Невезучий Кит

Алексей Леонидович FreierWolf
Невезучий Кит

Эпизод 1

Меня зовут Кит. Соня- моя подруга детства. Воспитывали нас дедушки. Мы жили в разных додзё, где преподавали боевое искусство наши деды. У Сони дед преподавал кэндо, а мой – кэм – дзюцу, хотя оба вида были почти одинаковы. Но наши деды владели мечом Масамунэ, который им достался по пьянке, а где, они уже не помнят. Но принято решение – владеть им вдвоем. Они и так были не разлей вода. А в один из дней, когда снова напились, Они нас поженили. Мне было тогда два годика, а Соня старше меня на полгода. Ее родители переехали в Токио и нашли работу. Соне пришлось несколько лет жить у дедушки. Мои родители , вернее отец, погиб в автокатастрофе. У матери не выдержало сердце, и она умерла от сердечной недостаточности. Мне тогда было семь месяцев, а вернее, меня еще не было. Врачи достали меня из трупа моей мамы и очень долго выхаживали. Я был единственным продолжателем семьи Накамура, хотя по маме я был Сато. Но деде дал мне свою фамилию. Вот так мы с самого детства жили недалеко друг от друга и всегда играли, но Соня меня очень часто обижала. А когда я хотел дать сдачи, то дед постоянно лупил меня и приговаривал, чтобы я не смел бить девочек.

Я не помню, когда первый раз взял катану, а вернее, Викадзаси, который меч. И как говорил дед, я в первый же день поймал кролика.

Я очень часто с самого раннего утра убегал в лес или в горы, чтобы не встречаться с Сони. Она постоянно меня била и называла недоноском. В то время я плохо понимал, что это значит, но точно знал, если это говорит Соня, то это должно быть обидно. Но иногда я подшучивал над ней, делал случайные подножки, давал ей в руки слизней или дохлых мышей. Это забавляло, хотя в итоге я все равно получал от деда. Мы росли, и иногда нас дедушки заставляли заниматься спаррингом, в котором я обязан был только защищаться, а она всегда нападала. Так как мне нельзя было давать сдачи, я всегда проигрывал. Убегая в лес или горы, я занимался в одиночку самостоятельно. Дед уже не мог меня ничему новому научить. А подглядывать в соседнее дидзё табу. Это запрещал кодекс части нашей семьи. Практически такие кодексы были у каждой из семей.

Однажды я посчитал себя достаточно обученным и решил сбить кокон с осами и победить их всех. Но их оказалось слишком много. Я не успевал с ними справляться, и в конце концов побежал к реке. По дороге я увидел, что Соня следила за мной. Схватив ее, я побежал вниз с горы к небольшому озеру. По дороге сломал несколько соломин. А осы не отставали, даже настигали нас . У меня было уже много укусов. Но они начали жалить и Соню. Мы прыгнули в озеро и скрылись под водой. Я дал одну соломинку Соне, и мы начали дышать через них, не показываясь на поверхности воды. Вскоре осы улетели, и мы вылезли на берег. Я помог Соне убрать несколько жал, выслушивая всякие оскорбления. Некоторые из них были очень обидные. А она, как я только закончил, обозвала меня недоноском и убежала. Даже не помогла мне удалить жала. Но я был готов и достал приготовленное заранее зеркало. Глаза заплыли, и мне было очень неудобно и больно. Но я справился и, прижимая к опухоли влажную тряпочку вечером вернулся домой, где на меня орали родители Сони. Они как раз в этот день приехали за ней, чтобы увезти в город. Ведь скоро начнутся первые учебные дни в младшей школе. Родители Сони кричали на меня, а когда начали оскорблять, то мой дед встал и спрятал меня за свою спину. Дед Сони выхватил меч и остановил его в миллиметре от шеи дочери, от чего она сильно испугалась и заткнулась.

– Еще слово, и твоя голова отделиться от твоего тела, – сказал дед Сони.

Ничего не сказав, собрав монатки, они уехали и увезли Соню, чему я был просто рад. Но мы остались женаты по велению наших дедов. Пока мы были маленькими нам это особо не мешало, и мы не обращали на это никакого внимания. Это была как игра, но правила семьи нарушать было нельзя. Кодекс нашей семьи гласил, что я будучи женатым, не имел права смотреть в сторону других девушек и влюбляться в них. А уж тем более целоваться, даже брать девушек за руки было позволено только в экстремальных ситуациях или по разрешению жены. Кодекс жены был еще строже, и если бы кто-то нарушил закон, то один из старейшин должен сделать себе сепуку или же это сделать должен провинившийся. Я прекрасно знал закон и никогда даже на малую толику его не нарушал. Но я точно знал, что когда вырасту, я обязательно разведусь. Это позволяло, если обе стороны будут согласны, но до этого мне было еще двенадцать лет.

Эпизод 2

В шесть лет я поступил в младшую школу. До нее было больше трех километров, и я каждый день бегал с горы и в гору к нашему дадзё. Учился я средне. Все науки давались мне очень тяжело. Мне никто не помогал. Дед вообще ничего не понимал и сам еле-еле читал газеты. А в школе друзья мне тоже многому научить не могли. А к девчонкам мне запрещал подходить кодекс чести. Вот я и крутился и тут и там, а когда научился читать, то я почти не вылазил из библиотеки, тем более библиотекарь был парень.

Младшую школу я закончил с 80 процентами, что является очень даже не плохо. И с хорошей оценкой перешел в среднюю школу, где у меня появилось много друзей и даже девушки хотели со мной дружить. Очень часто подкладывали любовные записки, но я их все игнорировал. Но уже ко второму классу все в школе знали, что я женат, и все мне сочувствовали и старались меньше говорить о девушках и их прелестях. Но мне было абсолютно по фиг, я иногда посматривал на девушек, но никак не мог понять , почему парни так тяготеют к ним и после разрыва очень страдают. А когда сам бросают девушку, то стараются рассказать всем о ее недостатках, что меня сильно бесило. Многие девушки тоже не могли понять, почему я держу клятву своей жене, которую даже не помню. Но это мне придавало какой-то шарм, и девушки знали, что когда я разведусь и найду кого-нибудь, то оба будут счастливы. Но это казалось слишком, и среди девушек у меня друзей не было до старшей школы.

Эпизод 3

В старшую школу я пошел в Токио. Дед дал денег, чтобы я снял жилье, но денег хватило на маленькую комнату в общежитии для учащихся. Тут жили и девушки и парни, но на разных этажах. Мне очень понравилось жить такой толпой. Многие учились в той же старшей школе, что и я, но некоторые уже учились в универе. Из первокурсников был только я, вернее, из первоклассников. Да, в старшую школу я смог поступить в первый В класс, причем школа оказалась очень даже элитной, хотя проходной бал у меня был только 75 %.

Класс был очень даже хороший, хотя таких, как я, было больше половины класса. Некоторые были даже хуже. Оказалось, что все лучшие ученики учились в А классе, чуть похуже в Б, а самые плохие в В. Один из одноклассников оказался соседом. Он жил недалеко от нашего общежития. Мы сразу же подружились. Его звали Аки Масуда, но он просил, чтобы я его звал просто Аки. Хотя другие его звали по фамилии.

– Зови меня Кит, я тоже не очень люблю официальность, – сказала я, и мы пожали руки. Нас даже посадили на самую последнюю парту, у окна сидел Аки. Передо мной соседкой была Чико Танака. Весь ее вид показывал, она цундере, но на меня она смотрела как-то по другому.

Во всех школах, да и после уроков, я был душой коллектива. Мне нравилось общаться со всеми. Только с девочками я общался слегка осторожно. О том, что я женат уже начал забывать, но когда видео колечко, которое висело у меня на шее, оно было очень маленькое. Ведь когда нас поженили, пальчики были совсем маленькие.

Я знал, что где-то живет Соня, но видеть ее не хотел.

Жизнь текла весело, что в школе, что в общаге. По выходным мы ходили в игровые клубы. Я очень часто бегал по утром и занимался фехтованием. Однажды нашел место, где постоянно летели листья, и я решил, что это прекрасное место для тренировки. Правда, оно было очень далеко от общаги, но только здесь я мог заниматься открытым клинком. При порыве ветра листья летели на меня, а я рубил их не пропуская ни одного, как когда-то я дрался с осами. Много лет они меня одолевали, но последние годы я уничтожал из всех до единой. А тут такое количество листьев!. Я был просто счастлив. Но было чувство, что за мной кто-то следит. Но мне было безумно хорошо, ведь я не занимался с самого дома. Сюда я прибегал каждое воскресенье, и мне всегда казалось, что за мной следят, но никого не заметив, я думал, что это просто моя предосторожность.

Но однажды, когда я позанимался, хотел уйти, недалеко сидел какой-то дедушка и смотрел. Я поздоровался и, замотав катану в чехол, собрался уходить.

– Что у тебя за стиль? – неожиданно спросил дедушка.

– Я сам придумал, – сказал я, – а до этого занимался Кэм-Дзюцу, у моего деда своя додзё.

Дедушка встал и подошел ко мне.

– Моя внучка часто ходит посмотреть на твои тренировки, и когда ты уходишь, то пытается также, но у нее плохо получается, – продолжил дедушка. – Я уже стар и хочу передать свой меч тому, кто его достоин, и я, наконец-то, тебя нашел.

– А почему вы не отдадите своей внучке? – спросил я.

Дедушка улыбнулся:

– А с чего ты решил, что я его отдам, а не ей:

– Вы сказали, что хотите отдать его мне.

– Я хочу передать тебе свое мастерство, но, видя, как ты работаешь мечом, я понял, что ты превзошел меня, и моя внучка потом тебе все объяснит, – произнес он и достал меч. – Это северный звон.

Я, взяв его в руки, понял, что он просто создан для меня. Достав его из ножен, я увидел горб Масамунэ.

– Я не могу его взять! Он стоит миллиарды, и отдать его первому встречному просто не правильно и расточительно. Ваша внучка будет очень недовольна, – сказал я, отдавая обратно ему меч.

– Ни тебе и не ей решать кому достанется меч. Он должен жить в умеющих руках. И если ты его не возьмешь, я его сломаю, – сказала старик.

– Ни в коем случае! Я возьму его! Но что мне сделать для вас? И как вас отблагодарить?

 

– Возьмешь в жены мою внучку, – сказал дед.

– Простите, я не могу. Я женат с детства и даже не знаю, как она выглядит.

– Ничего, разберешься, – сказал дед и пошел в лес, а через пару минут исчез из поля моего зрения. Я долго рассматривал меч, даже немного потренировался и почувствовал, как меч начал петь. «Вот, значит, почему это меч назвали северный звон!» – подумал я и убрал меч в ножны, затем замотал его вместе со своим и побежал в общагу. Из общаги я позвонил своему деду и рассказал все, что со мной произошло, и что у меня есть северный звон. А мой дед мне ответил:

– Что сам правнук Масамунэ выковал этот меч, а, вернее, он выковал их всего четыре, Все они имеют названия сторон света и стоят бешеные деньги. Меч, который принадлежит нам с семьей Ватанабе, тоже ковал он, но посчитал его бракованным. Хотел выбросить, вернее, перековать, но мы выпросили его, но с одним условием. Мы должны пользоваться этим мечом по очереди. Но на сегодняшний день этот меч увезла дочка Ватанабе и никак не хочет возвращать, – сказал дед, – и ватанабе просит, чтобы ты нашел его семью и пофотографировал. Он их не видел с того момента, когда чуть не отрубил голову дочери.

– Хорошо, – сказал я, хотя не имел никакого представления, где искать.

Эпизод 4

Прошел почти месяц с того момента, как мне отдали меч. Я с ним не расставался, даже в школу носил с собой. Как-то раз я сидел со своим другом, и мы, как ни странно обсуждали девушек. Он мне говорил про какую-то девушку, недавно переведенную к ним в школу в класс А. Что она красива настолько, что глаз не оторвать и учится на отлично и спортом увлекается, что все парни школы сохнут по ней.

– Извини, я ее не видел, – сказал я.

– Вот она, вот! – закричал Аки и показал мне за спину, я оглянулся и увидел в дверях длинноволосую девушку, как мне показалось, она ничем от других не отличалась. Девушка стояла и смотрела на меня.

– И что вы в ней нашли? – повернувшись обратно, сказал я. – Обычная девушка, как все. Вот лично мне она не очень. Джун Камацу и то будет лучше выглядеть, если ей отрастить такие же волосы, как у нее, – Аки смотрел на меня, широко открыв глаза, Я же продолжал. – У Камацу и попка кругленькая и грудь больше для продолжения рода Камацу подходит больше, – немного смеясь, добавил я.

Аки смотрел куда-то в сторону. Его лицо было мертвецки бледным. В классе стало тихо.

Я понял, что, что-то не так.

– Она у меня за спиной? – спросил я.

Аки быстро закачал головой.

– Да, не хорошо получилось, – пробормотал я и хотел рвануть с места, но мне на плечо легла чья- то рука.

– Значит, Камацу тебе больше нравится, чем я? – на весь класс громко проговорила девушка.

–Правда, – сказала Джун и покраснела.

– А я думала ты чтишь кодекс и кроме жены ни о ком не думаешь? – спросила девушка

– Разговаривать о девушках – непременно, – сказал я.

– Он что женат? – зашептались в классе.

– А я хожу и думаю, вся школа за две недели призналась мне в любви кроме тебя, и то, что ты женат, я знала. Но вот то, что я не нравлюсь, это меня задело. Значит, попка покруглей и грудь побольше нравятся тебе ? – спросила девушка.

– Не то, чтобы нравятся, просто от такой девушки , я считаю, ребенок будет лучше, – не знаю почему, но я ответил так.

Девушка отпустила мое плечо и пошла в сторону выхода.

– Кто это? – спросил я.

–Это Каори Миамото – самая красивая и непреступная девушка в школе. Говоря, она внучка самого Масамунэ, – сказал Аки.

«Вот, значит, про какую внучку ты говорил? – подумал я. – Грубая, неразговорчивая, считающая себя богиней и элитой во всех отношениях. Наверняка уже поменяла несколько парней и не удивлюсь, если она была с ними в эротических отношениях. Точно мне не подходит по всем параметрам, – произнес про себя я, провожая ее взглядом.

– Слушай, а ты не слыхал нигде такую фамилию, как Ватанабэ? – спросил я у Аки.

– Ватанабэ. Довольно распространенная фамилия, – сказал Аки, – а тебе зачем?

– У меня жена принадлежит к клану Ватанабэ. Но я ее с пяти лет не видел.

– А как ее зовут? – вдруг задумался Аки.

– Соня.

– Мой старший брат ходит в додзё и занимается кэндо. Так вот, у них фамилия Ватанабэ- Кояма, – произнес Аки, – если что, я сегодня все про них узнаю, – и что-то записал на обложке тетради.

– Дед просил ему сделать фотки, – добавил я.

Выходя из школы, у ворот меня ждала Каори. Не обращая на нее внимания, я хотел пройти мимо. Но она схватила меня за рукав и оттащила в сторону.

– Что тебе? – спросил я.

– Я про тебя все знаю. Деде сказал, что ты должен быть моим мужем. И я должна помочь тебе в разводе, – стала тараторить она.

– Знаешь, на счет развода я разберусь сам. Пока мне это не надо. Хотя я об этом думал. А уж то, что ты хочешь стать моей женой, это полная чушь. Скажи своему деду, что я сам найду себе девушку, которая будет любить меня, и которую я буду любить. Было бы не плохо, если бы она была девственница. А ты, я думаю, уже забыла, когда ею была, – договорил с улыбкой на лице я.

Она опустила голову и отпустила мою руку. Я улыбнулся и побежал домой, но на душе было как-то не по себе. Зачем я наговорил ей всего? Сам не знаю. И решил, что утром сразу же извинюсь. Не знаю почему, но я маялся, всю ночь почти не спал и рано утром побежал к школе, стал ждать у ворот, Вдруг к воротам подъехала шикарная машина, и из нее вышла Каори.

Я сразу подошел к ней и сказал:

–Извини за вчера, я наговорил много лишнего, – и поклонился.

Девушка прошла мимо меня, даже не остановилась.

– Ну, и хорошо, – сказал я и пошел в класс.

В классе все еще перетирали между собой вчерашний инцидент с Каори.

Аки нигде не было, он появился только на обеде.

– У меня для тебя новость, с которой ты упадешь, – сказал он, но время было уже мало, и мы решили поговорить после школы.

– Мой брат сказал, что у Ватанабэ есть дочка по имени Соня. Она скоро выходит замуж за лучшего ученика, который уже несколько лет держит первенство среди всех школ. Он хоть и не красавчик, но и Соня тоже не красавица.. На следующей неделе будут соревнования между кланов. Вот туда пригласили и моего брата фотографировать. Я его уговорю , чтобы он отдал нам разрешение. Вот там и нафоткаешь для своего деда. И вот еще что, твоя так называемая жена уже больше года живет с этим парнем.

Я долго дума, стоит ли сообщать об этом деду и решил, что напишу письмо, но всю правду не напишу, отправлю вместе с фотографиями. Наступило время соревнований, Аки как и обещал, достал пропуск и дал мне довольно дорогой фотоаппарат.

– Аккуратней с ним, а то брат меня убьет.

Я ходили фотографировал всех, потому что совсем забыл, как выглядят Ватанабэ, и как выглядит Соня.

Начались сами соревнования, я фоткал самые красивые моменты, как мне казалось. И вот выявился победитель. Оказалось, что это мужчина лет тридцати с залысинами на голове, к которому подбежала девушка и обняла его. Все это я заснял.

Вышли мужчина и женщина, пригласили всех присутствующих на свадьбу своей дочери. Я узнал женщину, которой чуть не отрубил голову ее же отец. Я сделал несколько фоток и хотел уже идти искать Аки.

– Что ты тут делаешь? – раздался знакомый голос.

Я оглянулся и увидел злое лицо Каори.

– А ты чего?

– Наш клан здесь по приглашению Мои родители хотели подыскать мне мужа.

–Аки, а я тут жену наконец-то увидел. Фотки дочери и внучки дед просил прислать, – сказал я.

– Так Соня твоя жена? – засмеялась Каори. – И что ты будешь делать? Она опозорила свой клан. С ними с этого момента никто не будет общаться. Не говори пока никому. Мне нужно поговорить с дедушками, – попросил я.

– Добренького из себя корчишь? А со мной как с распущенной девкой говорил, – сказала Каори, тяжело дыша.

– Я перед тобой извинился. А про нее я думаю, что она просто не знает, что замужем. Нам ведь тогда по два годика было.

Рейтинг@Mail.ru