Шестой знак. Том первый

Александра Лисина
Шестой знак. Том первый

Глава 4

Первый шок они преодолевали долго: я уже успела и отряхнуться, и лицо протереть остатками рукава, и даже пригладить торчащие во все стороны волосы, а эти бедняги так и стояли, растерянно таращась на мой непрезентабельный внешний вид. Причем, наверное, они бы простояли так еще полдня, если бы подошедший самым последним гвардеец не пошатнулся на ровном месте и не начал заваливаться на бок.

Запоздало вспомнив о том, что кого-то из них недавно ранили, я кинулась на помощь. Успела подставить плечо, помогла аккуратно сползти по ближайшему дереву. Придержала ему голову, чтобы он не треснулся для полного счастья еще и затылком, а затем содрала помятую железку, мимоходом подумав, что надо будет по возвращении стребовать у братиков снижения цен на адарон хотя бы на доспехи Драконов. А то что за дела – телохранители и в простых железках ходят… непорядок.

– Тихо-тихо-тихо… – пробормотала я, торопливо нащупывая живчик на шее. – Погоди помирать. Тебе еще раненько на тот свет отправляться, да и я не позволю.

Живчик оказался на месте – парня успели ранить, но, к счастью, не смертельно, так что у меня отлегло от сердца. Правда, его наскоро перетянутая обрывком ткани нога мне совсем не понравилась, но, по крайней мере, умереть немедленно ему не грозило. Успокоившись на этот счет, я нашарила на поясе один из потайных кармашков и, выудив оттуда маленькую склянку с «синькой», привычным движением вытащила зубами тугую пробку, краешком глаза следя за невезучим бойцом.

Он оказался довольно молодым и, несмотря на грязные разводы на лице, весьма симпатичным – видимо, в Драконы отбирали не только умелых, но еще и с определенными внешними данными. Темные, слегка вьющиеся волосы, тонкие черты лица, прямой нос, чуть выдающийся вперед подбородок… короля, как говорят, делает свита, так что вполне могу понять стремление Эннара окружать себя привлекательными людьми. К тому же парень почти сразу пришел в себя и, осознав себя лежащим на земле, виновато улыбнулся, продемонстрировав на редкость красивую улыбку:

– Простите, миледи.

– Пей, – вместо ответа велела я, наклоняя пробирку к самым его губам. – Пей, не стесняйся – это неопасно.

Боец открыл было рот, чтобы что-то возразить, но потом кинул взгляд куда-то мне за спину и молча кивнул. Покорно проглотив две капли «синьки», так же откинулся назад, пережидая приступ боли в поврежденной ноге, и снова выразительно уставился куда-то назад.

Тщательно закупорив склянку, я встала и вопросительно посмотрела на господина Иггера. Какое-то время мы бодались взглядами, но потом мне стало не до глупостей – переведя взор на потрепанных Драконов и по достоинству оценив их поцарапанные брони, я негромко спросила:

– Еще кто-нибудь ранен? «Синька» нужна?

Валлионцы заметно оживившись. Еще бы – такой подарок судьбы, способный вмиг избавить их от неприятных ощущений, да еще и сил прибавить так, что потом до ночи можно будет бежать без остановок! Жаль, что мне это средство не поможет – если я и так вымоталась до предела, то никакие лекарства не спасут.

– Откуда у вас кровь эаров, миледи? – настороженно спросил господин Иггер вместо того, чтобы порадоваться вместе со всеми.

Я чуть не фыркнула.

– Про запас ношу. Но если ваш сосед слева предпочитает и дальше ходить с прокушенным плечом, настаивать не буду. Даже если узнаю, что те твари смертельно ядовиты.

– Дэл? – не поворачивая головы, нахмурился господин Иггер.

– Меня зацепило, – вздохнул один из валлионцев. – Миледи, если вам не трудно…

Я кинула ему склянку, одновременно прислушиваясь к себе, но Знаки молчали. Значит, раненых больше не было, и это хорошо: запас «синьки» у меня совсем крохотный, а цедить ее из себя на глазах у посторонних было не слишком разумно.

– Она не разбавлена, – предупредила я, пока он не хлебнул прямо из горла. – Две капли, не больше, а то потом полдня работать не будет.

Гвардеец благодарно кивнул и осторожно подлечился. После чего с уважением протянул склянку обратно, а затем не удержался и все-таки спросил:

– Миледи, почему вы в таком виде?

– А в каком надо? – криво усмехнулась я. – В платье, что ли? Или, может, на каблуках по топям рассекать, ежеминутно грозя свернуть себе шею на этих кочках?

– Ну… – смутился Дракон, стараясь не сильно таращиться на мои обтягивающие брючки и ничем не прикрытые икры. – Вам бы следовало… переодеться во что-то более… э-э… подобающее вашему статусу.

– Не возражаю, – насмешливо откликнулась я. – Может, одолжите свои штаны?

Мужчина окончательно смешался и сконфуженно умолк. А я тем временем сняла «рюкзак» и, размотав остатки подола, безжалостно порвала его на лоскуты.

– Возьмите, перевяжитесь. Раны наверняка инфицированы, поэтому так просто не заживут. А то на те тряпки, которыми вы их перевязали, смотреть страшно.

– Миледи? – удивленно переглянулись воины.

Я нахмурилась.

– Вам жизнь не дорога? Или полагаете, что кровь эаров избавит вас от всего на свете, да еще и мгновенно? А может, надеетесь, что контакт с болотной гнилью будет полезен для вашей кожи и тех мелких царапин, которые вы еще успеете заполучить?

– Нет, но…

– Отставить разговоры, – неожиданно скомандовал господин Иггер, и Драконы послушно заткнулись. После чего разобрали перевязочный материал и без единого возражения занялись собой.

Я удовлетворенно кивнула.

– Я бы хотел получить некоторые объяснения, миледи, – суховато обратился ко мне господин Иггер, убедившись, что подчиненные заняты делом.

– Боюсь, это будет трудно.

– И все же…

– Быть может, мы для начала присядем? – предложила я.

Начальник дворцовой стражи чуть сузил глаза, но потом огляделся и быстро кивнул. После чего первым опустился на корточки и испытующе посмотрел на меня снизу вверх. Молодец, соображает, потому что я отчего-то постеснялась признаться, что меня уже ноги не держат. Наверное, Эннар его не зря так ценит. Может, мы и сумеем найти общий язык? Тем более что вариантов, в общем-то, ни у Иггера, ни у меня не было.

Опустившись напротив и с облегчением вытянув гудящие ноги, я не стала тянуть резину и, пока Драконы старательно отчищали быстро подживающие раны от грязи, вкратце рассказала о том, что со мной произошло. Господин Иггер выслушал внимательно, не перебивая. Потом задал несколько уточняющих вопросов, почему-то отдельно заинтересовавшись причиной, по которой я ношу под платьем еще и штаны, а потом крепко задумался.

Я, в свою очередь, его не торопила, пользуясь недолгими мгновениями тишины, чтобы отдохнуть, но господин Иггер умел быстро делать выводы и, проанализировав произошедшее, задал совершенно правильный вопрос:

– Как вы полагаете, миледи, почему из всего отряда здесь оказались только мы пятеро?

Я пожала плечами.

– Видимо, потому, что никто из нас не является магом. Скароны ведь упоминали, что с магами возле той колонны никаких неприятностей не случалось. Сами они – потомственные боевые чародеи. Его величество – маг разума. Так что остаемся только мы с вами.

– Но почему не затянуло остальных? Я взял с собой в Пустыню полтора десятка воинов, и все они в момент открытия портала… если, конечно, вы правы, и это действительно был портал… находились поблизости. Но провалились только мы.

– Боюсь, у меня нет ответа на ваш вопрос, – ровно ответила я, а про себя подумала, что, возможно, причина заключалась не в них, а, вполне вероятно, во мне. И сюда закинуло только тех, кто в момент открытия портала находился в непосредственной близости от меня. Насколько я помню, господин Иггер как раз входил в число этих невезучих личностей. Про остальных не знаю – ребята были в шлемах – но вот его голос я точно слышала перед тем, как провалилась в темноту и с размаху ухнула в болото.

Кстати, их самих выбросило неподалеку от этой рощи. Только в отличие от меня, Драконы все утро потратили на то, чтобы изучить окрестности. А уж потом тронулись в путь, воспользовавшись для определения направления тем же нехитрым способом, до которого додумалась и я. Какое-то время мы, вероятно, шли параллельным курсом, стремясь добраться до виднеющегося на горизонте леса. Просто я смогла отмахаться от местной живности с помощью Эриола, а вот им повезло меньше, поэтому примерно с час назад их плотно осадили невесть откуда налетевшие крыланы, загнав в первую попавшуюся рощицу. И все могло бы закончиться весьма печально, если бы не появилась я и если бы эти твари не испугались магии эаров.

Когда я добралась в своем рассказе до этого момента, то всерьез задумалась над тем, а надо ли мне выдавать свои маленькие тайны и стоит ли посвящать господина Иггера в подробности моих отношений с эарами. С учетом наших натянутых отношений и того, что, возможно, довольно скоро мы все-таки отыщем шанс вернуться в Валлион, излишняя откровенность могла выйти мне боком: в Валлионе довольно строгое отношение к тому, чем, по мнению большинства, должна заниматься женщина. Так что, недолго поразмыслив, я все-таки решила пока не откровенничать и искусно ступила, сделав вид, что не совсем понимаю, по какой причине крыланы вдруг решили бросить добычу и позорно бежать с поля боя.

– Меня, наверное, увидели? – невинно предположила я, демонстративно стряхнув комок грязи с успевшего высохнуть плеча.

Господин Иггер на это только нахмурился, но, как ни удивительно, смолчал. Хотя настороженности в его взгляде не убавилось, да и доверия к моим словам не появилось. Но я не стала развивать скользкую тему, понадеявшись, что за тучами навязчивых тварей, облепивших их с ног до головы, валлионцы не успели заметить, что у меня в руке вообще что-то было. И что это «нечто» потом бесследно исчезло.

Какое-то время мы сидели молча, размышляя каждый о своем, а потом кто-то из Драконов деликатно кашлянул, привлекая внимание, и осторожно уточнил:

– Командир, как поступим дальше?

Я тоже вопросительно подняла взгляд. И в самом деле: мы теперь в одной лодке, так что решение надо принимать, исходя из того, что выбираться мы будем все вместе. Они ведь не рискнут оставить меня одну, правда? И я тоже никуда от них не денусь, потому что в этом непонятном месте валлионцы, как ни крути, были единственными, кто пробуждал мои Знаки к жизни. Они, знали они о том или нет, все же были МОИМИ. Так что бросить их на произвол судьбы я просто не посмею. Но при этом пальму первенства мне, разумеется, никто не отдаст – это не Фантомы, которые без возражений следовали за мной. Это люди, привыкшие к мысли, что приличной даме не положено разбираться в сугубо мужских делах. Поэтому даже и заикаться не стоило о том, что дальние походы мне далеко не в новинку – или не поверят, или просто посмеются. Собственно, до сих пор никто из них не подумал о том, как я сюда-то добралась без посторонней помощи – стереотипы мышления, как я и говорила, все-таки вещь труднопреодолимая.

 

Но как-то же сосуществовать нам надо?

Может, мне банально прикинуться валенком и изобразить-таки милую барышню? И им проще, и мне будет легче следить за обстановкой, никого не настораживая? Но тогда, если что-то случится, я могу не успеть среагировать. А если и успею, но мне всяко поначалу не поверят и полезут проверять. А это – потеря времени. Это может привести к ненужным травмам. Так что же делать? Открыть правду? Пытаться их убедить, что я не такая рохля, как столичные аристократки? И тем самым вызвать еще больше подозрений?

– Леди, как долго вы еще способны идти? – наконец, нарушил молчание господин Иггер с деликатностью, свойственной благородным людям, уточнив, может ли он на меня рассчитывать.

– Столько, сколько нужно, – спокойно ответила я, все больше склоняясь к мысли о том, что надо вести себя естественно. – Не переживайте, обузой я не стану.

– Хорошо, – тут же отвернулся, поднимаясь на ноги, валлионец. Словно и не удивился даже. Или он просто хороший актер? – В таком случае движемся по прежнему маршруту. Желательно добраться до леса засветло.

– Слишком далеко, – вполголоса проворчал бывший раненый, вполне уверенно опираясь на поврежденную крыланом ногу. – Даже бегом не успеть.

– Согласен, – отозвался второй Дракон, так и не снявший шлем. – По лесу еще, может, и смогли бы, но на болоте…

Я только улыбнулась и тоже поднялась с земли.

– Господа, я постараюсь приложить все силы, чтобы вас не задерживать. И была бы очень признательна, если бы вы все-таки соизволили представиться.

– Прошу прощения, – запоздало вспомнил о манерах симпатяга «раненый». – Мое имя Дэл.

– Дром…

– Вега, – синхронно отозвались его соседи, не снимая шлемов, и даже умудрились изобразить какое-то подобие учтивого поклона.

Я благодарно кивнула (мне, полагаю, представляться не надо) и снова вопросительно уставилась на господина Иггера.

– Когда выходим?

– Прямо сейчас, – сухо отозвался он, окинув меня быстрым взглядом и особенно уделив внимание грязным «портянкам». – К сожалению, вы совсем не подготовлены к длительному путешествию, миледи, но, боюсь, мы пока ничем не сможем вам помочь: наша обувь вам не подойдет, а вешать броню на ваши плечи абсолютно бессмысленно – вы ее просто не удержите.

Я скромно промолчала.

– Единственное, что я могу предложить – замотать ноги остатками вашего платья полностью. Не думаю, что здешняя грязь будет для вас безопаснее, чем для моих людей. И я не стал бы надеяться на то, что даже с учетом нашего присутствия вас не укусит какая-нибудь пиявка.

Я так же покорно кивнула, не став уточнять, что мою кожу никакая пиявка не прокусит. Зачем раньше времени вступать в пререкания?

– Хорошо, сударь. Я сделаю, как вы советуете. Сколько у меня времени, чтобы привести себя в порядок?

– Три минки, – на мгновение задумавшись, так же ровно ответил валлионец. – Мы подождем вас здесь.

Я благодарно улыбнулась и, подхватив свои тряпки, быстро ушла, в который раз за сегодня убедившись, что господин Иггер – неглупый человек, который не просто дал своим бойцам возможность подготовиться к долгому пути, но еще и ненавязчиво намекнул, что у меня есть время безопасно сходить в кустики.

Уходили мы из рощи организованной цепочкой: первым, как положено, в болото шагнул командир, держа наготове длинный шест, за ним с таким же шестом шел Дэл, потом я со своей палкой, а замыкали колонну не успевшие серьезно пострадать Дром и Вега, на долю которых выпало самое трудное – следить за тылами и вовремя подмечать все нехорошие перемены в округе.

Разумеется, оказавшись в воде по пояс, я тихонько выпустила на свободу Эриол и поэтому могла не сильно беспокоиться по поводу нежити. Проблема заключалась лишь в том, что даже в таком виде клинок забирал мои силы, так что у меня были еще более веские, чем у остальных, причины добраться до берега как можно скорее. Другое дело, что отпугивать местную живность удавалось далеко не всегда – дно иногда все же соизволяло подниматься, оставляя мутную воду колыхаться где-то на уровне наших колен. Но хотя бы часть пути я была уверена, что незамеченным к нам никто не подберется. А это уже немало.

Конечно, в отряде идти было намного легче, чем в одиночку: мне не приходилось самой нащупывать тропинку в трясине, не нужно было отталкивать в сторону дрейфующие коряги, разрывать неподатливую ряску и с боем пробиваться сквозь ее густые заросли. Теперь все это делали регулярно сменяющие друг друга мужчины. Да и тот факт, что за окружающим пространством следили лишние четыре пары глаз, тоже сильно облегчал мою задачу.

Тем не менее я все равно уставала слишком быстро. Несмотря даже на то, что у Драконов имелись с собой всего две фляги с водой (остальные, к сожалению, были утеряны в недрах болота еще до встречи со мной), к которым мне тоже удалось с жадностью приложиться. Так что, получив в свои руки драгоценную баклажку, я с трудом подавила недостойное желание выпить ее содержимое до дна, а вместо этого сделала большущий глоток и, надолго задержав его во рту, медленно-медленно покатала его на языке. И только когда чувство жажды слегка притупилось, крохотными порциями проглотила, стараясь не следить жадными глазами за тем, как фляга уходит в чужие руки.

По пути мужчины почти не разговаривали – старались общаться взглядами, жестами, кивками и не сотрясали понапрасну воздух. К тому же над нашими головами постоянно вились тучи назойливого гнуса, которые не упускали момента залететь в нос или в рот, если кто-то разевал его слишком широко. Смену обязанностей тоже проводили исключительно молча – когда впередиидущий уставал, он просто оборачивался и выразительным знаком просил его сменить. И тогда меня вежливо обходили, стараясь не толкнуть, осторожно менялись местами, а потом продолжали путь, не обращая внимания на настойчивый звон комариных крыльев, постепенно усиливающуюся жажду, подбирающийся все ближе голод и упорно накапливающуюся усталость, от которой нас не могла избавить никакая «синька».

В какой-то момент я подметила, что мужчины стали меняться местами гораздо чаще – примерно раз в полчаса. Потом обратила внимание, что Дэл начал понемногу отставать. Затем увидела, как несколько раз подряд споткнулся идущий последним Вега, и с сомнением покосилась на спину господина Иггера.

Может, пора сделать привал? Будет нехорошо, если парни выбьются из сил. А крыланы когда-нибудь вернутся, потому что я не смогу держать Эриол на свободе вечно. Или кто-то еще пожалует по наши души. Не зря же тут никакой нормальной живности нет? Собственно, из живых, если верить Знакам, тут только мы пятеро. А остальное болото безвозвратно мертво и населено отнюдь не безобидными рыбками.

Пока я колебалась и размышляла над тем, как деликатно обратить внимание командира на появившуюся проблему, моя пятка снова начала ощутимо неметь. А потом и левая ладошка похолодела, недвусмысленно намекая на то, что нами снова кто-то заинтересовался. Как назло, именно в это время мы шли почти посуху, поэтому клинок эаров я использовать не рискнула.

Встрепенувшись, я подняла голову, цепко оглядывая потревоженную нашим появлением ряску, а потом мысленно вздохнула и, убедившись, что мне не почудилось, легонько коснулась плеча господина Иггера.

– В чем дело? – тут же обернулся он, настороженно уставившись на меня.

– За нами кто-то следит, – ответила я, лихорадочно придумывая объяснение.

– Откуда вы знаете?

– Я могу чувствовать приближение нежити.

Командир подозрительно прищурился, одновременно дав своим знак остановиться и смотреть в оба.

– Вот как? – его взгляд недоверчиво пробежался по моему грязному лицу, на котором проступило искреннее беспокойство, но почти сразу скользнул в сторону и принялся обшаривать неестественно затихшее болото. – И что же вы чувствуете сейчас, леди?

Я вздохнула.

– К нам кто-то приближается. Вероятнее всего, под водой. Но направление точно не скажу – ОНО движется слишком быстро и, судя по всему, по спирали, совершая вокруг нас огромные круги.

Взгляд господина Иггера на мгновение вернулся ко мне и стал совсем острым.

– Вы уверены в этом, леди?

– Я много времени провела в Фарлионе, сударь, – ровно ответила я, чувствуя, что еще немного, и подозрительность этого человека снова начнет меня раздражать. – Несколько раз эта способность спасала жизнь мне и моим людям. Если вы не готовы поверить мне так, как верили они, хотя бы велите людям выйти на сухое. Правда, я не уверена, что это поможет.

Несколько мгновений он смотрел на меня в упор, но потом, видимо, что-то почувствовал. Резко отвернувшись, сухо велел Драконам собраться вокруг меня и быть готовыми отражать нападение.

А мне в это время стало совсем неуютно. Вонзившаяся в левую ладонь ледяная игла стала настолько острой, что причиняла серьезную боль. Несчастная пятка вскоре окончательно отнялась, да так быстро, что я едва удержала равновесие. А когда вдобавок к этому в правую ладонь требовательно ткнулась еще не проявившаяся до конца рукоять Эриола, я обреченно вздохнула и опустилась на корточки.

– Леди, вам плохо? – тут же встревожился Дэл, склонившись надо мной.

«Нет, – мрачно подумала я, опуская ладонь с клинком эаров в воду. – Но если я что-нибудь не предприму, плохо будет нам всем. И мне в первую очередь».

Честно говоря, я рассчитывала незаметно припугнуть незнакомую тварь и заставить ее тихонько ретироваться, как это случилось в прошлый раз. Однако все пошло совсем не так, как я ожидала, потому что как только Эриол почувствовал свободу, впервые в жизни так мощно дернул за руку, что едва не утянул следом за собой под воду. Более того, он впервые за все время нашего общения самостоятельно, без мысленного приказа, изменил форму и, вытянувшись в узкий, тонкий клинок, с таким рвением устремился куда-то вперед и вправо, что я едва не растерялась.

Вот только хлопать ушами было некогда – когда едва различимый под водой серебристо-голубой луч удалился метров на пятьдесят, болото словно всколыхнулось. Прямо под ряской в том месте стремительно вспух безобразный грязно-коричневый ком, под которым угадывалось нечто шевелящееся и явно недовольное. Потом по ушам ударил дикий рев, чем-то напоминающий раздраженно-обиженный рык хартара. Наконец, нежить с шумом плюхнулась обратно, забарабанив по поверхности воды длинными, усеянными присосками, как у осьминога, щупальцами. А я с внезапным холодком поняла, что на этот раз едва успела. Потому что проклятая тварь оказалась неимоверно быстра и просто дьявольски изобретательна – умудрилась подобраться так близко, что даже Знаки едва ее не пропустили. Скорее всего, она уже давно дремала в том омуте и только ждала, как выверна, удобного момента, когда добыча сама пожалует к ней в гости.

Судя по отросткам, эта дрянь действительно была дальней родственницей вышеупомянутой нежити. Вот только размерами ее Айд не обидел, да жабрами наделил до кучи, раз она так долго смогла сидеть под водой и даже пузырей не пускать.

Тьфу.

Поднявшись на подрагивающие ноги, я даже не стала сопротивляться, когда меня в восемь рук ухватили за плечи и руки и торопливо оттеснили подальше от бьющейся в агонии твари. Чего уж теперь бояться? Эриол, хвала Аллару, свое дело сделал и благополучно вернулся, отняв у меня незнамо сколько сил на этот подвиг, так что я смогла отдышаться и запоздало передернулась от мысли, что могло бы произойти, если бы я не успела.

– Вы в порядке, миледи? – участливо спросил кто-то из Драконов, заметив, что я едва держусь на ногах.

Я только кивнула и утерла дрожащей рукой вспотевшее лицо, не отрывая взгляда от бурлящего болота, в котором уже затихала неведомая тварь.

Ф-фу, пронесло. Но что же это за проклятое место такое, где подобные монстры чувствуют себя так вольготно? Неужели я еще не весь Во-Аллар прошерстила? И где-то еще, помимо Пустыни, остались островки, подобные этому гадючьему местечку? Надо бы братьям сказать – пусть-ка проверят. Да и хвардам не мешало бы пробежаться по окраине Северных лесов, где наверняка немало болот осталось. Оленя еще стоило бы поспрошать на предмет подобных вещей. Риа и Уру дать указания – пусть лишний раз свои земли проверят. Не дай бог, где еще такую мерзость пропустим – всем миром потом расхлебывать последствия будем.

 

– Что вы сделали? – внезапно ухватил меня за плечи и резко развернул к себе командир. – Что это было?!

Я вздрогнула от неожиданности. Ничего себе, у него отношение к дамам… он что, душу решил из меня вытрясти? Или же это последствия пережитого стресса?

– Что?! Вы?! Сделали?! – по слогам процедил господин Иггер, не услышав ответа. – Отвечайте!

И вот тогда я нахмурилась. Вот не люблю, когда на меня кричат. А когда кричат абсолютно без повода – не люблю еще больше.

– Чем вы недовольны, сударь? Или вы предпочли бы отправиться на обед к этой милой зверюшке?

– Я предпочитаю заранее знать, с чем имею дело, – отчеканил начальник дворцовой стражи, требовательно уставившись мне прямо в глаза. – А не выяснять все подробности по факту!

Ничего себе у нас пошел разговор! Кого-то явно заносит на поворотах!

– Боюсь, у вас слишком высокие запросы, сударь, – холодно ответила я, не делая попытки освободиться. – Может, вы соблаговолите меня отпустить и в следующий раз поверить на слово?

– Что это было?! – словно не услышал он, хотя стальную хватку все-таки разжал. – Вы что, маг?!

– Нет.

– Тогда как вы убили тварь?

– Я ее не убила, – сочла нужным пояснить я. – Всего лишь ранила, но достаточно серьезно, чтобы она не доставила нам хлопот в ближайшее время. К тому же это не моя работа, а одного артефакта, который, по счастью, у меня всегда с собой и который, позволю себе заметить, только что спас вам жизнь.

Господин Иггер хищно прищурился.

– Что за артефакт?

– Он достался мне в наследство… от брата.

– Я хочу его видеть.

Черт. Как я не люблю, когда на меня давят! А как же благородство? А бескорыстный порыв помочь оказавшейся в неприятной ситуации даме? Я что, перед ним отчитываться должна? Или, может, доклад написать по всей форме?

– Увы, сударь, – так же холодно улыбнулась я. – Боюсь, моего брата тут нет. А артефакт я не могу вам показать – он в некотором роде обладает собственным мнением и не станет себя демонстрировать по первому вашему требованию. Творения магов, как вы знаете, бывают довольно необычными. А конкретно эта вещь еще и опасна для посторонних. Так что не нужно настаивать на том, с чем вы не можете справиться.

Командир сжал челюсти.

– Почему вы не убили ту тварь?

– Я, к сожалению, не всегда могу это сделать.

– Тогда почему вы не рассказали об артефакте сразу?

– Вы не спрашивали, – спокойно ответила я, чувствуя, что еще чуть-чуть, и меня буквально обольет рвущимся из начальника дворцовой охраны раздражением. – А выдавать семейные тайны без веской причины я не обязана.

И вот тогда господин Иггер задумался, а потом неожиданно усмехнулся.

– Хорошо, я вас понял, леди. Тогда ответьте на другой вопрос: ваш артефакт могут почувствовать твари?

Я неохотно кивнула.

– Да.

– То, что от нас отвязались те летуны, обусловлено именно этим?

– Вероятнее всего.

– Но тогда значит ли это, что вскоре они вернутся? – голос командира внезапно стал вкрадчивым и совсем-совсем нехорошим. Лицо почти не изменило своего выражения, но вот глаза блеснули так, что любой другой на моем месте точно бы поежился: господин Иггер определенно злился. Причем, будучи человеком сдержанным, он предпочитал этого не показывать, а сразу оторвать голову дураку, рискнувшему вызвать его раздражение.

Но я только хмыкнула.

– Все может быть. Я не знаю, как мыслит местная нежить, поэтому не берусь предугадать их поведение. Но не думаю, что вы предпочли бы похоронить своих бойцов под теми деревьями, чем получить хотя бы такую отсрочку. Хотя, возможно, я и неправа. Быть может, мне не стоило вмешиваться и следовало подождать в сторонке, пока вы благополучно перебьете всю стаю и со всех ног ринетесь меня спасать. Вы ведь собирались исполнить свой долг, правда? Его величество не напрасно на вас рассчитывал?

На болоте снова стало очень тихо. Командир все еще злился, полагая, что я из вредности утаила от него важную информацию, которая могла серьезно повлиять на исход нашего мероприятия. Мне было неприятно. Оставшиеся не у дел Драконы вовсе не знали, куда себя девать, потому что встревать в разборки начальства были не приучены и вообще очень чтили субординацию. Обиженная мною тварь тоже незаметно затихла, уползя зализывать раны куда-то под ряску. Болото недовольно побулькивало, то и дело обдавая нас богатыми ароматами сернистых источников. Птички по-прежнему не пели. Примятая трава на кочках, после того, как неподалеку бесновалась нежить, была щедро полита грязью и вынужденно припала к земле. В общем, настроение было гадким, окружающая действительность еще более гадкой, а какие-либо перспективы вообще не просматривались.

– Вы правы, леди, – внезапно помрачнел господин Иггер и, вспомнив о чем-то важном, резко отвернулся. – Долг – это то, от чего ни один из нас не может отказаться. Но я вынужден просить вас впредь не совершать потенциально опасных действий, предварительно не согласовав их со мной. Иначе я не отвечаю за вашу безопасность.

Ох, чего мне стоило промолчать в этот момент…

– Благодарю, – не дождавшись ответа, снова нацепил на себя бесстрастную маску благородного сэра командир. После чего дал отмашку и, ни разу не обернувшись, первым продолжил путь.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru