы при ловких и умных стараньях
Всю жизнь был властителем грозным над ней!»
«А что же на это сказала супруга?» –
Опять у Адама спросил Люцифер.
«Лилит отвечала, что муж – не заслуга,
Что знать не желает подобных афер!
 
43
 
Твердит, что мы созданы оба из глины,
А значит, что друг перед другом равны…
Другие желанья просты и невинны,
Особо которые мне не нужны».
«А зрил ли ты страсть у влюблённых животных?» –
Пришлец вопросил, улыбнувшись слегка.
«Зачем мне такое средь дней беззаботных?
Я сыт и супругой доволен пока!
 
44
 
Вот только она не встаёт на колени,
Чтоб смог ей поставить стопу на главу.
Красавица явно подвержена лени:
Строптива во сне и смела наяву!»
Окликнул прелестницу муж своенравный:
«Лилит, опустись на траву предо мной!
Ведь я для тебя на Земле самый главный,
Так будь мне покорной и верной женой!»
 
45
 
Лилит подошла к закричавшему мужу,
Не мысля вставать на колени пред ним:
«Адам, ты, похоже, упал прямо в лужу,
И брызги летят по сужденьям твоим!
С чего я должна быть настолько покорна,
Чтоб пасть пред тобою безропотно ниц?
Сочла б я тебя самым главным бесспорно,
Коль стал бы орлом ты средь маленьких птиц!
 
46
 
Мы созданы оба из праха и глины,
Занятия наши – лишь сон и еда!
И разве мы в этом с тобой не едины?
Не стану рабыней твоей никогда!»
Лилит повернулась к мужчинам спиною,
Поспешно шагнула от берега прочь,
И вдаль побежала она под луною,
Ей спутницей стала чудесная ночь.
 
47
 
Смотрел Люцифер ей вослед, не моргая:
«Вот так и закончился этот расспрос…
Сбежала от мужа супруга нагая,
Укрыв чудный стан водопадом волос…»
А вслух произнёс он: «Лилит не злонравна…
Ужели не знаешь, что делать, Адам?
Твоё поведение очень забавно!
Взгляни между ног, что увидишь ты там?
 
48
 
Легко от тебя убежала услада –
Её унесла молодая жена!
Красавицу зря не ласкал ты, как надо –
Прелестнице страстная ласка важна!»
«Зачем ты решил мне рассказывать сказки,
Прекрасный, крылатый и мощный пришлец?
Лилит не нужны были нежные ласки –
О них промолчал в разговоре Отец!»
 
49
 
Не понял Адам речь посланца от Бога,
Направил растерянный взор в небеса:
«Уж больно жена у меня быстронога –
Не смог я вцепиться в её волоса!»
«Адам, ты невинен умом, как травинка,
Не можешь постичь ты любви глубину,
А чтобы была у тебя половинка,
Проси у Отца ты другую жену!»
 

Лилит

50
 
Луна наблюдала с лицом ироничным
За встречей трёх дивных созданий Творца:
«Похоже, не стал человек гармоничным –
Умом не походит Адам на Отца!
Не станет Господь исправлять человека –
Что вышло, то вышло, оставит таким,
Отныне над ним станет плотной опека,
Чтоб он отдавался занятьям мужским!»
 
51
 
Оставил Адама на бреге Денница,
Решив посмотреть за сбежавшей женой,
Опять он вспорхнул над землёй, словно птица,
И вскоре летел над планетой ночной.
А там, за пределами райского сада,
Не видел он зелени трав и цветов,
Ни пастбищ у рек, ни единого стада –
Под крыльями мир оказался суров.
 
52
 
Смотрел Люцифер на звериные игры,
Где слышались рёвы и жалобный стон,
Как рвали оленей жестокие тигры,
И мамонта гнал по степи смилодон.
«Безжалостный мир вне чудесного сада
Был создан родителем в несколько дней.
Теперь надзирать мне за этим всем надо,
Чтоб жизнь на Земле не казалась страшней!»
 
53
 
Расстался он с первым своим впечатленьем –
Чарующий сад – лишь Земли уголок,
Где вовсе не пахнет ничьим истребленьем,
И там не затопчут зелёный росток.
Он думал о рае, божественном чуде,
Летая стремительно, словно болид:
«В нём всё превосходно: и звери и люди…»
И вспомнил о дерзком побеге Лилит:
 
54
 
Вдруг вспыхнуло что-то огнём в Люцифере,
И в том проявилась его доброта:
«Беглянку съедят ненасытные звери –
Для них безразлична её красота!
Но надо признать, что она невиновна,
Хотя и была перед мужем дерзка,
Во вспыхнувшем бунте права, безусловно –
Ведь женщину сделала Божья рука!
 
55
 
Бог, видно, не знает о чувстве прекрасном,
Какое узрить довелось у зверей…
Я резко сужу об Отце самовластном,
Но надобно быть с человеком мудрей!
Наивный, не знающий подлинной страсти,
Утратил главенство Адам над женой.
Теперь Бог нашлёт на беднягу напасти
Иль, может, одарит супругой иной…
 
56
 
Но здесь, на Земле, без защиты и силы
От горькой обиды сокрылась Лилит,
Ей дивные райские кущи немилы,
Разрушен Адамом семьи монолит…»
Увидел Денница беглянку на склоне
Высокой, поросшей кустами горы,
Бежала к пещере Лилит от погони,
И были красивые ноги быстры.
 
57
 
А ниже по склону увидел он львицу,
Стремительно мчащую деве вослед.
Встревожила эта охота Денницу –
Красавица в миге от смерти иль бед!
Но миг для посланца – отнюдь не мгновенье –
В нём может быть дум и деяний полно!
Он стал перед львицей скалой преткновенья –
Её обойти никому не дано!
 
58
 
Божественным пламенем вспыхнули очи –
Зелёным, пронзительным сильным огнём!
Сверкнули лучами из сумрака ночи,
Прорезав две резкие полосы в нём!
Увидев лучи, устрашённая львица
Поспешно сокрылась в ближайших горах,
Петляя по склону, как будто лисица,
Познавшая дикий бессмысленный страх!
 
59
 
Тогда Люцифер, приближаясь к пещере,
В которой укрылась от львицы Лилит,
Воззвал к ней в приятной и доброй манере,
Чтоб вышла она из укрытья на вид.
Как только она показалась из грота,
Он ей протянул на ладони рубин,
Но это была не простая щедрота,
Тот камень добыт был из скальных глубин.
 
60
 
«Для женщины смелой создам ожерелье
Из ярких живых и багровых камней,
Оно принесёт ей любовь и веселье,
С ним будет Лилит под защитой моей!»
Горел этот камешек капелькой крови,
И женщина бросила взор на него:
Для дивной беглянки подарок был внове,
Ведь муж не дарил ей совсем ничего.
 
61
 
Она подошла к Люциферу поближе,
Ему улыбнулась, робея слегка,
Вблизи оказалась посланника ниже,
И тонкой травинкой тянулась рука.
При этом подумала: «Кто он, откуда?
Как смог очутиться он подле меня?
Ведь он сотворил настоящее чудо,
Пылающим взором зверицу гоня!
 
62
 
Создатель над ним поработал отменно –
Заметно, что глины и праха в нём нет.
Хочу я узнать про него непременно,
Откуда он взял удивительный свет!»
«Ты думаешь верно, что я не из глины –
Ответил он, тронув улыбкой уста. –
Во тьме создавали меня исполины,
История эта совсем непроста!
 
63
 
Но к знаньям таким ты пока не готова,
Не надо спешить в необъятную даль,
Поверь мне, красавица, просто на слово:
От многих познаний – большая печаль!
Защитой послужит сей камень багровый
От страшных пернатых, зверей или змей.
Вне Божьего сада мир очень суровый,
Его переделать – нет власти моей.
 
64
 
Придётся тебе жить в неведомом мире
И помнить о боли и страхе, Лилит,
Зато здесь просторы для жительства шире,
И нужен тебе будет мой сателлит.
Дарую к нему и другую защиту:
Отныне ты станешь любима для всех,
Притянешь к себе, уподобясь магниту,
Любовь, обожанье и полный успех.
 
65
 
Когда ты пойдёшь по лесам и долинам,
То звери тебе покорятся во всём.
Склонясь пред тобою с восторгом невинным,
Они станут радовать твой окоём.
Придётся самой добывать пропитанье,
Божественный сад ты забудешь, как сон!
А жизнь на Земле – это труд и скитанья,
И каждый опасностью здесь окружён».
 
66
 
Вещал Люцифер о стихиях опасных,
В которых погибло немало зверей,
О страшных пожарах, потопах ужасных,
О том, что жильё надо строить скорей.
Красавица слушала, пылко взирая
На богоподобного Стража с небес:
«Не зря я сбежала из дивного рая,
Поскольку лишь здесь я нашла интерес.
 
67
 
И кто он такой, мой могучий спаситель?
Высокий и яркий, прекрасный до слёз!
Однако придётся искать мне обитель,
Уместно ль ему мне направить вопрос,
О том, где теперь пребывать мне в юдоли,
Как место найти на житейском пути?
Я здесь оказалась в объятиях воли,
Но можно запутаться в чьей-то сети…»
 
68
 
И мысли прочитаны были Денницей,
Продолжил красавец с Лилит диалог:
«Теперь не спасуешь пред грозною львицей –
Увидишь наутро надёжный чертог!»
…В пещере Лилит проспала до рассвета,
Оставив снаружи скрываемый страх,
А Божий посланник расхаживал где-то,
Искал подходящее место в горах.
 
69
 
Луч солнца застрял у пещерного входа,
Пытаясь проникнуть в таинственный грот
Под раннюю громкую песню удода,
Настырно просящего Божьих щедрот.
Лилит пробудилась и вышла наружу,
И взор устремила в долину она,
Припомнилось вновь отвращение к мужу,
Которому только рабыня нужна.
 
70
 
В долине виднелась река за туманом,
Кусты отделяли её от камней,
И кто-то лежал под цветущим каштаном,
Чьи листья в росе были всех зеленей.
В тени отдыхал молодой собеседник,
С которым и был о жилье разговор,
К Лилит повернулся небесный наследник,
Почувствовав кожей пронзительный взор.
 
71
 
И он, уважительно к ней обращаясь,
Рукой показал на построенный дом,
Она замерла, красотой восхищаясь:
Немало удобств было собрано в нём:
Изящная крыша, резные перила,
Большую террасу обвил виноград,
В колоннах скрывались надёжность и сила,
На коих держался возделанный сад.
 
72
 
«Такая обитель удобнее грота! –
Изрёк Люцифер, ко дворцу подходя. –
В нём выдержат грозную бурю ворота,
А кровля – потоки любого дождя!»
Лилит обогнула обитель по кругу,
Улыбка её не сходила с лица:
«Такой особняк не по силам супругу –
Адам не дорос до уменья Творца!»
 
73
 
Сказал Люцифер ей, слегка улыбаясь:
«Так значит, супруг оказался не тем,
Менять надо мужа, ничем не терзаясь,
Оставив ему во владенье Эдем!»
«Сбежала навек я из дивного рая,
Обратной дороги туда больше нет!
Я здесь буду жить, ни на что не взирая,
В чертоге, который добром был согрет!
 
74
 
Без мужа, конечно, придётся мне туго,
Но воля моя всех желаний сильней!
Пусть дни пролетят, но дождусь я супруга,
Которому буду всей жизни нужней!»
В ответ прозвучало: «С тобой я согласен –
На воле ждать легче, чем жить под пятой!
Избранник твой будет, как солнце, прекрасен,
И ты очаруешь его чистотой!
 
75
 
Я не был любовью ничьей избалован,
И жизнь для меня не бывала проста,
А ныне, Лилит, я тобой околдован:
Пленила Денницу твоя красота!
Я должен сейчас отправляться в дорогу,
Себя за поспешность такую казня,
Но зван я на помощь к Всесильному Богу,
Ты только дождись непременно меня!»
 
Рейтинг@Mail.ru