Шестой знак. Том первый

Александра Лисина
Шестой знак. Том первый

«Вернусь – выкрою еще пару оборотов на вечерние тренировки, – мрачно решила я, остановившись перевести дух. Мокрая как мышь под дождем, тяжело дышащая, но упрямо сжимающая свою палку. – И пусть девчонки гоняют меня ввосьмером. А то, может, еще парочку скаронов выпишу в довесок у Аса. Это же надо – раскиснуть всего за полдня? Правы были умные люди: к хорошему быстро привыкаешь. Вот и я, похоже, расслабилась в Валлионе. Пора снова браться за себя всерьез…»

Правда, о том, что следы на болоте долго не сохраняются, я все-таки не забыла, поэтому время от времени останавливалась и заботливо привязывала на ветки кустов кусочки ткани, старательно выдираемые из уже изуродованных рукавов. На тот случай, если спасательная экспедиция все-таки отыщет мой след и во всеоружии явится штурмовать эту трясину. В это же время старалась и отдохнуть, каждый раз малодушно отговариваясь тем, что, дескать, рукава можно портить и сидя.

– Вперед! – велела сама себе, поймав на этой коварной мысли. Как раз тогда, когда очередной кустик украсился белой… в смысле, грязно-серой ленточкой, а уставшие ноги с готовностью подогнулись, чтобы присесть на первую попавшуюся кочку. Затем сама же кивнула, мысленно наподдала себе под зад и, с трудом отогнав мысль об отдыхе, упрямо потопала дальше.

Судя по освещенности и редким просветам в тучах, времени еще совсем немного. Чуть-чуть за полдень или около того. Ну, может, часа два пополудни, но уж точно не больше. А до леса еще топать и топать, поэтому делать привал сейчас было неразумно. К тому же левая ладонь неожиданно решила проснуться и похолодеть. Вернее, она то холодела временами, как это было в Хароне, то снова теряла чувствительность. А с учетом того, что мне и так было не слишком уютно, имело смысл не просто поторопиться, но и обождать с привалом хотя бы до тех пор, пока на моем пути не попадется островок посуше. Честно говоря, сражаться с кем бы то ни было, стоя по колено, а то и по пояс в холодной жиже, сильно стесняющей движения, очень не хотелось. А сражаться с нежитью, чье присутствие, надо сказать, было весьма вероятным, не хотелось вдвойне – больно уж шустрые и коварные твари. Поэтому я торопилась как могла. И лишь когда идущий от Знаков холод стал чересчур силен и из пульсирующего превратился в постоянный, остановилась и внимательно огляделась по сторонам.

Вокруг по-прежнему не было никакого ветра, не слышался шелест листвы на кустах, поверху не летали птицы, не светило солнце, почти не меняли своего положения застывшие, будто на одном месте, тучи, а внизу, в камышах… и я только сейчас это заметила… совсем не квакали лягушки. Что удивительно, я ни разу за несколько часов не заметила следов змей или какой-то иной живности. Не услышала среди деревьев ни единого подозрительного шороха, ни чириканья, ни стука. Казалось, болото просто вымерло. Подверглось какой-то мощной радиации, из-за которой все живые отсюда стремительно сбежали. Хотя, возможно, именно поэтому мне было здесь так некомфортно: там, где нет жизни, нет места Иште. Вот и я ощущала себя тут совершенно чужой.

Неожиданно где-то неподалеку раздался тихий всплеск.

Я вздрогнула, повернувшись в ту сторону, и едва успела заметить, как покачнулась в полутора десятках шагов левее, будто от волны, густо растущая ряска. Всего секундой позже Знаки снова отреагировали ледяным уколом, явно предупреждая об опасности. А затем и укушенная некогда Тварью ступня занемела до самой лодыжки.

«Дожила-а, – с неуместным смешком подумала я, без промедления выпуская на свободу Эриол. – Кто-то ориентируется на чутье, зрение или слух, кто-то шестым чувством улавливает угрозу, а я ее чувствую левой пяткой…»

Я замерла, обшаривая окрестности напряженным взглядом и уже готовая к чему угодно – от нового всплеска и очередного вонючего пузыря с сероводородом до зубастой морды, выскакивающей из-под воды. Однако, что удивительно, все закончилось так же неожиданно, как и началось – стоило Эриолу коснуться поверхности болота, как ряска волшебным образом успокоилась. Никто не заорал дурным голосом. Не плюнул в меня из-под ряски. Не попытался обхватить ноги склизким щупальцем. И‚ вообще, вокруг царила почти идеальная тишина. Если, конечно, не считать моего тихого дыхания и мерзкого поскрипывания оставшихся позади деревьев.

Нахмурившись, я еще какое-то время подождала, подозревая подвох – некоторые виды нежити достаточно разумны для того, чтобы устраивать ловушки и делать обманные атаки. Однако через несколько синов моя нога пришла в норму, а ладонь нагрелась, словно ничего и не было. Из чего я сделала вывод, что Эриол в очередной раз оказался полезен и каким-то образом отогнал неведомого соглядатая на приличное расстояние.

Конечно, если это и правда нежить, то далеко она не уйдет. Будет кружить на границе видимости, ожидая, пока я ошибусь, и для нее это – совершенно нормально. Но вот тот факт, что она не рискнула связываться с оружием эаров, определенно наводил на размышления. И он априори означал, что тварь худо-бедно знакома с этой магией. А это, в свою очередь, свидетельствовало о том, что я нахожусь не так уж далеко от известных мне мест, и дарило надежду на скорое возвращение.

Не убирая Эриол, я перехватила палку второй рукой и осторожно двинулась дальше, поминутно прислушиваясь и тщательно следя за спокойной ряской. Разумеется, скорость передвижения сразу упала, идти стало весьма неудобно, а нащупывать опору неудобно вдвойне, но я предпочитала не рисковать, поэтому еще полчаса потратила на то, чтобы убедиться в своих предположениях. Когда же стало ясно, что тварь не вернется, я все-таки рискнула в порядке эксперимента погасить мешающийся клинок и перехватить деревяшку правой рукой.

Какое-то время действительно все было спокойно. Почти час прошел, пока неведомая тварь рискнула снова приблизиться и обозначить свое появление. При этом все повторилось с поразительной точностью – сперва заволновалась ряска, потом что-то булькнуло и тихонько плеснуло, а затем Знаки встрепенулись и едва не заморозили мне руку. Но когда я активно завертела головой, то ничего путного не увидела и даже не смогла понять, от кого должна защищаться. В итоге, пришлось снова воспользоваться Эриолом, и, как и в первый раз, все затихло в тот самый миг, когда кончик светящегося лезвия опустился в мутную воду.

После этого я решила не лезть на рожон и не искушать тварь легкой добычей. Пришлось сделать мысленное усилие, заставив Эриол изменить форму так, чтобы его можно было нести в правой руке вместе с палкой. Но это неожиданно потребовало стольких сил, что у меня ненадолго потемнело в глазах и так закружилась голова, что я едва не упала. Потом, правда, пришла в себя, отдышалась, в который уже раз за день ощущая себя загнанной лошадью. А затем поразмыслила над всеми этими странностями и, наконец, пришла к выводу, что напрасно себя ругала: кажется, это не я разленилась и потеряла форму – кажется, это болото вытягивало из меня силы быстрее, чем я могла их восстановить. Возможно, меня угораздило попасть в единственное место на Во-Алларе, которое не было предназначено для Ишт. А может, это какая-то аномалия, непонятный феномен или еще какая-нибудь гадость, оставшаяся после древней Игры… в любом случае, я совершенно правильно приняла решение отсюда выбраться. И должна сделать это как можно скорее.

Помотав головой и дождавшись, пока перед глазами перестанут плавать разноцветные круги, я настороженно покосилась на обвивший мою правую руку тонкий хлыст из серебристо-голубого металла и с грустью подумала о том, что на обратное превращение его в клинок, наверное, еще долго не решусь. Однако переигрывать назад было поздно, поэтому оставалось лишь надеяться, что местным тварям хватит самого факта присутствия Эриола и что в лобовую атаку они хотя бы до вечера не пойдут. Главное, чтобы он все время касался воды и служил для них своеобразным пугалом, раз уж им так неприятно его присутствие. А я в это время тихо-мирно доберусь до леса и попробую отыскать там укрытие.

Новая тактика принесла свои плоды – еще часа два меня никто не тревожил. Правда, и я за это время вымоталась так, что едва волокла ноги, но оно того стоило. Потому что несколько раз мне пришлось пробираться, идя на цыпочках и по горло в воде, а кое-где и плыть, поминутно благодаря своего тренера по бассейну за то, что сумел вбить в меня несколько полезных навыков. Полагаю, если в этот момент какая-нибудь сволочь вздумала испытать меня на прочность, с высокой долей вероятности это испытание закончилось бы не в мою пользу. А так – ничего. Справилась. И даже сумела отыскать небольшой островок, где впервые за день рискнула присесть и перевести дух.

Больше всего, конечно, угнетало отсутствие нормальной воды. После стольких нагрузок пить хотелось просто неимоверно. Пришлось поступиться гордостью, позабыть о брезгливости и, понадеявшись на свойства «синьки», процедить сквозь намагиченную ткань болотную воду. А потом осторожно, по каплям, ее выпить, потому что наливать было не во что, и глотать приходилось то, что стекало с самодельного кулька.

Как и следовало ожидать, вкус у воды оказался мерзопакостным, с привкусом гнили и запахом тухлых яиц, так что, попробовав ее на кончик языка, я поспешила отказаться от такого способа утоления жажды. Может, к ночи, конечно, дозрею и мне будет все равно, но пока я могу терпеть – постараюсь обойти без экстрима. А то вдруг дизентерия какая? Или еще что похлеще, от чего даже кровь эаров не спасет?

С сожалением отжав испорченную тряпицу, я обтерла лицо (не пропадать же добру?). Немного посидела на нашедшемся на острове трухлявом пне, а потом вздохнула и, кинув взгляд на мрачное небо, снова поднялась.

Надо идти. Если повезет, до темноты еще на один такой островок набреду. Если повезет два раза, то смогу там заночевать. А если все будет просто зашибись, то на нем непременно найдутся кусты с нормальными листьями, на которых к утру останется немного росы, чтобы я хоть капельку, но восстановила силы. Ведь не может же быть такого, чтобы все и сразу стало плохо, окончательно и бесповоротно? Даже в плохих историях должны быть какие-то проблески, правда? Да и я не прошу слишком многого.

 

«О да, – ответила сама себе, чтобы хоть как-то подбодрить. – Вот такие у меня теперь скромные запросы. Не ключевая водица или вино на десерт, не деликатесы на завтрак, а клочок нормальной земли под ногами, сухой пенек, немного зелени и три корочки хлеба на ужин. Что еще надо для счастья?»

Покачав головой, я проверила, как держатся мои «портянки», и решительно встала. Усмехнулась про себя, услышав, как глухо звякнули в кульке драгоценности. Подумала о том, что в нынешней ситуации все это золото и ломаного гроша не стоит. А затем шагнула в болото, позволяя ему вцепиться в мои уставшие ноги до самых бедер, и… впервые за несколько часов вдруг ощутила, как нагрелись мои Знаки.

Да-да, не похолодели, как с нежитью, не онемели, как поначалу, а именно нагрелись! Как раньше. Как будто неподалеку, наконец, нашлось что-то родное. Что-то МОЕ! Знакомое до боли, готовое меня признать как Ишту, принять и даже помочь!

С замиранием сердца прислушавшись, я с радостью поняла: действительно мое! После чего подхватилась и торопливо двинулась в ту сторону, благо и лес, если я не ошиблась, располагался примерно в том же направлении.

Может, это скароны, наконец, отыскали портал? Или Эннар сумел дотянуться до своего амулета? Это я не маг – творить порталы не умею, а он свой сапфир и с другого конца света почувствует. Правда, амулет я потеряла совсем в другой стороне, но все равно: на сегодня это – первая хорошая новость. И я в любом случае должна узнать, что там такое и кого именно почувствовали мои Знаки. Вдруг это свои? И вдруг им тоже нужна помощь? Может, болото высасывает не только мои силы, и кому-то пришлось гораздо хуже, чем мне?

Ориентируясь на Знаки, я поспешила вперед, не забывая время от времени утюжить поверхность болота Эриолом. Об осторожности, правда, и теперь не забыла – опыт Харона не забудется, наверное, уже никогда, – поэтому, когда минут через двадцать завидела впереди еще одну рощицу и услышала неясный шум, резко замедлила шаг и вместо того, чтобы ринуться туда сломя голову, наоборот, присела. И, несмотря на постоянный сигнал от левой ладони, дальше пробиралась тихо и аккуратно, как на охоте. Подчас едва не погружаясь в воду по горло и старательно изображая из себя плавучую кочку.

По мере приближения к роще шум постепенно усиливался. И через какое-то время я начала различать в нем отдельные крики, похожие на вопли целой стаи раненых чаек, какие-то нечленораздельные возгласы, треск ломаемых веток и даже… слава тебе, господи!.. совершенно отчетливый звон стали!

Люди!

Я все так же тихо подобралась ближе, старательно прячась за кочками и до рези в глазах всматриваясь в темные стволы деревьев, между которыми заметались какие-то неясные тени. Напряженно замерла, рассмотрев, что часть из них явно мелкая и крылатая, и при этом почему-то с бешеной скоростью носится вокруг чего-то непонятного, но явно большого. Затем подошла еще немного ближе и только тут самым неожиданным образом обнаружила, что дно начало слишком уж резко подниматься. Более того, всего через пару минут мне пришлось встать на колени, чтобы не выйти из воды этакой Афродитой Болотной. А потом и самым настоящим образом распластаться по жидкой грязи, после чего ползти, подобно толстому червяку, до первых настоящих кустов. И уже там, до последнего хоронясь за куцей листвой и такими же корявыми, как и раньше, стволами деревьев, прокрадываться в глубину рощи. Которая, к счастью или к сожалению, оказалась гораздо больше тех, на которые я натыкалась днем. И которая – единственная из всех – оказалась, как ни странно, обитаемой.

Правда, населяющие ее звери совсем не были похожи на чаек, а напоминали, скорее, некрупных, невероятно маневренных, покрытых короткой темно-коричневой шерстью крыланов[1]. Причем когда одна из них оторвалась далеко от товарок и приблизилась к моему убежищу, левую руку снова обожгло холодом, красноречиво доказав, что это – не живое создание. Подробности я, конечно, не успела разглядеть – бестия летала слишком быстро и почти сразу вернулась в стаю, но вот кожистые крылья, как у летучей мыши, острую, смутно напоминающую лисью‚ морду и приблизительные размеры оценить вполне могла. И даже впечатлилась той скорости, с которой эти твари вились вокруг группы тесно расположенных деревьев, то и дело пикируя на укрывшуюся там добычу.

Что за добыча – догадаться было нетрудно. Особенно после того, как после очередной массированной атаки из-за деревьев донесся вполне человеческий возглас, в котором прозвучала явная боль, а потом снова звякнула сталь. Но вот то, что МНЕ после этого стало как-то неуютно, откровенно насторожило.

Там что, кого-то ранили? И я это сейчас ПОЧУВСТВОВАЛА?!

Неверяще замерев, я прислушалась к себе и облегченно вздохнула: да, все правильно – там, впереди, были действительно СВОИ. Люди. Именно те, которых я когда-то взяла под свою руку и которые, знали они об этом или нет, находились под моей защитой. Не братья, конечно – тех я бы почувствовала гораздо раньше, и не Эннар – тот бы окликнул меня первым, но все равно свои. И им стоило бы помочь.

Поднявшись с земли, я позволила Эриолу свободно упасть на землю, рассыпавшись на десяток тончайших, гибких и подвижных, как «хвосты» у плетки, лезвий. Не самое лучшее и любимое мое оружие, но в данной ситуации, пожалуй, так даже удобнее – не придется гоняться за нежитью поодиночке. В конце концов, мне даже убивать их необязательно – достаточно подрубить крылья и все.

Собственно, я и не предполагала, что эффект от Эриола будет таким впечатляющим. Думала, придется немало помахать, прежде чем вся эта толпа – а в стае даже навскидку было не меньше сотни особей – опомнится и кинется врассыпную. Однако едва только хлыст взвился в воздух и легонько щелкнул, привлекая к себе внимание, в стае наметились первые признаки паники – крыланы вдруг ни с того ни с сего взвыли на какой-то дикой ноте, да так, что я едва подавила желание поскорее заткнуть уши; потом заметались еще яростнее, хотя Эриол никого даже не коснулся. Наконец, с пронзительным визгом шарахнулись прочь, словно косяк селедки от голодной касатки. Истошно вереща, поднялись высоко в воздух, закручивая живую спираль вокруг злополучных деревьев. И спустя всего несколько мгновений, за которые я едва успела замахнуться, всю нежить словно веником вымело из рощи.

– Вот те раз, – ошеломленно замерла я, провожая орущих тварей непонимающим взглядом. – А попрощаться?

Эриол растворился в воздухе, оставив после себя ощущение холодка на коже. Я машинально сжала руку в кулак, готовая вернуть его в любой момент, но убедилась, что нежить не собирается разворачиваться и по-прежнему улепетывает во все лопатки, непонимающе нахмурилась. А потом прислонилась плечом к стволу ближайшего дерева и, поднеся к глазам правую руку, задумчиво оглядела аккуратный разрез на перчатке.

Интересное кино получается… это что, у Эриола есть какой-то фон или аура, по которой его ощущает нежить? Никогда за ним такого не замечала. Или тут просто нежить неправильная?

– Э… спасибо, – вывел меня из задумчивости хриплый голос. – Это было очень кстати.

Я машинально кивнула и только потом обратила внимание на вышедших из-за деревьев мужчин… раз, два, три… нет, все-таки четверо. Среднего и чуть выше среднего роста. Все в шлемах, до самых макушек забрызганных черной жижей, в узнаваемых доспехах, уляпанных такими же буровато-черными пятнами. С обнаженными мечами, на которых еще не успела остыть кровь, и характерным, известным только в одном из известных мне миров гербом на нагрудниках – восходящим над одинокой горой солнцем…

При виде него у меня сразу отлегло от сердца – валлионцы. Значит, мои опасения оказались беспочвенными. И, значит, Эннар все же добрался до меня первым. Интересно, как ему это удалось?

Дождавшись, пока мужчины приблизятся, я открыла было рот, чтобы спросить о самом важном, но один их валлионцев меня опередил:

– Кто ты? – напряженно спросил он, не торопясь убирать оружие. – Откуда? Ты меня понимаешь?

Я сперва изумленно замерла, но потом сообразила, в каком виде перед ними предстала, и едва не расхохоталась в голос. Елки-палки! Я сейчас выгляжу, как самое настоящее чучело: чумазая, волосы дыбом и больше похожи на плохой парик; рукава драные, на ногах какие-то тряпки намотаны; рубаха черная, мятая, да еще с такой толстой коркой налипшей сверху грязи, что под ней, наверное, и признаки пола трудно угадать. Штаны, правда короткие и узкие, так что пропорции женского тела не заметить сложно, но я стою к ним вполоборота, да еще и грудь рукой прикрыла… немудрено, что меня, мягко говоря, не узнали.

С трудом удержавшись от смешка, я кивнула.

– Хорошо, – облегченно выдохнул валлионец, убирая, наконец, меч. А затем снял помятый, со следами глубоких царапин шлем, открыв усталое, покрытое щедрыми разводами грязи лицо, при виде которого мое хорошее настроение споткнулось и тут же скисло. – Тогда, может, ты знаешь, где мы находимся?

Так, что за фокусы? Разве их не Эннар сюда отправил?

– Нас закинуло в это болото порталом, – тем временем пояснил второй валлионец, не замечая, как стремительно вытягивается мое лицо. – Видимо, какая-то ошибка в расчетах магов. Просто – бах, и мы уже здесь. Но нам просто необходимо вернуться обратно в кратчайшие сроки. Это очень важно! Ты знаешь, в какой стороне Скарон-Ол? Или, может, Валлион? Нет?

У меня что-то неприятно засосало под ложечкой.

Нет… не может быть… неужели меня не одну сюда забросило?!

– Эй, – вмешался третий. – Ты слышишь, о чем тебе говорят?! Нам СРОЧНО нужно отсюда выбраться! Мы можем хорошо заплатить…

– Подожди, Дром, – вдруг насторожился первый, подступив ко мне на шажок. – Что-то мне это не нравится…

И тут я впервые взглянула на него прямо.

Эх, какое знакомое у вас лицо, сударь: высокий лоб с двумя пересекающими его глубокими складками над переносицей, темные глаза под низко нависшими бровями, сурово поджатые губы, упрямо выдвинутый вперед подбородок, холодный взгляд, полный подозрения и неприкрытой настороженности… Эннар так вам верит, господин неулыбчивый ворчун. Но, судя по вашему вопросу, это не он отправил вас сюда, не правда ли? Вы сами растеряны и порядком встревожены, хотя стараетесь этого не показать. Но при этом даже понятия не имеете, что происходит.

– Правильно не нравится, господин Иггер, – вздохнула я, с невеселой усмешкой увидев, как начальник дворцовой стражи поменялся в лице. – Потому что я тоже не знаю, где мы оказались, и абсолютно не представляю, в какой стороне Валлион.

– М-миледи?! ВЫ?! – тихо охнули Черные Драконы короля, моментально узнав мой голос. Это были те самые гвардейцы, которые не успели отпрыгнуть с проклятой дорожки. – Что вы тут делаете?!

Я криво усмехнулась.

– То же, что и вы, полагаю.

– Но КАК?!..

– Без понятия, – нахмурилась я, не имея никакого желания понапрасну тратить время. – Но сейчас нет смысла об этом говорить. Когда вернемся, спросим. А пока, господа, предлагаю всем сесть и совместными усилиями решить, что делать дальше…

1Крылан (летучая собака) – представитель отряда рукокрылых, отличающийся от летучих мышей значительно более крупными размерами, недоразвитым хвостом и черепом с удлиненным лицевым отделом
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru