Невероятные похождения рубахи-парня в Смутном времени

Алексей Большаков
Невероятные похождения рубахи-парня в Смутном времени

Глава 2

В элитный район Подмосковья Алексей добрался на автобусе. Нужно было пройти еще и большой старый парк, почему-то в народе называемый «Цыганским лесом». Осенние листья еще не опадали, природа выглядела пышной и красочной. Деревья в царских одеяниях: порфир и багрянец, а чуть желтеющую траву усеяли самоцветы крупных, ярко раскрашенных мухоморов. Как в сказочном лесу. Алексей бывал здесь неоднократно еще с юношеских лет. Этот парк не такой, как у него возле дома. Он – огромный и величественный. Здесь воздух после переполненной смрадными запахами Москвы казался сказочно ароматным, можно было насладиться близостью с природой, собирать грибы.

Здесь несколько лет назад трое косматых типов выскочили из-за деревьев, преградив Алексею путь. Самый крупный из них, размахивая большим ножом, с акцентом проорал:

– Эй ты, недоносок, скидывай шмотки, рюкзак!

Нападавший кавказец был выше и тяжелее худощавого Алексея. Плюс на руках холодное оружие. Плюс поддержка подельников. Но Сотников не растерялся: бросил рюкзак в лицо бандиту и сразу провел ногой двойной удар: сначала в пах, затем под коленку. Фактурный злодей выронил нож, повалился в глубокий нокаут. Алексей прокричал:

– Открываем разборку – тринадцатый раунд!

Не успел главарь завалиться, а Алексей уже всадил голенью в подбородок второму нападавшему, то же кавказцу с козлиной бородкой, и, изогнувшись, ушел нырком от ножа, а острием локтя точно попал по солнечному сплетению третьему нападавшему. Тот рухнул как подкошенный.

Нашли на кого нападать! Но тогда Алексей бегом поспешил от поверженных противников: ему так не хотелось давать разъяснения полиции, еще вспомнилась и судимость матери за превышение необходимых пределов самообороны.

Он не был в этом парке с того самого дня. И сейчас эти воспоминания усилили его мандраж.

Шикарный особняк миллиардера-депутата располагался на холме, возвышаясь над остальными особняками соседей. Он был похож на средневековый рыцарский замок, выглядел сурово и неприступно. Узкие окна-бойницы, высокие стены, даже ров с перекидным мостом. Правда, мост поднимался с помощью автоматической лебедки, а подступы к замку освещали вполне современные прожекторы.

Суровый вид особняка говорил о том, что хозяин – любитель старины, который хочет чувствовать себя феодалом.

У входа в этот элитный замок прохаживались два охранника, оснащенных рациями. Мужики были в бронежилетах, с немецкими овчарками на поводках. Они остановили Сотникова, потребовали документы. Алексей сунул визитку, опасливо покосившись на собак, которые обнюхивали его кроссовки. Видимо, охранников предупредили. Один из них снисходительно махнул рукой:

– Этот к Елене Павловне. Чистый, вроде. Сообщи Насте, пусть встретит и проводит.

Алексея встретила обворожительная секретарша.

Внутри особняка было не так сурово, как снаружи. Яркий свет, много зеркал, картин. Вон там, кажется, висит Пикассо. Алексей знал его стиль. На фоне творчества реалистов произведения гения кубизма казались ему детской мазней. Перед входом в кабинет красовалось внушительное полотно. Неужели настоящий Леонардо да Винчи? Рама позолоченная, дорогущая вещь! Вообще, ощущалось некоторое сходство внутреннего убранства особняка с Эрмитажем.

Алексей был в жилище богача такого уровня первый раз. Он думал про себя, что честно заработать хотя бы часть подобного богатства не реально. Впрочем, какое ему дело? Сам не святой. Вот и золотую, в камушках статуэтку Сварога сбыть собирается. Нужно будет потом предложить Елене Петровне. Очень интересные в статуэтке камушки – похожи на хорошо отшлифованные природные алмазы. Неужели наши дальние русские предки владели искусством работы с драгоценностями? Или, может быть, эти камушки с какого-нибудь звездного странника-метеорита? Тоже загадка.

Кабинет без вести пропавшего депутата-олигарха оказался просторным, раза в три больше, чем у Сотникова вся его квартира. Собственно, не кабинет, а роскошная библиотека: вдоль трех стен тянулись бесконечные, застекленные и украшенные мозаикой полки с книгами, а у четвертой, в простенке между двух ромбовидных с позолоченными ставнями окон, находился длинный письменный стол. То же произведение искусства, с резными ножками, украшенный крупными рубинами по углам. На столе – компьютер с громадным монитором, уходящие к потолку коробки с дискетами. Над столом висела большая картина неизвестного Алексею художника. Был изображен Олимп, с вершины которого разъяренный Зевс вместе с дочерьми и сыновьями метает молнии в титанов, остервенело штурмующих логово богов.

Сотников даже присвистнул, так удивился:

– Ну и кабинет! А библиотека какая!

Затем, глядя на молчаливую секретаршу, добавил:

– Книга лучший друг человека, и в первую очередь потому, что не лезет с советами без спроса!

Молодая девушка-секретарша, красивая и стройная, типичная фотомодель, бывшая на полголовы выше Алексея, ехидно усмехнулась:

– Говорят, тут собрана самая большая частная библиотека сочинений в мире!

Сотников усомнился:

– Так уж и самая большая?! Хозяин-то хоть что-нибудь сам читал?

Секретарша капризным тоном ответила:

– Да, молодой человек! У него, могу вам напомнить, докторская степень имеется!

Алексей не удержался от замечания:

– Продав тысячу библиотечных книг, можно купить себе дюжину докторских диссертаций и мантию академика в придачу!

Секретарша хотела что-то сказать в ответ, но звонкий голос Елены Петровны оборвал готовую сорваться с уст девушки колкость. Один из стеллажей разъехался, оттуда вышла хозяйка замка.

– Этот молодой человек кандидат наук и очень способный ученый, – сказала жена олигарха. – У нас с ним важные дела!

Секретарша слегка поклонилась ей и вежливо спросила:

– Значит, мне уйти?

– Да, оставь нас, Настя!

Секретарша, постукивая каблучками, быстро удалилась. Двери здесь, как в супермаркете, расходились и сходились сами. Алексей подумал, что эта красивая модель, скорее всего, решила, что хозяйка пригласила себе для услады смазливого кавалера. Однако даже взглядом боится показать свое осуждение.

Елена Петровна улыбалась, она не нервничала и выглядела посвежевшей: с глаз спала краснота. Хороша! Юное лицо без каких-либо намеков на пластические операции, стройная фигура, разработанная тренажерами и, видимо, сбалансированными диетами. Да, Алексей бы за ней с большим удовольствием приударил. Как бы завлечь эту неприступную красавицу в сети Эроса?

С другой стороны, почему она сейчас такая улыбчивая? Сотников знал по собственному опыту: если женщина улыбается, мужчине следует ожидать какого-то подвоха.

Ловелас заигрывающим тоном спросил:

– У вас, что-то приятное случилось? Улыбаетесь так обворожительно!

Елена Петровна после этих слов моментально утратила веселость и снова стала серьезной. Холодным тоном она произнесла:

– Какими-нибудь следственными успехами можете похвастаться за последние несколько часов, Алеша? – последнее слово бизнес-леди произнесла с фамильярной издевкой.

Алексей ответил, как ему казалось, остроумно:

– Быстрота нужна, чтобы избежать ловли блох в обезьяннике! Поспешность делает человека похожим на обезьяну и открывает ему путь в обезьянник.

Елена Петровна парировала:

– Лучше всего отворяет врата тюрьмы золотой ключ, а золотая голова позволяет ее избежать! – женщина уставилась на собеседника. Смотрела глаза в глаза, зрачок в зрачок, сверлящим изучающим взглядом. А Алексей молчал. Он словно решил поиграть с дамой в молчанку, не отрывая от нее взгляда. Затянувшаяся пауза длилась почти минуту, и Елена Петровна сдалась, отвела взгляд, деловым тоном спросила:

– Есть хоть какие-то новые версии?

Алексей, которому то же трудно было выдержать изучающий взгляд хозяйки, посмотрел на картину с Зевсом и ответил:

– Версий стало больше. Ваш муж не был ангелом, и могло найтись немало людей, которые с удовольствием отправили бы его на тот свет. Хотелось бы ознакомиться с уголовным делом по факту исчезновения вашего мужа.

Елена Петровна махнула рукой:

– Ой! Там несколько толстенных томов, а толку ноль. Я иногда поражаюсь, сколько бумагомарательной работы выдают следователи, даже когда топчутся на месте. Не даст вам это ничего, только время зря потеряете. Я уверена!

– Да, но, не погружаясь в океан деталей, хотелось бы все же иметь список тех, кто мог быть заинтересован в устранении Артема Абрамовича.

Елена Петровна взяла в руки радиоуправляемый джойстик и включила компьютер. Монитор загорелся почти сразу и по широченному экрану вскоре побежал список должностей и фамилий. Всего оказалось двести шестьдесят четыре человека.

– Это те, кто так или иначе общались с Артемом и были опрошены по делу, – сказала Елена Петровна. – Здесь есть и депутаты, и чиновники, включая министров. Список внушительный и мало что дающий.

Тогда Сотников решил зайти с другого бока и спросил женщину:

– Но вот кого в самую первую очередь следователи подозревали во внезапном исчезновении мужа?

Пауза длилась пару секунд, затем последовал смешок и неожиданный для Алексея ответ:

– Меня! Я главная подозреваемая! Меня допрашивали больше всего! В таких случаях жена всегда под подозрением.

Алексей недоуменно хихикнул. Он вдруг вспомнил, что не ел с утра. И энтузиазм от новой роли следователя стал спадать. Если статуэтка Сварога не станет связующим звеном, то едва ли он это дело раскрутит, а значит, останется без миллиона, только время потеряет. Разве что, на текущие расходы можно попросить. Только женщина эта умная, много не даст. В принципе, Алексей не удивился бы, если бы узнал, что организатором похищения и убийства Артема Синицына оказалась его жена. Но тогда зачем он ей нужен? Не похоже, чтобы женщина интересовалась Алексеем как мужчиной. Может, просто хочет показать, что ищет? Или подставить следователя-неумеху…

 

Елена Петровна прервала размышления Сотникова:

– В первую очередь из деловых партнеров подозревали бизнесмена Владимира Воронина. У него был мотив: мой муж отсудил у Воронина шесть миллионов долларов и часть нефтяных акций. Причем, на момент исчезновения дело еще находилось на апелляции в подвешенном состоянии, – женщина приложила палец к губам и тихим голосом продолжила:

– У Артема был на Воронина компромат, который можно использовать в суде. Апелляционный суд после исчезновения мужа отправил дело на доследование, значит, Воронин получил право пока распоряжаться спорной собственностью.

Алексей тут же оживился и почти прокричал:

– Так чего его не арестовали?! Это же явный мотив! Сто процентная улика!

Елена Петровна тяжело вздохнула:

– Да, есть мотив… И не более того! Никаких доказательств причастности Воронина не нашли, даже фактор смерти Артема не установлен. Человек сгинул на глазах. И все! Нет ни киллера, ни следов заказного убийства или похищения. Ничего!

Женщина беспомощно развела руками:

– Кто же посадит Воронина, если не ясно даже в чем его обвинять. Тем более, он, наряду со мной, главный подозреваемый, но не единственный…

Алексей спросил:

– Может, получше приглядимся к Воронину? Я его проведаю и попробую выяснить, что пропустили следователи.

Елена Петровна с ленивым скепсисом пробормотала:

– Мне и это кажется бесполезной тратой времени.

Затем неожиданно перешла на «ты»:

– Может, ты все-таки покажешь мне статуэтку Сварога? – почти шепотом спросила жена олигарха. – Сварог и Лада часто упоминаются в древних мифах славян как создатели Земли и солнечной системы. Причем, они способны творить именно в паре.

Алексей задумчиво посмотрел на роскошные часы, под самым потолком кабинета. Вместо стандартных цифр изображения картин: ангелы, зверюшки, цветы. Каждый из набросков по-своему содержательный и уникальный. Что-то есть от знаков зодиака, но по отдаленной аналогии. Сами же стрелки вида трех разноцветных крыльев: секундная – бабочки, минутная – хищной птицы, часовая – летучей мыши. Сразу и не поймешь, сколько они показывают, хотя явно дело идет к вечеру. Вот, вроде, часовая на шести часах. Впрочем, это не главное. Алексей понял, что Елена Петровна очень хочет заполучить драгоценную статуэтку себе. Ради этого, похоже, и всю историю с миллионом затеяла. Не проще было бы купить? Может, она не уверена, что у него есть эта статуэтка? Пришла прощупать. Возможно, жадная – желает завладеть даром.

Алексей ощутил себя пешкой в чужой игре. В самом деле, мужа ли она ищет? И от чего такая веселость в начале разговора, затем, правда, быстро спрятанная под деловой тон?

Непонятно так же, почему мадам против того, чтобы Алексей встретился с Ворониным. Возможно, тот способен рассказать что-то для этой дамы крайне нежелательное.

Нужно было что-то ответить. Сказать, что статуэтки у него нет и не было изначально – значит отпугнуть потенциальную покупательницу. Да и не поверит она. Был ведь уже разговор…

– Статуэтка не в Москве. Она спрятана в надежном месте недалеко от места раскопок, – сказал наконец Алексей. – Надеюсь, полиция не в курсе наших находок?

– Никаких вопросов с их стороны в этом плане не было. Артем никому о статуэтке не рассказывал. Мне только сказал по большому секрету.

– А как Егорыч узнал?

– Валентин Егорович друг нашей семьи. Это я в порыве отчаяния открылась ему. А он посоветовал обратиться к вам, – Елена Петровна опять перешла на «вы».

– Понятно. Извиняюсь, но пока показать статуэтку не могу. Потом как-нибудь съезжу, привезу. Сейчас, пожалуй, домой поеду. Обдумаю ситуацию, – сказал Алексей.

– Вы на машине? – спросила Елена Петровна.

– Нет, на автобусе. Не люблю я машины, предпочитаю ездить на велосипеде или общественном транспорте.

– Могу сказать своему шоферу, чтобы отвез. Он сейчас свободен.

Конечно, прокатиться на шикарной машине Алексей был не прочь.

Утром следующего дня Алексей Сотников открыл Интернет, чтобы изучить личность Воронина.

То же личность оказалась одиозная. Подозревался в наркодилерстве, но вышел сухим из воды. Затем махинации с недвижимостью, ценными бумагами. Партнерство, а затем и разрыв с Артемом Синицыным, сопровождаемый громкими скандалами.

Не имея опыта расследований, Алексей обдумывал проблему: как встретиться с мультимиллионером? К бизнесменам такого ранга так просто не подойдешь. Для встречи нужна была веская причина.

Попробовать вломиться нахрапом в офис? Охрана близко к телу не подпустит! Сказать, что копаю против семейства Синицыных? Нет, это плохо. Можно и на неприятности нарваться. А что если попробовать заинтересовать Воронина статуэткой Бога-Демиурга?

Алексей набрал найденный им номер приемной головного офиса олигарха и когда на том конце подняли трубку, скороговоркой проговорил:

– У меня есть срочное дело к Владимиру Викторовичу. Мне нужно обязательно с ним сегодня встретиться.

Сидящая на другом конце провода секретарша приятным, но укоризненным голосом ответила:

– А вы кто такой? Владимир Викторович всяких с улицы не принимает. Назвали бы прежде себя.

Войдя в раж, начинающий следователь произнес:

– Кандидат исторических наук, орденоносец, ученый Алексей Павлович Сотников. Известен в том числе тем, что проводил раскопки и подтвердил версию великой дохристианской цивилизации русских славян. Об этом много писали…

– Вы по какому вопросу? – спросила секретарша.

– По очень важному. Не могу сказать вам. Это секретный, не телефонный разговор.

– Ладно, я поняла, попробую доложить шефу. Ждите, не вешайте трубку.

Алексей достал из нагрудного кармана жевательную резинку, словно мальчишка подбросил ее повыше и поймал ртом. Он принялся энергично работать челюстями, старясь заглушить волнение и убить нудно тянущееся время.

Впрочем, ждать пришлось не очень долго.

– Вам повезло, – сообщил голос на другом конце провода. – Владимир Викторович сегодня не слишком занят и может принять вас в шесть вечера.

– Хорошо! – обрадовался Алексей. – Обязательно буду. Охрану предупредите!

– Конечно, предупредим. Записывайте адрес…

Глава 3

До вечера Алексей был свободен. Он решил позвонить на киностудию. «Приезжайте, – сказал знакомый менеджер по актерам, – для вас есть небольшая роль».

На съемочной площадке царило оживление. Снимали сцену фантастического боевика «Крестный батька». В одном флаконе пришельцы и казаки времен Ивана Грозного.

Алексею досталась эпизодическая роль охранника космической принцессы Веги. Он должен сражаться с наполовину киборгом, наполовину кальмаром, пытающимся похитить красавицу-принцессу. Что-то вроде ниндзя в красной маске с белыми, сверкающими мечами.

Сниматься пришлось с обнаженным торсом. Хорошо сложен Сотников, впечатляющие у него мышцы, режиссеры пользовались этим. Алексей не возражал.

Но на этот раз съемка оказалась морокой. Бой затянулся на несколько минут киношного времени, много дублей и подгонок спецэффектов. Неоднократно Алексея обмазывали краской под цвет крови, обливали «горючей» смесью.

Режиссер Вареник придирался буквально к каждому эпизоду и требовал повторений. Особенно когда Сотников исполнял сложный прыжок с вертушкой и отрубанием щупальцев.

Сергей Вареник, подражая Станиславскому, орал:

– Не верю! Ой, не верю, Леша! Ну-ка повтори!

Как хотелось Сотникову врезать мучителю в подбородок. Было ощущение, что режиссер умышленно издеваться над актером.

Съемка затянулась. Чтобы не опоздать к Воронину, Алексей вынужден был заказать такси. И все равно из-за пробок опоздал минут на десять.

Впрочем, выяснилось, что Сотников зря спешил. Воронин тоже не отличался пунктуальностью. Пришлось еще почти час ожидать в приемной роскошного особняка его головного офиса.

Наконец Алексея пригласили в кабинет.

Первое, что бросилось в глаза – картина, висящая над головой хозяина кабинета: человеческий глаз в петле из сплетенных роз. Яркая картина, искусно подобранные краски, изящество линий. Но было в ней что-то жутковатое, комплексующее посетителей. Алексей подумал, что так и задумано. Показалось немного странным, что Воронин, как и его пропавший оппонент Синицын, интересуется живописью абстрактного стиля.

Сам же Владимир Викторович выглядел довольно мирно и держал себя просто. Обычный мужчина, немногим за шестьдесят, полный, гладко выбритый. Одетый, правда, в дорогой костюм, но без других атрибутов показного богатства: золотых перстней, цепей.

Воронов не стремился показать свое превосходство. Встретил Алексея приветливо, обращался вежливо и на «вы». Спросил о семье, поговорили немного о работе, раскопках. Затем перешли плавно к делу. Алексей показал фотографию статуэтки Сварога и сказал:

– Она не очень большая, но ее ценность значительно выше, чем стоимость самого золота и камушков на ней.

Воронин согласился:

– Верно, молодой человек. Статуэтка уникальная, – и сразу перешел на сугубо деловой тон. – Могу дать за нее пол миллиона долларов. Поверьте, это приличная цена пусть даже для бесценной вещи.

Алексей планировал получить больше. Хотя по его меркам куш был изрядным: официальная премия за находку была бы существенно меньше. Но с олигархом, конечно, нужно поторговаться. Сотников решил сразу же взять большой старт.

– Эта вещь должна стоить не меньше десяти миллионов! – кандидат наук придал своему лицу максимально суровое выражение. – Она уникальна – несколько тысяч лет пролежала в земле и ни единого пятнышка! А историческая ценность?!

Владимир Викторович вместо ответа нажал кнопку и приказал секретарше:

– Дайте нам что-нибудь перекусить. Простенькое, на двоих.

Затем, наклонившись в сторону Алексея, лукаво, шепнул:

– Но ведь вещи, что находят на раскопках, следует сдавать государству. Вещь нелегальная, не так ли?

Алексей с подкупающей простотой ответил:

– Но это ее не делает менее уникальной и ценной! Ведь так?

Наступила пауза.

Вошли секретарша с помощницей. Они принесли шоколадный коктейль на подносах и мороженое с ягодами и фруктами в позолоченном фужере с серебреными ложечками очень тонкой работы.

Коктейль оказался с явно ощутимой примесью дорого коньяка. Не признающий спиртного Алексей пил его неохотно, а мороженое съел с удовольствием.

Перекусив, олигарх с улыбкой сказал:

– А вы мне нравитесь, молодой человек! Вы из породы людей, которым всегда «надцать». Я сам люблю поторговаться. В молодости азартным был, очень! Сейчас сожалею по утраченной, безнадежно канувшей в бездну Хроноса юности, – Владимир Викторович сделал глубокий вздох. – Когда-то я был нищ, но полон энергии, страсти. Любил жизнь, хотел денег. Сейчас деньги есть, вроде бы, все есть, все могу достать, купить. А ощущение счастья ушло. Парадокс какой-то.

Алексей попытался перевести разговор в нужное ему русло:

– Завистников, наверное, у вас много. Козни строят. Слышал про ваши разборки с Синицыным.

– Давайте не будем об этом, – не злобным, но не терпящим возражения тоном сказал олигарх. – Хорошо, дам Вам целый миллион долларов за эту вещицу. Поверьте, большей цены вам не найти.

Алексея охватило радостное волнение. Но он сказал:

– Я вот слышал, что Ван Гога оценили в сто четыре миллиона долларов, а статуэтка намного лучше всех этих картин будет.

– Так это за рубежом. Статуэтку же не засветишь, на торги не выставишь. Даже вывезти за рубеж проблема: риск попасться на таможне. Вы еще кому-нибудь пытались предложить эту вещицу? Кто в курсе вашей находки?

– Никто, – соврал Алексей. – Я не дурак светиться. Когда нашел, сразу решил обратиться к вам. Очень вас уважаю! Знаю, с вами можно договориться, вы не обманите.

– Правда? – улыбнулся Воронин. – Ну, за уважение дам вам два миллиона. Но это мое последнее слово! И не пытайтесь просить больше. Рассердите меня!

Алексей все же не смог скрыть радостное выражение на лице и с довольной улыбкой ответил:

– Если это ваша окончательная цена…Мало, конечно, но из уважения к Вам я согласен.

– Вот и хорошо. Давай по рукам!

Они привстали, пожав друг другу руки.

Затем Воронин сказал:

– Вы хорошо умеете торговаться. Подняли мою цену в четыре раза!

И сухим тоном спросил:

– Когда я получу товар?!

Сотников сразу же ответил вопросом на вопрос:

– А я деньги?!

Воронин деловым и вкрадчивым тоном сообщил:

– Чек я могу выписать прямо сейчас, но получите вы его после передачи артефакта.

Алексей заметил:

– А кто зафиксирует передачу? Вы же в любой момент можете заблокировать счет. Пока я еду в банк, например.

Воронин улыбнулся:

– Хотите наличными и из рук в руки?

 

Алексей согласно кивнул:

– Да! Это самый лучший вариант. Плюс задаток в двести тысяч долларов.

Воронин опять улыбнулся:

– А вы смелый человек. Еще и задаток вам подавай.

– Так это принято в случаях совершения сделок. Десять процентов от цены. Чтобы продавец не передумал и мог планировать свои расходы, а покупатель был уверен, что покупка точно состоится. Тем более, мне машину нужно срочно купить. Без колес остался. На общественном транспорте за статуэткой не солидно ехать.

– Так задаток иногда дают при покупке недвижимости, когда покупатель может все осмотреть, пощупать. А я статуэтку только на фото видел. А если у вас нет этой вещицы? Может, пришли обмануть меня. Заберете деньги и исчезните.

– Да я, да у меня… Ваша охрана на входе документы проверяла. Я на самом деле ученый, я на самом деле нашел эту статуэтку на раскопках. Чем хотите могу поклясться, любую расписку написать. Я не аферист, не исчезну. У меня здесь жена, дети.

– Хотите, я дам вам эскорт, вас довезут до места, где вы прячете свое сокровище?

– Не вижу смысла, – отмахнулся Сотников. – Это не далеко от Москвы…

И по театральному понизив голос продавец добавил:

– Задаток в двести тысяч долларов, пожалуйста, чтобы сделка не сорвалась.

– Однако вы настырный, – задумчиво сказал олигарх. – Когда я получу статуэтку?

– Послезавтра утром.

Воронин нажал оранжевую кнопку на столе.

Неожиданно на полу открылись искусно замаскированные люки, и словно грибы после дождя выехали два двухметровых телохранителя с автоматами. Они стояли неподвижно, их лица были наполовину прикрыты черным очками.

Олигарх с улыбкой наблюдал за реакцией посетителя. Впрочем, на Алексея театральщина произвела не слишком сильное впечатление.

«Фантомаса, что ли, Воронин насмотрелся? – подумал Сотников. – Или хочет отменить сделку, решив, что слишком много пообещал? Не убивать же он меня будет? Ему это зачем?»

Алексей поборол свой страх и сказал:

– В кино в таких случаях часто бывает стрельба! Хотите, чтобы я их вырубил?

Воронину шутка понравилась.

– Вижу, вас не так просто взять, – сказал олигарх. – Друзей, наверное, крутых много. Мне куда легче отдать пару миллионов, чем убирать крутых парней, рискуя, что меня сдадут мои же киллеры.

Сотников согласился:

– Да, два миллиона долларов не стоят такого риска. Особенно для вас!

Воронин вдруг приказал охранникам:

– Доставить двести штук баксов наличными! – олигарх снова нажал на фиолетовую кнопку: охранники, словно льдинки на раскаленной сковородке, исчезли в люках.

Алексей решил пошутить опять:

– Фантомаса напоминает! В этом представлении есть что-то гротескное. Вы бы еще их под средние века нарядили…

Воронин заметил:

– Нет ничего более современного, чем мимолетные проблемы и пять секунд на их решение.

И, видя, что собеседник не вполне понимает смысл фразы, олигарх пояснил:

– В данном случае я не подражаю Фантомасу, а провел рационализацию. Техника в период олигархии решает все за нас и в пользу олигарха. Ну и впечатление на присутствующих.

– Да уж, впечатление производит, – подтвердил Алексей.

– От эскорта, значит, отказываешься? – спросил Воронин. – Ну и зря! У меня хороший эскорт. Сейчас покажу. Олигарх нажал еще на одну кнопку.

Вскоре в дверях появились две девушки в бикини. Длинноногие, стройные, высокие – они вполне могли бы работать моделями в любом агентстве. Явление красивых барышень немного рассеяло зловещее впечатление от механических перемещений охраны. А олигарх сказал Сотникову:

– Привезешь статуэтку, познакомишься с ними поближе. Будет тебе бесплатный бонус к нашей сделке.

Алексей сказал с улыбкой:

– Бесплатный сыр только в мышеловке! Хотите снять нас на видео?

На этот раз шутка Воронину не понравилась. Он холодно произнес:

– Все, уходи! Я и так задержался с тобой больше, чем нужно. Задаток получишь у секретарши. Водитель довезет тебя до дома. И чтобы не позже послезавтра статуэтка была у меня!

Алексей согласно кивнул. Ему все же хотелось опять спросить про Синицына, но обещанная сделка вскружила голову. Да и олигарх мог насторожиться, если узнает, что археолог-торгаш избрал себе скользкий путь частного детектива.

Вместо вопроса Алексей примирительным тоном произнес:

– Я понимаю, что ваше время слишком дорого, чтобы отнимать его попусту…

В этом момент одна из девушек вдруг подскочила, повисла на шее у Сотникова и жадно поцеловала его в губы.

– Какой ты красивый и нежный, мой мальчик! – томно шепнула красавица ошарашенному Алексею.

Олигарх прикрикнул:

– Отойди, Раиса, не приставай!

Девица озорно подмигнула олигарху Воронину:

– А если у нас любовь? – и снова поцеловала Сотникова, запустила руки в его волосы.

Растерянный Алексей молчал, а Воронин грубо сказал:

– Хочешь легкой любви – иди на панель. И вообще у парня слишком мало времени. Вот когда выполнит нашу договоренность, сможешь ласкаться с ним сколько захочешь.

Барышня кивнула и с явной неохотой отошла:

– Скоро встретимся, красавчик! Я ведь чувствую, что нравлюсь тебе!

Действительно, Сотников стал заводиться: девушка очень красива! Неплохо было бы с ней к небесам в торнадо страсти. Но дело есть дело.

Из рук секретарши Алексей получил набитый долларами кейс с кнопочным замком-чипом и поехал домой на машине, предоставленной олигархом.

Какое это наслаждение – держать в руках кейс с двумястами тысячами долларов! А еще перспектива заполучить гораздо больше. Как все удачно складывается! Хороший мужик – Воронин! Признаться честно, Алексей предполагал, что и один миллион долларов за нелегальную статуэтку будет удачей, а смог выторговать сразу два! Можно теперь жить в свое удовольствие или да же открыть собственную киностудию, стать продюсером и режиссером! Идей много. Можно издать сборник своих стихов, туристическим бизнесом заняться. Нет, деньги – это счастье, он сможет найти им достойное применение! Теперь для него все дороги открыты. Сколько же это будет на рубли? Больше ста двадцати миллионов! Хотя, признаться, все в нашем мире относительно и два лимона зеленых не так уж и много по нынешним временам. Вот завтра бокс, супер-бой, надо успеть посмотреть. Поветкин и Кличко больше двадцати миллионов получат на двоих за полчаса мордобоя в мягких перчатках. А он, Алексей, сегодня за шестьсот баксов целый день потел и терпел издевательства Вареника. И это еще удачно считается – некоторые завидуют Сотникову и его привлекательной внешности. Вот реальный Сталлоне за такие деньги палец об палец ударить бы отказался!

От мыслей таких эйфория Алексея вдруг сменилась досадой: может, зря он так легко согласился на два миллиона? Стоило бы поторговаться, больше взять. У Воронина состояние более миллиарда долларов, нескольких миллионов не жалко. В статуэтке Сварога что-то особенное есть. Если она парная с Ладой, то тогда… Неужели все-таки это именно Владимир Викторович похитил своего конкурента вместе со статуэткой богини-демиурга Лады?

Тогда понятно, почему олигарх так легко согласился на встречу, узнав, что с ним хочет говорить проводивший раскопки Сотников. Возможно, знает о нем Воронин многое, информацию ему предоставили. А вдруг и о посещении Алексеем замка Синицына известно? Тогда есть опасность, что Воронин постарается убрать лишнего свидетеля. Хотя вряд ли за Алексеем следили. Если только за Еленой Петровной. Да и то маловероятно. Однако два миллиона Воронину придется отдать. Алексей с друзьями-офицерами придет на сделку. Кроме того, всегда можно сообщить куда надо, кто заинтересован в его устранении.

Никогда Сотников риска не боялся: легче поцеловать сотню акул, чем испугать такого, как он!

На всякий случай еще в машине Воронина Алексей проверил подлинность переданных купюр. Олигарх не кинул. Понятно, не на лоха напал, тупой развод не пройдет. Алексей попросил водителя остановиться возле автосалона. Он оставил часть денег и документы для оформления машины и поспешил домой. Из квартиры позвонил жене в экспедицию, сказал, что уезжает на сутки по срочному делу. Да, повезло ему с супругой – никаких дополнительных вопросов. Другая бы извела ревностью, а его нет!

Вполне счастливый кандидат наук прихватил с собой имевшийся у него газовый пистолет и оставшийся с войны бронежилет и поспешил в автосалон.

Алексею Сотникову хотелось успеть посмотреть завтрашний бой двух витязей славянского бокса, так что выезжать нужно было уже сейчас. Но еще больше хотелось побыстрее оказаться за рулем личной машины.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru