banner
banner
banner
Спаситель по найму

Алексей Фомичев
Спаситель по найму

Хэппи-энд оставляет чувство незаконченности


Часть 1
Незваный гость хуже…

1

…Его перехватили всего в десятке метров от подъезда. Три фигуры вышли из полумрака арки и встали на дороге, загораживая проход.

Уличные ограбления не редкость в столице, и Ветров был готов к подобным встречам. Когда одна из фигур шагнула вперед, он сунул руку под полу куртки. Пальцы расстегнули клапан ремешка и легли на рифленую рукоятку пистолета.

– Нам нужна ваша помощь! – вдруг произнесла фигура мягким девичьим голосом.

Изумленный Ветров только сейчас разглядел, кто же встал у него на пути.

Это была молодая девчонка в брючном костюме странного покроя. На голове берет, на ногах сапожки. Стройная, симпатичная, совсем не опасная.

Но за ее спиной маячат две закутанные в плащи фигуры. Судя по росту и ширине плеч, это мужчины. Они неопасными не выглядят. Зачем только девчонку вперед выставили?

– Не подаю! – отрывисто бросил Ветров.

– Вы не поняли. – Девушка шагнула еще ближе. – Нам нужна ваша помощь. Именно ваша…

Фигуры за ее спиной шевельнулись. Ветров вытащил пистолет из кобуры и сделал небольшой шаг в сторону. Теперь он был закрыт от них девчонкой. Хотят стрелять, пусть бьют через нее.

– Обратись в милицию, – глухо сказал Ветров. – Опорный пункт за углом магазина.

– Нет! Вы не понимаете…

– Как раз очень хорошо понимаю. Придумайте подход получше, меня на такую ерунду не взять.

Фиксируя взглядом троицу, он сделал несколько шагов к подъезду.

– Постойте! – воскликнула девушка. – Мы не сказали…

– И правильно сделали, – перебил Ветров. – Не советую шуметь, милиция рядом.

Он дошел до подъезда, левой рукой вытащил связку ключей, приложил к индикатору электронный ключ, открыл дверь и оглянулся.

Незадачливые грабители стояли на месте, провожая ускользнувшую жертву пристальными взглядами.

«Поняли, наверное, что ошиблись в выборе цели», – подумал Ветров, закрывая за собой дверь, и вслух сказал:

– Дилетанты хреновы!

Второй раз грабители появились на его пути в обед следующего дня. Когда он уже и думать забыл о вчерашнем происшествии. Теперь они подстерегли его в подъезде.

Ветров миновал лестничную клетку и лоб в лоб столкнулся с вчерашней знакомой. Увидел ее глаза и вдруг совсем некстати подумал: «Почему почти все красивые девчонки либо шлюхи, либо с бандитами? Так манит красивая жизнь или полное нежелание зарабатывать иным способом?»

Краем глаза Ветров заметил и фигуры ее спутников на пролете между этажами. На этот раз они были в шляпах, наподобие тех, что носили мушкетеры в кино.

– Извините! – сказал девушка. – Мы не хотели вас напугать. Мы хотели бы с вами поговорить.

– Я же вчера ясно сказал: отвалите! Что не понятно? Русский язык разучили?

– Но нам очень нужна ваша помощь! – вновь завела прежнюю песню девушка.

Ее сладкий голосок звучал искренне и проникновенно, но он только разозлил Германа. Это уж было слишком!

– Плевать мне, что вам нужно! – рявкнул Ветров и перевел взгляд на мужчин. – Вы меня понимаете? Еще раз сунетесь – головы продырявлю!

Настойчивость грабителей не удивляла, смущало только, что каждый раз они выставляют вперед девчонку. Уповают на фактор внезапности? Глупый расчет.

Один из плащеносцев шагнул вниз по ступенькам, снял шляпу и солидным баритоном пророкотал:

– Нам нужно поговорить, Человек Войны!

Он так и сказал – Человек Войны. Произнося эти слова как имя собственное. Столь странно и глупо Ветрова никто никогда не называл. Не сказать, что имя неверное. Просто обычно говорят: наемник, реже – солдат удачи.

Но, выходит, они знают, кто он!

– О чем поговорить?

Мужчина сделал еще несколько шагов вниз, явив взгляду Ветрова вытянутое бледное лицо в обрамлении длинных волос и узкий шрам на левой щеке.

– Мы хотим просить тебя помочь нам, – повторил он слова девушки. – Спасти нашу страну.

– Какую еще страну? – не понял Ветров.

– Королевство Хартемен!

– Как?

Мужчина, видя недоумение на лице Ветрова, пояснил:

– Мы пришли сюда из другого мира! С другой планеты.

Ветров широко раскрыл глаза и хмыкнул. Такой хрени он еще не слышал! Вытащив из кобуры пистолет, коротко кивнул:

– В сторону! И без резких движений! Эти сказки оставь для дураков! Понял? И больше не лезьте ко мне!

Он обошел мужчин и поднялся по лестнице. Девчонка пошла было за ним, но Ветров покачал головой и продемонстрировал пистолет.

– Он сказал правду! – воскликнула девушка. – Почему вы нам не верите?

– Потому еще не допился до белой горячки! И с ума не сошел. Хватит сказок!

Войдя в квартиру, Ветров бросил пистолет на диван и громко выругался! Не хватало стать героем какой-нибудь дурацкой программы вроде «Розыгрыша». И эта троица ничего умнее не придумала. Из другого мира! Из психушки скорее всего! Ищут новых клиентов.

Но почему пристали к нему? Он здесь живет недавно, а среди немногочисленных знакомых нет никого, кто бы мог устроить столь глупый розыгрыш. Тогда чьих это рук дело?

Загадок Ветров не терпел, как и внезапных встреч и подозрительных знакомств. Вообще всего непонятного, неожиданного. Война навсегда отучила доверять чужим и заставила принимать разного рода сюрпризы крайне настороженно.

«Придется брать ствол и на пробежки, – мимолетно подумал он, переодеваясь. – Надо ждать новых встреч и сюрпризов. Черт, кто же это устроил?..»

Герман приготовил обед, неторопливо съел его, так же неторопливо помыл посуду. И все это время ломал голову над загадкой, мысленно отматывая назад годы и вспоминая разных людей.

…Герман Ветров здорово отвык от России. За последние пять лет он приезжал сюда всего раз на несколько дней. Таков удел наемника – зарабатывать на чужбине.

В середине две тысячи третьего он и его друг Кир Шилов устроились в британскую частную фирму. Фактически это была частная армия. Подобные организации возникли в середине девяностых годов и работали не только в интересах отдельных корпораций и фирм, но и по заказу государств.

До две тысячи пятого они прослужили в Афганистане, потом перевелись в Ирак. И с перерывами на отпуск пробыли там почти три года.

Всякое перевидали Ветров и Шилов. Охраняли конвои и дипмиссии, стерегли нефтяные вышки. Участвовали в сшибках с талибами и иракскими повстанцами.

В ряды частных военных компаний вставали ветераны армий и спецслужб. Но попадали и обычные гражданские. Зачастую подразделения не имели нормальной подготовки. В этих условиях русские наемники с двумя чеченскими кампаниями за плечами выглядели весьма солидно. Последние полтора года службы Ветров и Шилов занимались обучением личного состава не только своей компании, но и военнослужащих армии Ирака. Платили за это прилично, так что при увольнении они получили хорошие деньги.

Пять лет вдали от дома, пять лет в ином обществе, в иной стране. Неудивительно, что по возвращении Ветров чувствовал себя неуютно. Он просто отвык от всего. И в первую очередь от людей.

Впрочем, люди его интересовали мало. До чужих нет дела, а своих почти никого. Родители погибли, когда Герману было двенадцать лет. Воспитала его бабка, но она умерла в девяносто шестом, когда Ветров воевал в Чечне.

Семьи нет. Из друзей только Олег Махов и Кирилл Шилов. С ними Герман прошел обе Чечни, а с Шиловым и пять лет контракта.

Первое время Ветров привыкал к порядком подзабытой стране. Толкотню общественного транспорта терпел с трудом. Купил машину и стал терпеть хамство водителей и постоянные пробки. Терпел склочность и грубость продавщиц в магазинах, барское поведение чиновников разного уровня, пофигизм врачей, дебильное поведение подростков и молодежи.

Шилов вернулся в Россию на два месяца раньше и благодаря старым связям успел найти работу почти по профилю – замдиректора частной охранной фирмы. Его взяли сразу, люди с таким опытом на дороге не валяются.

Кир нашел работу и Герману, но тот пока размышлял. Дома ему было неуютно и муторно. Не добавила настроения случайная встреча с бывшей женой. Катя была на седьмом или восьмом месяце, располнела, подурнела и в цветастом наряде выглядела как цыганка.

Ветров не стал с ней разговаривать, кивнул и пошел дальше. В душе радуясь, что в свое время так все вышло и они развелись. Иначе бы имел это «счастье» под боком.

…После второй чеченской кампании Ветров предпринял попытку осесть на месте. Нашел работу в охранной фирме, стал начальником отдела. Женился.

Его избранница Катерина только окончила институт, работала бухгалтером в какой-то компании. Красивая хорошая девочка, веселая, заботливая. Жизнь вроде бы перешла на мирные рельсы. И Герман был рад этому. Только радости хватило на полтора года.

В один прекрасный день он вернулся домой раньше обычного. И застал свою ненаглядную в постели в обнимку с заместителем директора фирмы.

От неожиданности он даже не знал, что сказать, и несколько секунд наблюдал за увлекшейся ласками парочкой. Потом Катя заметила его и охнула.

Прямой начальник Ветрова соскочил с постели и с испугом посмотрел на него. Он отлично знал, на что способен бывший контрактник. И ждал разбирательств, переходящих в тяжкие телесные повреждения.

А у Германа с хрустом и болью выворачивалась душа.

Он не стал скандалить. Шефу не сказал ни слова. Тот бормотнул под нос слова извинения и исчез. А немного пришедшая в себя Катерина попробовала что-то пролепетать.

Ветров сжал челюсти и мрачно смотрел на нее, поражаясь, как быстро близкий человек может стать чужим и далеким.

– Съедешь завтра, – прошипел он сквозь зубы. – На развод подам сам.

Выяснять отношения не было никакого желания. И спрашивать «что тебе не хватало?» тоже. Есть такое правило: «Моя жена мне не изменяет. Если изменила – она не моя жена!»

 

Бросив на неверную супругу презрительный взгляд, он вышел из спальни. Все! Отрезано!

На следующий день Ветров потерял и работу. Все вышло глупо, по-дурацки. Согрешивший зам, чувствуя за собой вину, сам подошел к Герману. Ветров за ночь полностью взял под контроль нервы и начальника встретил спокойно.

– Иваныч, к тебе никаких вопросов, – сказал он. – Захотела шлюха сходить налево – сходила! Видать блядская натура свое взяла. Хотя я и не ожидал…

На этом бы все и закончилось, но черт дернул Иваныча начать выступать. Или запал на Катерину, или просто решил честь «девичью» поддержать. Ни с того ни с сего он вдруг схватил Ветрова за пиджак и закричал что-то о недопустимости оскорбления женщины.

Кричал ровно две секунды. А на третьей ушел в глубокий нокаут. Герман отреагировал машинально и не сдержал удар. Оставив Иваныча на попечении сотрудников, Ветров пошел к директору писать заявление об уходе.

В этот же день уволился и Шилов, за компанию. А еще через неделю они начали сбор документов для получения визы в Чехию. Уже оттуда оба попали в британскую фирму, а потом и в Афганистан.

Столь резкий поворот в жизни способен надолго вывести из равновесия кого угодно. Но только не бравых наемников. Раз мирная жизнь не удалась, надо начать еще раз. С войны. И они начали…

Третья встреча с загадочной троицей состоялась вечером, когда Герман шел с тренировки. Уже знакомая девичья фигурка возникла у подъезда, преградив дорогу.

Ветров переложил сумку в левую руку, а правой достал пистолет. Взгляд привычно отыскал закутанные в плащи фигуры. Нелепый спектакль начал надоедать.

– Простите, – пропела девушка. – Мы понимаем, что вы нам не верите, но, пожалуйста, хотя бы выслушайте нас! Это очень важно!

Он поставил сумку на ступеньки, посмотрел по сторонам и оценил обстановку.

Девять вечера, темнеет, народа у подъезда нет, на детской площадке несколько мамаш с колясками и пацанва. Дальше у гаражей компания мужиков. Не видно посторонних с видеокамерами, никаких машин у подъезда. Впрочем, это мало о чем говорит, если ребятки с телевидения, могут снимать скрытно, а камерами зарядить этих клоунов.

Ветров заранее успокаивал себя перед объяснением с телевизионщиками, не желая никому отворачивать головы и крушить челюсти.

– Ты! – ткнул он стволом пистолета в бледнолицего спутника девушки. – Иди сюда. Второй на месте. Без лишних жестов, иначе стреляю. У вас пять минут повторить свою сказку.

Закутанный в плащ мужчина подошел. Герман велел ему снять шляпу и стащить с плеч плащ. Немного поколебавшись, тот выполнил указание.

Под плащом оказался странный наряд, напоминающий гусарский мундир, только вместо рейтуз брюки с алым кантом по бокам. Форма коричневого цвета. На ногах легкие сапожки. На поясе широкий ремень с кобурой. В кобуре… пистолет.

Обычный пистолет образца девятнадцатого века. Наверное, такой был у знаменитого гусара Дениса Давыдова. Ударный кремниевый замок, длинная деревянная рукоятка с металлическими накладками, огромный калибр (чуть ли не семнадцать миллиметров). За каким хреном его притащили сюда, не ясно.

– Ты что, прямо со съемок приехал? – усмехнулся Ветров. – Еще бы кулеврину притащил!

Мужчина непонимающе пожал плечами и с тревогой посмотрел на девушку.

– Как тебя зовут, гусар?

– Командир особой стражи ее высочества Чар Баталяйнер! – отчеканил тот и гордо поднял голову.

Ветров вздохнул – концерт в самом разгаре. Вот телевизионщики сейчас ржут!

– Ты в одной палате с Наполеоном?

– Кто такой Наполеон?

– Такой же псих, как и ты! – Ветров повернулся к девушке: – А тебя как зовут? Не Клеопатра, случаем?

За девушку ответил Баталяйнер:

– Ее высочество принцесса Алиди! Дочь властителя Хартемена короля Ферлага Сарбека Третьего!

– И в цирк ходить не надо! – сплюнул Герман. – Какой мудак вас послал?

Вопрос остался без ответа.

– Ладно, хрен с вами! Мое имя вы уже знаете, раз нашли…

– Нет, господин! – ответил Баталяйнер.

– Так! Ну с меня хватит. Зови режиссера или кто у вас главный.

– Главная – ее высочество принцесса Алиди.

У Ветрова появилось желание врезать этому ряженому клоуну по шее. Ведь игра раскрыта, какого черта придуривается?!

Он посмотрел на девушку.

– Не надоело? Тогда выкладывай, что у тебя.

Девушка не отрываясь смотрела на него, покусывая нижнюю губу. Щеки покраснели, дыхание прерывистое, в глазах тревога. Весьма старательно играет волнение.

– Нам очень нужна ваша помощь! Только вы можете спасти нас!

– Кого – вас?

– Наше королевство. Я… мы пришли к вам из другого мира. Прошли сквозь Око Всевидящего, чтобы молить о помощи.

Ветров прищурил глаза. Это уже выходит за рамки приличий! И они зря испытывают его терпение.

– …Грядет день гнева Всевидящего! – продолжала девушка. – Все погибнут, если не остановить это! Но у нас нет сил и знаний. И вот мы пришли к вам…

– Ты сколько лет в театре? – перебил ее Ветров.

– Что?

– Тебе не говорили, что текст надо произносить с выражением, а не читать, как рецепт?

Алиди недоуменно посмотрела на Германа, потом на своего стража. Тот подавленно молчал.

– Вот что, ребятки, – сквозь зубы проговорил Ветров, – ценю выдумку и шутку, но на такие подначки не ведусь. Поищите дурачков в другом месте.

– Но… господин, – раскрыл рот Баталяйнер.

– Давайте договоримся. Увижу вас еще раз – сдам в милицию или сам поотрываю головы. Ясно?

Не дожидаясь ответа, он подхватил сумку и бросил взгляд на девчонку. У той в глазах слезы.

«Такая красавица и такая дура! – вздохнул он. – Артистка из нее, как из меня танцор!..»

2

Работу Герману нашел Кирилл. В дочерней охранной фирме была вакантна должность заместителя директора по личному составу. Ветров уже имел одну беседу с руководством фирмы и в ближайшие дни должен встретиться еще раз.

Охрана – дело знакомое, изученное. Правда, Герман раньше таких должностей не занимал, но ничего сложного в этом не видел. От немедленного согласия его удерживали иные соображения.

Ветров никак не мог адаптироваться здесь. Уже два месяца привыкал, и без особого успеха. Что-то мешало, отталкивало. Исподволь возникала мысль уехать за границу. Куда-нибудь на юг Европы, где тепло и море рядом.

Вот и тянул Герман с трудоустройством. Следовало еще раз взвесить все «за» и «против». А тут нелепые розыгрыши. Нашли к кому приставать!

По субботам он ходил в сауну. Заказывал обычно часа на четыре. Хорошенько парился, остужал вспотевшее тело в бассейне и после перерыва опять шел в парилку.

Через знакомого бармена ночного клуба вызывал девчонок. Тот посылал к Герману танцовщиц и стриптизерш, желающих подзаработать на стороне. Платил Ветров хорошо, девочки были довольны и не возражали против продолжения знакомства.

После сауны Герман иногда заезжал в спортивный бар, пропустить кружечку свежесваренного пива, посмотреть футбол.

И в этот раз после сауны он отвез танцовщицу домой и поехал в бар. Занял заранее заказанный столик в углу и стал неспешно цедить ледяное пиво из высокого бокала, наблюдая на большом экране перипетии матча турнира Лиги Чемпионов. И попутно размышлял над вопросом: принимать ли предложение о работе или уехать за границу?

Из бара выехал уже за полночь. Поставил машину в гараж и пошел к дому. К нему вела узкая асфальтированная дорожка, идущая вдоль парка и детской площадки. Когда Ветров миновал парк и подошел к площадке, за спиной вдруг зашуршала трава.

Ветров мгновенно развернулся, отшагивая в сторону, и увидел направленный в грудь ствол пистолета. Пистолет держал рослый парень в черном костюме. Низ лица скрыт под платком, как у ковбоев, видны только глаза.

– Не шевелись! – прошипел парень. – Убью!

Из-за деревьев вышло еще несколько человек. У одного в руке длинный нож, у другого пистолет. На стволе глушитель. Ребятки шутить не намерены.

Ветров прикинул шансы: их четверо, вооружены, готовы стрелять. А у него пистолет в кобуре, складной нож на ремне. В руке барсетка. В качестве оружия мало пригодная, хотя и ею убить можно.

– Кто вы и что вам нужно? – спросил Ветров, пытаясь в свете фонарей получше рассмотреть напавших.

– Ты пойдешь с нами! И не вздумай сопротивляться! – приказал «ковбой».

Ветрова обступили с трех сторон. Он ощутил прикосновение лезвия ножа к спине.

– Руки за спину, – скомандовал стоящий сзади.

– Что вам нужно?

– Руки!

…Год назад в Ираке на дежурную машину напали повстанцы. Германа и еще двух наемников взяли на прицел и, угрожая расстрелом, заставили выйти из «хаммера». Связали, отобрали оружие, завели в развалины какого-то дома. Потом устроили допрос, требовали сведений о расписании движения и маршрутах конвоев.

Наемники тогда выкрутились благодаря безалаберности охраны. Сумели развязать руки, придушили двух молоденьких пацанов, завладели оружием и за несколько секунд расстреляли всю группу повстанцев. Отбили свой «хаммер» и уехали раньше, чем подоспела помощь иракцам.

Еще тогда Герман четко понял – если сразу не расстреляли и связали руки, значит, пленники нужны живыми. Хотя бы на какое-то время…

Вот и сейчас он оценил ситуацию как тяжелую, но не критичную. Теперь надо выбрать момент и атаковать самому. Но сперва уточнить, кто и зачем напал.

В плечо толкнули, дабы пленник поторопился. Герман завел руки за спину. Их тут же опутали веревкой. Вязали крепко, но не очень умело. И веревка толстовата. Похоже, волосяная. Где откопали этот раритет?

– Пошли, – махнул пистолетом парень.

– Куда?

– За мной.

– Что-то не охота… – насмешливо протянул Герман. – Ребят, вы не ошиблись?

Сильный удар в спину рукояткой ножа.

– Делай, что сказано! – раздался сзади хриплый голос.

Видимо, его обладатель был здорово простужен.

– Нет, вы подумайте, вдруг ошиблись, а? Грабить, что ли, собрались? – продолжал Ветров. – Так бы и сказали. Кто мою барсетку подобрал? Там штук десять лежит, хватит?

– Нам не нужны деньги, – ответил тот же голос.

– Да? А что нужно? Вы скажите, может, договоримся, – говорил Ветров, выманивая напавших на беседу, заставляя отвечать, реагировать.

А сам быстро оценивал налетчиков.

Первый – парень с пистолетом. Молодой, здоровый. Лицо спрятано под платком, видны только глаза и сросшиеся брови. Оружие держит свободно, не новичок. На нервах, излишне раздражен, торопится. Вывести из равновесия можно. Но как он поведет себя при этом?

Второй – тот, кто вязал. Явно нездоров, голос так и хрипит. Постарше первого, поспокойнее, но тоже взвинчен. Легко пускает в ход руки, так же легко пустит и нож. Но без надобности не ударит.

Третий и четвертый – их рассмотрел плохо. Ростом меньше Ветрова на полголовы. Вооружены. Не произнесли ни слова, рядовые исполнители.

Значит, старший либо первый, либо второй. Их и надо раскачивать, злить, выводить из себя. Пусть поорут, врежут по шее. Может, что-то и интересное скажут.

Кстати, его даже не обыскали. Пистолет и нож все еще при нем. Лохи какие-то! И торопятся сильно. А куда это мы идем?..

Похитители направлялись к тыльной части гаражного комплекса. Дальше только пустырь и забор из металлических решеток. За ним давно заброшенная стройка, которую вроде бы вот-вот должны возобновить.

Герман нахмурился. Дорог там нет, машина не проедет. Они хотят протащить его сквозь всю стройку к эстакаде? Или решили кокнуть и закопать в груде мусора?

– Вы куда летите, орлы? – насмешливо бросил он, пробуя веревку. – На самолет опаздываете?

Быстро руки не освободить, а одними ногами сложновато будет уложить четверых. Черт, дело пахнет керосином!

Похитители не отзывались, молча перли вперед, бросая на пленника короткие взгляды. Шли уверенно даже в темноте, видимо, дорогу знали хорошо.

Миновали крайние гаражи и заваленный всяким хламом пустырь, встали у решетки. Завертели головами. Ветров хмыкнул, похитители попали впросак. Решетка шла через кустарник метров на сто. Перелезть ее легко, но только если руки свободны. А перетащить его они не смогут – не удержат сто пять килограммов живого веса.

Похоже, налетчики и сами это поняли. Быстро переговорив, обступили Ветрова.

– Мы развяжем тебе руки, ты перелезешь сам, – сказал парень со сросшимися бровями. – Но не вздумай бежать. Застрелю!

Он сунул Ветрову под нос пистолет и Герман попробовал рассмотреть, что это за модель. Но здесь было темно, толком ничего не видно.

Сначала перелезли двое рядовых бандитов. Потом Ветров. Он лез медленно, тяжело. Ему никто не помогал.

За Германом последовала вторая пара налетчиков, тот, что с хриплым голосом, и старший – парень с пистолетом. Старший сразу взял Германа на прицел и велел вытянуть руки перед собой. За спиной вязать не захотел, в темноте это сложно.

 

– Ну и куда вы меня тащите? – в очередной раз спросил Ветров. – Кто вас послал?

Старший приблизился к пленнику, опять сунул ствол под нос и Герман в свете выползшей из-за облаков луны вдруг рассмотрел оружие. Это был старинный пистолет, копия того, что он видел у стража «принцессы».

Так это та же компания! Они что, сдурели, эти телевизионщики? Устроили шоу с маскарадом!

– Ты пойдешь с нами в наш мир! – прошипел старший похититель. – Ты должен спасти королевство от гнева Всевидящего! Ясно?

Герман хотел было облаять их, но передумал. Похоже, эти парни спятили со своим всевышним и с его гневом. Ситуация явно вышла за рамки розыгрыша. Слишком уж серьезны эти бравые ребятки и злы.

– То есть обязан спасти? – хмыкнул он, глядя на похитителя сверху вниз.

– Да! Никто этого сделать не может, кроме тебя!

– А если я не хочу? – подзадорил Герман.

– Я тебя заставлю!

Я! Похоже, этот паренек привык приказывать! Ишь как глазами сверкает! Да, это не розыгрыш, точно!

– Как заставишь? Убьешь? А кто спасать твою сраную страну будет?

Последовал резкий удар по спине. Это у простуженного похитителя не выдержали нервы. Просто замечательно! Вот кто сорвался первым.

– Я переправлю тебя в наш мир. И ты никуда не денешься!

– То есть спасать вас буду под угрозой расстрела, я так понял?

Герман рассмеялся и посмотрел по сторонам, словно приглашая разделить его веселье. На самом деле он оценил расстановку противника и его готовность к активным действиям.

Низкая у ребятишек готовность. За спиной простуженный с ножом. Едва сдерживается, чтобы не ударить пленника еще раз. Впереди старший. Двое других стоят по бокам. У одного пистолет в опущенной руке, у второго вообще ничего.

Насколько помнил Герман, старинное оружие не производит выстрел мгновенно, как современное. Пауза между нажатием на спуск и вылетом пули около секунды. Похитители сейчас на взводе и себя не очень-то контролируют. Хороший момент для атаки. И руки пока свободны.

– Ты не захотел помочь нам добром! – брызгая слюной, шипел старший. – Поможешь по принуждению! Наше королевство в опасности и подходят любые средства для спасения!

«Если они из другого мира, то как язык выучили? – мелькнула у Ветрова мысль. – Нестыковка…»

– Зря вы к нам полезли, – ответил он. – Сидели бы дома, молили всевышнего. Авось помог бы.

Похититель набрал в грудь воздуха для возмущенного крика, но сказать ничего не успел.

Небрежным шлепком Ветров сбил ствол пистолета в сторону, перехватил руку за запястье, рванул на себя и ударил лбом в переносицу противника.

Громкий вскрик заглушил хруст костей. Похититель упал на спину без сознания. А Ветров с полуоборота врезал правой ногой в голень стоящего позади. Тот не устоял на ногах и с руганью осел на траву.

Третий похититель начал поднимать пистолет. Ветров прыгнул на него, сбил с ног и вмял каблук в живот. Пнул выпавшее оружие в сторону, развернулся.

Четвертый противник успел достать нож и прыгнул вперед, нанося боковой рубящий удар. Ветров отшагнул, пропуская клинок перед собой, потом сделал длинный шаг вперед. Перехватил руку, ударил с оттяжкой по запястью. Нож улетел в траву.

Противник попробовал повернуться, но Ветров с замаха ударил локтем по шее. Тут же повторил удар и сдернул обмякшее тело вниз. Нашарил в траве нож и вогнал его в ямку под кадыком.

Простуженный похититель смог пересилить боль в отбитой ноге и теперь пытался встать, одновременно ища оброненный клинок.

Вытащить пистолет дело секунды, но Ветров не хотел сильно шуметь. Да и противник не выглядит опасным.

– Это твой начальник? – спросил он.

Похититель молчал.

– Не знаю, кто вы и что вам надо. Тебе меня не одолеть. Забирай этого придурка и вали отсюда. Видишь, он без сознания?

Простуженный замер, слушая Германа, потом, хромая, подошел к лежащему перед ним телу. Присел. Видимо, здоровье этого парня было действительно важнее любого пленника.

Герман подождал, пока похититель наклонится над бездыханным телом, сделал стремительный шаг и с размаха врезал ребром кроссовка по открытой шее. Удар с гарантией – перелом позвоночника и перебитая сонная артерия. Никаких игр в милосердие и всепрощенчество. На кону жизнь, а посягнувшие на нее недостойны пощады.

Ветров подобрал оба пистолета, проверил тела. Старшего добил выстрелом в лоб. Бросил разряженный пистолет ему на грудь и быстро пошел прочь…

Дома первым делом бросил одежду в стиральную машину. Принял душ, налил полбокала мартини, положил туда лед и прошел в гостиную.

Сел на диван и стал рассматривать трофейный пистолет. Оружие старинное, богато отделанное, на рукоятке узкие золотые пластинки, ствол украшен насечкой. Сразу видно – действующий образец. Лак на краях рукоятки стерт, обрез ствола затемнен, видны следы чистки металлическим ершиком.

Интересная получается коллекция: старомодная одежда, плащи, старинное оружие, волосяная веревка. И самая настоящая попытка захвата. Что-то многовато для розыгрыша. Видимо, версия с телешутниками отпадает. Действует кто-то другой.

Но кто? Кому надо захватывать недавно приехавшего в город человека? Никаких проблем Ветров здесь не имел, ни с кем не ссорился, дорогу никому не переходил.

Что же выходит? Эти ребятишки не врали? Бред! Какие на хрен пришельцы?! Марсиане, что ли?

Бокал холодил пальцы, мартини казалось горьким. Ветров отставил бокал и положил пистолет на диван. Подошел к окну, выглянул из-за шторки. У подъезда никого, фонари освещают дорожку и деревья с начавшей желтеть листвой. Середина сентября. Через несколько недель может выпасть первый снег. Ветров не видел его уже пять лет.

«Интересно, трупы нашли? По идее, их могут заметить нескоро. На стройке люди редко бывают. Если только пацанва забежит или бомж какой. Выстрел был один, могли не разобрать. Сейчас много стреляют и петарды пускают…»

Пожалуй, следует ожидать новой попытки нападения. Надо быть начеку и не щелкать таблом, как в этот раз. Ходить, оглядываясь, и избегать темных мест.

«Появятся ли еще эта девка и ее клевреты? Рискнут ли после неудачной попытки похищения? Неужто и впрямь пришельцы?..»

Ветров усмехнулся, взял бокал и сделал большой глоток. Похоже, мозги отказали после схватки. Такую чушь допускают.

Опустошив бокал, Герман пошел спать. Думать надо на свежую голову…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru